Рекдаль, Хьетиль

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Хьетиль Андре Рекдаль»)
Перейти к: навигация, поиск
Хьетиль Рекдаль
Общая информация
Полное имя Хьетиль Андре Рекдаль
Родился 6 ноября 1968(1968-11-06) (52 года)
Фиксдаль, Вестнес, Норвегия
Гражданство Норвегия
Рост 187 см
Позиция защитник, полузащитник
Информация о клубе
Клуб без клуба
Карьера
Молодёжные клубы
1979—1985 Фиксдаль/Рекдаль
Клубная карьера*
1985—1988 Мольде 75 (25)
1988—1990 Боруссия (М) 9 (0)
1990—1996 Льерс 181 (71)
1994   Мольде 8 (4)
1996—1997 Ренн 13 (2)
1997-2000 Герта 64 (4)
2000—2004 Волеренга 116 (21)
Национальная сборная**
1987—2000 Норвегия 83 (17)
Тренерская карьера
2001—2006 Волеренга
2006—2007 Льерс
2007—2008 Кайзерслаутерн
2008—2012 Олесунн
2013—2016 Волеренга

* Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.

** Количество игр и голов за национальную сборную в официальных матчах.

Хье́тиль Андре́ Ре́кдаль (норв. Kjetil André Rekdal; 6 ноября 1968, Фиксдаль, Норвегия) — норвежский футболист и футбольный тренер. С 1987 по 2000 год игрок сборной Норвегии. В большинстве матчей играл на позиции полузащитника.





Карьера

Клубная

Рекдаль играл в различных европейских чемпионатах. Он начал свою футбольную карьеру в Норвегии, где успешно выступал за клуб «Мольде». В 1988 году Рекдаль перешёл в «Боруссию» из Мёнхенгладбаха, но провёл за неё всего 9 матчей за два года. В 1990 году Рекдаль подписал контракт с бельгийским клубом «Льерс». С 1990 по 1996 годы он стал настоящей звездой бельгийского чемпионата: за 171 матч футболист сумел забить 71 гол, то есть почти по одному голу за каждые две встречи. Следующими его командами были французский «Ренн» и немецкая «Герта». Завершил свою карьеру Рекдаль дома, выступая за известный норвежский клуб «Волеренга».

В сборной

Дебют игрока в составе национальной сборной состоялся 28 мая 1987 года в матче против сборной Италии. Рекдаль играл на двух чемпионатах мира: 1994 и 1998. Также он принимал участие в чемпионате Европы 2000 года. Всего за сборную Норвегии Рекдаль сыграл 83 матча и забил 17 голов. Рекдаль призывался в сборную Норвегии в течение тринадцати лет (с 1987 по 2000 год). Его последним выступлением за сборную был товарищеский матч в Осло со Словакией 27 мая 2000 года.

Тренерская

Как успешный тренер Рекдаль проявил себя в «Волеренге», выступавшей в норвежской Типпелиге. Его клуб в течение нескольких сезонов финишировал в верхней части турнирной таблицы. В 2004 году Хьетиль Рекдаль привёл «Волеренгу» ко второму месту в чемпионате, проиграв первую строчку «Русенборгу» по разнице забитых и пропущенных голов. В 2005 году он добился своего: «Волеренга» впервые за 21 год стала чемпионом Норвегии, прервав тринадцатилетнюю победную серию «Русенборга».

21 августа 2006 года Рекдаль был уволен руководством клуба за неудовлетворительные результаты. 21 ноября он назначен главным тренером в другой бывший свой клуб — «Льерс». Когда Рекдаль пришёл в команду, «Льерс» находился в самом низу турнирной таблицы, набрав всего два очка за пятнадцать матчей. К концу сезона у них было уже 26 очков, и клуб избежал прямого вылета из высшего дивизиона. Но в плей-офф чемпионата Бельгии «Льерс» смог выиграть только три из шести матчей, и команда опустилась во второй дивизион.

В июле 2007 года Рекдаль стал главным тренером «Кайзерслаутерна» из Второй Бундеслиги. Он был уволен 9 февраля 2008, когда клуб оказался на шестнадцатом месте с тремя победами в девятнадцати матчах[1].

Рекдаль вернулся в Норвегию и в 2008 году подписал контракт с «Олесунном». Он присоединился к команде в середине сезоне, когда клуб находился внизу турнирной таблицы Высшей лиги. В серии плей-офф норвежского чемпионата сезона 2008 года «Олесунн» добился права участия в следующем сезоне Типпелиги, обыграв клуб «Согндал» со счётом 7:2 по сумме двух встреч. В 2009 году клуб под руководством Рекдаля добился первых успехов: в финале Кубка Норвегии «Олесунн» победил «Мольде» со счётом 3:2 после серии пенальти. В 2010 году Рекдаль добился наилучшего результата в чемпионате для «Олесунна»: 4 место в Типпелиге.

