Цирк

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Цирк (от лат. circus — круг) — вид зрелищного искусства, по законам которого строится развлекательное представление. Также цирком называется и само специальное здание для проведения этих представлений.

Основой циркового искусства считается демонстрация необычного (эксцентрика) и смешного; характерной принадлежностью современного цирка является демонстрация фокусов, пантомимы, клоунады, реприза, исключительных способностей, часто связанных с риском (физическая сила, акробатика, эквилибристика), дрессированных животных. Цирковая труппа может постоянно базироваться в городе и иметь определённое здание, но как и ранее большую роль играет бродячий цирк.

Международный День Цирка отмечается в третью субботу апреля. В 2016 году он выпадает на 16 апреля[1][2].





Описание

Здание (передвижное) цирка представляет собой шатёр круглой формы с высоким куполом (шапито), внутри которого размещается манеж (арена) и сидячие места для зрителей, расположенные амфитеатром. Стационарное (капитальное) здание цирка также обычно имеет круглую форму.

В цирках, вне зависимости от того, выстроены на 500 зрителей или на 5000, пространство, оставляемое для арены (манежа), имеет один и тот же размер — 42 фута (13 метров), и одинаков во всем мире (данное требование пошло с XIX века). Объясняется это профессиональной необходимостью — для конной вольтижировки и акробатики требуется, чтобы спина бегущей лошади была всегда под одним углом к центру манежа. Этого можно добиться, только поддерживая чётко заданную скорость лошади при определённом диаметре манежа. Данное условие потребовало унификации всех манежей, на которых работали конные номера.

Арена цирка отделялась от поднимающихся кругом неё амфитеатром мест для публики небольшим, довольно широким барьером, высота которого должна была быть такова, чтобы лошадь среднего роста могла, положив копыта передних ног на барьер, продолжать двигаться задними ногами по арене. В двух противоположных пунктах арены, покрытой обыкновенно слоем песка или опилок толщиной в 6—8 см, этот барьер разбирался для образования проходов при впуске и выпуске лошадей; когда лошадь была на арене, барьер был закрыт.

История

Римский цирк

У древних римлян словом «цирк» (circus, «круг», «круглое здание») называлось открытое сооружение в виде вытянутого овала, соответствующее современному ипподрому. Крупнейшим из таких зданий был Большой цирк (Circus Maximus) в столице. Римский цирк имел очень мало общего с современным цирковым представлением: он был местом проведения ряда народных «зрелищ», прежде всего конских скачек и гонок колесниц, а впоследствии и некоторых других, обычно, впрочем, устраивавшихся не в цирках, а в амфитеатрах: единоборства гладиаторов (включая венаторов — тренеров, формально тоже считавшихся гладиаторами, несмотря на то, что они не сражались), травли зверей и т. п. Состязания в цирке происходили в известные праздничные дни и назывались ludi circenses. Цирк играл в Риме большую общественную роль, сохранявшуюся также в первые века Византии.

Средние века

После распада Римской империи цирк мало-помалу потерял своё значение главного места для развлечения народа. Внук Хлодвига I, Хильперик I, король франков, построил в Париже и Суассоне цирки, где давались народу различные представления, но последние особенного успеха не имели, и потому цирки вскоре были заброшены и сломаны. Получившие в Средние века значительное развитие мистерии и театральные представления окончательно подорвали значение цирка как общественного увеселения.

Новое время

Цирк современного типа появился впервые лишь в конце XVIII века во Франции. Создателями его явились два английских наездника, отец и сын Астлеи. В 1774 году они выстроили в Париже, в предместье Тампль, круглый зал, названный ими цирком, и стали давать здесь представления, состоявшие из различных упражнений на лошадях и акробатических этюдов. Преемники Астлеев, итальянцы Франкони, вскоре выстроили новый цирк уже на 2700 человек. Они ввели в программу представлений ещё и пантомимы, а также борьбу диких зверей между собой и с собаками. Из Парижа цирковые представления вскоре распространились по всей Европе.

Представления с дрессированными животными начали даваться в цирке с конца XIX века. К концу века постоянные цирки существовали почти во всех столицах и главных городах Западной Европы и России. В 1764 году в Москве, неподалёку от Казанского вокзала, английский наездник Я. Бейтс построил манеж, где открыл конные представления. В следующем году он гастролировал в Петербурге. Так, русский зритель познакомился с профессиональным цирком. Представления давались в манежах частных домов или во временных, наскоро сколоченных помещениях. Особенный успех имели цирки Чиарини (1803), Транже и Роббе (1812), Финарди (1818) и др. Первый стационарный цирк в России был открыт Жаком Турниером в 1827 году в Санкт-Петербурге. Затем строились стационарные цирки в Ярославле (1850), Москве (1853), Туле (1854). Представления в них давались иностранными труппами. Русский стационарный цирк был впервые построен братьями Никитиными в 1873 года в Пензе. Ими же был открыт второй русский цирк в Саратове (1876) и до сих пор считается одним из лучших в России. Лучшими считались цирки Парижа (фр. Cirque d’hiver, Cirque d'été и др.). Кроме того, по Западной Европе и России постоянно кочевало весьма значительное число подвижных цирков. В Италии XIX века не было постоянных цирков, но зато большая часть наиболее значительных театров была устроена так, что партер мог быть превращён в цирковую арену. Наибольшее распространение цирки получили в Испании, где сохраняется с античности коррида.

Новейшее время

Межвоенный период

Вторая мировая война

В годы Великой Отечественной войны

Во время Великой Отечественной войны искусству советского цирка был нанесен значительный урон. Многие цирко­вые здания были уничтожены вражескими бомбежками, по­жарами вместе с реквизитом и оборудованием. Погибли дрессированные животные. Артисты уходили на фронт, рас­падались номера и аттракционы. Главное управление цирков вместе с Всесоюзным Комитетом по делам искусств было эвакуировано в Томск[3][4].
В тяжёлые годы Великой Отечественной войны Сталин позаботился о том, чтобы советский цирк был поддержан и животные в нём не голодали[5].

С первых дней Великой Отечественной войны (1941—1945) артисты цирка выступали на мобилизационных пунктах, на вокзалах перед отправкой фронтовых эшелонов, в госпиталях.

В 1941, в годовщину Октябрьской революции, Московский цирк направил большую группу артистов на фронт в районы Можайска и Волоколамска.

Карандаш на глазах у публики напяливал на лицо получеловечью-полусобачью маску, на голову водружал чугунный котел, вооружался топором, ножом, дубиной. Высматривал что-то вдали, усаживался в «танк» с криком «Нах Москау!» и катил вперед. «Танк» представлял собой большую бочку, установленную на платформу, колеса которой были декорированы под гусеницы танка. Ящик с поленом изображал башню на танке. Спереди на днище бочки были нарисованы череп и кости. Взрыв! Гитлеровец в лохмотьях на одной ноге стоит в изумлении на манеже. Затем, обвязав голову платком, схватив «подвернувшийся» костыль, на одной ноге удирает за кулисы…

Коверный клоун Борис Петрович Вяткин одну за другой посылал в Москву телеграммы с просьбой направить его вместе с другими артистами на фронт для выступлений перед бойцами. В августе 1942 года их вызвали в Москву, чтобы направить во фронтовую цирковую бригаду. В том же месяце Борис и его любимица собака Крошка вместе с другими артистами отправились в первую фронтовую поездку. В июне 1942 в действующие части выехала бригада Карандаша, а в августе — бригада Вяткина, обслуживавшая фронты в течение 3 лет. За все время работы на фронте их бригада дала более полутора тысяч концертов. Выступали перед летчиками, танкистами, разведчиками, на передовой, в госпиталях, на грузовиках, оборудованных «под сцену», на полянках и в лесочках. Не раз попадали под обстрелы и бомбежки, в любую погоду давали по три-четыре концерта. В 1945, уже после окончания войны, продолжали выступления в воинских частях, в Москву вернулись только в августе сорок пятого[6]. В этом же году при Московском, Саратовском и других цирках, были созданы фронтовые цирки.

Специальный цирковой коллектив был образован под руководством Е. Гершуни при Ленинградском доме Красной Армии (премьера 23 февраля 1943 года). Он давал представления на Ленинградском фронте, а также в самом городе. Программа открывалась публицистическим прологом «Фашистский зверинец». Остросатирический конферанс осуществлял К. Гузынин и клоун Павел Алексеевич. Представление шло на фоне своеобразной конструкции, изображавшей цирковой амфитеатр.

29 ноября 1943 года Ижевский цирк открыл свои двери, несмотря на войну, и первыми зрителями нового цирка на 1800 мест стали раненые бойцы[7].

В ноябре 1944 года открылся 64-й сезон Ленинградского цирка. Великая Отечественная война прервала творческую деятельность цирка на 4 года[8].

На арене Саратовского цирка сделали первые шаги Вальтер Запашный и Мстислав Запашный. Случилось так, что Вальтер и Мстислав остались в осаждённом Ленинграде. Дом их от бомбёжек сгорел и жили они с бабушкой в гримуборной цирка. Младших Запашных вывезли по «Дороге жизни». Они отправились к матери, Лидии Карловне, в Саратов. Здесь, ещё в годы войны они начали репетировать свой акробатически-трюковой номер, а затем выступать. Так на цирковых афишах появилась группа «Братья Запашные», которую прославили сыновья Михаила: Вальтер, Мстислав, Игорь. Братья пробовали себя в самых разных жанрах: клоунада, воздушная гимнастика, джигитовка, мотогонки, дрессировка лошадей и экзотических животных, укрощение хищников[9].

