Хоккей с шайбой

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Хокке́й с ша́йбой — командная спортивная игра на льду, заключающаяся в противоборстве двух команд на коньках, которые, передавая шайбу клюшками, стремятся забросить её наибольшее количество раз в ворота соперника и не пропустить в свои. Побеждает команда, забросившая наибольшее количество шайб в ворота соперника.





Появление хоккея

История хоккея является одной из самых оспариваемых среди всех видов спорта. Традиционно местом рождения хоккея считается Монреаль (Канада) (хотя более свежие исследования указывают на первенство Кингстона, Онтарио или Уиндсора, Новая Шотландия). Однако ещё на некоторых голландских картинах XVI века изображено множество людей, играющих на замёрзшем канале в похожую на хоккей игру. Но, несмотря на это, родиной современного хоккея считается всё-таки Канада.

Когда в 1763 году Великобритания отвоевала у Франции Канаду, солдаты привезли с собой на эту землю хоккей на траве. Поскольку канадские зимы очень суровые и длинные, то в этой местности всегда приветствовались зимние виды спорта. Прикрепляя резаки для сыра к своим ботинкам англо- и франкоговорящие канадцы играли в эту игру на замерзших реках, озёрах и прочих водоёмах. В Новой Шотландии и Виргинии существуют старинные картины, на которых изображены люди, играющие в хоккей.

3 марта 1875 года в Монреале на катке «Виктория» был проведен первый хоккейный матч, информация о котором была зафиксирована в монреальской газете «Montreal Gazette». Каждая из команд состояла из девяти человек. Играли деревянной шайбой («шинни»), а защитную экипировку позаимствовали из бейсбола. Впервые на льду поставили хоккейные ворота.

В 1877 году несколько студентов монреальского университета Макгилла изобрели первые семь хоккейных правил. В 1879 году сделали резиновую шайбу. Через некоторое время игра стала столь популярна, что в 1883 году была представлена на ежегодном монреальском Зимнем карнавале. В 1885 году в Монреале была основана Любительская хоккейная ассоциация.

Правила игры в хоккей были усовершенствованы, упорядочены и напечатаны в 1886 году. Согласно им, количество полевых игроков уменьшилось с девяти до семи, на льду находились вратарь, передний и задний защитники, центральный и два нападающих, а впереди по всей ширине поля действовал ровер (англ. rover — бродяга) — сильнейший хоккеист, лучше всех забрасывающий шайбы. Весь матч команда проводила в одном составе, и к концу игры спортсмены буквально ползали по льду от усталости, ведь заменять разрешалось лишь того игрока, который получил травму (и то в последнем периоде и только с согласия соперников). В том же году была проведена первая международная встреча между канадской и английской командами.

В 1890 году в провинции Онтарио прошёл чемпионат для четырёх команд. Вскоре появились крытые катки с естественным льдом. Чтобы он не таял, в стенах и крышах прореза́ли узкие щели для доступа холодного воздуха. Первый каток с искусственным льдом построили в Монреале в 1899 году.

Игра в хоккей стала настолько популярной, что в 1893 году генерал-губернатор Канады лорд Фредерик Артур Стэнли приобрел за 10 гиней кубок, похожий на перевёрнутую пирамиду из серебристых колец, — для вручения чемпиону страны. Так появился легендарный трофей — Кубок Стэнли. Сначала за него боролись любители, а с 1910 года — и профессионалы. С 1927 года Кубок Стэнли оспаривают команды Национальной хоккейной лиги.

В 1900 году на воротах появилась сетка. Согласно легенде, канадец Фрэнсис Нильсон приспособил на ворота рыболовную сеть. Благодаря этой новинке прекратились споры о том, забит гол или нет. Металлический свисток судьи, от холода прилипавший к губам, заменили колокольчиком, а вскоре и пластмассовым свистком. Тогда же ввели вбрасывание шайбы (раньше судья руками придвигал клюшки соперников к лежащей на льду шайбе и, дав свисток, отъезжал в сторону, чтобы не получить удар клюшкой).

Первая профессиональная хоккейная команда была создана в Канаде в 1904 году. В этом же году хоккеисты перешли к новой системе игры — «шесть на шесть». Был установлен стандартный размер площадки — 56 × 26 м, который с тех пор мало изменился. Спустя четыре сезона произошло полное разделение на профессионалов и любителей. Для последних учредили Кубок Аллана, который разыгрывается с 1908 года. Его обладатели впоследствии представляли Канаду на чемпионатах мира.

В начале XX века канадским хоккеем заинтересовались европейцы. Конгресс в Париже в 1908 году основал Международную федерацию хоккея на льду (ИИХФ), объединившую первоначально четыре страны — Бельгию, Францию, Великобританию и Швейцарию. В 1914 году возникла Канадская хоккейная ассоциация (КАХА), а в 1920 году она стала членом Международной федерации.

