Хоппер, Хью

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Хью Хоппер»)
Перейти к: навигация, поиск
Хью Хоппер
Основная информация
Полное имя

Hugh Colin Hopper

Дата рождения

29 апреля 1945(1945-04-29)

Место рождения

Кентербери, Кент

Дата смерти

7 июня 2009(2009-06-07) (64 года)

Страна

Великобритания

Инструменты

Гитара, бас-гитара

Жанры

Кентерберийская сцена, Джаз-рок, Рок

Коллективы

Soft Machine, The Wilde Flowers

Сотрудничество

Роберт Уайетт, Кевин Эйерс

Хью Хоппер (англ. полное имя — Hugh Colin Hopper) (род. 29 апреля 1945, Кентербери, Кент — ум. 7 июня 2009) — британский гитарист в стиле прогрессивный рок и джаз-рок. Хоппер был видным представителем Кентерберийской сцены, членом Soft Machine и некоторых других групп этого направления.





Биография

Хоппер начал музыкальную карьеру в 1963 году как басист The Daevid Allen Trio, игравшей музыку в широком диапазоне от фри-джаза до ритм-н-блюза.

В 1964 году вместе со своим братом Брайаном Хоппером, Робертом Уайеттом, Кевином Эйерсом и Ричардом Синклером он сформировал группу The Wilde Flowers. Хотя группа не выпустила ни одного альбома в период своего существования (сборник вышел лишь 30 лет спустя), The Wilde Flowers с полным правом считаются основателями Кентерберийской сцены. Музыкантами The Wilde Flowers были сформированы две наиболее значимые группы этого направления — Soft Machine и Caravan.

В Soft Machine Хоппер первоначально исполнял роль менеджера, однако уже для первого альбома написал часть музыки и записал партию баса на одном из треков. В 1969 году он стал басистом группы на постоянной основе, приняв участие в записи второго альбома группы Volume Two. Хоппер работал в Soft Machine до 1973 года в качестве басиста и автора многих композиций группы. В этот период Soft Machine прошла эволюцию от психоделического попа до инструментального джаз-рока.

В 1972 году, незадолго до ухода из Soft Machine, Хоппер записал первый альбом под собственным именем, названный 1984 (по роману Джорджа Оруэлла). Эта откровенно некоммерческая работа содержала длинные сольные импровизации с записанными на пленку лупами, а также несколько коротких композиций с участием группы.

После ухода из Soft Machine и до конца 1970-х годов Хоппер работал с такими группами, как East Wind, Isotope, Gilgamesh и Carla Bley Band.

Хоппер также участвовал в коллективной записи вместе с бывшим саксофонистом Soft Machine Элтоном Дином, джазовым пианистом Китом Типпетом и барабанщиком Джо Гэлливэном. Также Хоппер играл в группе Soft Heap вместе с музыкантами Кентерберийской сцены — клавишником Аланом Гоуэном и барабанщиком Пипом Пайлом.

В середине 1980-х годов после некоторого перерыва Хоппер играл в нескольких группа, включая Equipe Out Пипа Пайла и In Cahoots Фила Миллера.

В дальнейшем Хоппер сотрудничал с некоторыми менее известными джаз- и рок-группами. Эксперименты с компьютерными технологиями привели к выпуску Jazzloops (2002).

В 1990—2000-е годы Хоппер неоднократно возвращался к наследию Soft Machine. В 1998 году он гастролировал с французской джаз-группой Polysons, исполняя классические композиции Soft Machine. Группа вновь собралась в 2002-03 годах под названием Polysoft, записав концертный альбом Tribute To Soft Machine.

В 2002-04 годах Хоппер, Дин и еще два бывших члена Soft Machine барабанщик Джон Маршалл и гитарист Аллан Холдсворт гастролировали и записывались под названием SoftWorks. Затем, сменив Холдсворта на другого бывшего гитариста Soft Machine Джона Эттериджа группа гастролировала под названием Soft Machine Legacy. Группа выпустила два концертных альбома — Live in Zaandam (2005) и New Morning – The Paris Concert (2005), а также студийный альбом Soft Machine Legacy (2006). В 2007 году Soft Machine Legacy записала альбом Steam.

