Хинди

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Хинди
Самоназвание:

हिन्दी

Страны:

Индия, Пакистан и Фиджи (хиндустани)

Регионы:

Уттар-Прадеш, Мадхья-Прадеш, Харьяна, Бихар, Раджастхан, Дели

Официальный статус:

Индия Индия
Фиджи Фиджи

Регулирующая организация:

Центральный директорат по вопросам языка хинди

Общее число говорящих:

Родной: ~ 490 млн (2008)[1]
Второй язык: 120—225 млн (1999)[2]

Рейтинг:

3-4

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейская семья

Индоиранские языки
Индоарийская группа
Центральная подгруппа
Письменность:

деванагари

См. также: Проект:Лингвистика

Хи́нди (дев. हिन्दी) — название индоарийского языка, или диалектного континуума языков, распространённых преимущественно в северных и центральных регионах Индии[3].

На разговорном уровне языки хинди и урду практически неразличимы[4] (см. хиндустани). Последний отличается бо́льшим числом арабских и персидских заимствований (например, "книга" на хинди - пустак, на урду - кетабК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 961 день]), а также тем, что использует арабский алфавит, в то время как традиционное письмо хинди — слоговая азбука деванагари.





Хинди в широком и узком смысле термина

В самом широком смысле слова хинди обозначает совокупность «языков хинди», диалектный континуум на территории пояса хинди на севере Индии. В этом смысле в «хинди» включаются такие языки, как бходжпури (помимо Индии имеет большое значение в Суринаме и на Маврикии), средневековый литературный язык авадхи и фиджийский хинди. Раджастхани рассматривается то как диалект хинди, то как отдельный язык, хотя отсутствие доминирующего диалекта в качестве возможной основы для создания стандартного языка препятствует его признанию. Три других идиома (майтхили, чхаттисгархи и догри) получили статус официальных языков в штатах их распространения, поэтому сейчас считаются отдельными языками. Носители урду не включаются в число хиндиязычных в Индии и Пакистане, невзирая на то, что урду — основной язык для многочисленной общины индийских мусульман и государственный язык Пакистана — во многих отношениях практически неотличим от хинди. Непальский язык, будучи языком независимого государства, никогда не включался в число «языков хинди» несмотря на то, что другие языки пахари, к которым он относится, входят в эту общность.

В более узком смысле слова, термин «хинди» включает в себя диалекты и стандартные языки кластера «западный хинди», в том числе брадж, средневековый литературный язык хиндиязычной литературы, нынешний престижный диалект западного хинди, кхари-боли, бывший языком двора Великих Моголов, языком британской колониальной администрации и ставший основой для современных стандартных хинди и урду. Иногда термин «кхари-боли» используется как синоним термина «хинди». Урду тоже часто исключается из числа языков кластера «западный хинди», хотя и относится к ним по своим признакам. Термин хиндустани, известный с колониальных времён, в настоящий момент несколько устарел, продолжает использоваться для обозначения урду и хинди, как языка индуистского населения.

В своём наиболее узком смысле термин «хинди» обозначает стандартный хинди, санскритизированную форму кхари-боли, очищенную от некоторых персидских заимствований, появившихся во время правления Моголов. Конституция Индии закрепляет за хинди, использующим письмо деванагари, статус государственного языка[5], вместе с урду, сохраняющим арабо-персидскую графику, и ещё тремя вариантами хинди в широком смысле, упомянутыми среди 22 официальных языков Индии[6].

Распространение и статус хинди

Стандартный хинди, ставший 26 января 1965 г. официальным языком Индии (вместе с английским), используется центральным правительством[7][8]. Хинди распространён главным образом в северных штатах (Раджастхан, Дели, Хариана, Уттаракханд, Уттар-Прадеш, Мадхья-Прадеш, Чхаттисгарх, Химачал-Прадеш, Джаркханд и Бихар). Он является вторым по значению языком на Андаманских и Никобарских островах, а также используется во всей северной и центральной Индии наряду с такими региональными языками, как панджаби, гуджарати, маратхи и бенгали. Стандартный хинди также может быть понятен в некоторых других областях Индии и соседних странах (Непале, Бангладеш и Пакистане).

Согласно Конституции Фиджи[9], хиндустани вместе с английским и фиджийским является официальным языком. При обращении в государственные органы власти на центральном и местном уровне каждый имеет право делать это на английском, фиджийском или хиндустани либо лично, либо при посредничестве компетентного переводчика[10]. На хинди разговаривают все фиджийцы с индийскими корнями. На западе Вити Леву и севере Вануа-Леву он является распространённым языком, используемым для общения между фиджийцами индийского происхождения и коренными фиджийцами. Носители фиджийского хинди составляют 48 % населения. К ним относятся и те индо-фиджийцы, предки которых эмигрировали на архипелаг из областей Индии, не входящих в хиндиязычный ареал.

Численность носителей хинди

Хинди по численности говорящих на нём стоит на одном из первых мест в мире (2—5), однозначно уступая по числу носителей лишь китайскому. Например, согласно SIL, если учитывать только тех, для кого хинди является родным (за вычетом носителей хариани, магахи и других идиомов, рассматриваемых в Индии в качестве диалектов хинди), то он окажется на 5-м месте в мире после китайского, арабского, испанского и английского языков. Кроме того, на оценку общего количества говорящих влияет включение или исключение носителей урду, включение или исключение тех, для кого хинди является вторым языком. Ниже приводятся данные из различных источников.

Источник Оценка числа носителей, для которых хинди является родным Оценка числа тех, для кого хинди является вторым языком
SIL 181 676 620 (1991) [11] 120 000 000 (1997)
Census of India (2001) (Перепись в Индии) 422 048 642 (собственно хинди — 257 919 635 человек) [12] (вместе с бходжпури, чхаттисгархи, магахи и другими идиомами, которые рассматривались как диалекты хинди)

На 2001 год число носителей диалектов хинди составляло 422 миллиона человек, то есть 41 % населения Индии[13].

Диалекты

Ситуация с определением диалектов очень сложна. В современной Индии существует тенденция относить к хинди все локальные индоарийские идиомы в штатах Уттар-Прадеш, Мадхья-Прадеш, Бихар, Хариана, Химачал-Прадеш. Некоторые исследователи относят к ним раджастхани и языки пахари (кроме непальского)[14].

Обычно все диалекты собственно хинди делят на две группы:

Необходимо отметить, что эта классификация, возможно, несколько устарела в связи с тем, что чхаттисгархи приобрёл статус официального в штате Чхаттисгарх (2000).

