Хью ле Диспенсер, 1-й барон Диспенсер

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Хью II ле Диспенсер»)
Перейти к: навигация, поиск
Хью ле Диспенсер
англ. Hugh le Despenser
Барон ле Диспенсер
до 1258 — 4 августа 1265
Предшественник: Титул создан
Преемник: Хью (III) Старший
Главный юстициарий Англии
1260 — май 1261[1]
Предшественник: Хью Биго
Преемник: Филипп де Бассет
июль 1263[1] — 4 августа 1265
Предшественник: Филипп де Бассет
Преемник: Должность упразднена
 
Рождение: до 1223
Смерть: 4 августа 1265(1265-08-04)
Ившем
Род: Диспенсеры
Отец: Хью I ле Диспенсер
Мать: (?) N де Квинси
Дети: сын: Хью (III) Старший
дочери: Алианор, Джоан, Энн

Хью ле Диспенсер (англ. Hugh le Despenser; до 1223 — 4 августа 1265) — 1-й барон ле Диспенсер, главный юстициарий Англии 1260—1261, 1263—1265, констебль Лондонского Тауэра, сын Хью I ле Диспенсера и, возможно, дочери Сэйра IV де Квинси, 1-го графа Уинчестера. Хью был другом и верным соратником Симона де Монфора, 6-го графа Лестера, во время баронского восстания против короля Англии Генриха III.





Биография

После смерти отца в 1238 году Хью унаследовал его поместья Лоборо, Бертон, Хугглскоут, Фриби и Арнесби в Лестершире, Парлингтон и Хиллэм Йоркшире, Сибси и Окборо в Линкольншире, Рихол и Белмисторп в Ратленде.

В 1245 году Хью получил в подарок от короля Генриха III две бочки вина, а в 1247 и 1249 годах — строевой лес, а в 1253 году — право свободной охоты в Ратленде[1].

В 1255 году Хью был назначен констеблем королевского замка Хорнстон, а в 1257 году — сопровождал брата короля Ричарда Корнуоллского а Ахен, где тот был коронован как римский король[1].

В 1256 году Хью познакомился с графом Лестера Симоном де Монфором, когда они были посредниками во время договора о браке между детьми Эдмунда де Ласи и Уильяма Лонгспи. У 1259 году Симон и Хью, несмотря на разницу в возрасте, подружились[1]. в 1258 году был созван так называемый «Бешеный парламент» в Оксфорде, в состав которого вошло по 12 сторонников короля Генриха III и баронов. В состав парламента вошёл и Хью, сторонник баронской партии. К октябрю 1260 году центральной фигурой в правительстве стал Симон де Монфор. В тогда же были заменены трое главных королевских чиновника: канцлер, казначей и юстициарий. Хью, несмотря на возражения Генриха III, был назначен главным юстициарием вместо Хью Биго[1][2]. Также он был назначен констеблем Лондонского Тауэра.

Примерно тогда же, в 1260 году, Хью женился на Эйлин (Эйлива) Бассет. По мнению специалистов по генеалогии, этот брак вероятно был вторым. Разрешение жениться Хью получил от короля ещё в 1238 году. Тесть Хью, Филипп де Бассет, также был сторонником баронской партии, однако позже он примкнул к королю[1].

Но к маю 1261 года Генрих III восстановил свою власть над королевством. Тогда же он сместил Хью с постов юстициария и констебля Тауэра. При этом новым юстициарием был поставлен тесть Хью, Филипп де Бассет, ставший к тому времени сторонником короля. Однако в июле 1263 года Хью вновь вернул себе оба поста[1].

В марте 1264 года Хью возглавил толпу лондонцев, которые разгромили поместье Ислеуорт, принадлежавшее брату короля Ричарду Корнуольскому. А в апреле группа лондонцев устроила еврейский погром в Лондоне, убивая их и грабя. Хью вместе с мэром Лондона пытались противостоять погрому и смогли спасти некоторых евреев, которые смогли укрыться в Тауэре, констеблем которого был Хью[1].

