Христофор III

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Католикос-Патриарх
Христофор III

კათოლიკოს-პატრიარქი ქრისტეფორე III<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
75-й Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии, Архиепископ Мцхетский и Тбилисский
21 июня 1927 — 10 января 1932
Церковь: Грузинская православная церковь
Предшественник: Амвросий
Преемник: Каллистрат
 
Имя при рождении: Христофор Мурманович Цицкишвили
Оригинал имени
при рождении:
ქრისტეფორე მურმანის ძე ციცქიშვილი
Рождение: 27 марта 1873(1873-03-27)
село Вертквичала, Шорапанский уезд, Кутаисская губерния
Смерть: 10 января 1932(1932-01-10) (58 лет)
Тбилиси, Грузинская ССР
Принятие священного сана: 1893
Принятие монашества: не принимал
Епископская хиротония: 18 марта 1922

Католико́с-Патриа́рх Христофо́р III[1] (груз. კათოლიკოს-პატრიარქი ქრისტეფორე III, в миру Христофор Мурманович Цицкишвили, груз. ქრისტეფორე მურმანის ძე ციცქიშვილი; 27 марта 1873, село Вертквичала, Шорапанский уезд, Кутаисская губерния — 10 января 1932, Тбилиси, Грузинская ССР) — епископ Грузинской православной церкви, католикос-патриарх всея Грузии.





Биография

Родился 27 марта 1873 года в селе Вертквичала близ Харагаули.

В 1895 году окончил Тифлисскую духовную семинарию и принял сан священника. Трудился на приходах. Затем был законоучителем в Тифлисской мужской гимназии.

В 1918 году посещал историко-филологический факультет Тифлисского университета.

18 марта 1922 году был хиротонисан во епископа Урбнисского без пострижения в монашество. Хиротонию возглавил Каталикос-Патриарх Амвросий (Хелая).

В начале 1923 года в Грузии шёл новый виток жестоких гонений на Церковь и 11 января того года Католикос-Патриарх Амвросий был вновь вызван на допрос и подвергнут аресту. 12 января по решению специальной комиссии Закавказской Федерации было арестовано большинство членов Совета Католикосата и в тот же день для ведения дел Грузинской Православной Церкви было устроено Временное Церковное Управление под руководством епископа Христофора. Это Управление действовало до 26 февраля 1925 года, после чего католикос-патриарх Амвросий был освобождён.

7 апреля 1925 года был возведён в достоинство митрополита и переведен на Сухумскую и Абхазскую кафедру.

В 1926 году в Кутаиси состоялось инспирированное советской властью собрание грузинского духовенства и мирян, на котором «прогрессивное» духовенство задавало тон. Постановлением собрания за католикосом-патриархом Амвросием был оставлен титул католикоса-патриарха, но дела Церкви вновь переданы Временному управлению Грузинской Церкви. Председателем этого органа вновь стал митрополит Христофор. Он же возглавлял «Группу обновления и реформ», координировавшую «прогрессивный» элемент в Церкви.

После кончины Католикоса-Патриарха Амвросия 29 марта 1927 года местоблюстителем Мцхетского католикосского престола был назначен митрополит Христофор. 21 июня того же года на IV Соборе Грузинской Церкви он был избран Католикосом-Патриархом всей Грузии.

Под его руководством духовенство «прогрессивного» направления было поставлено на руководящие посты. В 1928 году состоялся очередной Собор на котором Католикос-Патриарх и несколько архиереев подписали акт о введении в Грузинской Церкви характерного элемента церковного модернизма XX века — нового календарного стиля. Церковь официально отреклась от курса конфронтации со светской властью, заявила свою лояльность, и отмежевалась от грузинской эмиграции. Патриарх также направил свои усилия на восстановление общения с поместными Православными Церквами. Для сохранения русских церковных обычаев на территории Грузии было создано Церковное управление русских православных общин Грузинского Католикосата, способствовавшее будущей нормализации отношений между Грузинской и Русской Православными Церквами, из состава которой Грузинская церковь в одностороннем порядке вышла в 1917 году. Католикос-Патриарх стал направлять рождественские и пасхальные послания предстоятелям автокефальных Православных Церквей, включая Русскую.

Начинания Католикоса-Патриарха Христофора не принесли успехов. Календарная реформа, будучи отвергнута народом и большинством священников, полностью провалилась и через несколько месяцев была отменена. Грузинское церковное зарубежье порвало связь с Грузинским Патриархатом, тогда как признание грузинской автокефалии со стороны Русской Церкви последовало лишь в новых условиях 1943 года. Жестокие гонения на Церковь со стороны светской власти не прекращались. В послании в ЦИК от 1930 года Католикос-Патриарх отмечал, что «все те притеснения, которые испытывает Грузинская Православная Церковь, направлены на её скорейшую ликвидацию»[2].

10 января 1932 года Католикос-Патриарх Христофор III скончался. Похоронен в кафедральном соборе Сиони рядом с другими предстоятелями Грузинской Церкви.