Особого упоминания заслуживают диалекты Бихара, которые разные исследователи либо включают, либо исключают из хиндиязычного языкового ареала. Например, Дж. Грирсон и А. Хёрнле исключали из хинди диалекты к востоку от Аллахабада до Бенгала, устанавливая особый язык бихари. Вопрос об отнесении бихарских языков бходжпури, магахи и майтхили к хинди в советской индологии решался неоднозначно. Отечественный исследователь В. А. Чернышев считал их самостоятельными языками. Б. И. Клюев полагал, что «по всей вероятности, эти районы в настоящее время уже не могут быть включены в область собственно хинди». Согласно П. А. Баранникову,

… нельзя согласиться с суждением о том, что территория штата Бихар не относится к хиндиязычному ареалу[16].
Вместе с тем, П. А. Баранников подчёркивал, что
сам язык хинди представляет собой весьма сложное целое, для которого характерна вариативность.
В настоящее время майтхили официально получил статус официального языка в штате Бихар и Непале.

По мнению Г. А. Зографа, языки пахари и диалекты раджастхани следует считать самостоятельными несмотря на влияние, оказываемое на них хинди[17]. В частности, один из языков пахари, догри, стал официальным в штате Джамму и Кашмир (2003).

Особняком стоит возникший недавно в результате смешения разных диалектов фиджийский хинди.

История хинди

Общепринятой точки зрения насчёт времени возникновения хинди не существует. Хинди развился из пракрита шаурасени[18]. Скорее всего, он возник в виде локальных диалектов (таких, как брадж, авадхи и, наконец, кхари-боли) не раньше XI века. В эпоху существования Делийского султаната (1206—1526 и 1539—1555) и Империи Великих Моголов (1526—1540 и 1555—1858), в которых использовался в качестве официального персидский язык, кхари-боли вобрал в себя много персидских и арабских слов. Что касается последних, то, так как почти все они заимствовались через персидский, их форма в хинди-урду не сохранила фонетический облик арабских оригиналов.

В конце XIX века в Северной Индии были предприняты попытки стандартизации хинди и введение его в качестве самостоятельного «народного» языка, отделив его от урду, который был языком элиты. В 1881 году власти штата Бихар приняли хинди в качестве единственного официального языка, и таким образом, Бихар стал первым штатом Индии с государственным языком хинди.

До раздела Индии термины «хиндустани», «урду» и «хинди» были синонимами[19].

Учредительное собрание, принявшее в конце 1949 года Конституцию Индии, приняло хинди в качестве официального языка страны 14 сентября 1949 года, который отмечается в Индии как «день хинди».

Типологическая характеристика

Тип выражения грамматических значений

С точки зрения морфологической типологии хинди является языком скорее аналитическим: синтаксические отношения выражаются при помощи послелогов, присоединяемых к формам косвенного падежа существительных, местоимений или инфинитивов. Существенную роль в реализации грамматических связей играет и порядок слов. Однако грамматический строй хинди не дает картины аналитизма в чистом виде: наряду с аналитическими формами, которые, безусловно, преобладают, имеются и элементы синтетизма, восходящие к различным периодам развития языка. Синтетизм в хинди проявляется:

  • В существительных — 1) при образовании форм множественного числа всех существительных женского рода и существительных мужского рода, оканчивающихся на -ā и -ã, например: bețī 'дочь' — bețiyã 'дочери', bețā 'сын' — bețe 'сыновья'; 2) при образовании форм косвенного и звательного падежей множественного числа всех существительных и единственного числа существительных, оканчивающихся на -ā и -ã, например: mazdūr 'рабочий' — mazdūrő, dhuẽ 'дым' — dhuṏ.
  • В прилагательных, оканчивающихся на -ā, -ã при их изменении по родам, числам и падежам, например: baŗ-ā kamrā 'большая комната' — baŗ-e kamre 'большие комнаты' — bar-ī almāŗī 'большой шкаф'.
  • В глаголе — в парадигме настоящего времени некоторых глаголов, например: honā 'быть' — hũ, hai, ho; в парадигме прошедшего времени того же глагола: thā, thī, the, thĩ. Также в изменении по родам и числам причастий, например: karnā 'делать' — kartā, kartī, karte, kartĩ; в парадигме будущего I времени: jānā 'идти' — jāũgā, jāegā, jāẽge, jāoge, а также в некоторых других глагольных формах.

Синтетические формы наблюдаются при образовании слов неопределенной множественности и собирательных числительных, а также в послелогах и частицах при изменении по родам, числам и падежам. Таким образом, в морфологическом строе хинди грамматические значения выражаются тремя способами: аналитическим, синтетическим и смешанным аналитически-синтетическим (например, mãi paŗhtā hũ 'я читаю', где hũ — глагол-связка, изменяющийся по лицам, а paŗhtā — причастие от глагола paŗhnā, буквально 'я есмь читающий').

Характер границы между морфемами

Хинди — флективный язык; одному показателю (аффиксу или клитике) соответствует, как правило, несколько грамматических значений, например:

baŗ-ā kamrā baŗ-ī almāŗī
большой-M.SG комната большой-F.SG шкаф

Тип маркирования

В посессивных именных группах в хинди представлено зависимостное маркирование, см. примеры:

[Rām k-ī] [billī aur (* k-ā) sher]
Ram(M) LNK-F cat(F) and LNK-MSG.NOM lion(M)
'Ram’s cat and lion'
Nādyā aur Rām k-ī billī
Nadya(F) and Ram(M) LNK-F cat(F)
'[Nadya and Ram]'s cat'

В предикации глагол может согласовываться не только с подлежащим, но и с прямым дополнением. Глагол может согласовываться с подлежащим только в том случае, если оно находится в нейтральном падеже, например:

laŗk-e is kitāb-ko paŗh rah-ē hai
m.pl. f. sg. mpl.-III-pl.
'the boys are reading this book'

Если подлежащее находится в косвенном падеже (то есть имеет, например, эргативный послелог 'ne'), то глагол согласуется с прямым дополнением:

laŗko-n yah kitāb paŗh-ī
м.р. мн.ч. ж.р. ед.ч. ж.р. ед.ч.
'Мальчик читает эту книгу'

Если и подлежащее, и прямое дополнение имеют послелог, то глагол получает нейтральную форму третьего лица единственного числа:

laŗkoo-ne is-kitāb-ko paŗh-ā
boys-erg. this book-dat. read-pf.
'the boys read this book'