Для повышения зрелищности и скорости игры в 1910 году разрешили замену спортсменов. В этом же году возникла Национальная хоккейная ассоциация, а знаменитая Национальная хоккейная лига (НХЛ) появилась лишь в 1917 году.

Немало новшеств принадлежит хоккеистам братьям Пэтрик — Джеймсу, Крэйгу и Лестеру (последний стал известным хоккейным деятелем). По их инициативе игрокам присвоили номера, очки стали начислять не только за голы, но и за результативные передачи (система «гол плюс пас»), хоккеистам разрешили передавать шайбу вперёд, а вратарям — отрывать коньки ото льда. Игра с тех пор стала длиться три периода по 20 минут каждый.

В 1911 году ИИХФ официально утвердила канадские правила игры в хоккей, а в 1920 году состоялся первый чемпионат мира. В 1929 году вратарь Клинт Бенедикт из «Монреаль Мэрунз» впервые надел маску. В 1934 году узаконили штрафной бросок — буллит. В 1945 году за воротами установили разноцветные фонари для более точного учёта заброшенных шайб («красный» означает гол, «зелёный» — взятие ворот не зафиксировано). В этом же году было введено тройное судейство: главный судья и два помощника (лайнсмены). В 1946 году была узаконена система судейских жестов при конкретных нарушениях правил.

Крупные арены в США и Канаде начали строить ещё в 30-х гг. XX века. Так, в Чикаго в 1938 году появился Дворец спорта на 15 тыс. мест.

В 1920 году состоялась первая встреча в официальном турнире — на Олимпийских играх — между командами Старого и Нового Света. Канадцы вновь подтвердили свою славу сильнейшей хоккейной державы мира. Победили канадцы и на олимпийских турнирах (одновременно считавшихся чемпионатами мира) 1924 и 1928 годов. В 1936 году Великобритания выиграла титул олимпийского чемпиона, отобрав его у канадцев, которые владели им 16 лет.

В СССР и России

Днем рождения хоккея в России и в СССР в целом считается 22 декабря 1946 года, когда в Москве, Ленинграде, Риге, Каунасе и Архангельске были сыграны первые матчи первого чемпионата СССР по хоккею с шайбой.

В 1954 году советские хоккеисты дебютировали на чемпионатах мира и сразу же заняли ведущее положение в мировом хоккее. Уже первая встреча с канадцами закончилась победой советских спортсменов — 7:3. Эта победа принесла сборной СССР первый титул чемпиона мира. С 1954 по 1991 годы сборная СССР 22 раза выигрывала «золото» чемпионатов мира и 7 раз побеждала на зимних Олимпийских играх.

В 90-е годы отсутствие стабильности побудило многих ведущих игроков искать счастья в богатых зарубежных клубах. Отечественный хоккей лишился своих звёзд, и единственным утешением может служить то обстоятельство, что большинство из них не затерялись в чужом хоккее, а наоборот — являются лидерами, в том числе и в клубах НХЛ, и тем самым поддерживают высокую марку советской хоккейной школы.

В этот период сборная России, выиграв чемпионат мира 1993 года, долго оставалась вообще без медалей. И только на чемпионате мира в Москве 2007 года россияне оступились в полуфинале, а в 2008, в год официального 100-летия хоккея, вернули себе звание чемпионов мира, обыграв канадцев в Квебеке, 10 мая 2009 года подтвердив своё звание, обыграв сборную Канады в финале чемпионата мира, проходившего в Швейцарии, со счётом 2:1. В 2012 сборная России вновь поднялась на высшую ступеньку пьедестала, обыграв сборную Словакии со счётом 6:2 и не потерпев ни одного поражения за весь ход чемпионата. 26 мая 2014 года сборная России стала победителем чемпионата мира, который проходил в Минске, выиграв все матчи. В финале россияне обыграли команду Финляндии со счетом 5:2.

Хоккейная площадка

Размеры

В правилах ИИХФ и НХЛ размеры хоккейной площадки различаются.

По правилам ИИХФ, максимальные размеры — 61 метр в длину и 30 метров в ширину, минимальные размеры — 56 метров в длину и 26 метров в ширину; в официальных соревнованиях под эгидой ИИХФ размеры площадки должны быть 60-61 м в длину и 29-30 м в ширину; для прочих соревнований минимальный размер площадки установлен в 40х20 метров[1].

Правила НХЛ предписывают размер площадки в 200х85 футов, то есть 60,96 х 25,90 метров. В НХЛ считается, что меньшие размеры способствуют силовой борьбе, броскам по воротам, игре у бортов, где происходит много жарких единоборств, стычек и дракК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2760 дней].

