Чаттануга Чу-чу

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
«Чаттануга Чу-чу»
Сингл Гленна Миллера и его оркестра
Сторона «А»

Чаттануга Чу-чу

Сторона «Б»

Я знаю почему

Выпущен

1941

Формат

10"

Записан

7.5.1941

Жанр

свинг, фокстрот

Композитор

Гарри Уоррен

Автор песни

Мак Гордон

Лейбл

«Блюбёрд»[en]

Чаттануга Чу-чуЧаттануга Чу-чу

«Чаттануга Чу-чу» (англ. Chattanooga Choo Choo), или «Поезд на Чаттанугу» — песня 1941 года из репертуара американского джаз-оркестра Гленна Миллера, известная по кинофильму «Серенада Солнечной долины».





История

Песня написана поэтом-песенником Маком Гордоном и композитором Гарри Уорреном, когда они ехали на поезде «Бирмингем Спэшел» (англ. Birmingham Special) по Южной железной дороге (англ. Southern Railway)[]. Начиная с конца XIX века поезда, следующие с юга на север США, проходили через городок Чаттануга в штате Теннесси[]. Первый поезд, проследовавший по муниципальной железной дороге из Цинциннати до Чаттануги, получил прозвище «Чаттануга Чу-чу»[].

Гарри Уоррен впоследствии говорил:

Я отдаю должное Гленну Миллеру как источнику моего вдохновения. В написании песен для фильмов я всегда подстраивался под исполнителя и зачастую это являлось ограничивающим фактором. Но я знал, что Гленн сможет сыграть все, что я положу на бумагу, и что его аранжировка будет такая, что станет ещё лучше[].

Запись

7 мая 1941 года оркестр записал композицию в голливудской звукозаписывающей студии «Ар-си-эй—Виктор». Вокальные партии исполнил музыкант оркестра Текс Бенеке и группа Modernaires. Текс Бенеке вспоминает, как он появился в оркестре:

Я был всего-навсего зеленый музыкантик, сидящий где-то там в группе саксофонов, просто исполнитель, просто. Всё что мне было нужно это деньги... Мне ещё хотелось услышать себя со стороны, я ведь никогда не слышал себя на записи... когда начинал играть, понимаешь. Но мне было это не так важно. Всё, что я хотел, это был мой чек, чтобы я сразу пошёл с ним в банк[].

Со временем, Текс стал одним из ведущих саксофонистов оркестра, но его мнение относительно пения не изменилось:

В этом есть ирония... но мне не нравилось большинство песен, что я пел, включая «Чаттанугу Чу-чу». Всё, что я хотел это играть на моём саксофоне. Конечно, мне приходилось это делать, чтобы быть в оркестре. Мне приходилось делать, что хочет Гленн. Это была часть уговора. В конце концов, он поставил меня исполнять вокальные партии с группой Modernaires[].

Услышав название песни в первый раз, Текс решил, что «Чаттануга Чу-чу» — это кличка собаки[].

В начале песни аранжировка инструментов имитирует звуки железной дороги: разгоняющийся паровоз и сигнальные гудки. Текст песни повествует о путешественнике, едущем в Чаттанугу, чтобы увидеть ту, которую он называет не иначе как «Смешное Личико» (англ. Funny Face).

Песня в кинофильме

Песня предназначалась для готовящегося к выходу кинофильма «Серенада Солнечной долины». 21 августа состоялась его премьера, и 29 августа фильм был выпущен для показа на экранах страны. Кроме Текса Бенеке и вокальной группы, песню в фильме исполняют Братья Николс[en] и Дороти Дэндридж[].

3 сентября фильм был готов к показу в самой Чаттануге с рекламой «Не пропустите Соню Хене и Гленна Миллера с его оркестром». Но из-за начавшейся детской эпидемии все кинотеатры закрылись на месяц. 12 октября начался четырёхдневный показ фильма в местном кинотеатре «Тиволи». На афишах значилось, что в фильме звучит музыкальный хит «Чаттануга Чу-чу». В Чаттануге Гленн Миллер со своим оркестром были приглашены на 15-минутную радиопередачу[].

