Хурюгский, Тагир Алимович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Тагир Хурюгский
лезг. Хуьруьг Тагьир[уточнить]
Место рождения:

сел. Хрюг, Дагестанская область, Российская империя

Место смерти:

Ахты, Дагестанская АССР, СССР

Род деятельности:

поэт

Награды:

Таги́р Хурю́гский, настоящая фамилия — Алимов (лезг. Хуьруьг Тагьир[1][уточнить]; 22 июня 1893, Хрюг, Дагестанская область, Российская империя — 23 февраля 1958, Ахты, Дагестанская АССР, СССР) — лезгинский поэт. Народный поэт Дагестана.

Тагир Хурюгский родился в 1893 году в селении Хурюг (ныне Хрюг, Ахтынский район Дагестана) в крестьянской семье. Два года учился в школе города Нуха. В молодости много странствовал в поисках заработка. В советское время стал участником создания колхозов, а затем работником сферы культуры. В 1936—1937 годах возглавлял лезгинский театр имени С. Стальского. В 1952—1958 годах был депутатом Верховного Совета СССР.

Ещё в детстве Тагир Хурюгский сочинял стихи в традиционной манере ашугов. В советское время написал стихи «Селение Гюгез», «Воздушный богатырь», «Молла Иса», «Проклятье», «Девятому мая», «Родина», «Москва», «Черное золото», «Герой труда», пользовавшиеся большой популярностью.





Память

Улица в посёлке Белиджи[2].

Напишите отзыв о статье "Хурюгский, Тагир Алимович"

Примечания

  1. Хуьруьг Тагьир Хкягъай произведенияр. — Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1940. — 175 с.
  2. [www.ifns.su/05/013/000011.html Улицы посёлка]

Литература

  • Ахмедов Абдул-Гафар. Тагир Хурюгский : воспоминания и размышления. — Махачкала: ИП «Султанбегова Х.С.», 2011. — 176 с.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Хурюгский, Тагир Алимович

– Скажите, моя милая, – сказала она, обращаясь к Наташе, – как же вам приходится эта Мими? Дочь, верно?
Наташе не понравился тон снисхождения до детского разговора, с которым гостья обратилась к ней. Она ничего не ответила и серьезно посмотрела на гостью.
Между тем всё это молодое поколение: Борис – офицер, сын княгини Анны Михайловны, Николай – студент, старший сын графа, Соня – пятнадцатилетняя племянница графа, и маленький Петруша – меньшой сын, все разместились в гостиной и, видимо, старались удержать в границах приличия оживление и веселость, которыми еще дышала каждая их черта. Видно было, что там, в задних комнатах, откуда они все так стремительно прибежали, у них были разговоры веселее, чем здесь о городских сплетнях, погоде и comtesse Apraksine. [о графине Апраксиной.] Изредка они взглядывали друг на друга и едва удерживались от смеха.
Два молодые человека, студент и офицер, друзья с детства, были одних лет и оба красивы, но не похожи друг на друга. Борис был высокий белокурый юноша с правильными тонкими чертами спокойного и красивого лица; Николай был невысокий курчавый молодой человек с открытым выражением лица. На верхней губе его уже показывались черные волосики, и во всем лице выражались стремительность и восторженность.
Николай покраснел, как только вошел в гостиную. Видно было, что он искал и не находил, что сказать; Борис, напротив, тотчас же нашелся и рассказал спокойно, шутливо, как эту Мими куклу он знал еще молодою девицей с неиспорченным еще носом, как она в пять лет на его памяти состарелась и как у ней по всему черепу треснула голова. Сказав это, он взглянул на Наташу. Наташа отвернулась от него, взглянула на младшего брата, который, зажмурившись, трясся от беззвучного смеха, и, не в силах более удерживаться, прыгнула и побежала из комнаты так скоро, как только могли нести ее быстрые ножки. Борис не рассмеялся.
– Вы, кажется, тоже хотели ехать, maman? Карета нужна? – .сказал он, с улыбкой обращаясь к матери.
– Да, поди, поди, вели приготовить, – сказала она, уливаясь.
Борис вышел тихо в двери и пошел за Наташей, толстый мальчик сердито побежал за ними, как будто досадуя на расстройство, происшедшее в его занятиях.


Из молодежи, не считая старшей дочери графини (которая была четырьмя годами старше сестры и держала себя уже, как большая) и гостьи барышни, в гостиной остались Николай и Соня племянница. Соня была тоненькая, миниатюрненькая брюнетка с мягким, отененным длинными ресницами взглядом, густой черною косой, два раза обвившею ее голову, и желтоватым оттенком кожи на лице и в особенности на обнаженных худощавых, но грациозных мускулистых руках и шее. Плавностью движений, мягкостью и гибкостью маленьких членов и несколько хитрою и сдержанною манерой она напоминала красивого, но еще не сформировавшегося котенка, который будет прелестною кошечкой. Она, видимо, считала приличным выказывать улыбкой участие к общему разговору; но против воли ее глаза из под длинных густых ресниц смотрели на уезжавшего в армию cousin [двоюродного брата] с таким девическим страстным обожанием, что улыбка ее не могла ни на мгновение обмануть никого, и видно было, что кошечка присела только для того, чтоб еще энергичнее прыгнуть и заиграть с своим соusin, как скоро только они так же, как Борис с Наташей, выберутся из этой гостиной.