В Ивановском цирке функционировала конно-акробатическая студия под руководством А. Александрова-Сержа[10]

В День Победы — 9 мая 1945 года артисты советского цирка выступали перед воинами-освободителями на лестнице поверженного рейхстага.

Среди участников фронтовых бригад и коллективов в годы войны были: А. Вадимов, Б. Вяткин, З. Гуревич, В. Гурский, В. Довейко, В. Дуров, П. Есиковский, А. Ирманов, А. Казини (Козюков), Карандаш, В. Лисин и Е. Синьковская, Павел Алексеевич, А. и Г. Поповы, Т. Птицына и Л. Маслюков, А. Рапитто, Г. Россини, Сим (С. Маслюков), И. Символоков, Н. Тамарин, М. Туганов, Ф. Хвощевский и А. Будницкий, воздушные гимнасты Полина Чернега и Степан Разумов, гротеск-наездница Валентина Лерри, дрессировщик Александр Корнилов, воздушные эквилибристы сестры Кох[11] и многие другие.

Много молодых талантливых артистов погибло в боях за Родину. Среди них: воздушный гимнаст И. А. Щепетков (1910—1941), ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, акробат М. М. Барляев (1912—1943), клоун Л. И. Бондаренко (1898—1942), наездник и жонглер на лошади Н. Н. Никитин (1912—1943), акробат-прыгун А. С. Павлов (1902—1942), наездник-жокей А. И. Пушкин (1913—1942), жонглер В. Б. Рославлев (псевд. — Бортар, 1920—1941), велофигурист Г. М. Сергеев (1903—1942), акробат и музыкальный эксцентрик А. В. Трипутин (1918—1942), коверный клоун В. Б. Шестуа (1912—1943), воздушные гимнасты А. С. Асланян, Н. П. Астахов, А. Е. Афанасьев, И. Ф. Кулешов, клоун А. А. Беляев (псевд. — Белянд), велофигурист П. Л. Ворошилов, сатирик М. В. Вургафтик (псевд. — Дамиров), жонглер В. А. Гурьев, артист-борец В. С. Денисов (псевд.-Зорин), наездник К. С. Дмитриев, акробат С. А. Донеман, эквилибристы П. Ильин, Г. А. Матарадзе, танц-акробаты братья П. и Н. Орловы, пластический акробат В. Н. Скляренко, акробаты Л. Грушкин, В. К. Давыдов, Н. С. Иголкин, Н. Озеров, В. Постников, И. Пустовой, Ф. Титаренко, Б. В. Ушаков, Л. Н. Цветков[12].

Послевоенный период

Современный цирк

Современные цирковые искусства включают клоунаду, акробатику, эквилибристику (удержание равновесия при неустойчивом положении тела, на проволоке, шаре и др.), музыкальную эксцентрику, иллюзионизм, пантомиму, интермедию и др.

Цирковые специальности, помимо работы с животными, включают в себя разнообразные акробатические и гимнастические дисциплины, в том числе: хождение по канату, воздушную гимнастику, например, номера на трапеции, воздушных полотнах и различные наземные упражнения.

Клоунада — наиболее сложный цирковой жанр. Клоун мастерски владеет несколькими дисциплинами, и его участие в «чужих» номерах — популярное явление в любом цирке.

Последнее время переживает второе рождение одна из древнейших профессий цирка — огнеглотатели. Многие цирки начали включать в программу выступлений огненное шоу.

Цирк является одной из основных номинаций в конкурсной программе молодёжных Дельфийских игр России.

Цирки России

Цирки стран СНГ

Азербайджан:

Армения:

Беларусь:

Казахстан:

Киргизия:

Молдавия:

Таджикистан:

Туркмения:

Узбекистан:

Украина:

Зарубежные цирки

Цирковой артист

Цирковой артист — артист, принимающий участие в цирковом представлении.

К их числу относятся:

и др.

Артисты-животные

Кроме людей, в цирковых выступлениях участвуют животные под руководством дрессировщика. По современным нормам, для цирковых представлений используются только те животные, которые изъяты из дикой природы минимум в третьем поколении. То есть они привыкли к человеческому окружению и не приспособлены к жизни в естественных условиях. Многие цирки, в частности, Национальный цирк Украины, следят за соблюдением данного правила в своих стенах[25]. В России животные, вышедшие на пенсию по возрасту, передаются в зоопарки, где начинают новую жизнь[26].

Цирковая дрессура (дрессировка) — процесс обучения цирковых животных выполнению трюков в цирке. В её процессе используется поощрительный, безболевой принцип, благодаря которому животные обучаются кормлением и ласковым обращением с ними. Именно этот принцип отстаивают цирки. К примеру, Национальный цирк Украины во главе с Людмилой Алексеевной Шевченко, которая утверждает: «Если дрессировщик издевается над животным, он не подходит цирку в принципе»[25].

В произведениях искусства

Выступления акробатов, жонглёров, гимнастов с древнейших времен привлекали художников и скульпторов возможностью отобразить гармонию и совершенство человеческого тела, передать динамику его движений.

В наскальном рельефе гробницы египетского номарха Антилопьего нома Хнумхотепа II в Бени Хасане (1900 до н. э.) запечатлены жонглерские и акробатические упражнения девушек. В музее Вероны есть диптих, на котором изображено выступление юного пилариуса (жонглера). Окруженный толпой зрителей, юноша жонглировал 7 мячами. В Историческом музее в Москве хранится римское знамя (2 в. н. э.), на котором золотом вышита фигура богини Виктории, балансирующей на шаре. Многочисленные памятники античного искусства помимо художественной ценности представляют собой богатый источник информации о формах артистической деятельности. Сюжеты на фресках, стенках глиняных ваз, барельефах надгробий, в скульптурах свидетельствуют, что античным артистам было известно искусство акробатики, жонглирования, антипода, атлетики, эквилибра и вольтижировки на лошади.

В Средние века выступления странствующих артистов мы видим на рисунках на полях английских, французских и фламандских манускриптов XII—XIV веков. Неизвестными мастерами изображены канатные плясуны, атлеты, акробаты, жонглеры. Но наибольший интерес у художников вызывали тогда дрессированные животные: медведи, львы, обезьяны, лошади, верблюды, собаки. В России популярными были «медвежьи потехи», где животные смешно пародировали поступки людей. Эти медвежьи комедии стали излюбленным сюжетом народных картинок XVIII века, при этом рисунки сопровождались забавным пояснительным текстом (похоже на современный комикс). На фресках Софийского собора в Киеве (XI век) изображены пляшущие скоморохи, музыканты и эквилибристы, балансирующие шест на плече, по которому взбирается партнер.

Первым известным по имени художником, нарисовавшим выступления цирковых артистов, был Босх. В картине «Шарлатан» (XV век) он изобразил выступление фокусника, манипулирующего шариками и стаканчиками.

В картинах Брейгеля Старшего и других нидерландских мастеров XVI—XVII веков заключена богатая информация о зрелищном искусстве этой эпохи. На гравюре Х. Кока по рисунку Брейгеля «Падение мага Гермогена» изображён канатоходец в костюме птицеголового демона с длинным балансиром в руках; акробат, повисший на канате; жонглер, вращающий на палке тарелку, фокусники, кукловод.

Цирковые сюжеты в изобразительном искусстве XVIII века стали уже редкостью. Но в XIX веке художники вновь обращаются к цирковой тематике. Одним из первых был Гойя, изображавший выступления странствующих артистов: полотна «Акробаты», «Настоящее безумие», на котором художник изобразил дрессированную лошадь, стоящую на провисшем канате, а на её спине — танцующую наездницу. Домье на гравюрах, посвящённых сценам из жизни странствующих артистов, изображает уличных акробатов. Образ цирка в картинах художников XIX века многолик. Многоцветие циркового праздника предстает на картинах Дега, Ренуара, Тулуза-Лотрека. Дега в картине «Мисс Лола в цирке Фернандо» изобразил гимнастку, повисшую в зубнике под куполом цирка.

Известны художники, посвятившие своё творчество изображению выступлений, репетиций, закулисной жизни конкретных артистов. Художником отечественного цирка середины XIX века был Сапожников, нарисовавший на 12 литографиях премьеров цирковой труппы: Натарову, Кюзана, Бассен, Виоля и Пачифико, Шансле и Лежара. Последний изображён в редком конном номере «Завтрак». На спине скачущего коня стоят сервировочный стол и стул, на котором сидит наездник и из бутылки наливает вино в бокал. Роль летописца немецкого цирка во 2-й половине XIX века выполнил Ланг. На его карандашных и перьевых рисунках можно увидеть номера, исчезнувшие с манежа современного цирка: «Клоунская кавалерия», «Наездник с мостами», «Тройной школьный тандем», «Маневры с лентами», «Кадриль Людовика 14», «Гусарский манёвр», «Па-де-шаль», «Па-де-багет» и много другое. Из рисунков, посвящённых закулисной жизни, интерес представляет «Погрузка лошадей цирка Саламонского в железнодорожные вагоны». Цирковая тематика широко представлена и в изобразительном искусстве XX века в картинах Пикассо («Девочка на шаре», «Акробаты с собакой», «Семья акробатов») возникает тема драматической судьбы уличных акробатов. Увлечение Пикассо кубизмом находит яркое воплощение в картине «Атлет». Лицо, тело, мускулы артиста художник «лепит» подчеркнуто геометрическими формами.