Популярность

7 декабря 1941 года, пластинка на 78 об/мин выпущенная компанией «Блюбёрд[en]» с записью «Чаттануга Чу-чу» поднялась на первую строчку хит-парадов США и находилась там 9 недель. На обратной стороне грампластинки звучит баллада «Я знаю почему» (англ. I Know Why).

10 января музыкальный журнал «Биллборд» отметил:

Миллионный экземпляр пластинки «Чаттануга Чу-чу» Гленна Миллера вышел на этой неделе из-под пресса компании «Виктор-Блюбёрд». <…> «Виктор» утверждает, что эта запись — самая прибыльная грампластинка со времен супер-хита Джина Остина[en] «Мой грустный рай» в 1926 году. Пластинка Миллера в продаже 28 недель, и, как ни странно, достигла своей вершины только на прошлой неделе, когда продажи стали самыми высокими за всё время с момента выпуска. <…> История с монетными фонографами была удивительна, после нестабильного раннего периода она кульминирует, становясь повсюду лучшим номером в музыкальных автоматах. <…> Издатель нот песни «Роббинс мьюзик» сообщает, что пройдена отметка в 185 000 проданных экземпляров. 30 января миллионный диск будет подписан Гленном Миллером и выставлен на аукцион во время праздничного бала по случаю дня рождения президента в нью-йоркском отеле «Уалдорф-Астория».

10 февраля 1942 года продажи превысили 1 200 000 экземпляров и пластинка стала первым официальным «золотым диском» в истории грамзаписи[]. В тот день, во время радио-трансляции выступления оркестра, президент «Ар-си-эй» Уолли Эрли вручил Гленну Миллеру покрытую золотым лаком грампластинку с записью песни «Чаттануга Чу-чу»[]. В своей ответной речи, Гленн сказал своим фанам: «Благодарю вас миллион двести тысяч раз»[]. После чего оркестр исполнил песню в прямом эфире.

Впоследствии, Текс Бенеке рассказывал, что всякий раз, когда они исполняли песню на концерте, «у заведения сносило крышу»[].

В 1996 году, версия 1941 года в исполнении Гленна Миллера и его оркестра была избрана в «Зал Славы Грэмми[en]».

Культурное влияние

После показа на советских экранах кинокартины «Серенада Солнечной долины», песня «Поезд на Чаттанугу» (или просто «Чу-ча», как её окрестили в народе) стала культовой среди послевоенных «стиляг» и «штатников».

Влияние песни на субкультуру стиляг отображено в пьесе Виктора Славкина «Дочь стиляги», по которой в 1979 году режиссёром Анатолием Васильевым был поставлен спектакль «Взрослая дочь молодого человека», а в 1992 году из телеспектакля был смонтирован фильм «Дорога на Чаттанугу».

Песня отражена в рассказе Андрея Геласимова «Зиганшин-буги».

На мотив «Чаттануга Чу-чу» певец Удо Линденберг адресовал лично Эриху Хонеккеру песню под ироничным названием «Поезд особого назначения в Панков» (нем. Sonderzug nach Pankow), подразумевая резиденцию властей ГДР во дворце Шёнхаузен[2].

Варианты разных исполнителей

  • в 1941 году кавер-версию песни записал Кэб Кэллоуэй со своим джаз-оркестром. Запись вышла на лейбле «Конкур»[en];
  • в 1954 году версию песни записал Билл Хейли со своей группой «Кометы» и вокальным коллективом «Рей Чарльз Сингерз» (англ. Ray Charles Singers). Запись вышла на лейбле «Эссекс»[en].