Ролевая кодировка в предикации

В хинди формально можно различать только два падежа: нейтральный (NOM) и косвенный (OBL), который употребляется только с послелогами и отличается от немаркированного не для всех типов слов. Однако сами послелоги могут обозначать синтаксические отношения: например, послелогом 'ko' (को) обозначается прямое дополнение у переходного глагола. Во всех временах, кроме аориста, кодировка в предикации осуществляется по аккузативной схеме, например:

laŗk-ā laŗk-ī ko dekhatā hai
boy-NOM.SG girl-(OBL) ACC see(PARTICIP.PRES) be(3SG)
'The boy sees the girl'

В аористе кодировка осуществляется по трехчастной схеме:

laŗk-ā kal āy-ā
boy-NOM.SG yesterday come.AOR-SG.M
'the boy came yesterday'
laŗk-ā kal soy-ā
boy-NOM.SG yesterday sleep.AOR-SG.M
'yesterday the boy slept'
laŗk-e ne laŗk-ī ko dekh-ā
boy-OBL ERG girl-(NOM) ACC see.AOR-SG.M
'the boy saw the girl'

Прямое дополнение может оформляться либо прямым (немаркированным), либо косвенным падежом с аккузативным послелогом 'ko' . Выбор между этими двумя способами обусловлен степенью конкретизации и одушевленностью/неодушевленностью прямого дополнения: отвлеченные, неконкретизированные существительные оформляются прямым падежом, в то время как конкретизированные существительные получают форму косвенного падежа. В косвенном падеже могут также употребляться имена существительные неодушевленные с целью устранения возможной двусмысленности в случае использования прямого падежа, например: 'nadī ke us pār mãi gharõ ko dekhtā hũ:' 'На том берегу реки я вижу дома ' (если бы существительное ghar было оформлено прямым падежом, указанное предложение можно было перевести как 'На том берегу я вижу дом').

Порядок слов

Базовый порядок слов — SOV. Порядок слов в хинди не является свободным: все члены предложения имеют более или менее определённую позицию, хотя в зависимости от контекста или стилистических задач позиция какого-либо слова может варьироваться (например, обратный порядок слов играет стилистическую роль и служит для эмфатического выделения какого-либо члена словосочетания или предложения). Порядок слов имеет смыслоразличительную функцию. Например, если подлежащее и прямое дополнение выражены существительными в форме прямого падежа, то подлежащее стоит на первом месте, а прямое дополнение непосредственно предшествует сказуемому: aisi sthiti sadā asantos utpanna kartī hai 'Такое положение всегда вызывает недовольство' и asantos sadā aisi sthiti utpanna kartī hai 'Недовольство всегда вызывает такое положение'.

Фонетика

Вокализм

Гласные в хинди различаются по длительности, ряду, подъему, положению губ и положению мягкого нёба. В зависимости от положения языка гласные делятся на гласные переднего, среднего и заднего ряда; по степени подъема языка на гласные нижнего, среднего и верхнего подъема; по положению губ на огубленные (лабиализованные) и неогубленные (нелабиализованные); по положению мягкого нёба различаются гласные носовые (назализованные) и неносовые (неназализованные); по длительности гласные делятся на долгие и краткие. Противопоставление гласных по долготе-краткости имеет в хинди смыслоразличительное значение, например: kam 'мало' — kām 'работа'. Кроме простых гласных в хинди имеются дифтонги, которые также могут быть назализованными и неназализованными. В санскритских словах встречаются так называемые слоговые согласные ŗ и ļ, которые произносятся как [ri] и [li]. Стоит также заметить, что в некоторых словах отдельные гласные могут свободно варьировать, не изменяя значения слов, например: bāhar — bāhir 'вне, снаружи'. Ниже приводится классификация гласных хинди с учетом обозначений, принятых в статье. N.B.: звуки, оформленные в виде «ã:», являются длинными назализованными гласными.

Ряд/Подъем Передний Средний Задний
Верхний i ĩ ī ĩ: ū ũ: u ũ
Средний e ẽ ai ãi o õ au aũ
Нижний a ã ā ã:

Консонантизм

Всего в языке хинди 40 согласных звуков, которые различаются по месту и способу образования. У фонемы /n/ есть позиционные варианты, различающиеся в зависимости от последующего смычного согласного: сочетаясь с заднеязычными шумными, среднеязычной аффрикатой и церебральными фонемами, она ассимилируется ими и реализуется в виде одного из вариантов — соответственно заднеязычного (), среднеязычного () или церебрального () смычного носового сонанта. Всем смычным непридыхательным соответствует придыхательный коррелят. Некоторые согласные в отдельных словах находятся в отношениях свободного варьирования, например: bālnā — bārnā 'зажигать'.

Согласные в хинди бывают простыми (краткими) и удвоенными (долгими). Удвоенные согласные возможны в середине и в конце слова, но недопустимы в начале слова, например: vallabh 'любимый', anna 'пища'. Ниже приводится классификация согласных фонем хинди по месту и способу образования:

Губно-губные Губно-
зубные
Зубные/
Альвеолярные
Ретрофлексные Постальвеолярные/
Палатальные
Заднеязычные Увулярные Глоттальные
Носовые m n (ɳ)
Взрывные p
b

t̪ʰ

d̪ʱ
ʈ
ʈʰ
ɖ
ɖʱ
k
ɡ
ɡʱ
(q)  
Аффрикаты
tʃʰ

dʒʱ
Фрикативные f s z ʃ (x) (ɣ) ɦ
Одноударные ɾ (ɽ)
(ɽʱ)
Аппроксиманты ʋ l j

Строение слога

В хинди различают краткие и долгие слоги. Краткими называются слоги, состоящие из одного краткого гласного или из согласного и следующего за ним краткого гласного, например: ã/ku/sī 'крючок'. Таким образом, краткие слоги в хинди бывают только открытыми. Слогораздел в хинди принято проводить после гласного, отделяя его от согласного последующего слога, например: jā/nā 'уходить'. Одиночные конечные согласные обычно составляют отдельный слог. В случаях удвоенных согласных слогораздел проходит между ними, например: khaț/țā 'кислый'.

Ударение

Ударение в хинди силовое (экспираторное), однако выражено слабее, чем, например, в русском языке, и не сопровождается удлинением гласного, если ударение падает на слог с кратким гласным. В хинди нет редукции гласных, поэтому неударный слог произносится так же четко, как и ударный. Ударение свободное и неподвижное, однако при присоединении словообразовательных суффиксов место ударения может меняться, например: šá:nti 'мир' — šā:ntipú:rna 'мирный'.

