Хьоллум, Буй и

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Буй и Хьоллум
Общая информация
Родился 30 марта 1990(1990-03-30) (30 лет)
Тофтир, Фарерские острова
Гражданство Фарерские острова
Позиция нападающий
Информация о клубе
Клуб Б68
Номер 9
Карьера
Молодёжные клубы
2008—2012 Б68
Клубная карьера*
2008—2013 Б68 II 83 (26)
2013—н.в. Б68 8 (3)
2015   Б68 II 17 (5)

* Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов, откорректировано по состоянию на 23 марта 2016.


Буй и Хьоллум (фар. Búi í Hjøllum; род. 30 марта 1990 года, в Тофтире, Фарерские острова) — фарерский футболист, нападающий клуба «Б68».





Карьера

В 2008 году Буй дебютировал за вторую команду «Б68» и выступал за неё до 2013 года. Всего он провёл за «Б68 II» 83 встречи, в которых отличился 26 голами. В составе первой команды своего родного клуба он дебютировал 4 мая 2015 года в матче против команды «ЭБ/Стреймур II» и отметился в нём дублем[1] Всего в своём дебютном сезоне Буй провёл шесть матчей и забил в них три гола. Сезон-2014 игрок пропустил из-за травмы, следующий сезон он набирал форму в клубном дубле. В премьер-лиге Буй дебютировал 20 марта 2016 года в матче против клуба «Б36»[2].

Достижения

Напишите отзыв о статье "Хьоллум, Буй и"

Примечания

  1. [www.faroesoccer.com/match.php?matchID=15073&pid= Отчёт о матче «Б68» — «ЭБ/Стреймур II»]
  2. [www.transfermarkt.com/spielbericht/index/spielbericht/2673458 Отчёт о матче «Б68» — «Б36»]

Ссылки

  • [www.faroesoccer.com/player.php?teamID=4358&playerID=3793 Профиль на FaroeSoccer]  (фарерск.)
  • [int.soccerway.com/players/bui-i-hjollum/438215 Профиль на сайте soccerway.com(англ.)
  • [www.transfermarkt.com/bui-i-hjollum/profil/spieler/426462 Профиль на сайте transfermarkt.com(англ.)



Отрывок, характеризующий Хьоллум, Буй и

– Тут я не рассмотрела, что то синее и красное…
– Соня! когда он вернется? Когда я увижу его! Боже мой, как я боюсь за него и за себя, и за всё мне страшно… – заговорила Наташа, и не отвечая ни слова на утешения Сони, легла в постель и долго после того, как потушили свечу, с открытыми глазами, неподвижно лежала на постели и смотрела на морозный, лунный свет сквозь замерзшие окна.


Вскоре после святок Николай объявил матери о своей любви к Соне и о твердом решении жениться на ней. Графиня, давно замечавшая то, что происходило между Соней и Николаем, и ожидавшая этого объяснения, молча выслушала его слова и сказала сыну, что он может жениться на ком хочет; но что ни она, ни отец не дадут ему благословения на такой брак. В первый раз Николай почувствовал, что мать недовольна им, что несмотря на всю свою любовь к нему, она не уступит ему. Она, холодно и не глядя на сына, послала за мужем; и, когда он пришел, графиня хотела коротко и холодно в присутствии Николая сообщить ему в чем дело, но не выдержала: заплакала слезами досады и вышла из комнаты. Старый граф стал нерешительно усовещивать Николая и просить его отказаться от своего намерения. Николай отвечал, что он не может изменить своему слову, и отец, вздохнув и очевидно смущенный, весьма скоро перервал свою речь и пошел к графине. При всех столкновениях с сыном, графа не оставляло сознание своей виноватости перед ним за расстройство дел, и потому он не мог сердиться на сына за отказ жениться на богатой невесте и за выбор бесприданной Сони, – он только при этом случае живее вспоминал то, что, ежели бы дела не были расстроены, нельзя было для Николая желать лучшей жены, чем Соня; и что виновен в расстройстве дел только один он с своим Митенькой и с своими непреодолимыми привычками.
Отец с матерью больше не говорили об этом деле с сыном; но несколько дней после этого, графиня позвала к себе Соню и с жестокостью, которой не ожидали ни та, ни другая, графиня упрекала племянницу в заманивании сына и в неблагодарности. Соня, молча с опущенными глазами, слушала жестокие слова графини и не понимала, чего от нее требуют. Она всем готова была пожертвовать для своих благодетелей. Мысль о самопожертвовании была любимой ее мыслью; но в этом случае она не могла понять, кому и чем ей надо жертвовать. Она не могла не любить графиню и всю семью Ростовых, но и не могла не любить Николая и не знать, что его счастие зависело от этой любви. Она была молчалива и грустна, и не отвечала. Николай не мог, как ему казалось, перенести долее этого положения и пошел объясниться с матерью. Николай то умолял мать простить его и Соню и согласиться на их брак, то угрожал матери тем, что, ежели Соню будут преследовать, то он сейчас же женится на ней тайно.