Углы площадки должны быть скруглены дугой окружности радиусом от 7 м до 8,5 м по правилам ИИХФ и 28 футов (8,53 м) в НХЛ.

По следующей ссылке доступно сравнение размеров площадок по данным «Советского спорта»[2].

Борта

Площадка ограждена бортиком высотой 1,20-1,22 м, имеющим закругления (радиусом 7-8,5 м) в углах поля. На лицевых бортах за воротами по всей ширине поля (включая закругления) крепится ограждение из защитного стекла высотой 1,6-2 м. В средней части бокового бортика расположены две открывающиеся внутрь калитки, предназначенные для выхода игроков на площадку. Ещё две калитки расположены напротив: на скамейке для оштрафованных игроков.

Разметка

В 3—4 м от лицевых бортов проведены красные линии ворот, по центру которых располагаются ворота и наносится голубая расцветка площади ворот с красной окантовкой. В 17,23 м от линии ворот  — синие линии зон, благодаря которым площадка разделяется на 3 зоны: центральную зону и две зоны соперников. В центре поля — красная линия, разделяющая площадку пополам, и точка вбрасывания, находящаяся посередине красной линии. По обе стороны от ворот на расстоянии 6 м нанесены точки вбрасывания, из которых радиусом 4,5 м нанесены границы зон вбрасывания.

Скамейка штрафников

Каждая хоккейная площадка оборудована двумя скамейками для оштрафованных игроков. Каждая скамейка должна быть рассчитана минимум на 5 игроков. Минимальная длина скамейки — 4 метра, ширина — 1,5 метра.

Экипировка

Большое внимание уделяется хоккейной экипировке. Спортсмены заботятся о том, чтобы максимально обезопасить себя от болезненных ударов шайбы и клюшки, от ударов при столкновении с другим игроком, от падения на борт и т. д. Раньше обмундирование хоккеиста было тяжелым, и хоккеисты выглядели в нём неуклюжими, испытывали дискомфорт.

Верхняя форма и шлемы игроков одной команды должна быть одинакового цвета (вратарю разрешается иметь шлем, отличный по цвету от шлемов других игроков). На свитерах игроков должны быть нанесены номера и фамилии.

История хоккейной формы.

Когда в Канаде зародился хоккей с шайбой, свитера для игры были вязаными и различались только цветом. С развитием этого вида спорта развивалась и изменялась хоккейная экипировка. Хоккейные команды стремились запомниться не только своей игрой, но и отличительным от других внешним видом. С растущей популярностью хоккея и возраставшим количеством команд, принимающих участие в хоккейных турнирах, на хоккейную форму стали наносить отличительные знаки и логотипы, а затем номера и фамилии игроков. Изменилась и технология изготовления хоккейных свитеров, они стали изготавливаться из разных видов материалов. В настоящее время полиэстер — основной материал, который используется для производства свитеров для игры в хоккей. Именно этот материал способствует хорошей воздухопроницаемости, прочности и легкости хоккейной формы. Появилась возможность изготавливать очень яркую форму с насыщенными цветовыми решениями. Сейчас у хоккейных клубов или у отдельно взятой команды имеются два или более вида формы. Комплекты хоккейной формы бывают домашними, гостевыми или выездными. Например для КХЛ характерен темный оттенок хоккейных свитеров для домашней формы, свитер для выездных встреч — светлый (форма НХЛ также выбирается по правилам — домашняя — темного цвета, гостевая — светлого).

Продолжительность игры

Матч по хоккею с шайбой состоит из трёх периодов по 20 минут чистого времени. Перерывы между периодами длятся 15 минут. С 11 января 2013 года в чемпионате КХЛ перерывы между периодами матча (включая проведение мероприятий на ледовой поверхности хоккейной площадки) составляют 17 минут. В случае ничейного результата по окончании трёх периодов возможно назначение дополнительного времени (овертайма). В случае ничьей по окончании овертайма пробиваются послематчевые броски (буллиты). Необходимость овертайма, а также его продолжительность и количество послематчевых бросков оговариваются отдельно в регламенте турнира.

Составы команд

На матч обычно заявляют 20—25 игроков от одной команды. Минимальное и максимальное количество игроков определяется регламентом турнира.

Одновременно на поле со стороны одной команды должны находиться шесть игроков: пять полевых и один вратарь. Допускается замена вратаря на шестого полевого игрока. Смены игроков возможны как в паузах во время остановки времени игры, так и непосредственно в ходе игры.

Во время проведения овертаймов количество игроков на площадке может быть уменьшено регламентом турнира (обычно до пяти: вратарь + четверо полевых). В НХЛ, начиная с сезона 2015-16, введены овертаймы в формате 3 на 3: вратарь + двое полевых.