Сандхи

При слово- и формообразовании действуют закономерности фонетических изменений, которым подвергается конечный звук первого слова (или морфемы) и начальный звук второго слова (или морфемы) при их сочетании для образования нового слова. В соответствии с правилами сандхи образуются слова преимущественно на базе слов и морфем, заимствованных из санскрита. Случаи словообразования по правилам сандхи на основе лексики собственно хинди или смешанной (то есть санскритско-хинди или санскритско-иноязычной) крайне редки. По правилам сандхи сочетаются:

  • гласные (то есть конечный гласный одного слова или морфемы с начальным гласным другого слова или морфемы);
  • согласные (то есть конечный согласный одного слова или морфемы с начальным согласным другого слова или морфемы);
  • висарга (:) с последующими гласными и согласными.

Письменность

Письменность языка хинди представляет собой позднюю модификацию одной из наиболее древних систем письма, брахми, и называется нагари (nagāri) или деванагари (devanāgarī). Письмо деванагари является буквенным; алфавит содержит буквы, соответствующие как гласным, так и согласным звукам, но его можно определить как полуслоговое: каждая буква, обозначающая согласные, содержит также краткий гласный а. Деванагари — алфавит, в котором буквы упорядочены по характеру обозначаемых ими звуков: сначала идут гласные буквы, затем согласные, сгруппированные по месту и способу образования соответствующих согласных.

См. также

Напишите отзыв о статье "Хинди"

Примечания

  1. 258 млн носителей «не Урду кхари-боли» и 400 млн хинди по данным переписи 2001 года, плюс 11 млн Урду в 1993 году в Пакистане, пересчитанное с учётом роста населения на 2008 год
  2. говорящие на стандартном хинди и урду в качестве второго языка по данным SIL Ethnologue.
  3. Shapiro (2003), [books.google.com/books?id=jPR2OlbTbdkC&pg=PA251&vq=%22not+insignificant+numbers+of+speakers%22&dq=hindi+uttar+pradesh&as_brr=3&sig=u5CAclp7Je0ntylfM04B2YgYboc p. 251]
  4. [www.britannica.com/EBchecked/topic/619612/Urdu-language Urdu language — Britannica Online Encyclopedia]. Britannica.com. Проверено 18 декабря 2011. [www.webcitation.org/6HT0MG4WI Архивировано из первоисточника 18 июня 2013].
  5. Saeed Khan. [timesofindia.indiatimes.com/india/Theres-no-national-language-in-India-Gujarat-High-Court/articleshow/5496231.cms There's no national language in India: Gujarat High Court - India - The Times of India]. Timesofindia.indiatimes.com (25 января 2010). Проверено 2 мая 2010. [www.webcitation.org/619Q5o2c9 Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  6. Constitution of India, Part XVII, Article 343.
  7. [india.gov.in/knowindia/official_language.php The Union: Official Languages]
  8. [india.gov.in/govt/documents/english/Art243-395_89-184pp_.pdf PDF from india.gov.in containing Articles 343 which states so]
  9. [www.unescap.org/esid/psis/population/database/poplaws/law_fiji/fiji_004_1.htm Constitution Amendment Act 1997 (Act No. 13 of 1997), Section 4(1)]
  10. [www.unescap.org/esid/psis/population/database/poplaws/law_fiji/fiji_004_1.htm Constitution Amendment Act 1997 (Act No. 13 of 1997), Section 4(4)(a)(b)(c)(d)]
  11. [www.ethnologue.com/show_language.asp?code=hin Хинди] в Ethnologue. Languages of the World, 2015.
  12. [censusindia.gov.in/Census_Data_2001/Census_Data_Online/Language/Statement1.htm Census of India (2001)]
  13. [www.censusindia.gov.in/Census_Data_2001/Census_Data_Online/Language/Statement1.htm Census of India (2001)]
  14. [www.angelfire.com/indie/himhindi/introch0.html#dialects Barz R., Yogendra Yadav. An Introduction to Hindi and Urdu. Delhi, Munshiram Manoharlal, 2000.]
  15. Зограф Г. А. Языки Южной Азии. — М.: Наука, 1990. — С. 33-40.
  16. Баранников П. А. Языковая ситуация в ареале языка хинди. — М.: Наука, 1984. — С.27.
  17. Зограф Г. А. Языки Южной Азии. — М.: Наука, 1990. — С. 33.
  18. Alfred C. Woolner. Introduction to Prakrit. — М.: Motilal Banarsidass, 1999. — С. 5. — ISBN 9788120801899.
  19. "Hindustani B2". Oxford English Dictionary. Oxford University Press. 2nd ed. 1989.

Литература на хинди

Библиография

Работы общего содержания

  • Зограф Г. А. [iranica.orientalstudies.ru/rus/index.php?option=com_publications&Itemid=75&pub=301 Хиндустани на рубеже ХVIII и ХIХ вв]. — М.: Издательство восточной литературы, 1961. — 134 с.
  • Катенина Т. Е. Язык хинди. — М.: Издательство восточной литературы, 1960. — 102 с. — (Языки зарубежного Востока и Африки).
  • Баранников П. А. Проблемы хинди как национального языка. Л., 1972. — 187 с.

Учебники

  • Баранников А. П. Хиндустани (Урду и Хинди). — Л.: Издание Ленинградского Восточного института имени А.С.Енукидзе, 1934.
  • Ульциферов О. Г. Учебник языка хинди. Первый год обучения. — М.: АСТ, Восток-Запад, 2007.
  • Лазарева Н. Н. Самоучитель языка хинди. — ООО, Восток-Запад, 2008.

Грамматики

  • Гуру К. Грамматика хинди. В двух томах. — М.: Издательство иностранной литературы, 1957.
  • Дымшиц З. М. Грамматика языка хинди. В двух книгах. — М.: Наука, 1986.
  • Захарьин Б. А. Теоретическая грамматика языков хинди и урду. Фонология, морфология глагола, синтаксис главных членов предложения. — М.: ЛКИ (УРСС), 2008.

Словари

  • Бархударов А.С., Бескровный В.М., Зограф Г.А., Липеровский В.П. Хинди-русский словарь в двух томах. Около 75000 слов / Под ред. В. М. Бескровного. — М.: Советская Энциклопедия, 1972. — 907+912 с.
  • Ульциферов О. Г. Современный русско-хинди словарь. — М.: Русский язык - Медиа, 2004. — 1170 с. — ISBN 5-9576-0105-5.
  • Ульциферов О. Г. Современный хинди-русский словарь. — М.: Русский язык - Медиа, 2009. — 1354 с. — ISBN 978-5-9576-0421-1.