Факты

  • Первый паровоз прибыл в Чаттанугу 5 марта 1880 года, последний — 17 июня 1953 года.
  • После того как в 1970 году на станции «Чаттануга» прекратилось движение поездов, там были установлены музейные вагоны и паровозы. В 1973 году был открыт гостиничный комплекс «Холидей-Инн Чу-чу» (англ. Holiday Inn Choo Choo), ставший своеобразным памятником популярной песне.
  • Город Нижний Тагил Свердловской области является городом-побратимом города Чаттануга.

См. также

Напишите отзыв о статье "Чаттануга Чу-чу"

Примечания

  1. Девиз: «Южная дорога обслуживает Юг — смотри вперёд, смотри на Юг»
  2. [www.webcitation.org/67H0o5UCD Sonderzug Nach Pankow Lyrics]. «elyrics». [www.webcitation.org/67H0o5UCD Архивировано из первоисточника 29 апреля 2012]. (нем.)

Источники

  • Табличка на здании вокзала.[^]
  • Coates, Dan. Decade by Decade 1940s: Ten Years of Popular Hits Arranged for Easy Piano. — Alfred Music Publishing, 2008. — P. 28a[^], 28b[^]. — ISBN 978-0-739-05176-4.
  • Gabay, Jonathan. Gabay's Copywriters' Compendium. — Routledge, 2012. — P. 612[^]. — ISBN 978-0-750-68320-3.
  • Grudens, Richard. Chattanooga Choo Choo: The Life and Times of the World Famous Glenn Miller Orchestra. — Celebrity Profiles Publilshing, 2004. — P. 14[^], 88[^], 89[^], 89[^], 89[^], 210[^]. — ISBN 978-1-575-79277-4.
  • [www.chattanoogan.com/2005/9/11/72343/Remembering-Glenn-Miller-and-The.aspx Remembering Glenn Miller and „The Chattanooga Choo-Choo“] (англ.). chattanoogan.com. Проверено 25 января 2013. [www.webcitation.org/6E8FyrejW Архивировано из первоисточника 2 февраля 2013].[^]
  • [www.imdb.com/title/tt0034241/soundtrack Soundtracks for „Sun Valley Serenade“] (англ.). imbd.com. Проверено 25 января 2013. [www.webcitation.org/6E8FzfHAI Архивировано из первоисточника 2 февраля 2013].[^]

Литература

Ссылки

  • [www.choochoo.com/chatt.choo.song.pdf Ноты]
  • [www.choochoo.com/thesong.php Мелодия]
  • [magazines.russ.ru/october/2004/2/gelas4.html Андрей Геласимов «Зиганшин-буги»]
  • [www.youtube.com/watch?v=kiPRFAa5P_U Монолог из пьесы «Взрослая дочь молодого человека»] youtube.com

Отрывок, характеризующий Чаттануга Чу-чу

Старик Ростов без слез не мог рассказать жене того, что было, и тут же согласился на просьбу Пети и сам поехал записывать его.
На другой день государь уехал. Все собранные дворяне сняли мундиры, опять разместились по домам и клубам и, покряхтывая, отдавали приказания управляющим об ополчении, и удивлялись тому, что они наделали.



