Хикс, Кэтрин

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Кэтрин Хикс
Catherine Hicks

Хикс в 2005 году.
Дата рождения:

6 августа 1951(1951-08-06) (72 года)

Место рождения:

Нью-Йорк, США

Профессия:

актриса, певица

Карьера:

1976 — наст. время

Кэтрин Хикс (англ. Catherine Hicks, род. 6 августа 1951) — американская актриса и певица, наиболее известная по роли в телесериале «Седьмое небо», а также по ролям в фильмах «Звёздный путь 4: Путешествие домой» и «Детская игра».





Личная жизнь

Кэтрин Хикс родилась в Нью-Йорке. Она ирландского и английского происхождения[1]. 19 мая 1990 она вышла замуж за актёра Кевина Ягера, у них есть дочь, родившаяся в 1992 году.

Карьера

Хикс начала свою карьеру с роли в мыльной опере «Надежда Райан», где снималась с 1976 по 1978 год. После ухода из сериала она дебютировала в бродвейской постановки «Дэни», а после снялась в недолго просуществовавшем комедийном сериале «Плохие новости». В 1980 году Хикс получила роль Мэрилин Монро, обойдя на кастинге больше ста актрис[2], в телефильме «Мэрилин: Не рассказанная история», бюджет которого составил весьма внушительные на тот момент 3.5 млн долларов. Она получила хорошие отзывы от критиков за исполнение роли, а также номинацию на премию «Эмми» в категории «Лучшая актриса в мини-сериале или фильме»[3]. В следующем году она сыграла главную роль в мини-сериале, основанном на книге-бесцеллере Жаклин Сюзанн «Долина кукол».

В 1982 году Хикс дебютировала на большом экране в фильме «Долина Смерти», где исполнила главную роль. Позже она появилась в таких фильмах как «Гарбо рассказывает», «Лезвие бритвы», «Букмекерская лихорадка» и «Пегги Сью вышла замуж». Её прорывом стала роль в фильме «Звёздный путь 4: Путешествие домой», которая принесла ей номинацию на премию «Сатурн за лучшую женскую роль второго плана». В следующем году она снялась в комедии «Каков отец, таков и сын». Её следующая роль была в фильме «Детская игра», за которую она выиграла премию «Сатурн за лучшую женскую роль»[3].

В начале девяностых в карьере Хикс был ряд малоуспешных проектов, таких как «Турбулентность». В 1996 году она получила одну из главных ролей в телесериале «Седьмое небо», который достиг успеха и просуществовал на экранах одиннадцать сезонов, до 2007 года. После завершения сериала она вернулась в театр, а также снялась в нескольких кино- и теле- фильмах.

Напишите отзыв о статье "Хикс, Кэтрин"

Примечания

  1. [www.irishabroad.com/irishworld/irishamericamag/octnov03/features/7theaven.asp Irish People and Ireland — Irish news, events in Ireland, Irish culture, genealogy, music, Ireland travel]
  2. Daytime TV Yearbook Magazine 1981 — Looking Back; Headed For Stardom
  3. 1 2 Internet Movie Database. [www.imdb.com/name/nm0382819/awards Awards for Catherine Hicks]. Проверено 9 февраля 2012. [www.webcitation.org/6AbiJ0Tql Архивировано из первоисточника 12 сентября 2012].