В 2008 году у Хоппера диагностировали лейкемию, после чего он отошел от активной деятельности. 5 июня 2009 года Хоппер умер и был похоронен по буддийскому обряду.

Дискография

В составе Soft Machine

В составе других групп

  • 1965: The Wilde Flowers (выпущен в 1994)
  • 1969: Syd Barrett: The Madcap Laughs (два трека)
  • 1969: Kevin Ayers: Joy of a Toy
  • 1973: Stomu Yamashta’s East Wind: Freedom Is Frightening
  • 1974: Robert Wyatt: Rock Bottom
  • 1974: Stomu Yamashta: One by One
  • 1975: Isotope: Illusion
  • 1976: Isotope: Deep End
  • 1978: Carla Bley Band: European Tour 1977
  • 1978: Gilgamesh: Another Fine Tune You’ve Got Me Into
  • 1985: In Cahoots: Cutting Both Ways
  • 1985: Pip Pyle: L’Equipe Out
  • 1986: Patrice Meyer: Dromedaire viennois
  • 1986 : Anaid: Vetue De Noir
  • 1989: Anaid: Belladonna
  • 1989: In Cahoots: Live 86-89
  • 1991: Lindsay Cooper: Oh Moscow
  • 2003: Soft Works: Abracadabra
  • 2003: Polysoft: Tribute to Soft Machine
  • 2004: Brian Hopper: If Ever I Am
  • 2005: Soft Machine Legacy: Live in Zaandam
  • 2006: Soft Machine Legacy: Soft Machine Legacy
  • 2007: Soft Machine Legacy: Steam

Сольные и коллективные работы с другими музыкантами

  • 1973: 1984 (с Паем Хастингсом, Лолом Коксхиллом, Ником Эвансом, Джоном Маршаллом и другими)
  • 1976: Cruel But Fair (с Элтоном Дином, Китом Типпетом и Джо Гэлливэном)
  • 1977: Hopper Tunity Box (с Элтоном Дином, Марком Черигом, Дейвом Стюартом, Майком Тревисом и другими)
  • 1978: Soft Head — Rogue Element (с Элтоном Дином, Аланом Гоуэном и Дейвом Шином)
  • 1979: Soft Heap (с Элтоном Дином, Аланом Гоуэном и Пипом Пайлом)
  • 1980: Two Rainbows Daily (с Аланом Гоуэном)
  • 1985: Mercy Dash (с Элтоном Дином, Китом Типпетом и Джо Гэлливэном)

Напишите отзыв о статье "Хоппер, Хью"

Ссылки

  • www.hugh-hopper.com/
  • calyx.perso.neuf.fr/mus/hopper_hugh.html
  • www.allmusic.com/artist/hugh-hopper-mn0000280984
  • www.guardian.co.uk/music/2009/jun/10/obituary-hugh-hopper