Оценки

Многие в церковной среде считали католикоса-патриарха Христофора излишне уступчивым атеистическому правительству. Но католикос-патриарх Ефрем (Сидамонидзе), ставленник католикоса-патриарха Христофора, всегда вспоминал последнего с чувством уважения, говоря: «Я знаю его, он готов был бы отдать свою жизнь за Христа, если бы это нужно было для Церкви, но ему выпала тяжелая участь полководца, который должен отступить под натиском врага, чтобы не потерять своего войска. В своей личной жизни он был аскетом, а прагматики аскетами не бывают. Он очень уважал в душе Патриарха Амвросия, но внешне, для вида противостоял ему, однако они делали одно дело, только по-разному»[3].

Напишите отзыв о статье "Христофор III"

Примечания

  1. В конце XX века указывался как Христофор II, так как сведения о его одноимённых предшественниках были уточнены позднее
  2. ЦГАНИГ, ф. 284, оп. 1, ед. хр. 283.
  3. Рафаил (Карелин), архим., [lib.eparhia-saratov.ru/books/16r/rafail/secret/41.html Тайна спасения. Беседы о духовной жизни, Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2001—2002, «Из воспоминаний. Патерик»]

Источники

  • [www.pravenc.ru/text/168199.html «Грузинская Православная Церковь» Православная энциклопедия, т. 13]
  • Скурат К. Е., [www.sedmitza.ru/text/441201.html История Православных Поместных Церквей, «Глава I. Грузинская Православная Церковь»]
  • Рафаил (Карелин), архим., [lib.eparhia-saratov.ru/books/16r/rafail/secret/41.html Тайна спасения. Беседы о духовной жизни, Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2001—2002, «Из воспоминаний. Патерик»]
  • Вениамин (Гомартели), мон., [www.holyarchangelcandles.com/wordpress/2007/1928-1938/ Летопись Церковных событий, 1928—1938]
  • სერგო ვარდოსანიძე [www.ambioni.ge/katolikos-patriarqi-qristefore-cicqisvili კათოლიკოს-პატრიარქი ქრისტეფორე ციცქიშვილი (1927-1932წწ.)]
  • [library.church.ge/index.php?option=com_content&id=339:.. სრულიად საქართველოს კათოლიკოს-პატრიარქი უწმიდესი და უნეტარესი ქრისტეფორე III (1927-1932)]
Предшественник:
Амвросий
Католикос-Патриарх всея Грузии
1927–1932
Преемник:
Каллистрат