Позиции игроков на хоккейной площадке
Нападающие:
Левый | Центральный | Правый
Защитники:
Левый защитник | Правый защитник
Вратарь:
Вратарь
Игрок большинства | Тафгай | Капитан | Главный тренер | Судья

Судьи

Хоккейный матч проводит судейская бригада, состоящая из трёх или четырёх судей. Один или два судьи (в зависимости от регламента турнира) называются главными судьями, два других — линейными судьями. В обязанности главного судьи входит отслеживание нарушений правил, фиксация взятия ворот (голов). Линейные судьи отвечают за отслеживание положений «вне игры», пробросов шайбы, нарушений численного состава, а также проведение вбрасываний шайбы.

Кроме судей на льду, на каждом матче присутствует судейская бригада, находящаяся за пределами площадки. В неё входят:

  • двое судей за воротами (при наличии одного главного судьи)
  • один секретарь и до двух помощников секретаря
  • один судья-хронометрист
  • один судья-информатор
  • один судья видеоповтора
  • двое судей на скамейке штрафников


Нарушения правил и штрафы

Толчок соперника (так же, как толчок клюшкой и толчок на борт), атака игрока, не владеющего шайбой (силовые приемы можно применять только, когда игрок владеет шайбой, делая ему навстречу не более двух шагов), нападение на вратаря, даже если он далеко от ворот, подножка, задержка соперника руками, зацеп, атака сзади. Удар соперника (локтем, коленом, и т. п.), опасная игра высоко поднятой клюшкой (то есть выше уровня плеч), удар клюшкой, также игра сломанной клюшкой или клюшкой нестандартных размеров, задержка шайбы руками, умышленное падение на шайбу, включая вратаря, если он вышел за пределы вратарской площадки, нарушение процедуры вбрасывания или порядка смены составов. Задержка игры (умышленный выброс шайбы за пределы площадки, смещение ворот и пр.), бросок клюшки на лед, чтобы помешать сопернику, грубая игра и драка, неспортивное и недисциплинированное поведение (игрок допускает симуляцию — т. н. «нырок» или «рыбку», оспаривает решение судьи, вмешивается в его действия, использует оскорбительные поведения, и т. д.). При некоторых нарушениях правил наказание может быть различным в зависимости от игровой ситуации главным судьей, например, было ли нарушение умышленным или нет, насколько велика ответственность игрока за участие в драке, и т. д. Правила предусматривают следующие наказания: # малый штраф; # малый скамеечный штраф, а также большой штраф; # дисциплинарный штраф с правом замены; # удаление до конца игры (с правом замены через 5 минут); # штрафной бросок (буллит). Хоккеист, наказанный малым штрафом удаляется с площадки на 2 минуты и не может на это время быть заменен другим игроком. Вратарь в случае, если он нарушит правила не удаляется, наказание за него отбывает кто-то из полевых игроков. Команда при этом играет в численном меньшинстве. Оштрафованный игрок может вернуться на площадку досрочно в случае, если команда-соперник сумеет реализовать численное преимущество. Если игрок, находящийся на скамейке запасных или оштрафованных пререкается с судьями, или вмешивается в игру, то он может быть наказан малым штрафом. Если же подобное нарушение допустил оштрафованный хоккеист, то один из игроков, находящихся на площадке покидает ее. Малый скамеечный штраф налагается не на конкретного игрока, а на всю команду за общее нарушение, например нарушение численного состава игроков, нарушение экипировки или за непосредственное нарушение виновника, которого не удается установить, например за бросок предмета на лед со скамейки запасных. В этом случае тренер назначает игрока, который наказывается малым штрафом, кроме вратаря. Первый большой штраф влечет удаление игрока на 5 минут без права замены. Повторный большой штраф в течении одной игры автоматически приводит к удалению игрока до конца игры, при этом его команда играет 5 минут в меньшинстве. За недисциплинированное поведение хоккеист, за исключением вратаря может быть удален на 10 минут с правом замены. Повторный дисциплинарный штраф становится дисциплинарным штрафом до конца игры. Хоккеист, удаленный до конца игры отправляется в раздевалку. Он не сможет дальше играть до тех пор, пока его поступок не будет обсужден в организации, ответственной за проведение матчей. Дисциплинарные штрафы предлагают замену оштрафованного игрока. Так называемый отложенный штраф применяется в случае, если в момент нарушения правил игроком на скамейке штрафников находятся два или более его партнеров по команде: по правилам на площадке должно находиться не менее 3 игроков от каждой команды. В этом случае провинившийся игрок удаляется с площадки и заменяется другим игроком на время, пока не истечет штрафное время одного из его партнеров, оштрафованных раннее. Возможно и обоюдное удаление. Оба оштрафованных игрока отбывают штраф полностью, даже если команде удастся забить гол. Если судья зафиксировал нарушение правил, но шайба пока находится у соперника, то игра не останавливается до тех пор, пока провинившийся игрок или кто-то из его партнеров не коснется шайбы. Если в этот момент команда-соперник забивает гол, то судья фиксирует взятие ворот, и оштрафованный игрок остается на площадке. Штрафной бросок назначается в следующих случаях:

