Хестер, Рита

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Рита Хестер
Rita Hester
Гражданство:

США США

Дата смерти:

28 ноября 1998(1998-11-28)

Место смерти:

Бостон, (штат Массачусетс)

Рита Хестер (англ. Rita Hester) — чернокожая трансгендерная женщина, ставшая жертвой насилия, основанного на предвзятом отношении к транссексуалам.





Убийство

Рита Хестер была найдена мёртвой у себя дома в пригороде Бостона (штат Массачусетс) с множеством ножевых ранений в грудь 28 ноября 1998 года[1]. Убийцу не нашли. Мотивы нападения остались загадкой. Преступник не взял золотые украшения, которые носила Хестер. Полиция не обнаружила никаких признаков взлома квартиры. Хотя Хестер работала проституткой под псевдонимом «Наоми», не было никаких доказательств, что злоумышленник был её клиентом[2].

Последствия

Представители ЛГБТ-сообщества считают, что Хестер была убита на почве ненависти, о чем свидетельствует особая жестокость нападения и тот факт, что преступник ничего не взял из квартиры. Её смерть вдохновила членов сообщества провести через неделю после убийства вахту памяти с зажжёнными свечами 4 декабря 1998 года. В Бостоне в ней приняли участие 250 человек. В 1999 году в память о Рите Хестер ЛГБТ-активисты Сан-Франциско объявили 20 ноября Днем памяти трансгендеров[2].

Напишите отзыв о статье "Хестер, Рита"

Примечания

  1. [www.boston.com/yourtown/news/downtown/2012/11/transgender_day_of_remembrance.html Transgender Day of Remembrance to honor Rita Hester, other victims of violence]. Boston.com. Проверено 29 декабря 2012.
  2. 1 2 [www.edgeboston.com/index.php?ch=entertainment&sc=music&sc2=features&sc3=&id=83392 Remembering Rita Hester :: EDGE Boston]. Проверено 29 декабря 2012. [www.webcitation.org/6DSvOlXHX Архивировано из первоисточника 6 января 2013].

Ссылки

  • [www.edgeboston.com/index.php?ch=entertainment&sc=music&sc2=features&sc3=&id=83392 Remembering Rita Hester] (англ.)


Отрывок, характеризующий Хестер, Рита

«О господи!» – послышалось чье то печальное восклицание.
Но вслед за восклицанием удивления, вырвавшимся У Верещагина, он жалобно вскрикнул от боли, и этот крик погубил его. Та натянутая до высшей степени преграда человеческого чувства, которая держала еще толпу, прорвалось мгновенно. Преступление было начато, необходимо было довершить его. Жалобный стон упрека был заглушен грозным и гневным ревом толпы. Как последний седьмой вал, разбивающий корабли, взмыла из задних рядов эта последняя неудержимая волна, донеслась до передних, сбила их и поглотила все. Ударивший драгун хотел повторить свой удар. Верещагин с криком ужаса, заслонясь руками, бросился к народу. Высокий малый, на которого он наткнулся, вцепился руками в тонкую шею Верещагина и с диким криком, с ним вместе, упал под ноги навалившегося ревущего народа.
Одни били и рвали Верещагина, другие высокого малого. И крики задавленных людей и тех, которые старались спасти высокого малого, только возбуждали ярость толпы. Долго драгуны не могли освободить окровавленного, до полусмерти избитого фабричного. И долго, несмотря на всю горячечную поспешность, с которою толпа старалась довершить раз начатое дело, те люди, которые били, душили и рвали Верещагина, не могли убить его; но толпа давила их со всех сторон, с ними в середине, как одна масса, колыхалась из стороны в сторону и не давала им возможности ни добить, ни бросить его.
«Топором то бей, что ли?.. задавили… Изменщик, Христа продал!.. жив… живущ… по делам вору мука. Запором то!.. Али жив?»
Только когда уже перестала бороться жертва и вскрики ее заменились равномерным протяжным хрипеньем, толпа стала торопливо перемещаться около лежащего, окровавленного трупа. Каждый подходил, взглядывал на то, что было сделано, и с ужасом, упреком и удивлением теснился назад.
«О господи, народ то что зверь, где же живому быть!» – слышалось в толпе. – И малый то молодой… должно, из купцов, то то народ!.. сказывают, не тот… как же не тот… О господи… Другого избили, говорят, чуть жив… Эх, народ… Кто греха не боится… – говорили теперь те же люди, с болезненно жалостным выражением глядя на мертвое тело с посиневшим, измазанным кровью и пылью лицом и с разрубленной длинной тонкой шеей.