Сказочный мир создаёт в своих картинах Шагал — и цирковые акробаты, клоуны, дрессированные лошади становятся необходимой принадлежностью этого мира. «Я всегда рассматриваю клоунов, акробатов и актеров, — писал Шагал, — как существа трагические. Они напоминают мне фигуры религиозных картин». В одной из последних работ («Большой цирк») художник представил мир как цирковое представление, где вся жизнь заключена в круг манежа. Внизу изображён город с Эйфелевой башней. Вверху — ярусы кресел, заполненные зрителями. На манеже — влюблённые, клоуны с цветами, летающие лошади и люди, парящий в воздухе оркестр — мир, где все фантастично и реально.

С. Дали в гравюре «Китайцы» удалось передать утонченную ритмику работы китайских жонглеров, вращающих на бамбуковых тростях фарфоровые тарелочки.

К темам цирка неоднократно обращался Матисс. В серии рисунков, объединённых названием «Джаз», артисты изображены наподобие красочных арабесков, распластанных на плоскости.

Ярко отражена жизнь отечественного цирка в рисунках и гравюрах отца и сына Верейских. Большинство артистов зафиксированы ими в характерные мгновения работы в манеже: жокеи п/р Александрова-Серж в момент исполнения курсовых прыжков скачущих лошадей; Ю. Дуров — в трюке с морским львом, балансирующим на носу настольную лампу; клоун Цхомелидзе в миниатюре «Слоник».

Картины выступлений артистов цирка оставил художник А. Семенов: «Воздушный полёт „4 Донато“», «Портрет Виталия Лазаренко», «На репетиции в Пензенском госцирке» (1935 год) и др.

Вместе с тем в произведениях Верейских и Семенова намечаются черты парадности, которые в последующие годы перерождаются в помпезность официального искусства. Одновременно цирк продолжали рисовать и художники лирико-поэтического склада. Романтичный сказочный мир цирка жил в живописи и акварелях А. Фонвизина, А. Тышлера, В. Лебедева, Д. Дарана (иллюстрации к книге Гонкура «Братья Земгано»).

Интересно представлен цирк в произведениях А. Родченко. Героями его картин были буффонадные клоуны, наездницы на панно, прыгающие сквозь обручи, партерные акробаты. Это был цирк прошлого и, по признанию художника, он рисовал его по памяти.

Цирк был излюбленной темой в гравюрах Ф. Богородского, работавшего в молодости цирковым артистом. Художники обращаются к цирковым сюжетам и в наши дни: Ю. Пименов («Юный танцовщик на проволоке в цирке»), В. Шмохин (альбом «Веселый клоун»), С. Чернов («Планета-цирк», «Шапито», «Курс» и др.)[27].

Наиболее известные произведения
  • [dic.academic.ru/pictures/wiki/files/50/250px-Bestiarii.jpg «Гладиаторы-бестиарии на арене цирка»]. Так называемая «Злитенская мозаика», I в. н. э.
  • [bse.sci-lib.com/pictures/00/01/217304399.jpg «Акробаты с быком»]. 16 в. до н. э. Кносский дворец. Ныне — в Археологическом музее в Ираклионе (Крит).
  • П. О. Ренуар. [starat.narod.ru/pictures/renuar/pic59.jpg Клоун. 1909 г.], [www.ljplus.ru/img4/p/a/pankratsiy/22.jpg «В цирке Фернандо»], [www.if-art.com/lpic/prenoir/prenoir13.jpg Клоун. 1868 г.]
  • Жорж Сёра. [www.arttrans.com.ua/imageproduct/297/Seurat_Georges_Circus_painting_b.jpg «Цирк»]. 1890—1891 гг. Музей д’Орсэ, Париж.
  • Б. В. Иогансон. [archive.is/20130117072003/www.art-in-exile.com/forums/photopost/data/578/B_Ioganson_Na_arene_cirka.jpg «На арене цирка»]. (1893—1973 гг.)
  • Сальвадор Дали. [dali.virtbox.ru/pictures/acrobat.html Бродячие акробаты] (1921), [dali.virtbox.ru/pictures/circus.html Цирк] (1921)
  • Франц Рисс. [www.belygorod.ru/img2/1000_rushud/Used3/mRissFN_SkomorohiVDerevMTRO.jpg «Скоморохи в деревне»]. (1857 г.)
  • Джованни Доменико Тьеполо. [www.zapashny.ru/forumm/viewtopic.php?p=58033&sid=9718ab86fd43530a9353067ea71e78e9 Будка акробатов]. Роспись виллы в Дзианиго. (1791—1793 г.)
  • Анри де Тулуз-Лотрек. [impressionnisme.narod.ru/TULUZ_LOTREK/Pics/lotrek107_big.jpg «В цирке: дрессировщик животных»]. (1899 г.), [impressionnisme.narod.ru/TULUZ_LOTREK/Pics/lotrek106_big.jpg «В цирке: объездка лошадей»]., [www.tuluz.ru/content/view/561/56/ «В цирке»], [www.ruscircus.ru/arhiv-press/lotrek622 Серия рисунков: «В цирке»], «Наездница на белой лошади», [postcards-xx.narod.ru/tullotr/19.jpg «Женщина-клоун»]
  • Пабло Пикассо. [archive.is/20130422004022/art-blog.uz/wp-content/uploads/2007/07/pic40.jpg «Акробат и маленький арлекин»] (1905), [archive.is/20130421181338/art-blog.uz/wp-content/uploads/2007/07/small-girl-on-ball.jpg «Девочка на шаре»] (1905), [biography.sgu.ru/bio/data/files/pictures/image/3079.jpg «Семья бродячих акробатов»]
  • И. Босх. «Фокусник». Картина, написанная в ранний период до 1480 года г.
  • Александр Тихомиров. [www.strast10.ru/node/520 «Цирк», «Акробат с попугаем», «Трагический клоун»]
  • Моисей Фейгин. [www.moisey.feigin.ru/ «Пирамида цирка»].
  • Блюмель Ирина Фёдоровна. [mashaluk.blogspot.com/ «Клоуны» («Комплимент», 1962 г.), «Клоун с шарами» (1969, шамот), «Клоун-акробат» (1969, шамот), «Высокое напряжение» (1971, шамот), «Клоун с зеркалом» (1976, металл), «Клоун с зонтиком», «Клоун с книжкой» (1976, бронза), «Старый клоун» (1977, шамот)]
  • Эдгар Дега. «Мисс Лола в цирке Фернандо». (1879 г.)
  • Марк Шагал. [yiddish.haifa.ac.il/tmr/tmr12/Chagall_Mann_Shtetl.jpg «Большой цирк», «Мечта о цирке», «Наездница», «Цирковая лошадка»] [www.chagal-vitebsk.com/node/33]
  • Владимир Дмитриев. [www.mmoma.ru/collection/proizvedeniya/select/cirk/ «Цирк»]
  • А. Арапов. [art.ivanovoweb.ru/thumbnails.php?album=lastup&cat=5&page=6 «Цирковое представление»]. (1928 г.)
  • Джеймс Тиссо. [commons.wikimedia.org/wiki/File:James_Tissot_-_Women_of_Paris,_The_Circus_Lover.jpg «Любительницы цирка»]. (1885 г.)
  • Борис Кустодиев. [placepic.ru/uploads/posts/2008-09/1220819450_2.jpg «Балаганы».]
  • Р. В. Левицкий. [www.liveinternet.ru/users/valeri_scherbakov/post92394382/ «Леонид Енгибаров», «Юрий Никулин», «Михаил Шуйдин», «Олег Попов»] и др.
  • Ф. А. Бронников. [archive.is/20130130085449/image005.mylivepage.com/chunk5/332876/411/Кулисы%20цирка.%201859.jpg «Кулисы цирка»]. (1859 г.)
  • Джозеф Кристиан Лейендекер. [www.americanartarchives.com/leyendecker,jc.htm «Наездница»]
  • Marta Сzok. [www.zapashny.ru/forumm/viewtopic.php?f=23&t=10159&start=30 «Акробатки»]
  • А. В. Фонвизин. [www.zapashny.ru/forumm/viewtopic.php?f=23&t=10159&start=30 «В цирке»], А. Фонвизин, А. Белякова [www.gallerykino.ru/content/projects/59/04.jpg «Цирковая наездница с поднятой ножкой»], (1962 г.)литография.
  • арх. В. А. Кенель. [archive.is/20130417071614/www.opeterburge.ru/pictures/4410ec347319_9v.jpg «Цирк Чинизелли в Петербурге»], (1877 г.)
  • В. В. Тарасенко. [artgallery.krasno.ru/IMAGES/Grafics/Tarasenko/big/07.jpg «Наездницы»] (1959), [artgallery.krasno.ru/IMAGES/Grafics/Tarasenko/big/08.jpg «Клоун Дуров со слоном»] (1958), [artgallery.krasno.ru/IMAGES/Grafics/Tarasenko/sm/P1010093.jpg «Олег Попов»] (1969), [artgallery.krasno.ru/IMAGES/Grafics/Tarasenko/sm/P1010094.jpg «Цирк»] (1957)
  • Лев Фомичёв [webartplus.narod.ru/mst/mst16.jpg «Цирковое представление»].
  • Е. Е. Лансере. «Челябинский дилижанс и старый цирк»]. Нач. 20 в
  • Frank Hector Tompkins «Время цирка». (1882 г.)
  • Брюллов Карл Павлович. [www.artsait.ru/art/b/brulovK/img/43.jpg «Вольтижер»]. (1818—1830 гг.)
  • Герман Макс Пехштейн. [www.iskusstvo-info.ru/2008/1/i/lot1.jpg «Цирк с верблюдами»]. (Около 1920 г.)
  • Борис Бомштейн. [www.nasledie-rus.ru/gallery/ex32.php «Цирковая фантазия»]
  • Виталий Волович. «Клоуны и манекены», «Ослы и клоуны», «Клоун и бабочки», «Репетиция», «Осёл, дрессирующий льва», «Клоун ловит бабочку», «Клоун за ширмой», «Ослы — велосипедисты», «Клоун и манекен», «Осёл на ходулях», «Осёл — антиподист» «Цирк, музыкальный эксцентрик», «Клоун прыгающий через ослов».
  • В. А. Милашевский. [www.shprints.com/shop/products_pictures/05030916.jpg «В цирке»]. (1930-е гг.)
  • Писарро Камиль. [biography.sgu.ru/bio/data/files/pictures/image/36356.jpg «Ярмарка в Дьепе»]
  • Ян Матейко. «Станчик». (шут). (1862 г.), Варшава, Национальный музей.
  • Альма-Тадема, Лоуренс. [archive.is/20130504135430/www.wm-painting.ru/plugins/p19_image_design/images/459.jpg «Египетский жонглёр»]. (1870 г.) Частная коллекция.
  • [stepanov.lk.net/magic/vaditriv/003.html Иллюзионный номер «игра с кубками»]. Гравюра (1470 г.)
  • Йозеф Фрёлих. [stepanov.lk.net/magic/vaditriv/003.html «Придворный шут-фокусник»]. Гравюра (1728 г.)
  • «Шут Фарнос, Красный нос». Лубок. Ксилография, акварель. 18 в.
  • [www.skeptik.net/cheaters/images/pic045lit.jpg «Трюк факира Шашхала»]. Гравюра 1850 г.
  • [Виктор Васнецов] [biography.sgu.ru/bio/data/files/pictures/image/40191.jpg «Акробаты на празднике в окрестностях Парижа»] (1877 г.), [www.clubochek.ru/images/library/283554176.jpg «Шуты»] (1885 г.), «Скоморохи на Москве»
  • Турецкая миниатюра 16 века, изображающая [i037.radikal.ru/0806/97/e9aacb51ccda.jpg цирковые представления на ипподроме].
  • Диего Веласкес. [www.picin.net.ru/pic/p1/m2/m1648.jpg «Портрет придворного шута»].