  • Игрок обороняющейся команды умышленно сдвинул ворота, чтобы помешать сопернику забить гол Если это сделал полевой игрок, то он также дополнительно наказывается большим штрафом.
  • Оштрафованный игрок вышел на площадку, чтобы помешать взятию ворот.
  • Игрок, кроме вратаря, находясь в площади своих ворот умышленно лег на шайбу, взял ее со льда в руки или подгреб под себя рукой.
  • Игрок обороняющейся команды умышленно бросил клюшку в шайбу, чтобы помешать взятию ворот.
  • Игрок при выходе один на один с вратарем подвергся нападению или был сбит игроком защищающейся команды.
  • За 2 минуты до окончания матча команда, имеющая на скамейке оштрафованных имела менее двух игроков нарушила численный состав.

Штрафной бросок выполняет игрок команды против которого было проведено нарушение. В случае травмы игрока буллит выполняет его партнер по команде, которого назначает капитан. По свистку судьи игрок, выполняющий буллит ведет, не останавливаясь, шайбу от центральной точки к воротам соперника и пытается поразить их. При выполнении буллита ворота защищает только вратарь. До начала выполнения штрафного броска он не имеет права покидать площадь ворот. После того, как игрок, выполняющий буллит, коснется шайбы, вратарь защищает ворота любым разрешенным способом. Когда бросок по воротам уже произведен, выполнение его считается законченным. Игрок, выполняющий его не имеет права добивать шайбу в ворота, если она отскочила от вратаря, стойки ворот или лицевого борта. В некоторых случаях команде, не нарушившей правила дается возможность выбора между штрафным броском и удалением провинившегося игрока. В случае серьезного нарушения возможно двойное наказание в виде буллита и штрафного времени. Если нарушение зафиксировано на исходе времени матча, то буллит выполняется после того, как прозвучит финальная сирена. Время, необходимое для его выполнения в общее игровое время не включается.

В произведениях культуры

См. также

Напишите отзыв о статье "Хоккей с шайбой"

Примечания

  1. Официальные правила IIHF, материал взят с сайта Федерации хоккея России
  2. hcstart.narod.ru/nhl_vs_iihf.gif
  3. [cinemate.cc/movie/tag/hokkej/ Фильмы про хоккей. Лучшие фильмы за последние 10 лет] // cinemate.cc

Литература

  • Энциклопедия для детей. Т. 20. Спорт / Глав. ред. В. А. Володин. — М.: Аванта+, 2001. — 624 с.: ил. ISBN 5-94623-006-9

Ссылки

  • [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=EXP;n=599746 Правила вида спорта «Хоккей с шайбой»], утверждены Приказом Минспорттуризма России от 30 марта 2010 г. № 248.
  • [www.khl.ru/documents/rules/IIHF_Rules.pdf Официальная книга правил ИИХФ 2006—2010]
  • [r-hockey.ru Турниры, результаты, статистика на сайте «Российский хоккей»]
  • [hockeyarchives.ru/ Хоккейные Архивы — сайт о российском и международном Хоккее]

