Чемпионат Англии по футболу 1993/1994

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Премьер-лига 1993/94
Время проведения

14 августа 1993 — 8 мая 1994

Число участников

22

Города

13

Стадионы

22

Призовые места
Чемпион

Манчестер Юнайтед (2-й раз)

Второе место

Блэкберн Роверс

Дублирующие составы

Манчестер Юнайтед

Выбывшие клубы
Выбыли

Суиндон Таун, Олдем Атлетик, Шеффилд Юнайтед

Статистика чемпионата
Сыграно матчей

462

Забито голов

1195 (2.59 за игру)

Лучший бомбардир

Энди Коул (34 мяча)

Игрок года по версии ПФА

Эрик Кантона

Игрок года по версии АФЖ

Алан Ширер

1992/93
1994/95

Премьер-лига 1993/94 — второй сезон в истории Премьер-лиги. В турнире приняли участие 22 команды. Чемпионский титул во второй раз подряд выиграл «Манчестер Юнайтед».





Новые спонсоры

С начала сезона 1993/94 главным спонсором Премьер-лиги стала пивоваренная компания «Carling».

Клубы, вышедшие в Премьер-лигу

По итогам сезона 1992/93 в Премьер-лигу из Первого дивизиона вышли «Ньюкасл Юнайтед», «Вест Хэм Юнайтед» и «Суиндон Таун».[1] «Ньюкасл» вылетел из бывшего на тот момент высшим Первого дивизиона в 1989 году, а «Вест Хэм» — за один сезон до основания Премьер-лиги. «Суиндон» никогда до этого не выступал в высшем дивизионе чемпионата Англии.

Трансферы игроков

Перед самым началом сезона Рой Кин стал самым дорогим футболистом, купленным английским клубом. 22-летний ирландский полузащитник перешёл из выбывшего в Первый дивизион «Ноттингем Форест» в «Манчестер Юнайтед» за 3,75 млн фунтов.

В ходе сезона 1993/94 между клубами Премьер-лиги прошло множество трансферов игроков, превышающих 1 млн фунтов. Среди них трансферы Дэвида Уайта из «Манчестер Сити» в «Лидс Юнайтед», Дэвида Рокасла из «Лидса» в «Манчестер Сити», Роя Вегерла из «Блэкберн Роверс» в «Ковентри Сити» и Тима Флауэрза из «Саутгемптона» в «Блэкберн Роверс». Флауэрз, купленный «Блэкберном» за 2,5 млн фунтов, стал самым дорогим вратарём в английском футболе.

Обзор сезона

«Манчестер Юнайтед» лидировал в Премьер-лиге на протяжении большей части сезона, и в итоге завоевал чемпионский титул, опередив ближайших преследователей, «Блэкберн Роверс», на восемь очков. Кроме того, в этом же сезоне «Манчестер Юнайтед» выиграл Кубок Англии, разгромив со счётом 4:0 лондонский «Челси» в финальном матче. «Юнайтед» стал лишь четвёртым английским клубом, которому удалось выиграть такой домашний «дубль» в XX веке (после «Тоттенхэма» в 1961 году, «Арсенала» в 1971 году и «Ливерпуля» в 1986 году).

Второе место по итогам сезона занял «Блэкберн Роверс». На третьем месте финишировал «Ньюкасл Юнайтед», во многом благодаря потрясающей голевой форме своего 22-летнего нападающего Энди Коула, который стал лучшим бомбардиром Премьер-лиги с 34 голами. «Арсенал» занял в чемпионате четвёртое место, а на европейской арене выступил более успешно, выиграв Кубок обладателей кубков.

По итогам сезона Премьер-лигу покинули «Суиндон Таун», «Олдем Атлетик» и «Шеффилд Юнайтед». «Суиндон Таун» за весь сезон одержал лишь пять побед, пропустив 100 голов в 42 матчах. «Олдем Атлетик», избежавший вылета в предыдущем сезоне лишь по разнице мячей, официально выбыл из Премьер-лиги в последнем туре сезона, когда не смог обыграть «Норвич Сити». «Шеффилд Юнайтед» также выбыл в Первый дивизион в последнем туре, уступив «Челси» со счётом 3:2. «Шеффилд Юнайтед» стал первым из этих трёх клубов, который смог вернуться в Премьер-лигу. Это произошло по итогам сезона 2005/06 в Чемпионате Футбольной лиги, в котором «Шеффилд» занял второе место, гарантирующее выход в Премьер-лигу.