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на языке хинди
«मुखपृष्ठ»

В Викисловаре список слов языка хинди содержится в категории «Хинди»
  • [slovarus.info/hin.php Словарь хинди]
  • [transer.org/index/perevodchik_s_russkogo_na_jazyk_khindi/0-73 Transёr - Онлайн переводчик с русского на хинди и наоборот, виртуальная клавиатура]
  • [www.hindi-rusi.com Онлайн переводчик Хинди — Русский — Хинди.]
  • [www.hindi-rusi.com Хинди-русский и русско-хинди словарь | हिंदी रूसी और रूसी हिंदी शब्दकोश]
  • [sites.google.com/site/hindispekingtree/Home/ Дерево, говорящее на хинди]
  • [czudovo.info/list.php?what=1&ln=hi&in=from_en Англо-хинди-русский словарь]
  • [dict.hinkhoj.com/ Удобный англо-хинди словарь с транслитерацией и примерами]
  • [www.InternetPolyglot.com/lessons-hi-ru Уроки хинди на Интернет Полиглоте]
  • [www.e-novosti.info/blog/13.06.2003/1 Правительство Индии предпринимает усилия по продвижению хинди на роль одного из официальных языков ООН]
  • [www.facebook.com/sanamline2050 Уроки Хинди с Носителем языка (рабочий язык Английский)]


Отрывок, характеризующий Хинди

– То то бы тебя, Зикин, на коня посадить, ловок бы ты был, – шутил ефрейтор над худым, скрюченным от тяжести ранца солдатиком.
– Дубинку промеж ног возьми, вот тебе и конь буде, – отозвался гусар.


Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.
«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и – неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.
На бугре у неприятеля показался дымок выстрела, и ядро, свистя, пролетело над головами гусарского эскадрона. Офицеры, стоявшие вместе, разъехались по местам. Гусары старательно стали выравнивать лошадей. В эскадроне всё замолкло. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Пролетело другое, третье ядро. Очевидно, что стреляли по гусарам; но ядро, равномерно быстро свистя, пролетало над головами гусар и ударялось где то сзади. Гусары не оглядывались, но при каждом звуке пролетающего ядра, будто по команде, весь эскадрон с своими однообразно разнообразными лицами, сдерживая дыханье, пока летело ядро, приподнимался на стременах и снова опускался. Солдаты, не поворачивая головы, косились друг на друга, с любопытством высматривая впечатление товарища. На каждом лице, от Денисова до горниста, показалась около губ и подбородка одна общая черта борьбы, раздраженности и волнения. Вахмистр хмурился, оглядывая солдат, как будто угрожая наказанием. Юнкер Миронов нагибался при каждом пролете ядра. Ростов, стоя на левом фланге на своем тронутом ногами, но видном Грачике, имел счастливый вид ученика, вызванного перед большою публикой к экзамену, в котором он уверен, что отличится. Он ясно и светло оглядывался на всех, как бы прося обратить внимание на то, как он спокойно стоит под ядрами. Но и в его лице та же черта чего то нового и строгого, против его воли, показывалась около рта.
– Кто там кланяется? Юнкег' Миг'онов! Hexoг'oшo, на меня смотг'ите! – закричал Денисов, которому не стоялось на месте и который вертелся на лошади перед эскадроном.
Курносое и черноволосатое лицо Васьки Денисова и вся его маленькая сбитая фигурка с его жилистою (с короткими пальцами, покрытыми волосами) кистью руки, в которой он держал ефес вынутой наголо сабли, было точно такое же, как и всегда, особенно к вечеру, после выпитых двух бутылок. Он был только более обыкновенного красен и, задрав свою мохнатую голову кверху, как птицы, когда они пьют, безжалостно вдавив своими маленькими ногами шпоры в бока доброго Бедуина, он, будто падая назад, поскакал к другому флангу эскадрона и хриплым голосом закричал, чтоб осмотрели пистолеты. Он подъехал к Кирстену. Штаб ротмистр, на широкой и степенной кобыле, шагом ехал навстречу Денисову. Штаб ротмистр, с своими длинными усами, был серьезен, как и всегда, только глаза его блестели больше обыкновенного.
– Да что? – сказал он Денисову, – не дойдет дело до драки. Вот увидишь, назад уйдем.
– Чог'т их знает, что делают – проворчал Денисов. – А! Г'остов! – крикнул он юнкеру, заметив его веселое лицо. – Ну, дождался.
И он улыбнулся одобрительно, видимо радуясь на юнкера.
Ростов почувствовал себя совершенно счастливым. В это время начальник показался на мосту. Денисов поскакал к нему.
– Ваше пг'евосходительство! позвольте атаковать! я их опг'окину.
– Какие тут атаки, – сказал начальник скучливым голосом, морщась, как от докучливой мухи. – И зачем вы тут стоите? Видите, фланкеры отступают. Ведите назад эскадрон.
Эскадрон перешел мост и вышел из под выстрелов, не потеряв ни одного человека. Вслед за ним перешел и второй эскадрон, бывший в цепи, и последние казаки очистили ту сторону.
Два эскадрона павлоградцев, перейдя мост, один за другим, пошли назад на гору. Полковой командир Карл Богданович Шуберт подъехал к эскадрону Денисова и ехал шагом недалеко от Ростова, не обращая на него никакого внимания, несмотря на то, что после бывшего столкновения за Телянина, они виделись теперь в первый раз. Ростов, чувствуя себя во фронте во власти человека, перед которым он теперь считал себя виноватым, не спускал глаз с атлетической спины, белокурого затылка и красной шеи полкового командира. Ростову то казалось, что Богданыч только притворяется невнимательным, и что вся цель его теперь состоит в том, чтоб испытать храбрость юнкера, и он выпрямлялся и весело оглядывался; то ему казалось, что Богданыч нарочно едет близко, чтобы показать Ростову свою храбрость. То ему думалось, что враг его теперь нарочно пошлет эскадрон в отчаянную атаку, чтобы наказать его, Ростова. То думалось, что после атаки он подойдет к нему и великодушно протянет ему, раненому, руку примирения.
