Цао Кунь

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Цао Кунь<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Цао Кунь</td></tr>

Президент Китая
10 октября 1923 — 30 октября 1924
Предшественник: Ли Юаньхун
Преемник: Дуань Цижуй
 
Рождение: 12 декабря 1862(1862-12-12)
Тяньцзинь
Смерть: 15 мая 1938(1938-05-15) (75 лет)
Тяньцзинь
Партия: Чжилийская клика

Цао Кунь (кит. трад. 曹錕, упр. 曹锟, пиньинь: Cáo Kūn, Уэйд — Джайлз: Ts’ao K’un; Уважительное имя: Zhongshan (仲珊)) (12 декабря 1862 — 15 мая, 1938) — глава Чжилийской клики в Бэйянской армии и Президент Китайской республики.





Начало карьеры

Цао родился в бедной семье в Тяньцзине. Во время войны с Японией в 1894 году он поступил в армию и отправился воевать в Корею. После окончания боев примкнул к Юань Шикаю, чтобы пройти подготовку в Новой армии (также известной как Бэйянская армия). Став любимцем Юань Шикая, Цао быстро продвигался по службе.

Получив звание генерала Бэйянской армии, Цао Кунь после смерти Фэн Гочжана возглавили Чжилийскую клику. Во время выборов 1918 года Дуань Цижуй пообещал ему должность вице-президента, но из данной затеи ничего не вышло, так как большинство Национальной ассамблеи покинуло заседание, тем самым лишив его кворума. Цао Кунь решил, что Дуань Цижуй предал его и разгромил его в битве в 1920 году. Он заставил отказаться от власти Сюй Шичана и Ли Юаньхуна и стал президентом Китайской республики. Его правление в Пекине продолжалось чуть больше года.

«Президент-взяточник»

Цао Кунь добился президентского кресла, подкупив членов ассамблеи — каждый из них получил по 5 000 серебряных долларов. Благодаря этому авторитет Бэйянского правительства и ассамблеи сильно пошатнулся. Следующие выборы не состоялись из-за отсутствия кворума. Кроме того, в самой Чжилийской клике начались трения.

В 1923 году Цао Кунь ввел новую конституцию. В ней были провозглашены демократические ценности, но фактически конституцию никто не соблюдал.

В октябре 1924 года во время войны против Чжан Цзолиня генерал Фэн Юйсян предал Цао Куня и заключил его под стражу. Результатом этого стал Пекинский переворот. Оккупировав Пекин, Фэн вынудил Цао Куня отказаться от власти. Брат президента Цао Жуи был посажен под домашний арест и покончил с собой. Цао Кунь был выпущен на свободу через два года — приказ об его освобождении стал жестом доброй воли Фэна по отношению к У Пэйфу.

Цао Кунь умер в своем доме в Тяньцзине в мае 1938 года.

Напишите отзыв о статье "Цао Кунь"

Ссылки

  • [www.time.com/time/magazine/article/0,9171,750947,00.html An Inauguration], Time Magazine (22 октября 1923). Проверено 10 августа 2008.

См. также

Эра милитаристов в Китае

Отрывок, характеризующий Цао Кунь

– Vous m'avez sauve la vie. Vous etes Francais. Vous me demandez sa grace? Je vous l'accorde. Qu'on emmene cet homme, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз. Вы хотите, чтоб я простил его? Я прощаю его. Увести этого человека,] – быстро и энергично проговорил французский офицер, взяв под руку произведенного им за спасение его жизни во французы Пьера, и пошел с ним в дом.
Солдаты, бывшие на дворе, услыхав выстрел, вошли в сени, спрашивая, что случилось, и изъявляя готовность наказать виновных; но офицер строго остановил их.
– On vous demandera quand on aura besoin de vous, [Когда будет нужно, вас позовут,] – сказал он. Солдаты вышли. Денщик, успевший между тем побывать в кухне, подошел к офицеру.
– Capitaine, ils ont de la soupe et du gigot de mouton dans la cuisine, – сказал он. – Faut il vous l'apporter? [Капитан у них в кухне есть суп и жареная баранина. Прикажете принести?]
– Oui, et le vin, [Да, и вино,] – сказал капитан.


Французский офицер вместе с Пьером вошли в дом. Пьер счел своим долгом опять уверить капитана, что он был не француз, и хотел уйти, но французский офицер и слышать не хотел об этом. Он был до такой степени учтив, любезен, добродушен и истинно благодарен за спасение своей жизни, что Пьер не имел духа отказать ему и присел вместе с ним в зале, в первой комнате, в которую они вошли. На утверждение Пьера, что он не француз, капитан, очевидно не понимая, как можно было отказываться от такого лестного звания, пожал плечами и сказал, что ежели он непременно хочет слыть за русского, то пускай это так будет, но что он, несмотря на то, все так же навеки связан с ним чувством благодарности за спасение жизни.
Ежели бы этот человек был одарен хоть сколько нибудь способностью понимать чувства других и догадывался бы об ощущениях Пьера, Пьер, вероятно, ушел бы от него; но оживленная непроницаемость этого человека ко всему тому, что не было он сам, победила Пьера.
– Francais ou prince russe incognito, [Француз или русский князь инкогнито,] – сказал француз, оглядев хотя и грязное, но тонкое белье Пьера и перстень на руке. – Je vous dois la vie je vous offre mon amitie. Un Francais n'oublie jamais ni une insulte ni un service. Je vous offre mon amitie. Je ne vous dis que ca. [Я обязан вам жизнью, и я предлагаю вам дружбу. Француз никогда не забывает ни оскорбления, ни услуги. Я предлагаю вам мою дружбу. Больше я ничего не говорю.]
В звуках голоса, в выражении лица, в жестах этого офицера было столько добродушия и благородства (во французском смысле), что Пьер, отвечая бессознательной улыбкой на улыбку француза, пожал протянутую руку.
– Capitaine Ramball du treizieme leger, decore pour l'affaire du Sept, [Капитан Рамбаль, тринадцатого легкого полка, кавалер Почетного легиона за дело седьмого сентября,] – отрекомендовался он с самодовольной, неудержимой улыбкой, которая морщила его губы под усами. – Voudrez vous bien me dire a present, a qui' j'ai l'honneur de parler aussi agreablement au lieu de rester a l'ambulance avec la balle de ce fou dans le corps. [Будете ли вы так добры сказать мне теперь, с кем я имею честь разговаривать так приятно, вместо того, чтобы быть на перевязочном пункте с пулей этого сумасшедшего в теле?]