К этому времени в Англии разгорелась гражданская война. В мае 1264 года состоялась битва при Льюисе, в которой королевская армия была разбита, а Генрих III со старшим сыном Эдуардом попали в плен к Симону де Монфору. Попали в плен и многие сторонники короля, в том числе и тесть Хью, Филипп де Бассет. Его, получившего множество ран, взял в плен лично Хью. Симон де Монфор был объявлен лордом-протектором королевства[1]. Однако в 1265 году положение мятежных баронов ухудшилось. Сначала из лагеря Симона перешёл на сторону королевской партии молодой граф Глостера и Хертфорда Жильбер де Клер. А в мае бежал из заключения старший сын Генриха III Эдуард. Он присоединился в Жильберу де Клеру и другим лордам Валлийской марки[1].

4 августа 1265 года армия Симона де Монфора около Ившемского аббатства были застигнуты врасплох превышавшей их по численности армией принца Эдуарда. Симон хотел вместе с ближайшими сторонниками бежать, однако Хью Диспенсер и Ральф Бассет уговорили его дать бой. В завязавшейся битве армия Симона была разбита. Сам Симон был убит. Вместе с ним погибли 160 баронов и рыцарей. В числе погибших был и Хью. Его тело вместе с торсом Симона де Монфора подобрали монахи и похоронили в Ившемском аббатстве перед главным алтарём[3].

Вдова Хью, Эйлин де Бассет, оставшаяся в Лондоне, услышав о поражении армии баронов, выпустила всех заключённых. Её отец, судя по всему, был выпущен раньше. Филипп де Бассет использовал всё своё влияние, чтобы Эйлин и её сын не пострадали. Более того, владения Диспенсеров не были конфискованы и в итоге достались Хью (III). Позже Эйлин вышла замуж вторично — за графа Норфолка Рожера Биго, сына предшественника Хью на посту юстициария.

Брак и дети

Жена: ок. 1260 Эйлин (Эйлива) Бассет (ок. 1241/1249 — до 11 апреля 1281), дочь Филиппа Бассета и Хафизы Лувенской. Дети:

Также у Хью было 3 дочери, но возможно, что они были дочерями от первого (не задокументированного) брака Хью[1].

Напишите отзыв о статье "Хью ле Диспенсер, 1-й барон Диспенсер"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Susan Higginbotham. The Last Justiciar: Hugh le Despenser in the Thirteenth Century.
  2. Сомерсет Бейтман. Симон де Монфор. — С. 182.
  3. Сомерсет Бейтман. Симон де Монфор. — С. 231—235.

Литература

  • Сомерсет Бейтман. Симон де Монфор. Жизнь и деяния / Пер. с англ. Е. А. Морена-Гоголевой. — СПб.: Евразия, 2004. — 320 с. — 1 500 экз. — ISBN 5-8071-0146-4.

Ссылки

  • [fmg.ac/Projects/MedLands/ENGLISH%20NOBILITY%20MEDIEVAL2.htm#_Toc196023993 EARLS of WINCHESTER 1322-1326 (LE DESPENCER)] (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Проверено 8 января 2011.
  • [www.stirnet.com/HTML/genie/british/dd/despencer1.htm Despencer]. Stirnet. Проверено 8 января 2011. [www.webcitation.org/67aaeyAeA Архивировано из первоисточника 12 мая 2012].
  • [www.cracroftspeerage.co.uk/online/content/Despencer1295.htm le Despencer, Baron (E, 1295 with precedency from 1264)]. Cracroft's Peerage. Проверено 8 января 2011. [www.webcitation.org/67aafTdbK Архивировано из первоисточника 12 мая 2012].
  • Susan Higginbotham. [www.susanhigginbotham.com/hugh_the_justiciar.htm The Last Justiciar: Hugh le Despenser in the Thirteenth Century]. Проверено 8 января 2011. [web.archive.org/web/20080629024448/www.susanhigginbotham.com/hugh_the_justiciar.htm Архивировано из первоисточника 29 июня 2008].

