Хокинс, Джон (лингвист)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Джон А. Хокинс, англ. John A. Hawkins — профессор английского языка и прикладной лингвистики Центра исследований английского языка и прикладной лингвистики при Кембриджском университете.[1] По состоянию на 2007 г. он также профессор Отделения лингвистики Калифорнийского университета в Дэвисе.[2] Его интересы связаны с грамматикой английского языка, психолингвистикой, языковыми универсалиями, лингвистической типологией и исторической лингвистикой. Является одним из сторонников гипотезы о догерманском субстрате.



Избранные публикации

  • Definiteness and Indefiniteness (1978, Humanities Press & Croom Helm)
  • Word Order Universals (1983, Academic Press)
  • A Comparative Typology of English and German (1986, Routledge & University of Texas Press)
  • A Performance Theory of Order and Constituency (1994, Cambridge University Press)
  • Efficiency and Complexity in Grammars (2004, Oxford University Press)

Напишите отзыв о статье "Хокинс, Джон (лингвист)"

Примечания

  1. [www.rceal.cam.ac.uk/People/Staffpages/jah91.html RCEAL: Professor John Hawkins]
  2. [linguistics.ucdavis.edu/jack-hawkins UC Davis: Linguistics : John A. Hawkins: New Faculty Member]

Ссылки

  • [www.rceal.cam.ac.uk/People/Staffpages/jah91.html Hawkins at the University of Cambridge]
  • [linguistics.ucdavis.edu/People/jhawkins Hawkins at UC Davis]

Отрывок, характеризующий Хокинс, Джон (лингвист)

После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.


– Бывает с тобой, – сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, – бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет – ничего; что всё, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…