Отрывок, характеризующий Хоппер, Хью

– Держу за Стивенса сто! – кричал один.
– Смотри не поддерживать! – кричал другой.
– Я за Долохова! – кричал третий. – Разними, Курагин.
– Ну, бросьте Мишку, тут пари.
– Одним духом, иначе проиграно, – кричал четвертый.
– Яков, давай бутылку, Яков! – кричал сам хозяин, высокий красавец, стоявший посреди толпы в одной тонкой рубашке, раскрытой на средине груди. – Стойте, господа. Вот он Петруша, милый друг, – обратился он к Пьеру.
Другой голос невысокого человека, с ясными голубыми глазами, особенно поражавший среди этих всех пьяных голосов своим трезвым выражением, закричал от окна: «Иди сюда – разойми пари!» Это был Долохов, семеновский офицер, известный игрок и бретёр, живший вместе с Анатолем. Пьер улыбался, весело глядя вокруг себя.
– Ничего не понимаю. В чем дело?
– Стойте, он не пьян. Дай бутылку, – сказал Анатоль и, взяв со стола стакан, подошел к Пьеру.
– Прежде всего пей.
Пьер стал пить стакан за стаканом, исподлобья оглядывая пьяных гостей, которые опять столпились у окна, и прислушиваясь к их говору. Анатоль наливал ему вино и рассказывал, что Долохов держит пари с англичанином Стивенсом, моряком, бывшим тут, в том, что он, Долохов, выпьет бутылку рому, сидя на окне третьего этажа с опущенными наружу ногами.
– Ну, пей же всю! – сказал Анатоль, подавая последний стакан Пьеру, – а то не пущу!
– Нет, не хочу, – сказал Пьер, отталкивая Анатоля, и подошел к окну.
Долохов держал за руку англичанина и ясно, отчетливо выговаривал условия пари, обращаясь преимущественно к Анатолю и Пьеру.
Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица. Долохов был небогатый человек, без всяких связей. И несмотря на то, что Анатоль проживал десятки тысяч, Долохов жил с ним и успел себя поставить так, что Анатоль и все знавшие их уважали Долохова больше, чем Анатоля. Долохов играл во все игры и почти всегда выигрывал. Сколько бы он ни пил, он никогда не терял ясности головы. И Курагин, и Долохов в то время были знаменитостями в мире повес и кутил Петербурга.
Бутылка рому была принесена; раму, не пускавшую сесть на наружный откос окна, выламывали два лакея, видимо торопившиеся и робевшие от советов и криков окружавших господ.
Анатоль с своим победительным видом подошел к окну. Ему хотелось сломать что нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Он разбил стекло.
– Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру.
Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму.
– Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов.
– Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль.
– Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари.
Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»
крикнул он, стоя на подоконнике и обращаясь в комнату. Все замолчали.
– Я держу пари (он говорил по французски, чтоб его понял англичанин, и говорил не слишком хорошо на этом языке). Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто? – прибавил он, обращаясь к англичанину.
– Нет, пятьдесят, – сказал англичанин.
– Хорошо, на пятьдесят империалов, – что я выпью бутылку рома всю, не отнимая ото рта, выпью, сидя за окном, вот на этом месте (он нагнулся и показал покатый выступ стены за окном) и не держась ни за что… Так?…
– Очень хорошо, – сказал англичанин.
Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него (англичанин был мал ростом), начал по английски повторять ему условия пари.
– Постой! – закричал Долохов, стуча бутылкой по окну, чтоб обратить на себя внимание. – Постой, Курагин; слушайте. Если кто сделает то же, то я плачу сто империалов. Понимаете?
Англичанин кивнул головой, не давая никак разуметь, намерен ли он или нет принять это новое пари. Анатоль не отпускал англичанина и, несмотря на то что тот, кивая, давал знать что он всё понял, Анатоль переводил ему слова Долохова по английски. Молодой худощавый мальчик, лейб гусар, проигравшийся в этот вечер, взлез на окно, высунулся и посмотрел вниз.
– У!… у!… у!… – проговорил он, глядя за окно на камень тротуара.
– Смирно! – закричал Долохов и сдернул с окна офицера, который, запутавшись шпорами, неловко спрыгнул в комнату.
Поставив бутылку на подоконник, чтобы было удобно достать ее, Долохов осторожно и тихо полез в окно. Спустив ноги и расперевшись обеими руками в края окна, он примерился, уселся, опустил руки, подвинулся направо, налево и достал бутылку. Анатоль принес две свечки и поставил их на подоконник, хотя было уже совсем светло. Спина Долохова в белой рубашке и курчавая голова его были освещены с обеих сторон. Все столпились у окна. Англичанин стоял впереди. Пьер улыбался и ничего не говорил. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед и хотел схватить Долохова за рубашку.