Наполеон начал войну с Россией потому, что он не мог не приехать в Дрезден, не мог не отуманиться почестями, не мог не надеть польского мундира, не поддаться предприимчивому впечатлению июньского утра, не мог воздержаться от вспышки гнева в присутствии Куракина и потом Балашева.
Александр отказывался от всех переговоров потому, что он лично чувствовал себя оскорбленным. Барклай де Толли старался наилучшим образом управлять армией для того, чтобы исполнить свой долг и заслужить славу великого полководца. Ростов поскакал в атаку на французов потому, что он не мог удержаться от желания проскакаться по ровному полю. И так точно, вследствие своих личных свойств, привычек, условий и целей, действовали все те неперечислимые лица, участники этой войны. Они боялись, тщеславились, радовались, негодовали, рассуждали, полагая, что они знают то, что они делают, и что делают для себя, а все были непроизвольными орудиями истории и производили скрытую от них, но понятную для нас работу. Такова неизменная судьба всех практических деятелей, и тем не свободнее, чем выше они стоят в людской иерархии.
Теперь деятели 1812 го года давно сошли с своих мест, их личные интересы исчезли бесследно, и одни исторические результаты того времени перед нами.
Но допустим, что должны были люди Европы, под предводительством Наполеона, зайти в глубь России и там погибнуть, и вся противуречащая сама себе, бессмысленная, жестокая деятельность людей – участников этой войны, становится для нас понятною.
Провидение заставляло всех этих людей, стремясь к достижению своих личных целей, содействовать исполнению одного огромного результата, о котором ни один человек (ни Наполеон, ни Александр, ни еще менее кто либо из участников войны) не имел ни малейшего чаяния.
Теперь нам ясно, что было в 1812 м году причиной погибели французской армии. Никто не станет спорить, что причиной погибели французских войск Наполеона было, с одной стороны, вступление их в позднее время без приготовления к зимнему походу в глубь России, а с другой стороны, характер, который приняла война от сожжения русских городов и возбуждения ненависти к врагу в русском народе. Но тогда не только никто не предвидел того (что теперь кажется очевидным), что только этим путем могла погибнуть восьмисоттысячная, лучшая в мире и предводимая лучшим полководцем армия в столкновении с вдвое слабейшей, неопытной и предводимой неопытными полководцами – русской армией; не только никто не предвидел этого, но все усилия со стороны русских были постоянно устремляемы на то, чтобы помешать тому, что одно могло спасти Россию, и со стороны французов, несмотря на опытность и так называемый военный гений Наполеона, были устремлены все усилия к тому, чтобы растянуться в конце лета до Москвы, то есть сделать то самое, что должно было погубить их.
В исторических сочинениях о 1812 м годе авторы французы очень любят говорить о том, как Наполеон чувствовал опасность растяжения своей линии, как он искал сражения, как маршалы его советовали ему остановиться в Смоленске, и приводить другие подобные доводы, доказывающие, что тогда уже будто понята была опасность кампании; а авторы русские еще более любят говорить о том, как с начала кампании существовал план скифской войны заманивания Наполеона в глубь России, и приписывают этот план кто Пфулю, кто какому то французу, кто Толю, кто самому императору Александру, указывая на записки, проекты и письма, в которых действительно находятся намеки на этот образ действий. Но все эти намеки на предвидение того, что случилось, как со стороны французов так и со стороны русских выставляются теперь только потому, что событие оправдало их. Ежели бы событие не совершилось, то намеки эти были бы забыты, как забыты теперь тысячи и миллионы противоположных намеков и предположений, бывших в ходу тогда, но оказавшихся несправедливыми и потому забытых. Об исходе каждого совершающегося события всегда бывает так много предположений, что, чем бы оно ни кончилось, всегда найдутся люди, которые скажут: «Я тогда еще сказал, что это так будет», забывая совсем, что в числе бесчисленных предположений были делаемы и совершенно противоположные.
Предположения о сознании Наполеоном опасности растяжения линии и со стороны русских – о завлечении неприятеля в глубь России – принадлежат, очевидно, к этому разряду, и историки только с большой натяжкой могут приписывать такие соображения Наполеону и его маршалам и такие планы русским военачальникам. Все факты совершенно противоречат таким предположениям. Не только во все время войны со стороны русских не было желания заманить французов в глубь России, но все было делаемо для того, чтобы остановить их с первого вступления их в Россию, и не только Наполеон не боялся растяжения своей линии, но он радовался, как торжеству, каждому своему шагу вперед и очень лениво, не так, как в прежние свои кампании, искал сражения.