Голы Рекдаля за сборную Норвегии

Напишите отзыв о статье "Рекдаль, Хьетиль"

Примечания

  1. [www.bundesliga.de/en/liga2/clubs/1-fc-kaiserslautern/index.php Bundesliga — Die offizielle Webseite]. Bundesliga.de. Проверено 29 мая 2009. [www.webcitation.org/69bF57Amu Архивировано из первоисточника 1 августа 2012].

Ссылки

  • [www.home.no/greenriver/players/rekdal.html Профиль на сайте home.no]


Отрывок, характеризующий Рекдаль, Хьетиль

– Я сейчас был у графини, вашей супруги, и был так несчастлив, что моя просьба не могла быть исполнена; надеюсь, что у вас, граф, я буду счастливее, – сказал он, улыбаясь.
– Что вам угодно, полковник? Я к вашим услугам.
– Я теперь, граф, уж совершенно устроился на новой квартире, – сообщил Берг, очевидно зная, что это слышать не могло не быть приятно; – и потому желал сделать так, маленький вечерок для моих и моей супруги знакомых. (Он еще приятнее улыбнулся.) Я хотел просить графиню и вас сделать мне честь пожаловать к нам на чашку чая и… на ужин.
– Только графиня Елена Васильевна, сочтя для себя унизительным общество каких то Бергов, могла иметь жестокость отказаться от такого приглашения. – Берг так ясно объяснил, почему он желает собрать у себя небольшое и хорошее общество, и почему это ему будет приятно, и почему он для карт и для чего нибудь дурного жалеет деньги, но для хорошего общества готов и понести расходы, что Пьер не мог отказаться и обещался быть.
– Только не поздно, граф, ежели смею просить, так без 10 ти минут в восемь, смею просить. Партию составим, генерал наш будет. Он очень добр ко мне. Поужинаем, граф. Так сделайте одолжение.
Противно своей привычке опаздывать, Пьер в этот день вместо восьми без 10 ти минут, приехал к Бергам в восемь часов без четверти.
Берги, припася, что нужно было для вечера, уже готовы были к приему гостей.
В новом, чистом, светлом, убранном бюстиками и картинками и новой мебелью, кабинете сидел Берг с женою. Берг, в новеньком, застегнутом мундире сидел возле жены, объясняя ей, что всегда можно и должно иметь знакомства людей, которые выше себя, потому что тогда только есть приятность от знакомств. – «Переймешь что нибудь, можешь попросить о чем нибудь. Вот посмотри, как я жил с первых чинов (Берг жизнь свою считал не годами, а высочайшими наградами). Мои товарищи теперь еще ничто, а я на ваканции полкового командира, я имею счастье быть вашим мужем (он встал и поцеловал руку Веры, но по пути к ней отогнул угол заворотившегося ковра). И чем я приобрел всё это? Главное умением выбирать свои знакомства. Само собой разумеется, что надо быть добродетельным и аккуратным».
Берг улыбнулся с сознанием своего превосходства над слабой женщиной и замолчал, подумав, что всё таки эта милая жена его есть слабая женщина, которая не может постигнуть всего того, что составляет достоинство мужчины, – ein Mann zu sein [быть мужчиной]. Вера в то же время также улыбнулась с сознанием своего превосходства над добродетельным, хорошим мужем, но который всё таки ошибочно, как и все мужчины, по понятию Веры, понимал жизнь. Берг, судя по своей жене, считал всех женщин слабыми и глупыми. Вера, судя по одному своему мужу и распространяя это замечание, полагала, что все мужчины приписывают только себе разум, а вместе с тем ничего не понимают, горды и эгоисты.
Берг встал и, обняв свою жену осторожно, чтобы не измять кружевную пелеринку, за которую он дорого заплатил, поцеловал ее в середину губ.
– Одно только, чтобы у нас не было так скоро детей, – сказал он по бессознательной для себя филиации идей.
– Да, – отвечала Вера, – я совсем этого не желаю. Надо жить для общества.
– Точно такая была на княгине Юсуповой, – сказал Берг, с счастливой и доброй улыбкой, указывая на пелеринку.
В это время доложили о приезде графа Безухого. Оба супруга переглянулись самодовольной улыбкой, каждый себе приписывая честь этого посещения.
«Вот что значит уметь делать знакомства, подумал Берг, вот что значит уметь держать себя!»
– Только пожалуйста, когда я занимаю гостей, – сказала Вера, – ты не перебивай меня, потому что я знаю чем занять каждого, и в каком обществе что надо говорить.
Берг тоже улыбнулся.
– Нельзя же: иногда с мужчинами мужской разговор должен быть, – сказал он.
Пьер был принят в новенькой гостиной, в которой нигде сесть нельзя было, не нарушив симметрии, чистоты и порядка, и потому весьма понятно было и не странно, что Берг великодушно предлагал разрушить симметрию кресла, или дивана для дорогого гостя, и видимо находясь сам в этом отношении в болезненной нерешительности, предложил решение этого вопроса выбору гостя. Пьер расстроил симметрию, подвинув себе стул, и тотчас же Берг и Вера начали вечер, перебивая один другого и занимая гостя.
Вера, решив в своем уме, что Пьера надо занимать разговором о французском посольстве, тотчас же начала этот разговор. Берг, решив, что надобен и мужской разговор, перебил речь жены, затрогивая вопрос о войне с Австриею и невольно с общего разговора соскочил на личные соображения о тех предложениях, которые ему были деланы для участия в австрийском походе, и о тех причинах, почему он не принял их. Несмотря на то, что разговор был очень нескладный, и что Вера сердилась за вмешательство мужского элемента, оба супруга с удовольствием чувствовали, что, несмотря на то, что был только один гость, вечер был начат очень хорошо, и что вечер был, как две капли воды похож на всякий другой вечер с разговорами, чаем и зажженными свечами.
Вскоре приехал Борис, старый товарищ Берга. Он с некоторым оттенком превосходства и покровительства обращался с Бергом и Верой. За Борисом приехала дама с полковником, потом сам генерал, потом Ростовы, и вечер уже совершенно, несомненно стал похож на все вечера. Берг с Верой не могли удерживать радостной улыбки при виде этого движения по гостиной, при звуке этого бессвязного говора, шуршанья платьев и поклонов. Всё было, как и у всех, особенно похож был генерал, похваливший квартиру, потрепавший по плечу Берга, и с отеческим самоуправством распорядившийся постановкой бостонного стола. Генерал подсел к графу Илье Андреичу, как к самому знатному из гостей после себя. Старички с старичками, молодые с молодыми, хозяйка у чайного стола, на котором были точно такие же печенья в серебряной корзинке, какие были у Паниных на вечере, всё было совершенно так же, как у других.


