Ци Юй, Мария

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Мария Ци Юй
齊玉 瑪利
Рождение

1885(1885)

Смерть

26 июня 1900(1900-06-26)

Почитается

Католическая церковь

Беатифицирована

1955 год

Канонизирована

2000 год

В лике

святая

День памяти

9 июля

Подвижничество

мученичество

Мария Ци Юй (кит. 齊玉 瑪利, 1885 г., Дацзи, провинция Хэбэй, Китай — 28.06.1900 г., Ванла, провинция Хэбэй) — святая Римско-Католической Церкви, мученица.





Биография

Мария Ци Юй родилась в 1885 году в Дацзи, провинция Хэбэй. В раннем детстве она потеряла своих родителей и поэтому воспитывалась в детском доме, основанном католическими священниками в деревне Ванла.

Во время Ихэтуаньского восстания 1899—1900 гг. в Китае христиане подвергались жестоким гонениям. 24 июня 1900 года повстанцы захватили деревню Ваньла, сожгли католическую церковь и убили всех католиков, которые не успели скрыться. Они оставили в живых детей сиротского приюта, среди которых была Мария Ци Юй, Люция Ван Чэн, Мария Фань Кунь и Мария Чжэн Сюй. Взяв их с собой, повстанцы доставили девочек в деревню Ваньла, где от них потребовали отказаться от христианской веры. Девочки остались верны своей вере, за что были убиты повстанцами 28 июня 1900 года.

Прославление

Мария Ци Юй была беатифицирована 17 апреля 1955 года Римским Папой Пием XII и канонизирована 1 октября 2000 года Римским Папой Иоанном Павлом II вместе с группой 120 китайских мучеников.

День памяти в Католической Церкви — 9 июля.

Источник

  • [www.op-stjoseph.org/resources/publications/chinamartyrs.pdf George G. Christian OP, Augustine Zhao Rong and Companions, Martyrs of China, 2005, стр. 85]  (англ.)

Напишите отзыв о статье "Ци Юй, Мария"

Ссылки

  • [www.chinesemartyrs.ca/Saints/ViewSaints.aspx?id=43 Индекс святых]  (кит.) —  (англ.)
  • [www.vatican.va/news_services/liturgy/saints/ns_lit_doc_20001001_zhao-rong-compagni_en.html Китайские мученики. Сайт Ватикана]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Ци Юй, Мария


Между тем с фронта другая колонна должна была напасть на французов, но при этой колонне был Кутузов. Он знал хорошо, что ничего, кроме путаницы, не выйдет из этого против его воли начатого сражения, и, насколько то было в его власти, удерживал войска. Он не двигался.
Кутузов молча ехал на своей серенькой лошадке, лениво отвечая на предложения атаковать.
– У вас все на языке атаковать, а не видите, что мы не умеем делать сложных маневров, – сказал он Милорадовичу, просившемуся вперед.
– Не умели утром взять живьем Мюрата и прийти вовремя на место: теперь нечего делать! – отвечал он другому.
Когда Кутузову доложили, что в тылу французов, где, по донесениям казаков, прежде никого не было, теперь было два батальона поляков, он покосился назад на Ермолова (он с ним не говорил еще со вчерашнего дня).
– Вот просят наступления, предлагают разные проекты, а чуть приступишь к делу, ничего не готово, и предупрежденный неприятель берет свои меры.
Ермолов прищурил глаза и слегка улыбнулся, услыхав эти слова. Он понял, что для него гроза прошла и что Кутузов ограничится этим намеком.
– Это он на мой счет забавляется, – тихо сказал Ермолов, толкнув коленкой Раевского, стоявшего подле него.
Вскоре после этого Ермолов выдвинулся вперед к Кутузову и почтительно доложил:
– Время не упущено, ваша светлость, неприятель не ушел. Если прикажете наступать? А то гвардия и дыма не увидит.
Кутузов ничего не сказал, но когда ему донесли, что войска Мюрата отступают, он приказал наступленье; но через каждые сто шагов останавливался на три четверти часа.
Все сраженье состояло только в том, что сделали казаки Орлова Денисова; остальные войска лишь напрасно потеряли несколько сот людей.
Вследствие этого сражения Кутузов получил алмазный знак, Бенигсен тоже алмазы и сто тысяч рублей, другие, по чинам соответственно, получили тоже много приятного, и после этого сражения сделаны еще новые перемещения в штабе.
«Вот как у нас всегда делается, все навыворот!» – говорили после Тарутинского сражения русские офицеры и генералы, – точно так же, как и говорят теперь, давая чувствовать, что кто то там глупый делает так, навыворот, а мы бы не так сделали. Но люди, говорящие так, или не знают дела, про которое говорят, или умышленно обманывают себя. Всякое сражение – Тарутинское, Бородинское, Аустерлицкое – всякое совершается не так, как предполагали его распорядители. Это есть существенное условие.