Лофтинг, Хью

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Хью Лофтинг»)
Перейти к: навигация, поиск
Хью Джон Лофтинг
Hugh John Lofting
Место рождения:

Мейденхед, Великобритания

Место смерти:

Топанга, Калифорния, США

Род деятельности:

Прозаик, поэт

Годы творчества:

1920—1947

Жанр:

Сказки

Язык произведений:

Английский

Дебют:

«История доктора Дулиттла» (1920)

Премии:

Медаль Джона Ньюбери (1923)

Хью Джон Лофтинг (англ. Hugh John Lofting, 1886—1947) — английский детский писатель, создатель цикла произведений о докторе Дулиттле, ставшего прототипом доктора Айболита.





Биография

Родился в Мейденхеде (графство Беркшир), был одним из шестерых детей англичанина Джона Брайна Лофтинга и ирландки Элизабет Агнес (Гэннон) Лофтинг. В 1904 окончил иезуитскую закрытую школу в Честерфилде, после чего год учился в Массачусетском технологическом институте в США, затем в 1907 окончил Лондонский Политехнический институт, где получил специальность инженера. В 1908—1912 годах в качестве инженера работал в Канаде, в Южной Африке и на Гаванской железной дороге на Кубе. В 1912 поселился в Нью-Йорке, где начал писательскую карьеру[1].

С началом Первой мировой войны Лофтинг, как подданный Великобритании, работал в США на Британское министерство информации. В 1916 был направлен в ирландскую гвардию в звании лейтенанта, и в 1917—1918 Лофтинг участвовал в боевых действиях во Фландрии и Франции. В 1918 Лофтинг был тяжело ранен в бедро и списан из армии по инвалидности. В 1919 году вместе с семьей вернулся домой в Нью-Йорк, где возобновил литературную деятельность, регулярно публикуя книги о приключениях доктора Дулиттла, регулярно выступал с лекциями и вёл активную переписку с юными читателями. Впоследствии Лофтинги переехали в Коннектикут, а затем — в Калифорнию, где Хью Лофтинг скончался в 1947[1].

Личная жизнь

Хью Лофтинг был трижды женат. Первый брак был заключён в 1912 в США с Флорой Смолл, от этого брака у Лофтингов было двое детей — дочь Элизабет Мэри и сын Колин Макмагон. Флора Лофтинг умерла в 1927, и Хью вновь женился в 1928 году, но его его вторая жена — Кэтрин Харроуер Петерс — заболела и умерла в том же году. В 1935 Хью Лофтинг женился в третий раз, на Жозефине Фрикер из семьи немецких переселенцев в Канаде, через год у них родился сын — Кристофер Клемент[1].

Библиография

  1. История доктора Дулиттла (англ. The Story of Doctor Dolittle, 1920)
  2. Путешествия доктора Дулиттла (англ. The Voyages of Doctor Dolittle, 1922)
  3. Почта доктора Дулиттла (англ. Doctor Dolittle's Post Office, 1923)
  4. История миссис Таббс (англ. The Story of Mrs Tubbs, 1923)
  5. Цирк доктора Дулиттла (англ. Doctor Dolittle's Circus, 1924)
  6. Стихи про овсянку (англ. Porridge Poetry, 1924)
  7. Зоопарк доктора Дулиттла (англ. Doctor Dolittle's Zoo, 1925)
  8. Опера доктора Дулиттла (англ. Doctor Dolittle's Caravan, 1926)
  9. Парк доктора Дулиттла (англ. Doctor Dolittle's Garden, 1927)
  10. Доктор Дулиттл на Луне (англ. Doctor Dolittle in the Moon, 1928)
  11. Шумная Нора (англ. Noisy Nora, 1929)
  12. Сумерки магии (англ. The Twilight of Magic, 1930)
  13. Кухонная энциклопедия поросёнка Габ-Габа (англ. Gub-Gub's Book, An Encyclopaedia of Food, 1932)
  14. Возвращение доктора Дулиттла (англ. Doctor Dolittle's Return, 1933)
  15. Ежедневник доктора Дулиттла (англ. Doctor Dolittle's Birthday Book, 1936)
  16. Томми, Тилли и миссис Таббс (англ. Tommy, Tilly, and Mrs. Tubbs, 1936)
  17. Победа павших (англ. Victory for the Slain, 1942)
  18. Доктор Дулиттл и тайное озеро (англ. Doctor Dolittle and the Secret Lake, 1948)
  19. Доктор Дулиттл и зелёная канарейка (англ. Doctor Dolittle and the Green Canary, 1950)
  20. Приключения доктора Дулиттла в Падлби (англ. Doctor Dolittle's Puddleby Adventures, 1952).

