Центральный контргамбит

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Центральный контргамбит
abcdefgh
8
8
77
66
55
44
33
22
11
abcdefgh
Начальные ходы 1. e2-e4 e7-e5 2. Kg1-f3 d7-d5
ECO C40
Названо в честь См. раздел «Название дебюта»
Категория дебюта Открытый дебют
В базе данных [www.365chess.com/eco/C40_QP_counter-gambit_(elephant_gambit) 365chess]

Центральный контргамбит — шахматный дебют, начинающийся ходами:
1. e2-e4 e7-e5
2. Kg1-f3 d7-d5
.

Относится к открытым началам. Малоисследованный дебют, редко встречающийся в гроссмейстерских турнирах. В ХХ веке центральный контргамбит входил в дебютный репертуар гроссмейстера А.Лутикова[1].





Идеи дебюта

Ходом 2. …d7-d5 чёрные контратакают белую пешку, одновременно раскрывая линии ферзя и обоих слонов, что позволяет в дальнейшем быстро подключить их к игре.

Многие теоретики[2][3] критично относятся ко второму ходу чёрных, считая его недостаточным средством для уравнения игры, вследствие чего белые получают более выигрышную позицию. Другие исследователи шахмат (Д. И. Бронштейн, например), напротив, расценивают данный дебют позитивно, так как он ведёт к обоюдоострой игре, в ходе которой могут возникнуть нестандартные позиции, незнакомые менее опытному сопернику, что даёт чёрным неплохие шансы на успех.

Название дебюта

В ряде иностранных языков за данным началом закрепилось название «Гамбит слона» (англ. Elephant Gambit, фр. Gambit éléphant, польск. Gambit słonia и т. д.), причём дебют назван не в честь шахматной фигуры, а в честь одноимённого животного. Альтернативное название — «Контратака Энглунда». В русскоязычной литературе встречаются различные подходы к наименованию дебюта. Так, в недавнем прошлом дебют зачастую рассматривался без наименования как неправильная защита против дебюта королевского коня[2]. В других, в том числе современных источниках используются следующие названия: «Центральный контргамбит»[4][5], «Контратака 2. …d5»[6], «Гамбит чёрной ферзевой пешки»[7], «Гамбит элефанта»[8].

Варианты

Примерная партия

NN — Бронштейн, 1954

1. e2-e4 e7-e5 2. Kg1-f3 d7-d5 3. Kf3-e5 d5:e4 4. Cf1-c4 Фd8-g5 5. Cc4:f7+ Kpe8-e7 6. Фd1-h5 Фg5:g2 7. Cf7:g8 Фg2:h1+ 8. Kpe1:e2 Лh8:g8 9. Фh5-f7+ Kрe7-d6 10. Фf7xg8 Kpd6:e5 11. Фg8:f8 Cc8-g4+ 12. Kpe2-e3 Фh1-e1х 0-1

Напишите отзыв о статье "Центральный контргамбит"

Примечания

  1. Калиниченко Н. М. Победа в дебюте. 686 примеров быстрых побед / Н. М. Калиниченко. — М.: Эксмо, 2015 — С. 49.
  2. 1 2 Панов В. Н., Эстрин Я. Б. Курс дебютов, — 6-е изд., перераб. и доп. Предисл. М.Ботвинника. — М.: Физкультура и спорт, 1980. — 496 с.
  3. Анатолий Мацукевич. Короткие шахматы. 555 дебютных ошибок. — Русский шахматный дом, 2014. — 312 с. — (Шахматный университет). — ISBN 978-5-946932-96-7.
  4. Калиниченко Н. М. Шахматные гамбиты / Н. М. Калиниченко. — М.: «Издательство ФАИР», 210. — С. 46. — ISBN 978-5-8183-1616-1
  5. [alehin.club/index.php/debyuty-on-lajn/13-otkrytye-debyuty/57-tsentralnyj-kontrgambit Шахматный центр им. А.Алехина]
  6. [webchess.ru/content/5/ Шахматный портал webchess.ru]
  7. Бронштейн, Давид Ионович. 200 открытых партий. — Москва : Физкультура и спорт, 1970. С. 54.
  8. шахматистам.рф/Bases/Books/G/Gurevich_L.M-Anglo-russkiy_shahmatniy_glossariy-Te.pdf Гуревич Л. М. Англо-русский шахматный глоссарий / Л. М. Гуревич. — Провиднес, Род-Айленд, 2006. — 177 с.
  9. [www.365chess.com/eco/C40_QP_counter-gambit_Maroczy_gambit C40: QP counter-gambit, Maroczy gambit — 365Chess.com]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Центральный контргамбит

– Это в первый раз она так говорила о нем.