Отрывок, характеризующий Хоккей с шайбой

Вскоре после маленькой княгини вошел массивный, толстый молодой человек с стриженою головой, в очках, светлых панталонах по тогдашней моде, с высоким жабо и в коричневом фраке. Этот толстый молодой человек был незаконный сын знаменитого Екатерининского вельможи, графа Безухого, умиравшего теперь в Москве. Он нигде не служил еще, только что приехал из за границы, где он воспитывался, и был в первый раз в обществе. Анна Павловна приветствовала его поклоном, относящимся к людям самой низшей иерархии в ее салоне. Но, несмотря на это низшее по своему сорту приветствие, при виде вошедшего Пьера в лице Анны Павловны изобразилось беспокойство и страх, подобный тому, который выражается при виде чего нибудь слишком огромного и несвойственного месту. Хотя, действительно, Пьер был несколько больше других мужчин в комнате, но этот страх мог относиться только к тому умному и вместе робкому, наблюдательному и естественному взгляду, отличавшему его от всех в этой гостиной.
– C'est bien aimable a vous, monsieur Pierre , d'etre venu voir une pauvre malade, [Очень любезно с вашей стороны, Пьер, что вы пришли навестить бедную больную,] – сказала ему Анна Павловна, испуганно переглядываясь с тетушкой, к которой она подводила его. Пьер пробурлил что то непонятное и продолжал отыскивать что то глазами. Он радостно, весело улыбнулся, кланяясь маленькой княгине, как близкой знакомой, и подошел к тетушке. Страх Анны Павловны был не напрасен, потому что Пьер, не дослушав речи тетушки о здоровье ее величества, отошел от нее. Анна Павловна испуганно остановила его словами:
– Вы не знаете аббата Морио? он очень интересный человек… – сказала она.
– Да, я слышал про его план вечного мира, и это очень интересно, но едва ли возможно…
– Вы думаете?… – сказала Анна Павловна, чтобы сказать что нибудь и вновь обратиться к своим занятиям хозяйки дома, но Пьер сделал обратную неучтивость. Прежде он, не дослушав слов собеседницы, ушел; теперь он остановил своим разговором собеседницу, которой нужно было от него уйти. Он, нагнув голову и расставив большие ноги, стал доказывать Анне Павловне, почему он полагал, что план аббата был химера.
– Мы после поговорим, – сказала Анна Павловна, улыбаясь.
И, отделавшись от молодого человека, не умеющего жить, она возвратилась к своим занятиям хозяйки дома и продолжала прислушиваться и приглядываться, готовая подать помощь на тот пункт, где ослабевал разговор. Как хозяин прядильной мастерской, посадив работников по местам, прохаживается по заведению, замечая неподвижность или непривычный, скрипящий, слишком громкий звук веретена, торопливо идет, сдерживает или пускает его в надлежащий ход, так и Анна Павловна, прохаживаясь по своей гостиной, подходила к замолкнувшему или слишком много говорившему кружку и одним словом или перемещением опять заводила равномерную, приличную разговорную машину. Но среди этих забот всё виден был в ней особенный страх за Пьера. Она заботливо поглядывала на него в то время, как он подошел послушать то, что говорилось около Мортемара, и отошел к другому кружку, где говорил аббат. Для Пьера, воспитанного за границей, этот вечер Анны Павловны был первый, который он видел в России. Он знал, что тут собрана вся интеллигенция Петербурга, и у него, как у ребенка в игрушечной лавке, разбегались глаза. Он всё боялся пропустить умные разговоры, которые он может услыхать. Глядя на уверенные и изящные выражения лиц, собранных здесь, он всё ждал чего нибудь особенно умного. Наконец, он подошел к Морио. Разговор показался ему интересен, и он остановился, ожидая случая высказать свои мысли, как это любят молодые люди.