Индивидуальные награды

Турнирная таблица

Место Команда И В Н П Голы ± О Примечания
1 Манчестер Юнайтед 42 27 11 4 80  38 +42 92 Первый раунд Лиги чемпионов 1994/95
2 Блэкберн Роверс 42 25 9 8 63  36 +27 84 Первый раунд Кубка УЕФА 1994/95
3 Ньюкасл Юнайтед 42 23 8 11 82  41 +41 77
4 Арсенал1 42 18 17 7 53  28 +25 71 Первый раунд Кубка обладателей кубков 1994/95
5 Лидс Юнайтед 42 18 16 8 65  39 +26 70
6 Уимблдон 42 18 11 13 56  53 +3 65
7 Шеффилд Уэнсдей 42 16 16 10 76  54 +22 64
8 Ливерпуль 42 17 9 16 59  55 +4 60
9 Куинз Парк Рейнджерс 42 16 12 14 62  61 +1 60
10 Астон Вилла2 42 15 12 15 46  50 −4 57 Первый раунд Кубка УЕФА 1994/95
11 Ковентри Сити 42 14 14 14 43  45 −2 56
12 Норвич Сити 42 12 17 13 65  61 +4 53
13 Вест Хэм Юнайтед 42 13 13 16 47  58 −11 52
14 Челси3 42 13 12 17 49  53 −4 51 Первый раунд Кубка обладателей кубков 1994/95
15 Тоттенхэм Хотспур 42 11 12 19 54  59 −5 45
16 Манчестер Сити 42 9 18 15 38  49 −11 45
17 Эвертон 42 12 8 22 42  63 −21 44
18 Саутгемптон 42 12 7 23 49  66 −17 43
19 Ипсвич Таун 42 9 16 17 35  58 −23 43
20 Шеффилд Юнайтед 42 8 18 16 42  60 −18 42 Выбывание в Первый дивизион
21 Олдем Атлетик 42 9 13 20 42  68 −26 40
22 Суиндон Таун 42 5 15 22 47  100 −53 30

И — игры, В — выигрыши, Н — ничьи, П — проигрыши, Голы — забитые и пропущенные голы, ± — разница голов, О — очки
1 «Арсенал» квалифицировался в Кубок обладателей кубков УЕФА в качестве действующего обладателя кубка.
2 «Астон Вилла» квалифицировалась в Кубок УЕФА в качестве обладателя награды УЕФА за фэйр-плей.
3 «Челси» квалифицировался в Кубок обладателей кубков УЕФА в качестве финалиста Кубка Англии.