Пьер, как один из почетнейших гостей, должен был сесть в бостон с Ильей Андреичем, генералом и полковником. Пьеру за бостонным столом пришлось сидеть против Наташи и странная перемена, происшедшая в ней со дня бала, поразила его. Наташа была молчалива, и не только не была так хороша, как она была на бале, но она была бы дурна, ежели бы она не имела такого кроткого и равнодушного ко всему вида.
«Что с ней?» подумал Пьер, взглянув на нее. Она сидела подле сестры у чайного стола и неохотно, не глядя на него, отвечала что то подсевшему к ней Борису. Отходив целую масть и забрав к удовольствию своего партнера пять взяток, Пьер, слышавший говор приветствий и звук чьих то шагов, вошедших в комнату во время сбора взяток, опять взглянул на нее.
«Что с ней сделалось?» еще удивленнее сказал он сам себе.
Князь Андрей с бережливо нежным выражением стоял перед нею и говорил ей что то. Она, подняв голову, разрумянившись и видимо стараясь удержать порывистое дыхание, смотрела на него. И яркий свет какого то внутреннего, прежде потушенного огня, опять горел в ней. Она вся преобразилась. Из дурной опять сделалась такою же, какою она была на бале.
Князь Андрей подошел к Пьеру и Пьер заметил новое, молодое выражение и в лице своего друга.
Пьер несколько раз пересаживался во время игры, то спиной, то лицом к Наташе, и во всё продолжение 6 ти роберов делал наблюдения над ней и своим другом.
«Что то очень важное происходит между ними», думал Пьер, и радостное и вместе горькое чувство заставляло его волноваться и забывать об игре.
После 6 ти роберов генерал встал, сказав, что эдак невозможно играть, и Пьер получил свободу. Наташа в одной стороне говорила с Соней и Борисом, Вера о чем то с тонкой улыбкой говорила с князем Андреем. Пьер подошел к своему другу и спросив не тайна ли то, что говорится, сел подле них. Вера, заметив внимание князя Андрея к Наташе, нашла, что на вечере, на настоящем вечере, необходимо нужно, чтобы были тонкие намеки на чувства, и улучив время, когда князь Андрей был один, начала с ним разговор о чувствах вообще и о своей сестре. Ей нужно было с таким умным (каким она считала князя Андрея) гостем приложить к делу свое дипломатическое искусство.
Когда Пьер подошел к ним, он заметил, что Вера находилась в самодовольном увлечении разговора, князь Андрей (что с ним редко бывало) казался смущен.
– Как вы полагаете? – с тонкой улыбкой говорила Вера. – Вы, князь, так проницательны и так понимаете сразу характер людей. Что вы думаете о Натали, может ли она быть постоянна в своих привязанностях, может ли она так, как другие женщины (Вера разумела себя), один раз полюбить человека и навсегда остаться ему верною? Это я считаю настоящею любовью. Как вы думаете, князь?