Цитаты

В филателии

Туркмения

В 2001 году Сапармурат Туркменбаши упразднил цирк в Туркменистане, посчитав «чуждым» туркменскому народу. По его распоряжению здание цирка превращено в подсобное помещение. Пришедший ему на смену Гурбангулы Бердымухамедов возродил цирк[29].

См. также

Напишите отзыв о статье "Цирк"

Примечания

  1. [www.circusfederation.org/FMC/index.php?option=com_content&task=view&id=99&Itemid=57 Федерация цирков]
  2. [www.circus.ru/new.php?id=764 Росгосцирк]
  3. [www.volgaru.ru/index.php?retro&article=7166 Газета «Волга»]
  4. [www.ruscircus.ru/organi В мире цирка и эстрады]
  5. [www.bolshoicircus.ru/pages/left/pressa_o_cirke/Kuda%20uedet%20circ.htm газета «Тверская 13» ]
  6. [www.circus.ru/circus_in_war.html Росгосцирк]
  7. [udmcircus.ru/about/history/begin.html Официальный сайт Ижевского государственного цирка]
  8. [www.circus.spb.ru/ru/istorija/ Официальный сайт большого Санкт-Петербургского государственного цирка]
  9. [www.saratov-kultura.ru/theatres/cirk.html Культура Саратова]
  10. [www.cbptour.ru/publ/30-1-0-69 Центральное Бюро Путешествий «Южа» ]
  11. [circus.spb.ru/ru/istorija/ Официальный сайт большого Санкт-Петербургского государственного цирка]
  12. [ruscircus.ru/cgi/page.pl?func=page&selid=1242 В мире цирка и эстрады]
  13. [www.bolshoicircus.ru/ Официальный сайт Большого Московского государственного цирка на проспекте Вернадского]
  14. [www.udmcircus.ru/ Официальный сайт Ижевского государственного цирка]
  15. [www.circuskirov.ru/ Официальный сайт Кировского государственного цирка]
  16. [www.circ-tezikova.com/ Официальный сайт Симферопольского государственного цирка]
  17. [www.circ-a.ru/ Цирк танцующих фонтанов «Аквамарин»]
  18. [bazillium.ru/ театр-цирк «Базиллиум»]
  19. [peredvizka.ru/ Официальный сайт Передвижного цирка-шапито «Юность»]
  20. [www.circus.am/index_rus.htm Официальный сайт Ереванского цирка]
  21. [www.circus.by/ru/ Официальный сайт Белгосцирка]
  22. [www.circus.com.kz/ Официальный сайт Алматинского цирка]
  23. [www.circus.internet.zp.ua/index-ru.htm Официальный сайт Запорожского цирка]
  24. [circus.kharkov.ua/ Официальный сайт Харьковского государственного цирка]
  25. 1 2 [www.youtube.com/watch?v=6JLJNIuxils Людмила Шевченко (киевский цирк) о животных в цирке — YouTube]
  26. Наталья Коробова, Станислав Жоглик. [newsomsk.ru/news/42824-vadim_gagloev_frazu_v_ne_uspeete_sdelat_tsirk_ya_s/ Вадим Гаглоев: «Фразу «вы не успеете сделать цирк» я слышал во всех городах. Но мы всегда успевали»] (рус.). Новый Омск (24 июня 2016 года). Проверено 25 июня 2016.
  27. [www.ruscircus.ru/cgi/page.pl?func=page&selid=1247 В мире цирка и эстрады]
  28. [www.radiorus.ru/news.html?id=284764 Из интервью на «Радио России»], 2008 год
  29. [www.newsru.ru/world/23apr2010/circus.html Президент Туркменистана открыл цирк, который запретил его предшественник девять лет назад]

Литература

  • Ростовцев М. И., Сомов А. И. Цирк // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Н. Сарафанова. [ec-dejavu.ru/c-2/Circus.html «Цирковое искусство» русского авангарда] // Литература и театр: Матер. Международ. науч.-практич. конф. — Самара, 2006, с. 109—118
  • Рудольф Славский. [slavskii.narod.ru/HTML/DE_38.htm Цирковая энциклопедия (второе издание) 1979]
  • Рудольф Славский. [slavskii.narod.ru/HTML/DE_47.htm Цирк нашего двора 1961]
  • Рудольф Славский. [slavskii.narod.ru/HTML/DE_23.htm Советский цирк 1959]
  • Рудольф Славский. [slavskii.narod.ru/HTML/DE_21.htm Советский цирк в годы войны 1975]
  • Рудольф Славский. [slavskii.narod.ru/HTML/DE_27.htm С манежа на экран 1969] // Брошюра о киноартистах, пришедших в кино из цирка.
  • Рудольф Славский. [slavskii.narod.ru/HTML/DE_40.htm Цирк глазами кино 2002] // О цирке в кино и цирковых комиках в кино.
  • Александр Росин. «Волшебный круг манежа» // Очерки о цирке // Мн.: Полымя, 1985—143 с., ил.
  • Макаров С. М. Шаманы, масоны, цирк: Сакральные истоки циркового искусства. — Изд. 2-е. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. — 280 с. — ISBN 978-5-397-00163-2. (обл.)
  • Буренина-Петрова Ольга. Цирк в пространстве культуры / Иллюстратор Е. Габриелев. — М.: Новое литературное обозрение, 2014. — 432 с. — (Очерки визуальности). — 1000 экз. — ISBN 978-5-4448-0181-9.