При самом начале кампании армии наши разрезаны, и единственная цель, к которой мы стремимся, состоит в том, чтобы соединить их, хотя для того, чтобы отступать и завлекать неприятеля в глубь страны, в соединении армий не представляется выгод. Император находится при армии для воодушевления ее в отстаивании каждого шага русской земли, а не для отступления. Устроивается громадный Дрисский лагерь по плану Пфуля и не предполагается отступать далее. Государь делает упреки главнокомандующим за каждый шаг отступления. Не только сожжение Москвы, но допущение неприятеля до Смоленска не может даже представиться воображению императора, и когда армии соединяются, то государь негодует за то, что Смоленск взят и сожжен и не дано пред стенами его генерального сражения.
Так думает государь, но русские военачальники и все русские люди еще более негодуют при мысли о том, что наши отступают в глубь страны.
Наполеон, разрезав армии, движется в глубь страны и упускает несколько случаев сражения. В августе месяце он в Смоленске и думает только о том, как бы ему идти дальше, хотя, как мы теперь видим, это движение вперед для него очевидно пагубно.
Факты говорят очевидно, что ни Наполеон не предвидел опасности в движении на Москву, ни Александр и русские военачальники не думали тогда о заманивании Наполеона, а думали о противном. Завлечение Наполеона в глубь страны произошло не по чьему нибудь плану (никто и не верил в возможность этого), а произошло от сложнейшей игры интриг, целей, желаний людей – участников войны, не угадывавших того, что должно быть, и того, что было единственным спасением России. Все происходит нечаянно. Армии разрезаны при начале кампании. Мы стараемся соединить их с очевидной целью дать сражение и удержать наступление неприятеля, но и этом стремлении к соединению, избегая сражений с сильнейшим неприятелем и невольно отходя под острым углом, мы заводим французов до Смоленска. Но мало того сказать, что мы отходим под острым углом потому, что французы двигаются между обеими армиями, – угол этот делается еще острее, и мы еще дальше уходим потому, что Барклай де Толли, непопулярный немец, ненавистен Багратиону (имеющему стать под его начальство), и Багратион, командуя 2 й армией, старается как можно дольше не присоединяться к Барклаю, чтобы не стать под его команду. Багратион долго не присоединяется (хотя в этом главная цель всех начальствующих лиц) потому, что ему кажется, что он на этом марше ставит в опасность свою армию и что выгоднее всего для него отступить левее и южнее, беспокоя с фланга и тыла неприятеля и комплектуя свою армию в Украине. А кажется, и придумано это им потому, что ему не хочется подчиняться ненавистному и младшему чином немцу Барклаю.
Император находится при армии, чтобы воодушевлять ее, а присутствие его и незнание на что решиться, и огромное количество советников и планов уничтожают энергию действий 1 й армии, и армия отступает.
В Дрисском лагере предположено остановиться; но неожиданно Паулучи, метящий в главнокомандующие, своей энергией действует на Александра, и весь план Пфуля бросается, и все дело поручается Барклаю, Но так как Барклай не внушает доверия, власть его ограничивают.
Армии раздроблены, нет единства начальства, Барклай не популярен; но из этой путаницы, раздробления и непопулярности немца главнокомандующего, с одной стороны, вытекает нерешительность и избежание сражения (от которого нельзя бы было удержаться, ежели бы армии были вместе и не Барклай был бы начальником), с другой стороны, – все большее и большее негодование против немцев и возбуждение патриотического духа.
Наконец государь уезжает из армии, и как единственный и удобнейший предлог для его отъезда избирается мысль, что ему надо воодушевить народ в столицах для возбуждения народной войны. И эта поездка государя и Москву утрояет силы русского войска.
Государь отъезжает из армии для того, чтобы не стеснять единство власти главнокомандующего, и надеется, что будут приняты более решительные меры; но положение начальства армий еще более путается и ослабевает. Бенигсен, великий князь и рой генерал адъютантов остаются при армии с тем, чтобы следить за действиями главнокомандующего и возбуждать его к энергии, и Барклай, еще менее чувствуя себя свободным под глазами всех этих глаз государевых, делается еще осторожнее для решительных действий и избегает сражений.