Результаты матчей

Дома / На выезде1 АРС АСТ БЛБ ЧЕЛ КОВ ЭВЕ ИПС ЛИД ЛИВ  МС   МЮ  НЬЮ НОР ОЛД КПР ШФЮ ШФУ САУ СУИ ТОТ ВХЮ УИМ
Арсенал 1:2 1:0 1:0 0:3 2:0 4:0 2:1 1:0 0:0 2:2 2:1 0:0 1:1 0:0 3:0 1:0 1:0 1:1 1:1 0:2 1:1
Астон Вилла 1:2 0:1 1:0 0:0 0:0 0:1 1:0 2:1 0:0 1:2 0:2 0:0 1:2 4:1 1:0 2:2 0:2 5:0 1:0 3:1 0:1
Блэкберн Роверс 1:1 1:0 2:0 2:1 2:0 0:0 2:1 2:0 2:0 2:0 1:0 2:3 1:0 1:1 0:0 1:1 2:0 3:1 1:0 0:2 3:0
Челси 0:2 1:1 1:2 1:2 4:2 1:1 1:1 1:0 0:0 1:0 1:0 1:2 0:1 2:0 3:2 1:1 2:0 2:0 4:3 2:0 2:0
Ковентри Сити 1:0 0:1 2:1 1:1 2:1 1:0 0:2 1:0 4:0 0:1 2:1 2:1 1:1 0:1 0:0 1:1 1:1 1:1 1:0 1:1 1:2
Эвертон 1:1 0:1 0:3 4:2 0:0 0:0 1:1 2:0 1:0 0:1 0:2 1:5 2:1 0:3 4:2 0:2 1:0 6:2 0:1 0:1 3:2
Ипсвич Таун 1:5 1:2 1:0 1:0 0:2 0:2 0:0 1:2 2:2 1:2 1:1 2:1 0:0 1:3 3:2 1:4 1:0 1:1 2:2 1:1 0:0
Лидс Юнайтед 2:1 2:0 3:3 4:1 1:0 3:0 0:0 2:0 3:2 0:2 1:1 0:4 1:0 1:1 2:1 2:2 0:0 3:0 2:0 1:0 4:0
Ливерпуль 0:0 2:1 0:1 2:1 1:0 2:1 1:0 2:0 2:1 3:3 0:2 0:1 2:1 3:2 1:2 2:0 4:2 2:2 1:2 2:0 1:1
Манчестер Сити 0:0 3:0 0:2 2:2 1:1 1:0 2:1 1:1 1:1 2:3 2:1 1:1 1:1 3:0 0:0 1:3 1:1 2:1 0:2 0:0 0:1
Манчестер Юнайтед 1:0 3:1 1:1 0:1 0:0 1:0 0:0 0:0 1:0 2:0 1:1 2:2 3:2 2:1 3:0 5:0 2:0 4:2 2:1 3:0 3:1
Ньюкасл Юнайтед 2:0 5:1 1:1 0:0 4:0 1:0 2:0 1:1 3:0 2:0 1:1 3:0 3:2 1:2 4:0 4:2 1:2 7:1 0:1 2:0 4:0
Норвич Сити 1:1 1:2 2:2 1:1 1:0 3:0 1:0 2:1 2:2 1:1 0:2 1:2 1:1 3:4 0:1 1:1 4:5 0:0 1:2 0:0 0:1
Олдем Атлетик 0:0 1:1 1:2 2:1 3:3 0:1 0:3 1:1 0:3 0:0 2:5 1:3 2:1 4:1 1:1 0:0 2:1 2:1 0:2 1:2 1:1
Куинз Парк Рейнджерс 1:1 2:2 1:0 1:1 5:1 2:1 3:0 0:4 1:3 1:1 2:3 1:2 2:2 2:0 2:1 1:2 2:1 1:3 1:1 0:0 1:0
Шеффилд Юнайтед 1:1 1:2 1:2 1:0 0:0 0:0 1:1 2:2 0:0 0:1 0:3 2:0 1:2 2:1 1:1 1:1 0:0 3:1 2:2 3:2 2:1
Шеффилд Уэнсдей 0:1 0:0 1:2 3:1 0:0 5:1 5:0 3:3 3:1 1:1 2:3 0:1 3:3 3:0 3:1 3:1 2:0 3:3 1:0 5:0 2:2
Саутгемптон 0:4 4:1 3:1 3:1 1:0 0:2 0:1 0:2 4:2 0:1 1:3 2:1 0:1 1:3 0:1 3:3 1:1 5:1 1:0 0:2 1:0
Суиндон Таун 0:4 1:2 1:3 1:3 3:1 1:1 2:2 0:5 0:5 1:3 2:2 2:2 3:3 0:1 1:0 0:0 0:1 2:1 2:1 1:1 2:4
Тоттенхэм Хотспур 0:1 1:1 0:2 1:1 1:2 3:2 1:1 1:1 3:3 1:0 0:1 1:2 1:3 5:0 1:2 2:2 1:3 3:0 1:1 1:4 1:1
Вест Хэм Юнайтед 0:0 0:0 1:2 1:0 3:2 0:1 2:1 0:1 1:2 3:1 2:2 2:4 3:3 2:0 0:4 0:0 2:0 3:3 0:0 1:3 0:2
Уимблдон 0:3 2:2 4:1 1:1 1:2 1:1 0:2 1:0 1:1 1:0 1:0 4:2 3:1 3:0 1:1 2:0 2:1 1:0 3:0 2:1 1:2
Источник:
1 Команда, выступающая на домашнем стадионе, указана в левой колонке.
Цвета: синий = победа хозяев; жёлтый = ничья; красный = победа гостей.

Лучшие бомбардиры

Место Игрок Клуб Голы
1 Энди Коул Ньюкасл Юнайтед 34
2 Алан Ширер Блэкберн Роверс 31
3 Мэтт Ле Тиссье Саутгемптон 25
Крис Саттон Норвич Сити
Питер Бердсли Ньюкасл Юнайтед
6 Иан Райт Арсенал 23

Напишите отзыв о статье "Чемпионат Англии по футболу 1993/1994"

Примечания

  1. [www.rsssf.com/engpaul/FLA/1992-93.html Football Statistics Archive.]
  2. [www.englandfootballonline.com/TeamHons/HonsPFAPlyr.html England Player Honours — Professional Footballers' Association Players' Players of the Year.]
  3. [www.englandfootballonline.com/TeamHons/HonsPFAYngPlyr.html England Player Honours — Professional Footballers' Association Young Players of the Year.]
  4. [www.englandfootballonline.com/TeamHons/HonsFWAFbYr.html England Player Honours — Football Writers' Association Footballers of the Year.]