Ссылки

  • [www.circus.ru/ Официальный сайт Российской государственной цирковой компании]
  • [www.ruscircus.ru/ В мире цирка и эстрады]
  • [www.circusland.com/rus/ Circusland.com]
  • [www.circusinfo.ru/ Всё о цирках]
  • [www.circusfederation.org/ Международная Федерация цирков]
  • [www.ruscircus.ru/encyc Цирковая энциклопедия]
  • [terraincognito.ru/content/view/2/3/ Цирковой словарь]
  • [www.lib.unn.ru/php/catalog.php?Index=6&IdField=187704&DB=1 Мастера советского цирка] (Нижегородская фундаментальная библиотека)

Отрывок, характеризующий Цирк

В глазах света Пьер был большой барин, несколько слепой и смешной муж знаменитой жены, умный чудак, ничего не делающий, но и никому не вредящий, славный и добрый малый. В душе же Пьера происходила за всё это время сложная и трудная работа внутреннего развития, открывшая ему многое и приведшая его ко многим духовным сомнениям и радостям.


Он продолжал свой дневник, и вот что он писал в нем за это время:
«24 ro ноября.
«Встал в восемь часов, читал Св. Писание, потом пошел к должности (Пьер по совету благодетеля поступил на службу в один из комитетов), возвратился к обеду, обедал один (у графини много гостей, мне неприятных), ел и пил умеренно и после обеда списывал пиесы для братьев. Ввечеру сошел к графине и рассказал смешную историю о Б., и только тогда вспомнил, что этого не должно было делать, когда все уже громко смеялись.
«Ложусь спать с счастливым и спокойным духом. Господи Великий, помоги мне ходить по стезям Твоим, 1) побеждать часть гневну – тихостью, медлением, 2) похоть – воздержанием и отвращением, 3) удаляться от суеты, но не отлучать себя от а) государственных дел службы, b) от забот семейных, с) от дружеских сношений и d) экономических занятий».
«27 го ноября.
«Встал поздно и проснувшись долго лежал на постели, предаваясь лени. Боже мой! помоги мне и укрепи меня, дабы я мог ходить по путям Твоим. Читал Св. Писание, но без надлежащего чувства. Пришел брат Урусов, беседовали о суетах мира. Рассказывал о новых предначертаниях государя. Я начал было осуждать, но вспомнил о своих правилах и слова благодетеля нашего о том, что истинный масон должен быть усердным деятелем в государстве, когда требуется его участие, и спокойным созерцателем того, к чему он не призван. Язык мой – враг мой. Посетили меня братья Г. В. и О., была приуготовительная беседа для принятия нового брата. Они возлагают на меня обязанность ритора. Чувствую себя слабым и недостойным. Потом зашла речь об объяснении семи столбов и ступеней храма. 7 наук, 7 добродетелей, 7 пороков, 7 даров Святого Духа. Брат О. был очень красноречив. Вечером совершилось принятие. Новое устройство помещения много содействовало великолепию зрелища. Принят был Борис Друбецкой. Я предлагал его, я и был ритором. Странное чувство волновало меня во всё время моего пребывания с ним в темной храмине. Я застал в себе к нему чувство ненависти, которое я тщетно стремлюсь преодолеть. И потому то я желал бы истинно спасти его от злого и ввести его на путь истины, но дурные мысли о нем не оставляли меня. Мне думалось, что его цель вступления в братство состояла только в желании сблизиться с людьми, быть в фаворе у находящихся в нашей ложе. Кроме тех оснований, что он несколько раз спрашивал, не находится ли в нашей ложе N. и S. (на что я не мог ему отвечать), кроме того, что он по моим наблюдениям не способен чувствовать уважения к нашему святому Ордену и слишком занят и доволен внешним человеком, чтобы желать улучшения духовного, я не имел оснований сомневаться в нем; но он мне казался неискренним, и всё время, когда я стоял с ним с глазу на глаз в темной храмине, мне казалось, что он презрительно улыбается на мои слова, и хотелось действительно уколоть его обнаженную грудь шпагой, которую я держал, приставленною к ней. Я не мог быть красноречив и не мог искренно сообщить своего сомнения братьям и великому мастеру. Великий Архитектон природы, помоги мне находить истинные пути, выводящие из лабиринта лжи».
После этого в дневнике было пропущено три листа, и потом было написано следующее:
«Имел поучительный и длинный разговор наедине с братом В., который советовал мне держаться брата А. Многое, хотя и недостойному, мне было открыто. Адонаи есть имя сотворившего мир. Элоим есть имя правящего всем. Третье имя, имя поизрекаемое, имеющее значение Всего . Беседы с братом В. подкрепляют, освежают и утверждают меня на пути добродетели. При нем нет места сомнению. Мне ясно различие бедного учения наук общественных с нашим святым, всё обнимающим учением. Науки человеческие всё подразделяют – чтобы понять, всё убивают – чтобы рассмотреть. В святой науке Ордена всё едино, всё познается в своей совокупности и жизни. Троица – три начала вещей – сера, меркурий и соль. Сера елейного и огненного свойства; она в соединении с солью, огненностью своей возбуждает в ней алкание, посредством которого притягивает меркурий, схватывает его, удерживает и совокупно производит отдельные тела. Меркурий есть жидкая и летучая духовная сущность – Христос, Дух Святой, Он».
«3 го декабря.
«Проснулся поздно, читал Св. Писание, но был бесчувствен. После вышел и ходил по зале. Хотел размышлять, но вместо того воображение представило одно происшествие, бывшее четыре года тому назад. Господин Долохов, после моей дуэли встретясь со мной в Москве, сказал мне, что он надеется, что я пользуюсь теперь полным душевным спокойствием, несмотря на отсутствие моей супруги. Я тогда ничего не отвечал. Теперь я припомнил все подробности этого свидания и в душе своей говорил ему самые злобные слова и колкие ответы. Опомнился и бросил эту мысль только тогда, когда увидал себя в распалении гнева; но недостаточно раскаялся в этом. После пришел Борис Друбецкой и стал рассказывать разные приключения; я же с самого его прихода сделался недоволен его посещением и сказал ему что то противное. Он возразил. Я вспыхнул и наговорил ему множество неприятного и даже грубого. Он замолчал и я спохватился только тогда, когда было уже поздно. Боже мой, я совсем не умею с ним обходиться. Этому причиной мое самолюбие. Я ставлю себя выше его и потому делаюсь гораздо его хуже, ибо он снисходителен к моим грубостям, а я напротив того питаю к нему презрение. Боже мой, даруй мне в присутствии его видеть больше мою мерзость и поступать так, чтобы и ему это было полезно. После обеда заснул и в то время как засыпал, услыхал явственно голос, сказавший мне в левое ухо: – „Твой день“.
«Я видел во сне, что иду я в темноте, и вдруг окружен собаками, но иду без страха; вдруг одна небольшая схватила меня за левое стегно зубами и не выпускает. Я стал давить ее руками. И только что я оторвал ее, как другая, еще большая, стала грызть меня. Я стал поднимать ее и чем больше поднимал, тем она становилась больше и тяжеле. И вдруг идет брат А. и взяв меня под руку, повел с собою и привел к зданию, для входа в которое надо было пройти по узкой доске. Я ступил на нее и доска отогнулась и упала, и я стал лезть на забор, до которого едва достигал руками. После больших усилий я перетащил свое тело так, что ноги висели на одной, а туловище на другой стороне. Я оглянулся и увидал, что брат А. стоит на заборе и указывает мне на большую аллею и сад, и в саду большое и прекрасное здание. Я проснулся. Господи, Великий Архитектон природы! помоги мне оторвать от себя собак – страстей моих и последнюю из них, совокупляющую в себе силы всех прежних, и помоги мне вступить в тот храм добродетели, коего лицезрения я во сне достигнул».
«7 го декабря.
«Видел сон, будто Иосиф Алексеевич в моем доме сидит, я рад очень, и желаю угостить его. Будто я с посторонними неумолчно болтаю и вдруг вспомнил, что это ему не может нравиться, и желаю к нему приблизиться и его обнять. Но только что приблизился, вижу, что лицо его преобразилось, стало молодое, и он мне тихо что то говорит из ученья Ордена, так тихо, что я не могу расслышать. Потом, будто, вышли мы все из комнаты, и что то тут случилось мудреное. Мы сидели или лежали на полу. Он мне что то говорил. А мне будто захотелось показать ему свою чувствительность и я, не вслушиваясь в его речи, стал себе воображать состояние своего внутреннего человека и осенившую меня милость Божию. И появились у меня слезы на глазах, и я был доволен, что он это приметил. Но он взглянул на меня с досадой и вскочил, пресекши свой разговор. Я обробел и спросил, не ко мне ли сказанное относилось; но он ничего не отвечал, показал мне ласковый вид, и после вдруг очутились мы в спальне моей, где стоит двойная кровать. Он лег на нее на край, и я будто пылал к нему желанием ласкаться и прилечь тут же. И он будто у меня спрашивает: „Скажите по правде, какое вы имеете главное пристрастие? Узнали ли вы его? Я думаю, что вы уже его узнали“. Я, смутившись сим вопросом, отвечал, что лень мое главное пристрастие. Он недоверчиво покачал головой. И я ему, еще более смутившись, отвечал, что я, хотя и живу с женою, по его совету, но не как муж жены своей. На это он возразил, что не должно жену лишать своей ласки, дал чувствовать, что в этом была моя обязанность. Но я отвечал, что я стыжусь этого, и вдруг всё скрылось. И я проснулся, и нашел в мыслях своих текст Св. Писания: Живот бе свет человеком, и свет во тме светит и тма его не объят . Лицо у Иосифа Алексеевича было моложавое и светлое. В этот день получил письмо от благодетеля, в котором он пишет об обязанностях супружества».
«9 го декабря.
«Видел сон, от которого проснулся с трепещущимся сердцем. Видел, будто я в Москве, в своем доме, в большой диванной, и из гостиной выходит Иосиф Алексеевич. Будто я тотчас узнал, что с ним уже совершился процесс возрождения, и бросился ему на встречу. Я будто его целую, и руки его, а он говорит: „Приметил ли ты, что у меня лицо другое?“ Я посмотрел на него, продолжая держать его в своих объятиях, и будто вижу, что лицо его молодое, но волос на голове нет, и черты совершенно другие. И будто я ему говорю: „Я бы вас узнал, ежели бы случайно с вами встретился“, и думаю между тем: „Правду ли я сказал?“ И вдруг вижу, что он лежит как труп мертвый; потом понемногу пришел в себя и вошел со мной в большой кабинет, держа большую книгу, писанную, в александрийский лист. И будто я говорю: „это я написал“. И он ответил мне наклонением головы. Я открыл книгу, и в книге этой на всех страницах прекрасно нарисовано. И я будто знаю, что эти картины представляют любовные похождения души с ее возлюбленным. И на страницах будто я вижу прекрасное изображение девицы в прозрачной одежде и с прозрачным телом, возлетающей к облакам. И будто я знаю, что эта девица есть ничто иное, как изображение Песни песней. И будто я, глядя на эти рисунки, чувствую, что я делаю дурно, и не могу оторваться от них. Господи, помоги мне! Боже мой, если это оставление Тобою меня есть действие Твое, то да будет воля Твоя; но ежели же я сам причинил сие, то научи меня, что мне делать. Я погибну от своей развратности, буде Ты меня вовсе оставишь».