Отрывок, характеризующий Христофор III

«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и – неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.
На бугре у неприятеля показался дымок выстрела, и ядро, свистя, пролетело над головами гусарского эскадрона. Офицеры, стоявшие вместе, разъехались по местам. Гусары старательно стали выравнивать лошадей. В эскадроне всё замолкло. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Пролетело другое, третье ядро. Очевидно, что стреляли по гусарам; но ядро, равномерно быстро свистя, пролетало над головами гусар и ударялось где то сзади. Гусары не оглядывались, но при каждом звуке пролетающего ядра, будто по команде, весь эскадрон с своими однообразно разнообразными лицами, сдерживая дыханье, пока летело ядро, приподнимался на стременах и снова опускался. Солдаты, не поворачивая головы, косились друг на друга, с любопытством высматривая впечатление товарища. На каждом лице, от Денисова до горниста, показалась около губ и подбородка одна общая черта борьбы, раздраженности и волнения. Вахмистр хмурился, оглядывая солдат, как будто угрожая наказанием. Юнкер Миронов нагибался при каждом пролете ядра. Ростов, стоя на левом фланге на своем тронутом ногами, но видном Грачике, имел счастливый вид ученика, вызванного перед большою публикой к экзамену, в котором он уверен, что отличится. Он ясно и светло оглядывался на всех, как бы прося обратить внимание на то, как он спокойно стоит под ядрами. Но и в его лице та же черта чего то нового и строгого, против его воли, показывалась около рта.
– Кто там кланяется? Юнкег' Миг'онов! Hexoг'oшo, на меня смотг'ите! – закричал Денисов, которому не стоялось на месте и который вертелся на лошади перед эскадроном.
Курносое и черноволосатое лицо Васьки Денисова и вся его маленькая сбитая фигурка с его жилистою (с короткими пальцами, покрытыми волосами) кистью руки, в которой он держал ефес вынутой наголо сабли, было точно такое же, как и всегда, особенно к вечеру, после выпитых двух бутылок. Он был только более обыкновенного красен и, задрав свою мохнатую голову кверху, как птицы, когда они пьют, безжалостно вдавив своими маленькими ногами шпоры в бока доброго Бедуина, он, будто падая назад, поскакал к другому флангу эскадрона и хриплым голосом закричал, чтоб осмотрели пистолеты. Он подъехал к Кирстену. Штаб ротмистр, на широкой и степенной кобыле, шагом ехал навстречу Денисову. Штаб ротмистр, с своими длинными усами, был серьезен, как и всегда, только глаза его блестели больше обыкновенного.
– Да что? – сказал он Денисову, – не дойдет дело до драки. Вот увидишь, назад уйдем.
– Чог'т их знает, что делают – проворчал Денисов. – А! Г'остов! – крикнул он юнкеру, заметив его веселое лицо. – Ну, дождался.
И он улыбнулся одобрительно, видимо радуясь на юнкера.
Ростов почувствовал себя совершенно счастливым. В это время начальник показался на мосту. Денисов поскакал к нему.
– Ваше пг'евосходительство! позвольте атаковать! я их опг'окину.
– Какие тут атаки, – сказал начальник скучливым голосом, морщась, как от докучливой мухи. – И зачем вы тут стоите? Видите, фланкеры отступают. Ведите назад эскадрон.
Эскадрон перешел мост и вышел из под выстрелов, не потеряв ни одного человека. Вслед за ним перешел и второй эскадрон, бывший в цепи, и последние казаки очистили ту сторону.
Два эскадрона павлоградцев, перейдя мост, один за другим, пошли назад на гору. Полковой командир Карл Богданович Шуберт подъехал к эскадрону Денисова и ехал шагом недалеко от Ростова, не обращая на него никакого внимания, несмотря на то, что после бывшего столкновения за Телянина, они виделись теперь в первый раз. Ростов, чувствуя себя во фронте во власти человека, перед которым он теперь считал себя виноватым, не спускал глаз с атлетической спины, белокурого затылка и красной шеи полкового командира. Ростову то казалось, что Богданыч только притворяется невнимательным, и что вся цель его теперь состоит в том, чтоб испытать храбрость юнкера, и он выпрямлялся и весело оглядывался; то ему казалось, что Богданыч нарочно едет близко, чтобы показать Ростову свою храбрость. То ему думалось, что враг его теперь нарочно пошлет эскадрон в отчаянную атаку, чтобы наказать его, Ростова. То думалось, что после атаки он подойдет к нему и великодушно протянет ему, раненому, руку примирения.
Знакомая павлоградцам, с высокоподнятыми плечами, фигура Жеркова (он недавно выбыл из их полка) подъехала к полковому командиру. Жерков, после своего изгнания из главного штаба, не остался в полку, говоря, что он не дурак во фронте лямку тянуть, когда он при штабе, ничего не делая, получит наград больше, и умел пристроиться ординарцем к князю Багратиону. Он приехал к своему бывшему начальнику с приказанием от начальника ариергарда.
– Полковник, – сказал он с своею мрачною серьезностью, обращаясь ко врагу Ростова и оглядывая товарищей, – велено остановиться, мост зажечь.
– Кто велено? – угрюмо спросил полковник.
– Уж я и не знаю, полковник, кто велено , – серьезно отвечал корнет, – но только мне князь приказал: «Поезжай и скажи полковнику, чтобы гусары вернулись скорей и зажгли бы мост».
Вслед за Жерковым к гусарскому полковнику подъехал свитский офицер с тем же приказанием. Вслед за свитским офицером на казачьей лошади, которая насилу несла его галопом, подъехал толстый Несвицкий.
– Как же, полковник, – кричал он еще на езде, – я вам говорил мост зажечь, а теперь кто то переврал; там все с ума сходят, ничего не разберешь.
Полковник неторопливо остановил полк и обратился к Несвицкому:
– Вы мне говорили про горючие вещества, – сказал он, – а про то, чтобы зажигать, вы мне ничего не говорили.
– Да как же, батюшка, – заговорил, остановившись, Несвицкий, снимая фуражку и расправляя пухлой рукой мокрые от пота волосы, – как же не говорил, что мост зажечь, когда горючие вещества положили?
– Я вам не «батюшка», господин штаб офицер, а вы мне не говорили, чтоб мост зажигайт! Я служба знаю, и мне в привычка приказание строго исполняйт. Вы сказали, мост зажгут, а кто зажгут, я святым духом не могу знайт…
– Ну, вот всегда так, – махнув рукой, сказал Несвицкий. – Ты как здесь? – обратился он к Жеркову.
– Да за тем же. Однако ты отсырел, дай я тебя выжму.
– Вы сказали, господин штаб офицер, – продолжал полковник обиженным тоном…
– Полковник, – перебил свитский офицер, – надо торопиться, а то неприятель пододвинет орудия на картечный выстрел.
Полковник молча посмотрел на свитского офицера, на толстого штаб офицера, на Жеркова и нахмурился.
– Я буду мост зажигайт, – сказал он торжественным тоном, как будто бы выражал этим, что, несмотря на все делаемые ему неприятности, он всё таки сделает то, что должно.
Ударив своими длинными мускулистыми ногами лошадь, как будто она была во всем виновата, полковник выдвинулся вперед к 2 му эскадрону, тому самому, в котором служил Ростов под командою Денисова, скомандовал вернуться назад к мосту.