Уильямсон, Хью

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Хью Уильямсон»)
Перейти к: навигация, поиск
Хью Уильямсон

Хью Уильямсон (англ. Hugh Williamson; 5 декабря 1735 — 22 мая 1819) — американский политик. представитель Северной Каролины на Конституционном Собрании.

Родился в Пенсильвании, старший сын в большой семье. Учился на священника, потом отправился в Европу учиться медицине. В начале войны за независимость находился в Европе, где написал памфлет, в котором призвал англичан поддержать дело американцев. По возвращении в Америку в 1777 году поселился в Северной Каролине, где занимался медицинской практикой, был главным хирургом милиции штата. Активный участник Филадельфийского конвента, участвовал в деятельности пяти комиссий и умело дебатировал. Способствовал ратификации Конституции и дважды избирался в Палату представителей США.

Напишите отзыв о статье "Уильямсон, Хью"



Примечания

Отрывок, характеризующий Уильямсон, Хью

Бледный, с трясущейся губой, Пьер рванул лист. – Вы… вы… негодяй!.. я вас вызываю, – проговорил он, и двинув стул, встал из за стола. В ту самую секунду, как Пьер сделал это и произнес эти слова, он почувствовал, что вопрос о виновности его жены, мучивший его эти последние сутки, был окончательно и несомненно решен утвердительно. Он ненавидел ее и навсегда был разорван с нею. Несмотря на просьбы Денисова, чтобы Ростов не вмешивался в это дело, Ростов согласился быть секундантом Долохова, и после стола переговорил с Несвицким, секундантом Безухова, об условиях дуэли. Пьер уехал домой, а Ростов с Долоховым и Денисовым до позднего вечера просидели в клубе, слушая цыган и песенников.
– Так до завтра, в Сокольниках, – сказал Долохов, прощаясь с Ростовым на крыльце клуба.
– И ты спокоен? – спросил Ростов…
Долохов остановился. – Вот видишь ли, я тебе в двух словах открою всю тайну дуэли. Ежели ты идешь на дуэль и пишешь завещания да нежные письма родителям, ежели ты думаешь о том, что тебя могут убить, ты – дурак и наверно пропал; а ты иди с твердым намерением его убить, как можно поскорее и повернее, тогда всё исправно. Как мне говаривал наш костромской медвежатник: медведя то, говорит, как не бояться? да как увидишь его, и страх прошел, как бы только не ушел! Ну так то и я. A demain, mon cher! [До завтра, мой милый!]