Экранизации

Напишите отзыв о статье "Лофтинг, Хью"

Примечания

  1. 1 2 3 [fantlab.ru/autor9887 Хью Лофтинг]

Ссылки

  • [fantlab.ru/autor9887 Биография Хью Лофтинга на сайте Лаборатория Фантастики]
  • [www.gutenberg.org/author/Lofting,+Hugh Работы Hugh Lofting] в проекте «Гутенберг»
  • [librivox.org/author/3461?primary_key=3461&search_category=author&search_page=1&search_form=get_results Произведения Лофтинга на LibriVox]  (англ.)
  • [members.tripod.com/~Puddleby/ A Hugh Lofting website]
  • [sites.google.com/site/hughloftingfirsteditionsuk/ Первые издания книг Лофтинга с иллюстрациями]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Лофтинг, Хью

Все глаза были устремлены на него. Он посмотрел на толпу, и, как бы обнадеженный тем выражением, которое он прочел на лицах людей, он печально и робко улыбнулся и, опять опустив голову, поправился ногами на ступеньке.
– Он изменил своему царю и отечеству, он передался Бонапарту, он один из всех русских осрамил имя русского, и от него погибает Москва, – говорил Растопчин ровным, резким голосом; но вдруг быстро взглянул вниз на Верещагина, продолжавшего стоять в той же покорной позе. Как будто взгляд этот взорвал его, он, подняв руку, закричал почти, обращаясь к народу: – Своим судом расправляйтесь с ним! отдаю его вам!
Народ молчал и только все теснее и теснее нажимал друг на друга. Держать друг друга, дышать в этой зараженной духоте, не иметь силы пошевелиться и ждать чего то неизвестного, непонятного и страшного становилось невыносимо. Люди, стоявшие в передних рядах, видевшие и слышавшие все то, что происходило перед ними, все с испуганно широко раскрытыми глазами и разинутыми ртами, напрягая все свои силы, удерживали на своих спинах напор задних.
– Бей его!.. Пускай погибнет изменник и не срамит имя русского! – закричал Растопчин. – Руби! Я приказываю! – Услыхав не слова, но гневные звуки голоса Растопчина, толпа застонала и надвинулась, но опять остановилась.
– Граф!.. – проговорил среди опять наступившей минутной тишины робкий и вместе театральный голос Верещагина. – Граф, один бог над нами… – сказал Верещагин, подняв голову, и опять налилась кровью толстая жила на его тонкой шее, и краска быстро выступила и сбежала с его лица. Он не договорил того, что хотел сказать.
– Руби его! Я приказываю!.. – прокричал Растопчин, вдруг побледнев так же, как Верещагин.
– Сабли вон! – крикнул офицер драгунам, сам вынимая саблю.
Другая еще сильнейшая волна взмыла по народу, и, добежав до передних рядов, волна эта сдвинула переднии, шатая, поднесла к самым ступеням крыльца. Высокий малый, с окаменелым выражением лица и с остановившейся поднятой рукой, стоял рядом с Верещагиным.
– Руби! – прошептал почти офицер драгунам, и один из солдат вдруг с исказившимся злобой лицом ударил Верещагина тупым палашом по голове.
«А!» – коротко и удивленно вскрикнул Верещагин, испуганно оглядываясь и как будто не понимая, зачем это было с ним сделано. Такой же стон удивления и ужаса пробежал по толпе.
«О господи!» – послышалось чье то печальное восклицание.
Но вслед за восклицанием удивления, вырвавшимся У Верещагина, он жалобно вскрикнул от боли, и этот крик погубил его. Та натянутая до высшей степени преграда человеческого чувства, которая держала еще толпу, прорвалось мгновенно. Преступление было начато, необходимо было довершить его. Жалобный стон упрека был заглушен грозным и гневным ревом толпы. Как последний седьмой вал, разбивающий корабли, взмыла из задних рядов эта последняя неудержимая волна, донеслась до передних, сбила их и поглотила все. Ударивший драгун хотел повторить свой удар. Верещагин с криком ужаса, заслонясь руками, бросился к народу. Высокий малый, на которого он наткнулся, вцепился руками в тонкую шею Верещагина и с диким криком, с ним вместе, упал под ноги навалившегося ревущего народа.
Одни били и рвали Верещагина, другие высокого малого. И крики задавленных людей и тех, которые старались спасти высокого малого, только возбуждали ярость толпы. Долго драгуны не могли освободить окровавленного, до полусмерти избитого фабричного. И долго, несмотря на всю горячечную поспешность, с которою толпа старалась довершить раз начатое дело, те люди, которые били, душили и рвали Верещагина, не могли убить его; но толпа давила их со всех сторон, с ними в середине, как одна масса, колыхалась из стороны в сторону и не давала им возможности ни добить, ни бросить его.
«Топором то бей, что ли?.. задавили… Изменщик, Христа продал!.. жив… живущ… по делам вору мука. Запором то!.. Али жив?»
Только когда уже перестала бороться жертва и вскрики ее заменились равномерным протяжным хрипеньем, толпа стала торопливо перемещаться около лежащего, окровавленного трупа. Каждый подходил, взглядывал на то, что было сделано, и с ужасом, упреком и удивлением теснился назад.
«О господи, народ то что зверь, где же живому быть!» – слышалось в толпе. – И малый то молодой… должно, из купцов, то то народ!.. сказывают, не тот… как же не тот… О господи… Другого избили, говорят, чуть жив… Эх, народ… Кто греха не боится… – говорили теперь те же люди, с болезненно жалостным выражением глядя на мертвое тело с посиневшим, измазанным кровью и пылью лицом и с разрубленной длинной тонкой шеей.