Знакомая павлоградцам, с высокоподнятыми плечами, фигура Жеркова (он недавно выбыл из их полка) подъехала к полковому командиру. Жерков, после своего изгнания из главного штаба, не остался в полку, говоря, что он не дурак во фронте лямку тянуть, когда он при штабе, ничего не делая, получит наград больше, и умел пристроиться ординарцем к князю Багратиону. Он приехал к своему бывшему начальнику с приказанием от начальника ариергарда.
– Полковник, – сказал он с своею мрачною серьезностью, обращаясь ко врагу Ростова и оглядывая товарищей, – велено остановиться, мост зажечь.
– Кто велено? – угрюмо спросил полковник.
– Уж я и не знаю, полковник, кто велено , – серьезно отвечал корнет, – но только мне князь приказал: «Поезжай и скажи полковнику, чтобы гусары вернулись скорей и зажгли бы мост».
Вслед за Жерковым к гусарскому полковнику подъехал свитский офицер с тем же приказанием. Вслед за свитским офицером на казачьей лошади, которая насилу несла его галопом, подъехал толстый Несвицкий.
– Как же, полковник, – кричал он еще на езде, – я вам говорил мост зажечь, а теперь кто то переврал; там все с ума сходят, ничего не разберешь.
Полковник неторопливо остановил полк и обратился к Несвицкому:
– Вы мне говорили про горючие вещества, – сказал он, – а про то, чтобы зажигать, вы мне ничего не говорили.
– Да как же, батюшка, – заговорил, остановившись, Несвицкий, снимая фуражку и расправляя пухлой рукой мокрые от пота волосы, – как же не говорил, что мост зажечь, когда горючие вещества положили?
– Я вам не «батюшка», господин штаб офицер, а вы мне не говорили, чтоб мост зажигайт! Я служба знаю, и мне в привычка приказание строго исполняйт. Вы сказали, мост зажгут, а кто зажгут, я святым духом не могу знайт…
– Ну, вот всегда так, – махнув рукой, сказал Несвицкий. – Ты как здесь? – обратился он к Жеркову.
– Да за тем же. Однако ты отсырел, дай я тебя выжму.
– Вы сказали, господин штаб офицер, – продолжал полковник обиженным тоном…
– Полковник, – перебил свитский офицер, – надо торопиться, а то неприятель пододвинет орудия на картечный выстрел.
Полковник молча посмотрел на свитского офицера, на толстого штаб офицера, на Жеркова и нахмурился.
– Я буду мост зажигайт, – сказал он торжественным тоном, как будто бы выражал этим, что, несмотря на все делаемые ему неприятности, он всё таки сделает то, что должно.
Ударив своими длинными мускулистыми ногами лошадь, как будто она была во всем виновата, полковник выдвинулся вперед к 2 му эскадрону, тому самому, в котором служил Ростов под командою Денисова, скомандовал вернуться назад к мосту.
«Ну, так и есть, – подумал Ростов, – он хочет испытать меня! – Сердце его сжалось, и кровь бросилась к лицу. – Пускай посмотрит, трус ли я» – подумал он.
Опять на всех веселых лицах людей эскадрона появилась та серьезная черта, которая была на них в то время, как они стояли под ядрами. Ростов, не спуская глаз, смотрел на своего врага, полкового командира, желая найти на его лице подтверждение своих догадок; но полковник ни разу не взглянул на Ростова, а смотрел, как всегда во фронте, строго и торжественно. Послышалась команда.
– Живо! Живо! – проговорило около него несколько голосов.
Цепляясь саблями за поводья, гремя шпорами и торопясь, слезали гусары, сами не зная, что они будут делать. Гусары крестились. Ростов уже не смотрел на полкового командира, – ему некогда было. Он боялся, с замиранием сердца боялся, как бы ему не отстать от гусар. Рука его дрожала, когда он передавал лошадь коноводу, и он чувствовал, как со стуком приливает кровь к его сердцу. Денисов, заваливаясь назад и крича что то, проехал мимо него. Ростов ничего не видел, кроме бежавших вокруг него гусар, цеплявшихся шпорами и бренчавших саблями.
– Носилки! – крикнул чей то голос сзади.
Ростов не подумал о том, что значит требование носилок: он бежал, стараясь только быть впереди всех; но у самого моста он, не смотря под ноги, попал в вязкую, растоптанную грязь и, споткнувшись, упал на руки. Его обежали другие.
– По обоий сторона, ротмистр, – послышался ему голос полкового командира, который, заехав вперед, стал верхом недалеко от моста с торжествующим и веселым лицом.
Ростов, обтирая испачканные руки о рейтузы, оглянулся на своего врага и хотел бежать дальше, полагая, что чем он дальше уйдет вперед, тем будет лучше. Но Богданыч, хотя и не глядел и не узнал Ростова, крикнул на него:
– Кто по средине моста бежит? На права сторона! Юнкер, назад! – сердито закричал он и обратился к Денисову, который, щеголяя храбростью, въехал верхом на доски моста.
– Зачем рисковайт, ротмистр! Вы бы слезали, – сказал полковник.
– Э! виноватого найдет, – отвечал Васька Денисов, поворачиваясь на седле.

