Церковная правда (Константинополь)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Церковная правда
Εκκλησιαστική Αλήθεια
Язык:

греческий

Издатель:

Константинопольский патриархат

Страна:

Османская империя Османская империя

Дата основания:

1880

К:Печатные издания, возникшие в 1880 году

Церковная правда (греч. Εκκλησιαστική Αλήθεια[1]) — центральный журнал Константинопольской православной церкви, издававшийся в Константинополе во времена Османской империи.

Начал издаваться в 1880 году по благословению патриарха Константинопольского Иоакима III и первоначально назывался «Правда» (Αλήθεια), но в 1881 году был переименован в «Церковную правду»[2]. В 1923 году в связи с тяжёлым финансовым положением Константинопольской Патриархии журнал прекратил своё существование[2].

В 1990 году ставропигиальный монастырь Влатадон в Салониках начал оцифровку старых выпусков журнала.

Главные редакторы:

Напишите отзыв о статье "Церковная правда (Константинополь)"



Примечания

  1. Читается «экклисиастики́ али́фия»
  2. 1 2 mareponticum.bscc.duth.gr/index_htm_files/Papazoglou_3.pdf

Ссылки

  • На Викискладе есть медиафайлы по теме Εκκλησιαστική Αλήθεια
  • [medusa.libver.gr/handle/123456789/3705/simple-search?query=Εκκλησιαστική+Αλήθεια&rpp=40&sort_by=0&order=DESC&etal=0&submit_search=Ενημέρωση Εκκλησιαστική Αλήθεια στη ψηφιοποιημένη συλλογή της Δημόσιας Κεντρικής Βιβλιοθήκης της Βέροιας ΜΕΔΟΥΣΑ] Архив номеров «Εκκλησιαστική Αλήθεια» с 1881 по 1922 годы.

Отрывок, характеризующий Церковная правда (Константинополь)

Князь Андрей обрадовался, увидав мальчика так, как будто бы он уже потерял его. Он нагнулся и, как учила его сестра, губами попробовал, есть ли жар у ребенка. Нежный лоб был влажен, он дотронулся рукой до головы – даже волосы были мокры: так сильно вспотел ребенок. Не только он не умер, но теперь очевидно было, что кризис совершился и что он выздоровел. Князю Андрею хотелось схватить, смять, прижать к своей груди это маленькое, беспомощное существо; он не смел этого сделать. Он стоял над ним, оглядывая его голову, ручки, ножки, определявшиеся под одеялом. Шорох послышался подле него, и какая то тень показалась ему под пологом кроватки. Он не оглядывался и всё слушал, глядя в лицо ребенка, его ровное дыханье. Темная тень была княжна Марья, которая неслышными шагами подошла к кроватке, подняла полог и опустила его за собою. Князь Андрей, не оглядываясь, узнал ее и протянул к ней руку. Она сжала его руку.
– Он вспотел, – сказал князь Андрей.
– Я шла к тебе, чтобы сказать это.
Ребенок во сне чуть пошевелился, улыбнулся и потерся лбом о подушку.
Князь Андрей посмотрел на сестру. Лучистые глаза княжны Марьи, в матовом полусвете полога, блестели более обыкновенного от счастливых слёз, которые стояли в них. Княжна Марья потянулась к брату и поцеловала его, слегка зацепив за полог кроватки. Они погрозили друг другу, еще постояли в матовом свете полога, как бы не желая расстаться с этим миром, в котором они втроем были отделены от всего света. Князь Андрей первый, путая волосы о кисею полога, отошел от кроватки. – Да. это одно что осталось мне теперь, – сказал он со вздохом.


Вскоре после своего приема в братство масонов, Пьер с полным написанным им для себя руководством о том, что он должен был делать в своих имениях, уехал в Киевскую губернию, где находилась большая часть его крестьян.
Приехав в Киев, Пьер вызвал в главную контору всех управляющих, и объяснил им свои намерения и желания. Он сказал им, что немедленно будут приняты меры для совершенного освобождения крестьян от крепостной зависимости, что до тех пор крестьяне не должны быть отягчаемы работой, что женщины с детьми не должны посылаться на работы, что крестьянам должна быть оказываема помощь, что наказания должны быть употребляемы увещательные, а не телесные, что в каждом имении должны быть учреждены больницы, приюты и школы. Некоторые управляющие (тут были и полуграмотные экономы) слушали испуганно, предполагая смысл речи в том, что молодой граф недоволен их управлением и утайкой денег; другие, после первого страха, находили забавным шепелявенье Пьера и новые, неслыханные ими слова; третьи находили просто удовольствие послушать, как говорит барин; четвертые, самые умные, в том числе и главноуправляющий, поняли из этой речи то, каким образом надо обходиться с барином для достижения своих целей.