Ссылки

Отрывок, характеризующий Хикс, Кэтрин

– Что ж это упало? – наивно улыбаясь, спросил аудитор.
– Лепешки французские, – сказал Жерков.
– Этим то бьют, значит? – спросил аудитор. – Страсть то какая!
И он, казалось, распускался весь от удовольствия. Едва он договорил, как опять раздался неожиданно страшный свист, вдруг прекратившийся ударом во что то жидкое, и ш ш ш шлеп – казак, ехавший несколько правее и сзади аудитора, с лошадью рухнулся на землю. Жерков и дежурный штаб офицер пригнулись к седлам и прочь поворотили лошадей. Аудитор остановился против казака, со внимательным любопытством рассматривая его. Казак был мертв, лошадь еще билась.
Князь Багратион, прищурившись, оглянулся и, увидав причину происшедшего замешательства, равнодушно отвернулся, как будто говоря: стоит ли глупостями заниматься! Он остановил лошадь, с приемом хорошего ездока, несколько перегнулся и выправил зацепившуюся за бурку шпагу. Шпага была старинная, не такая, какие носились теперь. Князь Андрей вспомнил рассказ о том, как Суворов в Италии подарил свою шпагу Багратиону, и ему в эту минуту особенно приятно было это воспоминание. Они подъехали к той самой батарее, у которой стоял Болконский, когда рассматривал поле сражения.
– Чья рота? – спросил князь Багратион у фейерверкера, стоявшего у ящиков.
Он спрашивал: чья рота? а в сущности он спрашивал: уж не робеете ли вы тут? И фейерверкер понял это.
– Капитана Тушина, ваше превосходительство, – вытягиваясь, закричал веселым голосом рыжий, с покрытым веснушками лицом, фейерверкер.
– Так, так, – проговорил Багратион, что то соображая, и мимо передков проехал к крайнему орудию.
В то время как он подъезжал, из орудия этого, оглушая его и свиту, зазвенел выстрел, и в дыму, вдруг окружившем орудие, видны были артиллеристы, подхватившие пушку и, торопливо напрягаясь, накатывавшие ее на прежнее место. Широкоплечий, огромный солдат 1 й с банником, широко расставив ноги, отскочил к колесу. 2 й трясущейся рукой клал заряд в дуло. Небольшой сутуловатый человек, офицер Тушин, спотыкнувшись на хобот, выбежал вперед, не замечая генерала и выглядывая из под маленькой ручки.
– Еще две линии прибавь, как раз так будет, – закричал он тоненьким голоском, которому он старался придать молодцоватость, не шедшую к его фигуре. – Второе! – пропищал он. – Круши, Медведев!
Багратион окликнул офицера, и Тушин, робким и неловким движением, совсем не так, как салютуют военные, а так, как благословляют священники, приложив три пальца к козырьку, подошел к генералу. Хотя орудия Тушина были назначены для того, чтоб обстреливать лощину, он стрелял брандскугелями по видневшейся впереди деревне Шенграбен, перед которой выдвигались большие массы французов.
Никто не приказывал Тушину, куда и чем стрелять, и он, посоветовавшись с своим фельдфебелем Захарченком, к которому имел большое уважение, решил, что хорошо было бы зажечь деревню. «Хорошо!» сказал Багратион на доклад офицера и стал оглядывать всё открывавшееся перед ним поле сражения, как бы что то соображая. С правой стороны ближе всего подошли французы. Пониже высоты, на которой стоял Киевский полк, в лощине речки слышалась хватающая за душу перекатная трескотня ружей, и гораздо правее, за драгунами, свитский офицер указывал князю на обходившую наш фланг колонну французов. Налево горизонт ограничивался близким лесом. Князь Багратион приказал двум баталионам из центра итти на подкрепление направо. Свитский офицер осмелился заметить князю, что по уходе этих баталионов орудия останутся без прикрытия. Князь Багратион обернулся к свитскому офицеру и тусклыми глазами посмотрел на него молча. Князю Андрею казалось, что замечание свитского офицера было справедливо и что действительно сказать было нечего. Но в это время прискакал адъютант от полкового командира, бывшего в лощине, с известием, что огромные массы французов шли низом, что полк расстроен и отступает к киевским гренадерам. Князь Багратион наклонил голову в знак согласия и одобрения. Шагом поехал он направо и послал адъютанта к драгунам с приказанием атаковать французов. Но посланный туда адъютант приехал через полчаса с известием, что драгунский полковой командир уже отступил за овраг, ибо против него был направлен сильный огонь, и он понапрасну терял людей и потому спешил стрелков в лес.