Хоровод духов

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Хоровод духов
La Ridda Dei Folletti
Композитор

Антонио Бадзини

Время и место сочинения

1852 год

Продолжительность

6 минут

Инструменты

скрипка, фортепиано

«Хорово́д ду́хов» (итал. La Ridda Dei Folletti, часто фр. La ronde des lutins), или фантастическое скерцо Op. 25 — виртуозное сочинение для скрипки и фортепиано Антонио Бадзини, написанное в 1852 году. Примерная продолжительность — 6 минут. Пьеса неоднократно издавалась ведущими мировыми издательствами; издание Шотта вышло под редакцией Августа Вильгельми, издание Ширмера — под редакцией Леопольда Ауэра, называвшего Бадзини «виртуозом в подлинном смысле слова» и отмечавшего, что в своё время эту его пьесу знал каждый скрипач[1]. Скерцо осталось наиболее известным произведением достаточно плодовитого композитора: как пошутил Ицхак Перлман, Бадзини больше ничего не написал, потому что использовал в «Хороводе духов» все ноты[2].





Название

Итальянское Folletti означает ду́хов воздуха — мифологических существ, у которых нет прямых аналогов во многих других национальных культурах. Поэтому при переводе названия на другие языки наблюдается определённый разнобой: часто употребляющаяся французская версия названия дословно означает «хоровод домовых», по-немецки обычно используется «пляска гномов» (нем. Tanz der Kobolde), среди русских вариантов названия — «Рондо домовых», «Пляска ведьм», «Хоровод гномов» и т. п.

История произведения

Утверждается, что Бадзини сочинил пьесу как своего рода ответ на виртуозное сочинение своего конкурента, Генриха Вильгельма Эрнста, под названием «Рондо Папагено»[3].

Записи

Миниатюру Бадзини, помимо выпустившей диск с его сочинениями Хлои Хэнслип, записали такие исполнители, как Ян Кубелик, Хосе Порта, Яша Хейфец, Иегуди Менухин, Ваша Пржигода, Зино Франческатти, Максим Венгеров, Вадим Репин, Сара Чанг, Гиль Шахам[en] и многие другие.

Переложения

Редакция для саксофона и фортепиано (Кэнъитиро Муто) пользуется популярностью среди саксофонистов. Джеймс Голуэй и Кадзухито Ямасита записали переложение для флейты и гитары.

В культуре

Музыка пьесы использована в серии «Hell Is Other Robots» мультсериала «Футурама».

Напишите отзыв о статье "Хоровод духов"

Примечания

  1. [books.google.ru/books?id=faMfpT7HkWEC&pg=PA5&lpg=PA5 Leopold Auer. Violin Playing as I Teach It] — Barnes & Noble Publishing, 2003. — p. 5.
  2. Fanfare, Vol. 32 (2009), No. 5, p. 75.
  3. Mark W. Rowe. Heinrich Wilhelm Ernst: Virtuoso violinist. — Ashgate, 2008. — p. 136.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Хоровод духов

– Ты ненавидишь, так измени ее, очисти себя, и по мере очищения ты будешь познавать мудрость. Посмотрите на свою жизнь, государь мой. Как вы проводили ее? В буйных оргиях и разврате, всё получая от общества и ничего не отдавая ему. Вы получили богатство. Как вы употребили его? Что вы сделали для ближнего своего? Подумали ли вы о десятках тысяч ваших рабов, помогли ли вы им физически и нравственно? Нет. Вы пользовались их трудами, чтоб вести распутную жизнь. Вот что вы сделали. Избрали ли вы место служения, где бы вы приносили пользу своему ближнему? Нет. Вы в праздности проводили свою жизнь. Потом вы женились, государь мой, взяли на себя ответственность в руководстве молодой женщины, и что же вы сделали? Вы не помогли ей, государь мой, найти путь истины, а ввергли ее в пучину лжи и несчастья. Человек оскорбил вас, и вы убили его, и вы говорите, что вы не знаете Бога, и что вы ненавидите свою жизнь. Тут нет ничего мудреного, государь мой! – После этих слов, масон, как бы устав от продолжительного разговора, опять облокотился на спинку дивана и закрыл глаза. Пьер смотрел на это строгое, неподвижное, старческое, почти мертвое лицо, и беззвучно шевелил губами. Он хотел сказать: да, мерзкая, праздная, развратная жизнь, – и не смел прерывать молчание.
Масон хрипло, старчески прокашлялся и кликнул слугу.
– Что лошади? – спросил он, не глядя на Пьера.
– Привели сдаточных, – отвечал слуга. – Отдыхать не будете?
– Нет, вели закладывать.
«Неужели же он уедет и оставит меня одного, не договорив всего и не обещав мне помощи?», думал Пьер, вставая и опустив голову, изредка взглядывая на масона, и начиная ходить по комнате. «Да, я не думал этого, но я вел презренную, развратную жизнь, но я не любил ее, и не хотел этого, думал Пьер, – а этот человек знает истину, и ежели бы он захотел, он мог бы открыть мне её». Пьер хотел и не смел сказать этого масону. Проезжающий, привычными, старческими руками уложив свои вещи, застегивал свой тулупчик. Окончив эти дела, он обратился к Безухому и равнодушно, учтивым тоном, сказал ему:
– Вы куда теперь изволите ехать, государь мой?
– Я?… Я в Петербург, – отвечал Пьер детским, нерешительным голосом. – Я благодарю вас. Я во всем согласен с вами. Но вы не думайте, чтобы я был так дурен. Я всей душой желал быть тем, чем вы хотели бы, чтобы я был; но я ни в ком никогда не находил помощи… Впрочем, я сам прежде всего виноват во всем. Помогите мне, научите меня и, может быть, я буду… – Пьер не мог говорить дальше; он засопел носом и отвернулся.
Масон долго молчал, видимо что то обдумывая.
– Помощь дается токмо от Бога, – сказал он, – но ту меру помощи, которую во власти подать наш орден, он подаст вам, государь мой. Вы едете в Петербург, передайте это графу Вилларскому (он достал бумажник и на сложенном вчетверо большом листе бумаги написал несколько слов). Один совет позвольте подать вам. Приехав в столицу, посвятите первое время уединению, обсуждению самого себя, и не вступайте на прежние пути жизни. Затем желаю вам счастливого пути, государь мой, – сказал он, заметив, что слуга его вошел в комнату, – и успеха…