Денежные дела Ростовых не поправились в продолжение двух лет, которые они пробыли в деревне.
Несмотря на то, что Николай Ростов, твердо держась своего намерения, продолжал темно служить в глухом полку, расходуя сравнительно мало денег, ход жизни в Отрадном был таков, и в особенности Митенька так вел дела, что долги неудержимо росли с каждым годом. Единственная помощь, которая очевидно представлялась старому графу, это была служба, и он приехал в Петербург искать места; искать места и вместе с тем, как он говорил, в последний раз потешить девчат.
Вскоре после приезда Ростовых в Петербург, Берг сделал предложение Вере, и предложение его было принято.
Несмотря на то, что в Москве Ростовы принадлежали к высшему обществу, сами того не зная и не думая о том, к какому они принадлежали обществу, в Петербурге общество их было смешанное и неопределенное. В Петербурге они были провинциалы, до которых не спускались те самые люди, которых, не спрашивая их к какому они принадлежат обществу, в Москве кормили Ростовы.
Ростовы в Петербурге жили так же гостеприимно, как и в Москве, и на их ужинах сходились самые разнообразные лица: соседи по Отрадному, старые небогатые помещики с дочерьми и фрейлина Перонская, Пьер Безухов и сын уездного почтмейстера, служивший в Петербурге. Из мужчин домашними людьми в доме Ростовых в Петербурге очень скоро сделались Борис, Пьер, которого, встретив на улице, затащил к себе старый граф, и Берг, который целые дни проводил у Ростовых и оказывал старшей графине Вере такое внимание, которое может оказывать молодой человек, намеревающийся сделать предложение.
Берг недаром показывал всем свою раненую в Аустерлицком сражении правую руку и держал совершенно не нужную шпагу в левой. Он так упорно и с такою значительностью рассказывал всем это событие, что все поверили в целесообразность и достоинство этого поступка, и Берг получил за Аустерлиц две награды.
В Финляндской войне ему удалось также отличиться. Он поднял осколок гранаты, которым был убит адъютант подле главнокомандующего и поднес начальнику этот осколок. Так же как и после Аустерлица, он так долго и упорно рассказывал всем про это событие, что все поверили тоже, что надо было это сделать, и за Финляндскую войну Берг получил две награды. В 19 м году он был капитан гвардии с орденами и занимал в Петербурге какие то особенные выгодные места.
Хотя некоторые вольнодумцы и улыбались, когда им говорили про достоинства Берга, нельзя было не согласиться, что Берг был исправный, храбрый офицер, на отличном счету у начальства, и нравственный молодой человек с блестящей карьерой впереди и даже прочным положением в обществе.
Четыре года тому назад, встретившись в партере московского театра с товарищем немцем, Берг указал ему на Веру Ростову и по немецки сказал: «Das soll mein Weib werden», [Она должна быть моей женой,] и с той минуты решил жениться на ней. Теперь, в Петербурге, сообразив положение Ростовых и свое, он решил, что пришло время, и сделал предложение.
Предложение Берга было принято сначала с нелестным для него недоумением. Сначала представилось странно, что сын темного, лифляндского дворянина делает предложение графине Ростовой; но главное свойство характера Берга состояло в таком наивном и добродушном эгоизме, что невольно Ростовы подумали, что это будет хорошо, ежели он сам так твердо убежден, что это хорошо и даже очень хорошо. Притом же дела Ростовых были очень расстроены, чего не мог не знать жених, а главное, Вере было 24 года, она выезжала везде, и, несмотря на то, что она несомненно была хороша и рассудительна, до сих пор никто никогда ей не сделал предложения. Согласие было дано.
– Вот видите ли, – говорил Берг своему товарищу, которого он называл другом только потому, что он знал, что у всех людей бывают друзья. – Вот видите ли, я всё это сообразил, и я бы не женился, ежели бы не обдумал всего, и это почему нибудь было бы неудобно. А теперь напротив, папенька и маменька мои теперь обеспечены, я им устроил эту аренду в Остзейском крае, а мне прожить можно в Петербурге при моем жалованьи, при ее состоянии и при моей аккуратности. Прожить можно хорошо. Я не из за денег женюсь, я считаю это неблагородно, но надо, чтоб жена принесла свое, а муж свое. У меня служба – у нее связи и маленькие средства. Это в наше время что нибудь такое значит, не так ли? А главное она прекрасная, почтенная девушка и любит меня…
Берг покраснел и улыбнулся.
– И я люблю ее, потому что у нее характер рассудительный – очень хороший. Вот другая ее сестра – одной фамилии, а совсем другое, и неприятный характер, и ума нет того, и эдакое, знаете?… Неприятно… А моя невеста… Вот будете приходить к нам… – продолжал Берг, он хотел сказать обедать, но раздумал и сказал: «чай пить», и, проткнув его быстро языком, выпустил круглое, маленькое колечко табачного дыма, олицетворявшее вполне его мечты о счастьи.
Подле первого чувства недоуменья, возбужденного в родителях предложением Берга, в семействе водворилась обычная в таких случаях праздничность и радость, но радость была не искренняя, а внешняя. В чувствах родных относительно этой свадьбы были заметны замешательство и стыдливость. Как будто им совестно было теперь за то, что они мало любили Веру, и теперь так охотно сбывали ее с рук. Больше всех смущен был старый граф. Он вероятно не умел бы назвать того, что было причиной его смущенья, а причина эта была его денежные дела. Он решительно не знал, что у него есть, сколько у него долгов и что он в состоянии будет дать в приданое Вере. Когда родились дочери, каждой было назначено по 300 душ в приданое; но одна из этих деревень была уж продана, другая заложена и так просрочена, что должна была продаваться, поэтому отдать имение было невозможно. Денег тоже не было.
Берг уже более месяца был женихом и только неделя оставалась до свадьбы, а граф еще не решил с собой вопроса о приданом и не говорил об этом с женою. Граф то хотел отделить Вере рязанское именье, то хотел продать лес, то занять денег под вексель. За несколько дней до свадьбы Берг вошел рано утром в кабинет к графу и с приятной улыбкой почтительно попросил будущего тестя объявить ему, что будет дано за графиней Верой. Граф так смутился при этом давно предчувствуемом вопросе, что сказал необдуманно первое, что пришло ему в голову.
– Люблю, что позаботился, люблю, останешься доволен…
И он, похлопав Берга по плечу, встал, желая прекратить разговор. Но Берг, приятно улыбаясь, объяснил, что, ежели он не будет знать верно, что будет дано за Верой, и не получит вперед хотя части того, что назначено ей, то он принужден будет отказаться.
– Потому что рассудите, граф, ежели бы я теперь позволил себе жениться, не имея определенных средств для поддержания своей жены, я поступил бы подло…
Разговор кончился тем, что граф, желая быть великодушным и не подвергаться новым просьбам, сказал, что он выдает вексель в 80 тысяч. Берг кротко улыбнулся, поцеловал графа в плечо и сказал, что он очень благодарен, но никак не может теперь устроиться в новой жизни, не получив чистыми деньгами 30 тысяч. – Хотя бы 20 тысяч, граф, – прибавил он; – а вексель тогда только в 60 тысяч.
– Да, да, хорошо, – скороговоркой заговорил граф, – только уж извини, дружок, 20 тысяч я дам, а вексель кроме того на 80 тысяч дам. Так то, поцелуй меня.