Пьера провели в освещенную большую столовую; через несколько минут послышались шаги, и княжна с Наташей вошли в комнату. Наташа была спокойна, хотя строгое, без улыбки, выражение теперь опять установилось на ее лице. Княжна Марья, Наташа и Пьер одинаково испытывали то чувство неловкости, которое следует обыкновенно за оконченным серьезным и задушевным разговором. Продолжать прежний разговор невозможно; говорить о пустяках – совестно, а молчать неприятно, потому что хочется говорить, а этим молчанием как будто притворяешься. Они молча подошли к столу. Официанты отодвинули и пододвинули стулья. Пьер развернул холодную салфетку и, решившись прервать молчание, взглянул на Наташу и княжну Марью. Обе, очевидно, в то же время решились на то же: у обеих в глазах светилось довольство жизнью и признание того, что, кроме горя, есть и радости.
– Вы пьете водку, граф? – сказала княжна Марья, и эти слова вдруг разогнали тени прошедшего.
– Расскажите же про себя, – сказала княжна Марья. – Про вас рассказывают такие невероятные чудеса.
– Да, – с своей, теперь привычной, улыбкой кроткой насмешки отвечал Пьер. – Мне самому даже рассказывают про такие чудеса, каких я и во сне не видел. Марья Абрамовна приглашала меня к себе и все рассказывала мне, что со мной случилось, или должно было случиться. Степан Степаныч тоже научил меня, как мне надо рассказывать. Вообще я заметил, что быть интересным человеком очень покойно (я теперь интересный человек); меня зовут и мне рассказывают.
Наташа улыбнулась и хотела что то сказать.
– Нам рассказывали, – перебила ее княжна Марья, – что вы в Москве потеряли два миллиона. Правда это?
– А я стал втрое богаче, – сказал Пьер. Пьер, несмотря на то, что долги жены и необходимость построек изменили его дела, продолжал рассказывать, что он стал втрое богаче.
– Что я выиграл несомненно, – сказал он, – так это свободу… – начал он было серьезно; но раздумал продолжать, заметив, что это был слишком эгоистический предмет разговора.
– А вы строитесь?
– Да, Савельич велит.
– Скажите, вы не знали еще о кончине графини, когда остались в Москве? – сказала княжна Марья и тотчас же покраснела, заметив, что, делая этот вопрос вслед за его словами о том, что он свободен, она приписывает его словам такое значение, которого они, может быть, не имели.
– Нет, – отвечал Пьер, не найдя, очевидно, неловким то толкование, которое дала княжна Марья его упоминанию о своей свободе. – Я узнал это в Орле, и вы не можете себе представить, как меня это поразило. Мы не были примерные супруги, – сказал он быстро, взглянув на Наташу и заметив в лице ее любопытство о том, как он отзовется о своей жене. – Но смерть эта меня страшно поразила. Когда два человека ссорятся – всегда оба виноваты. И своя вина делается вдруг страшно тяжела перед человеком, которого уже нет больше. И потом такая смерть… без друзей, без утешения. Мне очень, очень жаль еe, – кончил он и с удовольствием заметил радостное одобрение на лице Наташи.
– Да, вот вы опять холостяк и жених, – сказала княжна Марья.
Пьер вдруг багрово покраснел и долго старался не смотреть на Наташу. Когда он решился взглянуть на нее, лицо ее было холодно, строго и даже презрительно, как ему показалось.
– Но вы точно видели и говорили с Наполеоном, как нам рассказывали? – сказала княжна Марья.
Пьер засмеялся.
– Ни разу, никогда. Всегда всем кажется, что быть в плену – значит быть в гостях у Наполеона. Я не только не видал его, но и не слыхал о нем. Я был гораздо в худшем обществе.
Ужин кончался, и Пьер, сначала отказывавшийся от рассказа о своем плене, понемногу вовлекся в этот рассказ.
– Но ведь правда, что вы остались, чтоб убить Наполеона? – спросила его Наташа, слегка улыбаясь. – Я тогда догадалась, когда мы вас встретили у Сухаревой башни; помните?