Отрывок, характеризующий Хью ле Диспенсер, 1-й барон Диспенсер

– Они оробели, – сказал он хриплым, доверчивым голосом. – Я говорю: не сдамся, я говорю… так ли, господин? – Он задумался и вдруг, увидав пистолет на столе, неожиданно быстро схватил его и выбежал в коридор.
Герасим и дворник, шедшие следом за Макар Алексеичем, остановили его в сенях и стали отнимать пистолет. Пьер, выйдя в коридор, с жалостью и отвращением смотрел на этого полусумасшедшего старика. Макар Алексеич, морщась от усилий, удерживал пистолет и кричал хриплый голосом, видимо, себе воображая что то торжественное.
– К оружию! На абордаж! Врешь, не отнимешь! – кричал он.
– Будет, пожалуйста, будет. Сделайте милость, пожалуйста, оставьте. Ну, пожалуйста, барин… – говорил Герасим, осторожно за локти стараясь поворотить Макар Алексеича к двери.
– Ты кто? Бонапарт!.. – кричал Макар Алексеич.
– Это нехорошо, сударь. Вы пожалуйте в комнаты, вы отдохните. Пожалуйте пистолетик.
– Прочь, раб презренный! Не прикасайся! Видел? – кричал Макар Алексеич, потрясая пистолетом. – На абордаж!
– Берись, – шепнул Герасим дворнику.
Макара Алексеича схватили за руки и потащили к двери.
Сени наполнились безобразными звуками возни и пьяными хрипящими звуками запыхавшегося голоса.
Вдруг новый, пронзительный женский крик раздался от крыльца, и кухарка вбежала в сени.
– Они! Батюшки родимые!.. Ей богу, они. Четверо, конные!.. – кричала она.
Герасим и дворник выпустили из рук Макар Алексеича, и в затихшем коридоре ясно послышался стук нескольких рук во входную дверь.