Наташе было 16 лет, и был 1809 год, тот самый, до которого она четыре года тому назад по пальцам считала с Борисом после того, как она с ним поцеловалась. С тех пор она ни разу не видала Бориса. Перед Соней и с матерью, когда разговор заходил о Борисе, она совершенно свободно говорила, как о деле решенном, что всё, что было прежде, – было ребячество, про которое не стоило и говорить, и которое давно было забыто. Но в самой тайной глубине ее души, вопрос о том, было ли обязательство к Борису шуткой или важным, связывающим обещанием, мучил ее.
С самых тех пор, как Борис в 1805 году из Москвы уехал в армию, он не видался с Ростовыми. Несколько раз он бывал в Москве, проезжал недалеко от Отрадного, но ни разу не был у Ростовых.
Наташе приходило иногда к голову, что он не хотел видеть ее, и эти догадки ее подтверждались тем грустным тоном, которым говаривали о нем старшие:
– В нынешнем веке не помнят старых друзей, – говорила графиня вслед за упоминанием о Борисе.
Анна Михайловна, в последнее время реже бывавшая у Ростовых, тоже держала себя как то особенно достойно, и всякий раз восторженно и благодарно говорила о достоинствах своего сына и о блестящей карьере, на которой он находился. Когда Ростовы приехали в Петербург, Борис приехал к ним с визитом.
Он ехал к ним не без волнения. Воспоминание о Наташе было самым поэтическим воспоминанием Бориса. Но вместе с тем он ехал с твердым намерением ясно дать почувствовать и ей, и родным ее, что детские отношения между ним и Наташей не могут быть обязательством ни для нее, ни для него. У него было блестящее положение в обществе, благодаря интимности с графиней Безуховой, блестящее положение на службе, благодаря покровительству важного лица, доверием которого он вполне пользовался, и у него были зарождающиеся планы женитьбы на одной из самых богатых невест Петербурга, которые очень легко могли осуществиться. Когда Борис вошел в гостиную Ростовых, Наташа была в своей комнате. Узнав о его приезде, она раскрасневшись почти вбежала в гостиную, сияя более чем ласковой улыбкой.
Борис помнил ту Наташу в коротеньком платье, с черными, блестящими из под локон глазами и с отчаянным, детским смехом, которую он знал 4 года тому назад, и потому, когда вошла совсем другая Наташа, он смутился, и лицо его выразило восторженное удивление. Это выражение его лица обрадовало Наташу.
– Что, узнаешь свою маленькую приятельницу шалунью? – сказала графиня. Борис поцеловал руку Наташи и сказал, что он удивлен происшедшей в ней переменой.
– Как вы похорошели!
«Еще бы!», отвечали смеющиеся глаза Наташи.
– А папа постарел? – спросила она. Наташа села и, не вступая в разговор Бориса с графиней, молча рассматривала своего детского жениха до малейших подробностей. Он чувствовал на себе тяжесть этого упорного, ласкового взгляда и изредка взглядывал на нее.
Мундир, шпоры, галстук, прическа Бориса, всё это было самое модное и сomme il faut [вполне порядочно]. Это сейчас заметила Наташа. Он сидел немножко боком на кресле подле графини, поправляя правой рукой чистейшую, облитую перчатку на левой, говорил с особенным, утонченным поджатием губ об увеселениях высшего петербургского света и с кроткой насмешливостью вспоминал о прежних московских временах и московских знакомых. Не нечаянно, как это чувствовала Наташа, он упомянул, называя высшую аристократию, о бале посланника, на котором он был, о приглашениях к NN и к SS.
Наташа сидела всё время молча, исподлобья глядя на него. Взгляд этот всё больше и больше, и беспокоил, и смущал Бориса. Он чаще оглядывался на Наташу и прерывался в рассказах. Он просидел не больше 10 минут и встал, раскланиваясь. Всё те же любопытные, вызывающие и несколько насмешливые глаза смотрели на него. После первого своего посещения, Борис сказал себе, что Наташа для него точно так же привлекательна, как и прежде, но что он не должен отдаваться этому чувству, потому что женитьба на ней – девушке почти без состояния, – была бы гибелью его карьеры, а возобновление прежних отношений без цели женитьбы было бы неблагородным поступком. Борис решил сам с собою избегать встреч с Наташей, нo, несмотря на это решение, приехал через несколько дней и стал ездить часто и целые дни проводить у Ростовых. Ему представлялось, что ему необходимо было объясниться с Наташей, сказать ей, что всё старое должно быть забыто, что, несмотря на всё… она не может быть его женой, что у него нет состояния, и ее никогда не отдадут за него. Но ему всё не удавалось и неловко было приступить к этому объяснению. С каждым днем он более и более запутывался. Наташа, по замечанию матери и Сони, казалась по старому влюбленной в Бориса. Она пела ему его любимые песни, показывала ему свой альбом, заставляла его писать в него, не позволяла поминать ему о старом, давая понимать, как прекрасно было новое; и каждый день он уезжал в тумане, не сказав того, что намерен был сказать, сам не зная, что он делал и для чего он приезжал, и чем это кончится. Борис перестал бывать у Элен, ежедневно получал укоризненные записки от нее и всё таки целые дни проводил у Ростовых.


Однажды вечером, когда старая графиня, вздыхая и крехтя, в ночном чепце и кофточке, без накладных буклей, и с одним бедным пучком волос, выступавшим из под белого, коленкорового чепчика, клала на коврике земные поклоны вечерней молитвы, ее дверь скрипнула, и в туфлях на босу ногу, тоже в кофточке и в папильотках, вбежала Наташа. Графиня оглянулась и нахмурилась. Она дочитывала свою последнюю молитву: «Неужели мне одр сей гроб будет?» Молитвенное настроение ее было уничтожено. Наташа, красная, оживленная, увидав мать на молитве, вдруг остановилась на своем бегу, присела и невольно высунула язык, грозясь самой себе. Заметив, что мать продолжала молитву, она на цыпочках подбежала к кровати, быстро скользнув одной маленькой ножкой о другую, скинула туфли и прыгнула на тот одр, за который графиня боялась, как бы он не был ее гробом. Одр этот был высокий, перинный, с пятью всё уменьшающимися подушками. Наташа вскочила, утонула в перине, перевалилась к стенке и начала возиться под одеялом, укладываясь, подгибая коленки к подбородку, брыкая ногами и чуть слышно смеясь, то закрываясь с головой, то взглядывая на мать. Графиня кончила молитву и с строгим лицом подошла к постели; но, увидав, что Наташа закрыта с головой, улыбнулась своей доброй, слабой улыбкой.
– Ну, ну, ну, – сказала мать.
– Мама, можно поговорить, да? – сказала Hаташa. – Ну, в душку один раз, ну еще, и будет. – И она обхватила шею матери и поцеловала ее под подбородок. В обращении своем с матерью Наташа выказывала внешнюю грубость манеры, но так была чутка и ловка, что как бы она ни обхватила руками мать, она всегда умела это сделать так, чтобы матери не было ни больно, ни неприятно, ни неловко.
– Ну, об чем же нынче? – сказала мать, устроившись на подушках и подождав, пока Наташа, также перекатившись раза два через себя, не легла с ней рядом под одним одеялом, выпростав руки и приняв серьезное выражение.
Эти ночные посещения Наташи, совершавшиеся до возвращения графа из клуба, были одним из любимейших наслаждений матери и дочери.
– Об чем же нынче? А мне нужно тебе сказать…
Наташа закрыла рукою рот матери.
– О Борисе… Я знаю, – сказала она серьезно, – я затем и пришла. Не говорите, я знаю. Нет, скажите! – Она отпустила руку. – Скажите, мама. Он мил?
– Наташа, тебе 16 лет, в твои года я была замужем. Ты говоришь, что Боря мил. Он очень мил, и я его люблю как сына, но что же ты хочешь?… Что ты думаешь? Ты ему совсем вскружила голову, я это вижу…
Говоря это, графиня оглянулась на дочь. Наташа лежала, прямо и неподвижно глядя вперед себя на одного из сфинксов красного дерева, вырезанных на углах кровати, так что графиня видела только в профиль лицо дочери. Лицо это поразило графиню своей особенностью серьезного и сосредоточенного выражения.
Наташа слушала и соображала.
– Ну так что ж? – сказала она.
– Ты ему вскружила совсем голову, зачем? Что ты хочешь от него? Ты знаешь, что тебе нельзя выйти за него замуж.
– Отчего? – не переменяя положения, сказала Наташа.
– Оттого, что он молод, оттого, что он беден, оттого, что он родня… оттого, что ты и сама не любишь его.
– А почему вы знаете?
– Я знаю. Это не хорошо, мой дружок.
– А если я хочу… – сказала Наташа.
– Перестань говорить глупости, – сказала графиня.
– А если я хочу…
– Наташа, я серьезно…
Наташа не дала ей договорить, притянула к себе большую руку графини и поцеловала ее сверху, потом в ладонь, потом опять повернула и стала целовать ее в косточку верхнего сустава пальца, потом в промежуток, потом опять в косточку, шопотом приговаривая: «январь, февраль, март, апрель, май».
– Говорите, мама, что же вы молчите? Говорите, – сказала она, оглядываясь на мать, которая нежным взглядом смотрела на дочь и из за этого созерцания, казалось, забыла всё, что она хотела сказать.
– Это не годится, душа моя. Не все поймут вашу детскую связь, а видеть его таким близким с тобой может повредить тебе в глазах других молодых людей, которые к нам ездят, и, главное, напрасно мучает его. Он, может быть, нашел себе партию по себе, богатую; а теперь он с ума сходит.
– Сходит? – повторила Наташа.
– Я тебе про себя скажу. У меня был один cousin…
– Знаю – Кирилла Матвеич, да ведь он старик?
– Не всегда был старик. Но вот что, Наташа, я поговорю с Борей. Ему не надо так часто ездить…
– Отчего же не надо, коли ему хочется?
– Оттого, что я знаю, что это ничем не кончится.
– Почему вы знаете? Нет, мама, вы не говорите ему. Что за глупости! – говорила Наташа тоном человека, у которого хотят отнять его собственность.
– Ну не выйду замуж, так пускай ездит, коли ему весело и мне весело. – Наташа улыбаясь поглядела на мать.
– Не замуж, а так , – повторила она.
– Как же это, мой друг?
– Да так . Ну, очень нужно, что замуж не выйду, а… так .
– Так, так, – повторила графиня и, трясясь всем своим телом, засмеялась добрым, неожиданным старушечьим смехом.
– Полноте смеяться, перестаньте, – закричала Наташа, – всю кровать трясете. Ужасно вы на меня похожи, такая же хохотунья… Постойте… – Она схватила обе руки графини, поцеловала на одной кость мизинца – июнь, и продолжала целовать июль, август на другой руке. – Мама, а он очень влюблен? Как на ваши глаза? В вас были так влюблены? И очень мил, очень, очень мил! Только не совсем в моем вкусе – он узкий такой, как часы столовые… Вы не понимаете?…Узкий, знаете, серый, светлый…
– Что ты врешь! – сказала графиня.
Наташа продолжала:
– Неужели вы не понимаете? Николенька бы понял… Безухий – тот синий, темно синий с красным, и он четвероугольный.
– Ты и с ним кокетничаешь, – смеясь сказала графиня.
– Нет, он франмасон, я узнала. Он славный, темно синий с красным, как вам растолковать…
– Графинюшка, – послышался голос графа из за двери. – Ты не спишь? – Наташа вскочила босиком, захватила в руки туфли и убежала в свою комнату.
Она долго не могла заснуть. Она всё думала о том, что никто никак не может понять всего, что она понимает, и что в ней есть.
«Соня?» подумала она, глядя на спящую, свернувшуюся кошечку с ее огромной косой. «Нет, куда ей! Она добродетельная. Она влюбилась в Николеньку и больше ничего знать не хочет. Мама, и та не понимает. Это удивительно, как я умна и как… она мила», – продолжала она, говоря про себя в третьем лице и воображая, что это говорит про нее какой то очень умный, самый умный и самый хороший мужчина… «Всё, всё в ней есть, – продолжал этот мужчина, – умна необыкновенно, мила и потом хороша, необыкновенно хороша, ловка, – плавает, верхом ездит отлично, а голос! Можно сказать, удивительный голос!» Она пропела свою любимую музыкальную фразу из Херубиниевской оперы, бросилась на постель, засмеялась от радостной мысли, что она сейчас заснет, крикнула Дуняшу потушить свечку, и еще Дуняша не успела выйти из комнаты, как она уже перешла в другой, еще более счастливый мир сновидений, где всё было так же легко и прекрасно, как и в действительности, но только было еще лучше, потому что было по другому.