Вечер Анны Павловны был пущен. Веретена с разных сторон равномерно и не умолкая шумели. Кроме ma tante, около которой сидела только одна пожилая дама с исплаканным, худым лицом, несколько чужая в этом блестящем обществе, общество разбилось на три кружка. В одном, более мужском, центром был аббат; в другом, молодом, красавица княжна Элен, дочь князя Василия, и хорошенькая, румяная, слишком полная по своей молодости, маленькая княгиня Болконская. В третьем Мортемар и Анна Павловна.
Виконт был миловидный, с мягкими чертами и приемами, молодой человек, очевидно считавший себя знаменитостью, но, по благовоспитанности, скромно предоставлявший пользоваться собой тому обществу, в котором он находился. Анна Павловна, очевидно, угощала им своих гостей. Как хороший метрд`отель подает как нечто сверхъестественно прекрасное тот кусок говядины, который есть не захочется, если увидать его в грязной кухне, так в нынешний вечер Анна Павловна сервировала своим гостям сначала виконта, потом аббата, как что то сверхъестественно утонченное. В кружке Мортемара заговорили тотчас об убиении герцога Энгиенского. Виконт сказал, что герцог Энгиенский погиб от своего великодушия, и что были особенные причины озлобления Бонапарта.
– Ah! voyons. Contez nous cela, vicomte, [Расскажите нам это, виконт,] – сказала Анна Павловна, с радостью чувствуя, как чем то a la Louis XV [в стиле Людовика XV] отзывалась эта фраза, – contez nous cela, vicomte.
Виконт поклонился в знак покорности и учтиво улыбнулся. Анна Павловна сделала круг около виконта и пригласила всех слушать его рассказ.
– Le vicomte a ete personnellement connu de monseigneur, [Виконт был лично знаком с герцогом,] – шепнула Анна Павловна одному. – Le vicomte est un parfait conteur [Bиконт удивительный мастер рассказывать], – проговорила она другому. – Comme on voit l'homme de la bonne compagnie [Как сейчас виден человек хорошего общества], – сказала она третьему; и виконт был подан обществу в самом изящном и выгодном для него свете, как ростбиф на горячем блюде, посыпанный зеленью.
Виконт хотел уже начать свой рассказ и тонко улыбнулся.
– Переходите сюда, chere Helene, [милая Элен,] – сказала Анна Павловна красавице княжне, которая сидела поодаль, составляя центр другого кружка.
Княжна Элен улыбалась; она поднялась с тою же неизменяющеюся улыбкой вполне красивой женщины, с которою она вошла в гостиную. Слегка шумя своею белою бальною робой, убранною плющем и мохом, и блестя белизною плеч, глянцем волос и брильянтов, она прошла между расступившимися мужчинами и прямо, не глядя ни на кого, но всем улыбаясь и как бы любезно предоставляя каждому право любоваться красотою своего стана, полных плеч, очень открытой, по тогдашней моде, груди и спины, и как будто внося с собою блеск бала, подошла к Анне Павловне. Элен была так хороша, что не только не было в ней заметно и тени кокетства, но, напротив, ей как будто совестно было за свою несомненную и слишком сильно и победительно действующую красоту. Она как будто желала и не могла умалить действие своей красоты. Quelle belle personne! [Какая красавица!] – говорил каждый, кто ее видел.
Как будто пораженный чем то необычайным, виконт пожал плечами и о опустил глаза в то время, как она усаживалась перед ним и освещала и его всё тою же неизменною улыбкой.
– Madame, je crains pour mes moyens devant un pareil auditoire, [Я, право, опасаюсь за свои способности перед такой публикой,] сказал он, наклоняя с улыбкой голову.
Княжна облокотила свою открытую полную руку на столик и не нашла нужным что либо сказать. Она улыбаясь ждала. Во все время рассказа она сидела прямо, посматривая изредка то на свою полную красивую руку, которая от давления на стол изменила свою форму, то на еще более красивую грудь, на которой она поправляла брильянтовое ожерелье; поправляла несколько раз складки своего платья и, когда рассказ производил впечатление, оглядывалась на Анну Павловну и тотчас же принимала то самое выражение, которое было на лице фрейлины, и потом опять успокоивалась в сияющей улыбке. Вслед за Элен перешла и маленькая княгиня от чайного стола.
– Attendez moi, je vais prendre mon ouvrage, [Подождите, я возьму мою работу,] – проговорила она. – Voyons, a quoi pensez vous? – обратилась она к князю Ипполиту: – apportez moi mon ridicule. [О чем вы думаете? Принесите мой ридикюль.]
Княгиня, улыбаясь и говоря со всеми, вдруг произвела перестановку и, усевшись, весело оправилась.
– Теперь мне хорошо, – приговаривала она и, попросив начинать, принялась за работу.
Князь Ипполит перенес ей ридикюль, перешел за нею и, близко придвинув к ней кресло, сел подле нее.
Le charmant Hippolyte [Очаровательный Ипполит] поражал своим необыкновенным сходством с сестрою красавицей и еще более тем, что, несмотря на сходство, он был поразительно дурен собой. Черты его лица были те же, как и у сестры, но у той все освещалось жизнерадостною, самодовольною, молодою, неизменною улыбкой жизни и необычайною, античною красотой тела; у брата, напротив, то же лицо было отуманено идиотизмом и неизменно выражало самоуверенную брюзгливость, а тело было худощаво и слабо. Глаза, нос, рот – все сжималось как будто в одну неопределенную и скучную гримасу, а руки и ноги всегда принимали неестественное положение.
– Ce n'est pas une histoire de revenants? [Это не история о привидениях?] – сказал он, усевшись подле княгини и торопливо пристроив к глазам свой лорнет, как будто без этого инструмента он не мог начать говорить.
– Mais non, mon cher, [Вовсе нет,] – пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик.
– C'est que je deteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях,] – сказал он таким тоном, что видно было, – он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили.
Из за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал. Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayee, [бедра испуганной нимфы,] как он сам говорил, в чулках и башмаках.
Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m lle George, [мадмуазель Жорж,] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это то великодушие и отмстил смертью герцогу.
Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню.
– Charmant, – прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу.
Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту. Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это то не понравилось Анне Павловне.
– Средство – Европейское равновесие и droit des gens [международное право], – говорил аббат. – Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, – и она спасет мир!
– Как же вы найдете такое равновесие? – начал было Пьер; но в это время подошла Анна Павловна и, строго взглянув на Пьера, спросила итальянца о том, как он переносит здешний климат. Лицо итальянца вдруг изменилось и приняло оскорбительно притворно сладкое выражение, которое, видимо, было привычно ему в разговоре с женщинами.
– Я так очарован прелестями ума и образования общества, в особенности женского, в которое я имел счастье быть принят, что не успел еще подумать о климате, – сказал он.
Не выпуская уже аббата и Пьера, Анна Павловна для удобства наблюдения присоединила их к общему кружку.