Между тем Несвицкий, Жерков и свитский офицер стояли вместе вне выстрелов и смотрели то на эту небольшую кучку людей в желтых киверах, темнозеленых куртках, расшитых снурками, и синих рейтузах, копошившихся у моста, то на ту сторону, на приближавшиеся вдалеке синие капоты и группы с лошадьми, которые легко можно было признать за орудия.
«Зажгут или не зажгут мост? Кто прежде? Они добегут и зажгут мост, или французы подъедут на картечный выстрел и перебьют их?» Эти вопросы с замиранием сердца невольно задавал себе каждый из того большого количества войск, которые стояли над мостом и при ярком вечернем свете смотрели на мост и гусаров и на ту сторону, на подвигавшиеся синие капоты со штыками и орудиями.
– Ох! достанется гусарам! – говорил Несвицкий, – не дальше картечного выстрела теперь.
– Напрасно он так много людей повел, – сказал свитский офицер.
– И в самом деле, – сказал Несвицкий. – Тут бы двух молодцов послать, всё равно бы.
– Ах, ваше сиятельство, – вмешался Жерков, не спуская глаз с гусар, но всё с своею наивною манерой, из за которой нельзя было догадаться, серьезно ли, что он говорит, или нет. – Ах, ваше сиятельство! Как вы судите! Двух человек послать, а нам то кто же Владимира с бантом даст? А так то, хоть и поколотят, да можно эскадрон представить и самому бантик получить. Наш Богданыч порядки знает.
– Ну, – сказал свитский офицер, – это картечь!
Он показывал на французские орудия, которые снимались с передков и поспешно отъезжали.
На французской стороне, в тех группах, где были орудия, показался дымок, другой, третий, почти в одно время, и в ту минуту, как долетел звук первого выстрела, показался четвертый. Два звука, один за другим, и третий.
– О, ох! – охнул Несвицкий, как будто от жгучей боли, хватая за руку свитского офицера. – Посмотрите, упал один, упал, упал!
– Два, кажется?
– Был бы я царь, никогда бы не воевал, – сказал Несвицкий, отворачиваясь.
Французские орудия опять поспешно заряжали. Пехота в синих капотах бегом двинулась к мосту. Опять, но в разных промежутках, показались дымки, и защелкала и затрещала картечь по мосту. Но в этот раз Несвицкий не мог видеть того, что делалось на мосту. С моста поднялся густой дым. Гусары успели зажечь мост, и французские батареи стреляли по ним уже не для того, чтобы помешать, а для того, что орудия были наведены и было по ком стрелять.
– Французы успели сделать три картечные выстрела, прежде чем гусары вернулись к коноводам. Два залпа были сделаны неверно, и картечь всю перенесло, но зато последний выстрел попал в середину кучки гусар и повалил троих.
Ростов, озабоченный своими отношениями к Богданычу, остановился на мосту, не зная, что ему делать. Рубить (как он всегда воображал себе сражение) было некого, помогать в зажжении моста он тоже не мог, потому что не взял с собою, как другие солдаты, жгута соломы. Он стоял и оглядывался, как вдруг затрещало по мосту будто рассыпанные орехи, и один из гусар, ближе всех бывший от него, со стоном упал на перилы. Ростов побежал к нему вместе с другими. Опять закричал кто то: «Носилки!». Гусара подхватили четыре человека и стали поднимать.
– Оооо!… Бросьте, ради Христа, – закричал раненый; но его всё таки подняли и положили.
Николай Ростов отвернулся и, как будто отыскивая чего то, стал смотреть на даль, на воду Дуная, на небо, на солнце. Как хорошо показалось небо, как голубо, спокойно и глубоко! Как ярко и торжественно опускающееся солнце! Как ласково глянцовито блестела вода в далеком Дунае! И еще лучше были далекие, голубеющие за Дунаем горы, монастырь, таинственные ущелья, залитые до макуш туманом сосновые леса… там тихо, счастливо… «Ничего, ничего бы я не желал, ничего бы не желал, ежели бы я только был там, – думал Ростов. – Во мне одном и в этом солнце так много счастия, а тут… стоны, страдания, страх и эта неясность, эта поспешность… Вот опять кричат что то, и опять все побежали куда то назад, и я бегу с ними, и вот она, вот она, смерть, надо мной, вокруг меня… Мгновенье – и я никогда уже не увижу этого солнца, этой воды, этого ущелья»…
В эту минуту солнце стало скрываться за тучами; впереди Ростова показались другие носилки. И страх смерти и носилок, и любовь к солнцу и жизни – всё слилось в одно болезненно тревожное впечатление.
«Господи Боже! Тот, Кто там в этом небе, спаси, прости и защити меня!» прошептал про себя Ростов.
Гусары подбежали к коноводам, голоса стали громче и спокойнее, носилки скрылись из глаз.
– Что, бг'ат, понюхал пог'оху?… – прокричал ему над ухом голос Васьки Денисова.
«Всё кончилось; но я трус, да, я трус», подумал Ростов и, тяжело вздыхая, взял из рук коновода своего отставившего ногу Грачика и стал садиться.
– Что это было, картечь? – спросил он у Денисова.
– Да еще какая! – прокричал Денисов. – Молодцами г'аботали! А г'абота сквег'ная! Атака – любезное дело, г'убай в песи, а тут, чог'т знает что, бьют как в мишень.
И Денисов отъехал к остановившейся недалеко от Ростова группе: полкового командира, Несвицкого, Жеркова и свитского офицера.
«Однако, кажется, никто не заметил», думал про себя Ростов. И действительно, никто ничего не заметил, потому что каждому было знакомо то чувство, которое испытал в первый раз необстреленный юнкер.
– Вот вам реляция и будет, – сказал Жерков, – глядишь, и меня в подпоручики произведут.
– Доложите князу, что я мост зажигал, – сказал полковник торжественно и весело.
– А коли про потерю спросят?
– Пустячок! – пробасил полковник, – два гусара ранено, и один наповал , – сказал он с видимою радостью, не в силах удержаться от счастливой улыбки, звучно отрубая красивое слово наповал .