Пьер, решивший сам с собою, что ему до исполнения своего намерения не надо было открывать ни своего звания, ни знания французского языка, стоял в полураскрытых дверях коридора, намереваясь тотчас же скрыться, как скоро войдут французы. Но французы вошли, и Пьер все не отходил от двери: непреодолимое любопытство удерживало его.
Их было двое. Один – офицер, высокий, бравый и красивый мужчина, другой – очевидно, солдат или денщик, приземистый, худой загорелый человек с ввалившимися щеками и тупым выражением лица. Офицер, опираясь на палку и прихрамывая, шел впереди. Сделав несколько шагов, офицер, как бы решив сам с собою, что квартира эта хороша, остановился, обернулся назад к стоявшим в дверях солдатам и громким начальническим голосом крикнул им, чтобы они вводили лошадей. Окончив это дело, офицер молодецким жестом, высоко подняв локоть руки, расправил усы и дотронулся рукой до шляпы.
– Bonjour la compagnie! [Почтение всей компании!] – весело проговорил он, улыбаясь и оглядываясь вокруг себя. Никто ничего не отвечал.
– Vous etes le bourgeois? [Вы хозяин?] – обратился офицер к Герасиму.
Герасим испуганно вопросительно смотрел на офицера.
– Quartire, quartire, logement, – сказал офицер, сверху вниз, с снисходительной и добродушной улыбкой глядя на маленького человека. – Les Francais sont de bons enfants. Que diable! Voyons! Ne nous fachons pas, mon vieux, [Квартир, квартир… Французы добрые ребята. Черт возьми, не будем ссориться, дедушка.] – прибавил он, трепля по плечу испуганного и молчаливого Герасима.
– A ca! Dites donc, on ne parle donc pas francais dans cette boutique? [Что ж, неужели и тут никто не говорит по французски?] – прибавил он, оглядываясь кругом и встречаясь глазами с Пьером. Пьер отстранился от двери.
Офицер опять обратился к Герасиму. Он требовал, чтобы Герасим показал ему комнаты в доме.
– Барин нету – не понимай… моя ваш… – говорил Герасим, стараясь делать свои слова понятнее тем, что он их говорил навыворот.
Французский офицер, улыбаясь, развел руками перед носом Герасима, давая чувствовать, что и он не понимает его, и, прихрамывая, пошел к двери, у которой стоял Пьер. Пьер хотел отойти, чтобы скрыться от него, но в это самое время он увидал из отворившейся двери кухни высунувшегося Макара Алексеича с пистолетом в руках. С хитростью безумного Макар Алексеич оглядел француза и, приподняв пистолет, прицелился.
– На абордаж!!! – закричал пьяный, нажимая спуск пистолета. Французский офицер обернулся на крик, и в то же мгновенье Пьер бросился на пьяного. В то время как Пьер схватил и приподнял пистолет, Макар Алексеич попал, наконец, пальцем на спуск, и раздался оглушивший и обдавший всех пороховым дымом выстрел. Француз побледнел и бросился назад к двери.
Забывший свое намерение не открывать своего знания французского языка, Пьер, вырвав пистолет и бросив его, подбежал к офицеру и по французски заговорил с ним.
– Vous n'etes pas blesse? [Вы не ранены?] – сказал он.
– Je crois que non, – отвечал офицер, ощупывая себя, – mais je l'ai manque belle cette fois ci, – прибавил он, указывая на отбившуюся штукатурку в стене. – Quel est cet homme? [Кажется, нет… но на этот раз близко было. Кто этот человек?] – строго взглянув на Пьера, сказал офицер.
– Ah, je suis vraiment au desespoir de ce qui vient d'arriver, [Ах, я, право, в отчаянии от того, что случилось,] – быстро говорил Пьер, совершенно забыв свою роль. – C'est un fou, un malheureux qui ne savait pas ce qu'il faisait. [Это несчастный сумасшедший, который не знал, что делал.]
Офицер подошел к Макару Алексеичу и схватил его за ворот.
Макар Алексеич, распустив губы, как бы засыпая, качался, прислонившись к стене.
– Brigand, tu me la payeras, – сказал француз, отнимая руку.
– Nous autres nous sommes clements apres la victoire: mais nous ne pardonnons pas aux traitres, [Разбойник, ты мне поплатишься за это. Наш брат милосерд после победы, но мы не прощаем изменникам,] – прибавил он с мрачной торжественностью в лице и с красивым энергическим жестом.
Пьер продолжал по французски уговаривать офицера не взыскивать с этого пьяного, безумного человека. Француз молча слушал, не изменяя мрачного вида, и вдруг с улыбкой обратился к Пьеру. Он несколько секунд молча посмотрел на него. Красивое лицо его приняло трагически нежное выражение, и он протянул руку.
– Vous m'avez sauve la vie! Vous etes Francais, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз,] – сказал он. Для француза вывод этот был несомненен. Совершить великое дело мог только француз, а спасение жизни его, m r Ramball'я capitaine du 13 me leger [мосье Рамбаля, капитана 13 го легкого полка] – было, без сомнения, самым великим делом.
Но как ни несомненен был этот вывод и основанное на нем убеждение офицера, Пьер счел нужным разочаровать его.
– Je suis Russe, [Я русский,] – быстро сказал Пьер.
– Ти ти ти, a d'autres, [рассказывайте это другим,] – сказал француз, махая пальцем себе перед носом и улыбаясь. – Tout a l'heure vous allez me conter tout ca, – сказал он. – Charme de rencontrer un compatriote. Eh bien! qu'allons nous faire de cet homme? [Сейчас вы мне все это расскажете. Очень приятно встретить соотечественника. Ну! что же нам делать с этим человеком?] – прибавил он, обращаясь к Пьеру, уже как к своему брату. Ежели бы даже Пьер не был француз, получив раз это высшее в свете наименование, не мог же он отречься от него, говорило выражение лица и тон французского офицера. На последний вопрос Пьер еще раз объяснил, кто был Макар Алексеич, объяснил, что пред самым их приходом этот пьяный, безумный человек утащил заряженный пистолет, который не успели отнять у него, и просил оставить его поступок без наказания.
Француз выставил грудь и сделал царский жест рукой.
– Vous m'avez sauve la vie. Vous etes Francais. Vous me demandez sa grace? Je vous l'accorde. Qu'on emmene cet homme, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз. Вы хотите, чтоб я простил его? Я прощаю его. Увести этого человека,] – быстро и энергично проговорил французский офицер, взяв под руку произведенного им за спасение его жизни во французы Пьера, и пошел с ним в дом.