В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество.
– Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] – сказала Анна Павловна.
– Le general Koutouzoff, – сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff , как француз, – a bien voulu de moi pour aide de camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты.]
– Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?]
– Она поедет в деревню.
– Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены?
– Andre, [Андрей,] – сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, – какую историю нам рассказал виконт о m lle Жорж и Бонапарте!
Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно доброй и приятной улыбкой.
– Вот как!… И ты в большом свете! – сказал он Пьеру.
– Я знал, что вы будете, – отвечал Пьер. – Я приеду к вам ужинать, – прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. – Можно?
– Нет, нельзя, – сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать.
Он что то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу.
– Вы меня извините, мой милый виконт, – сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. – Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, – сказал он Анне Павловне.
Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него.
– Очень хороша, – сказал князь Андрей.
– Очень, – сказал Пьер.
Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне.
– Образуйте мне этого медведя, – сказал он. – Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин.


Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх.
– Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? – сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о ). – Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику?
Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку.
– Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, – просила она.
– Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, – отвечал князь Василий, – но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее.
Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия.
– Послушайте, князь, – сказала она, – я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, – торопливо прибавила она. – Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были,] – говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы.
– Папа, мы опоздаем, – сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери.
Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она – одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его.
– Chere Анна Михайловна, – сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, – для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы?
– Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры.
Он хотел уйти.
– Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… [Раз он перейдет в гвардию…] – Она замялась: – Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж…
Князь Василий улыбнулся.
– Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты.
– Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой…
– Папа! – опять тем же тоном повторила красавица, – мы опоздаем.
– Ну, au revoir, [до свиданья,] прощайте. Видите?
– Так завтра вы доложите государю?
– Непременно, а Кутузову не обещаю.
– Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий,] – сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу.
Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.
– Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] – сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c'est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову.]
Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны.
– «Dieu me la donne, gare a qui la touche», – сказал он (слова Бонапарте, сказанные при возложении короны). – On dit qu'il a ete tres beau en prononcant ces paroles, [Бог мне дал корону. Беда тому, кто ее тронет. – Говорят, он был очень хорош, произнося эти слова,] – прибавил он и еще раз повторил эти слова по итальянски: «Dio mi la dona, guai a chi la tocca».
– J'espere enfin, – продолжала Анна Павловна, – que ca a ete la goutte d'eau qui fera deborder le verre. Les souverains ne peuvent plus supporter cet homme, qui menace tout. [Надеюсь, что это была, наконец, та капля, которая переполнит стакан. Государи не могут более терпеть этого человека, который угрожает всему.]
– Les souverains? Je ne parle pas de la Russie, – сказал виконт учтиво и безнадежно: – Les souverains, madame! Qu'ont ils fait pour Louis XVII, pour la reine, pour madame Elisabeth? Rien, – продолжал он одушевляясь. – Et croyez moi, ils subissent la punition pour leur trahison de la cause des Bourbons. Les souverains? Ils envoient des ambassadeurs complimenter l'usurpateur. [Государи! Я не говорю о России. Государи! Но что они сделали для Людовика XVII, для королевы, для Елизаветы? Ничего. И, поверьте мне, они несут наказание за свою измену делу Бурбонов. Государи! Они шлют послов приветствовать похитителя престола.]
И он, презрительно вздохнув, опять переменил положение. Князь Ипполит, долго смотревший в лорнет на виконта, вдруг при этих словах повернулся всем телом к маленькой княгине и, попросив у нее иголку, стал показывать ей, рисуя иголкой на столе, герб Конде. Он растолковывал ей этот герб с таким значительным видом, как будто княгиня просила его об этом.
– Baton de gueules, engrele de gueules d'azur – maison Conde, [Фраза, не переводимая буквально, так как состоит из условных геральдических терминов, не вполне точно употребленных. Общий смысл такой : Герб Конде представляет щит с красными и синими узкими зазубренными полосами,] – говорил он.
Княгиня, улыбаясь, слушала.
– Ежели еще год Бонапарте останется на престоле Франции, – продолжал виконт начатый разговор, с видом человека не слушающего других, но в деле, лучше всех ему известном, следящего только за ходом своих мыслей, – то дела пойдут слишком далеко. Интригой, насилием, изгнаниями, казнями общество, я разумею хорошее общество, французское, навсегда будет уничтожено, и тогда…
Он пожал плечами и развел руками. Пьер хотел было сказать что то: разговор интересовал его, но Анна Павловна, караулившая его, перебила.
– Император Александр, – сказала она с грустью, сопутствовавшей всегда ее речам об императорской фамилии, – объявил, что он предоставит самим французам выбрать образ правления. И я думаю, нет сомнения, что вся нация, освободившись от узурпатора, бросится в руки законного короля, – сказала Анна Павловна, стараясь быть любезной с эмигрантом и роялистом.