Преследуемая стотысячною французскою армией под начальством Бонапарта, встречаемая враждебно расположенными жителями, не доверяя более своим союзникам, испытывая недостаток продовольствия и принужденная действовать вне всех предвидимых условий войны, русская тридцатипятитысячная армия, под начальством Кутузова, поспешно отступала вниз по Дунаю, останавливаясь там, где она бывала настигнута неприятелем, и отбиваясь ариергардными делами, лишь насколько это было нужно для того, чтоб отступать, не теряя тяжестей. Были дела при Ламбахе, Амштетене и Мельке; но, несмотря на храбрость и стойкость, признаваемую самим неприятелем, с которою дрались русские, последствием этих дел было только еще быстрейшее отступление. Австрийские войска, избежавшие плена под Ульмом и присоединившиеся к Кутузову у Браунау, отделились теперь от русской армии, и Кутузов был предоставлен только своим слабым, истощенным силам. Защищать более Вену нельзя было и думать. Вместо наступательной, глубоко обдуманной, по законам новой науки – стратегии, войны, план которой был передан Кутузову в его бытность в Вене австрийским гофкригсратом, единственная, почти недостижимая цель, представлявшаяся теперь Кутузову, состояла в том, чтобы, не погубив армии подобно Маку под Ульмом, соединиться с войсками, шедшими из России.
28 го октября Кутузов с армией перешел на левый берег Дуная и в первый раз остановился, положив Дунай между собой и главными силами французов. 30 го он атаковал находившуюся на левом берегу Дуная дивизию Мортье и разбил ее. В этом деле в первый раз взяты трофеи: знамя, орудия и два неприятельские генерала. В первый раз после двухнедельного отступления русские войска остановились и после борьбы не только удержали поле сражения, но прогнали французов. Несмотря на то, что войска были раздеты, изнурены, на одну треть ослаблены отсталыми, ранеными, убитыми и больными; несмотря на то, что на той стороне Дуная были оставлены больные и раненые с письмом Кутузова, поручавшим их человеколюбию неприятеля; несмотря на то, что большие госпитали и дома в Кремсе, обращенные в лазареты, не могли уже вмещать в себе всех больных и раненых, – несмотря на всё это, остановка при Кремсе и победа над Мортье значительно подняли дух войска. Во всей армии и в главной квартире ходили самые радостные, хотя и несправедливые слухи о мнимом приближении колонн из России, о какой то победе, одержанной австрийцами, и об отступлении испуганного Бонапарта.
Князь Андрей находился во время сражения при убитом в этом деле австрийском генерале Шмите. Под ним была ранена лошадь, и сам он был слегка оцарапан в руку пулей. В знак особой милости главнокомандующего он был послан с известием об этой победе к австрийскому двору, находившемуся уже не в Вене, которой угрожали французские войска, а в Брюнне. В ночь сражения, взволнованный, но не усталый(несмотря на свое несильное на вид сложение, князь Андрей мог переносить физическую усталость гораздо лучше самых сильных людей), верхом приехав с донесением от Дохтурова в Кремс к Кутузову, князь Андрей был в ту же ночь отправлен курьером в Брюнн. Отправление курьером, кроме наград, означало важный шаг к повышению.
Ночь была темная, звездная; дорога чернелась между белевшим снегом, выпавшим накануне, в день сражения. То перебирая впечатления прошедшего сражения, то радостно воображая впечатление, которое он произведет известием о победе, вспоминая проводы главнокомандующего и товарищей, князь Андрей скакал в почтовой бричке, испытывая чувство человека, долго ждавшего и, наконец, достигшего начала желаемого счастия. Как скоро он закрывал глаза, в ушах его раздавалась пальба ружей и орудий, которая сливалась со стуком колес и впечатлением победы. То ему начинало представляться, что русские бегут, что он сам убит; но он поспешно просыпался, со счастием как будто вновь узнавал, что ничего этого не было, и что, напротив, французы бежали. Он снова вспоминал все подробности победы, свое спокойное мужество во время сражения и, успокоившись, задремывал… После темной звездной ночи наступило яркое, веселое утро. Снег таял на солнце, лошади быстро скакали, и безразлично вправе и влеве проходили новые разнообразные леса, поля, деревни.
На одной из станций он обогнал обоз русских раненых. Русский офицер, ведший транспорт, развалясь на передней телеге, что то кричал, ругая грубыми словами солдата. В длинных немецких форшпанах тряслось по каменистой дороге по шести и более бледных, перевязанных и грязных раненых. Некоторые из них говорили (он слышал русский говор), другие ели хлеб, самые тяжелые молча, с кротким и болезненным детским участием, смотрели на скачущего мимо их курьера.
Князь Андрей велел остановиться и спросил у солдата, в каком деле ранены. «Позавчера на Дунаю», отвечал солдат. Князь Андрей достал кошелек и дал солдату три золотых.
– На всех, – прибавил он, обращаясь к подошедшему офицеру. – Поправляйтесь, ребята, – обратился он к солдатам, – еще дела много.
– Что, г. адъютант, какие новости? – спросил офицер, видимо желая разговориться.
– Хорошие! Вперед, – крикнул он ямщику и поскакал далее.
Уже было совсем темно, когда князь Андрей въехал в Брюнн и увидал себя окруженным высокими домами, огнями лавок, окон домов и фонарей, шумящими по мостовой красивыми экипажами и всею тою атмосферой большого оживленного города, которая всегда так привлекательна для военного человека после лагеря. Князь Андрей, несмотря на быструю езду и бессонную ночь, подъезжая ко дворцу, чувствовал себя еще более оживленным, чем накануне. Только глаза блестели лихорадочным блеском, и мысли изменялись с чрезвычайною быстротой и ясностью. Живо представились ему опять все подробности сражения уже не смутно, но определенно, в сжатом изложении, которое он в воображении делал императору Францу. Живо представились ему случайные вопросы, которые могли быть ему сделаны,и те ответы,которые он сделает на них.Он полагал,что его сейчас же представят императору. Но у большого подъезда дворца к нему выбежал чиновник и, узнав в нем курьера, проводил его на другой подъезд.
– Из коридора направо; там, Euer Hochgeboren, [Ваше высокородие,] найдете дежурного флигель адъютанта, – сказал ему чиновник. – Он проводит к военному министру.
Дежурный флигель адъютант, встретивший князя Андрея, попросил его подождать и пошел к военному министру. Через пять минут флигель адъютант вернулся и, особенно учтиво наклонясь и пропуская князя Андрея вперед себя, провел его через коридор в кабинет, где занимался военный министр. Флигель адъютант своею изысканною учтивостью, казалось, хотел оградить себя от попыток фамильярности русского адъютанта. Радостное чувство князя Андрея значительно ослабело, когда он подходил к двери кабинета военного министра. Он почувствовал себя оскорбленным, и чувство оскорбления перешло в то же мгновенье незаметно для него самого в чувство презрения, ни на чем не основанного. Находчивый же ум в то же мгновение подсказал ему ту точку зрения, с которой он имел право презирать и адъютанта и военного министра. «Им, должно быть, очень легко покажется одерживать победы, не нюхая пороха!» подумал он. Глаза его презрительно прищурились; он особенно медленно вошел в кабинет военного министра. Чувство это еще более усилилось, когда он увидал военного министра, сидевшего над большим столом и первые две минуты не обращавшего внимания на вошедшего. Военный министр опустил свою лысую, с седыми висками, голову между двух восковых свечей и читал, отмечая карандашом, бумаги. Он дочитывал, не поднимая головы, в то время как отворилась дверь и послышались шаги.
– Возьмите это и передайте, – сказал военный министр своему адъютанту, подавая бумаги и не обращая еще внимания на курьера.
Князь Андрей почувствовал, что либо из всех дел, занимавших военного министра, действия кутузовской армии менее всего могли его интересовать, либо нужно было это дать почувствовать русскому курьеру. «Но мне это совершенно всё равно», подумал он. Военный министр сдвинул остальные бумаги, сровнял их края с краями и поднял голову. У него была умная и характерная голова. Но в то же мгновение, как он обратился к князю Андрею, умное и твердое выражение лица военного министра, видимо, привычно и сознательно изменилось: на лице его остановилась глупая, притворная, не скрывающая своего притворства, улыбка человека, принимающего одного за другим много просителей.
– От генерала фельдмаршала Кутузова? – спросил он. – Надеюсь, хорошие вести? Было столкновение с Мортье? Победа? Пора!
Он взял депешу, которая была на его имя, и стал читать ее с грустным выражением.
– Ах, Боже мой! Боже мой! Шмит! – сказал он по немецки. – Какое несчастие, какое несчастие!
Пробежав депешу, он положил ее на стол и взглянул на князя Андрея, видимо, что то соображая.
– Ах, какое несчастие! Дело, вы говорите, решительное? Мортье не взят, однако. (Он подумал.) Очень рад, что вы привезли хорошие вести, хотя смерть Шмита есть дорогая плата за победу. Его величество, верно, пожелает вас видеть, но не нынче. Благодарю вас, отдохните. Завтра будьте на выходе после парада. Впрочем, я вам дам знать.