На другой день графиня, пригласив к себе Бориса, переговорила с ним, и с того дня он перестал бывать у Ростовых.


31 го декабря, накануне нового 1810 года, le reveillon [ночной ужин], был бал у Екатерининского вельможи. На бале должен был быть дипломатический корпус и государь.
На Английской набережной светился бесчисленными огнями иллюминации известный дом вельможи. У освещенного подъезда с красным сукном стояла полиция, и не одни жандармы, но полицеймейстер на подъезде и десятки офицеров полиции. Экипажи отъезжали, и всё подъезжали новые с красными лакеями и с лакеями в перьях на шляпах. Из карет выходили мужчины в мундирах, звездах и лентах; дамы в атласе и горностаях осторожно сходили по шумно откладываемым подножкам, и торопливо и беззвучно проходили по сукну подъезда.
Почти всякий раз, как подъезжал новый экипаж, в толпе пробегал шопот и снимались шапки.
– Государь?… Нет, министр… принц… посланник… Разве не видишь перья?… – говорилось из толпы. Один из толпы, одетый лучше других, казалось, знал всех, и называл по имени знатнейших вельмож того времени.
Уже одна треть гостей приехала на этот бал, а у Ростовых, долженствующих быть на этом бале, еще шли торопливые приготовления одевания.
Много было толков и приготовлений для этого бала в семействе Ростовых, много страхов, что приглашение не будет получено, платье не будет готово, и не устроится всё так, как было нужно.
Вместе с Ростовыми ехала на бал Марья Игнатьевна Перонская, приятельница и родственница графини, худая и желтая фрейлина старого двора, руководящая провинциальных Ростовых в высшем петербургском свете.
В 10 часов вечера Ростовы должны были заехать за фрейлиной к Таврическому саду; а между тем было уже без пяти минут десять, а еще барышни не были одеты.
Наташа ехала на первый большой бал в своей жизни. Она в этот день встала в 8 часов утра и целый день находилась в лихорадочной тревоге и деятельности. Все силы ее, с самого утра, были устремлены на то, чтобы они все: она, мама, Соня были одеты как нельзя лучше. Соня и графиня поручились вполне ей. На графине должно было быть масака бархатное платье, на них двух белые дымковые платья на розовых, шелковых чехлах с розанами в корсаже. Волоса должны были быть причесаны a la grecque [по гречески].
Все существенное уже было сделано: ноги, руки, шея, уши были уже особенно тщательно, по бальному, вымыты, надушены и напудрены; обуты уже были шелковые, ажурные чулки и белые атласные башмаки с бантиками; прически были почти окончены. Соня кончала одеваться, графиня тоже; но Наташа, хлопотавшая за всех, отстала. Она еще сидела перед зеркалом в накинутом на худенькие плечи пеньюаре. Соня, уже одетая, стояла посреди комнаты и, нажимая до боли маленьким пальцем, прикалывала последнюю визжавшую под булавкой ленту.
– Не так, не так, Соня, – сказала Наташа, поворачивая голову от прически и хватаясь руками за волоса, которые не поспела отпустить державшая их горничная. – Не так бант, поди сюда. – Соня присела. Наташа переколола ленту иначе.
– Позвольте, барышня, нельзя так, – говорила горничная, державшая волоса Наташи.
– Ах, Боже мой, ну после! Вот так, Соня.
– Скоро ли вы? – послышался голос графини, – уж десять сейчас.
– Сейчас, сейчас. – А вы готовы, мама?
– Только току приколоть.
– Не делайте без меня, – крикнула Наташа: – вы не сумеете!
– Да уж десять.
На бале решено было быть в половине одиннадцатого, a надо было еще Наташе одеться и заехать к Таврическому саду.
Окончив прическу, Наташа в коротенькой юбке, из под которой виднелись бальные башмачки, и в материнской кофточке, подбежала к Соне, осмотрела ее и потом побежала к матери. Поворачивая ей голову, она приколола току, и, едва успев поцеловать ее седые волосы, опять побежала к девушкам, подшивавшим ей юбку.
Дело стояло за Наташиной юбкой, которая была слишком длинна; ее подшивали две девушки, обкусывая торопливо нитки. Третья, с булавками в губах и зубах, бегала от графини к Соне; четвертая держала на высоко поднятой руке всё дымковое платье.
– Мавруша, скорее, голубушка!
– Дайте наперсток оттуда, барышня.
– Скоро ли, наконец? – сказал граф, входя из за двери. – Вот вам духи. Перонская уж заждалась.
– Готово, барышня, – говорила горничная, двумя пальцами поднимая подшитое дымковое платье и что то обдувая и потряхивая, высказывая этим жестом сознание воздушности и чистоты того, что она держала.
Наташа стала надевать платье.
– Сейчас, сейчас, не ходи, папа, – крикнула она отцу, отворившему дверь, еще из под дымки юбки, закрывавшей всё ее лицо. Соня захлопнула дверь. Через минуту графа впустили. Он был в синем фраке, чулках и башмаках, надушенный и припомаженный.
– Ах, папа, ты как хорош, прелесть! – сказала Наташа, стоя посреди комнаты и расправляя складки дымки.
– Позвольте, барышня, позвольте, – говорила девушка, стоя на коленях, обдергивая платье и с одной стороны рта на другую переворачивая языком булавки.
– Воля твоя! – с отчаянием в голосе вскрикнула Соня, оглядев платье Наташи, – воля твоя, опять длинно!
Наташа отошла подальше, чтоб осмотреться в трюмо. Платье было длинно.
– Ей Богу, сударыня, ничего не длинно, – сказала Мавруша, ползавшая по полу за барышней.