Ссылки

  • [www.rsssf.com/tablese/eng94.html Сезон 1993/94 Английской Премьер-лиги на RSSSF]


Отрывок, характеризующий Чемпионат Англии по футболу 1993/1994

Действительно, он пробежал один только несколько шагов. Тронулся один, другой солдат, и весь батальон с криком «ура!» побежал вперед и обогнал его. Унтер офицер батальона, подбежав, взял колебавшееся от тяжести в руках князя Андрея знамя, но тотчас же был убит. Князь Андрей опять схватил знамя и, волоча его за древко, бежал с батальоном. Впереди себя он видел наших артиллеристов, из которых одни дрались, другие бросали пушки и бежали к нему навстречу; он видел и французских пехотных солдат, которые хватали артиллерийских лошадей и поворачивали пушки. Князь Андрей с батальоном уже был в 20 ти шагах от орудий. Он слышал над собою неперестававший свист пуль, и беспрестанно справа и слева от него охали и падали солдаты. Но он не смотрел на них; он вглядывался только в то, что происходило впереди его – на батарее. Он ясно видел уже одну фигуру рыжего артиллериста с сбитым на бок кивером, тянущего с одной стороны банник, тогда как французский солдат тянул банник к себе за другую сторону. Князь Андрей видел уже ясно растерянное и вместе озлобленное выражение лиц этих двух людей, видимо, не понимавших того, что они делали.
«Что они делают? – думал князь Андрей, глядя на них: – зачем не бежит рыжий артиллерист, когда у него нет оружия? Зачем не колет его француз? Не успеет добежать, как француз вспомнит о ружье и заколет его».
Действительно, другой француз, с ружьем на перевес подбежал к борющимся, и участь рыжего артиллериста, всё еще не понимавшего того, что ожидает его, и с торжеством выдернувшего банник, должна была решиться. Но князь Андрей не видал, чем это кончилось. Как бы со всего размаха крепкой палкой кто то из ближайших солдат, как ему показалось, ударил его в голову. Немного это больно было, а главное, неприятно, потому что боль эта развлекала его и мешала ему видеть то, на что он смотрел.
«Что это? я падаю? у меня ноги подкашиваются», подумал он и упал на спину. Он раскрыл глаза, надеясь увидать, чем кончилась борьба французов с артиллеристами, и желая знать, убит или нет рыжий артиллерист, взяты или спасены пушки. Но он ничего не видал. Над ним не было ничего уже, кроме неба – высокого неба, не ясного, но всё таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, – подумал князь Андрей, – не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, – совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, я, что узнал его наконец. Да! всё пустое, всё обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!…»


На правом фланге у Багратиона в 9 ть часов дело еще не начиналось. Не желая согласиться на требование Долгорукова начинать дело и желая отклонить от себя ответственность, князь Багратион предложил Долгорукову послать спросить о том главнокомандующего. Багратион знал, что, по расстоянию почти 10 ти верст, отделявшему один фланг от другого, ежели не убьют того, кого пошлют (что было очень вероятно), и ежели он даже и найдет главнокомандующего, что было весьма трудно, посланный не успеет вернуться раньше вечера.
Багратион оглянул свою свиту своими большими, ничего невыражающими, невыспавшимися глазами, и невольно замиравшее от волнения и надежды детское лицо Ростова первое бросилось ему в глаза. Он послал его.
– А ежели я встречу его величество прежде, чем главнокомандующего, ваше сиятельство? – сказал Ростов, держа руку у козырька.
– Можете передать его величеству, – поспешно перебивая Багратиона, сказал Долгоруков.
Сменившись из цепи, Ростов успел соснуть несколько часов перед утром и чувствовал себя веселым, смелым, решительным, с тою упругостью движений, уверенностью в свое счастие и в том расположении духа, в котором всё кажется легко, весело и возможно.
Все желания его исполнялись в это утро; давалось генеральное сражение, он участвовал в нем; мало того, он был ординарцем при храбрейшем генерале; мало того, он ехал с поручением к Кутузову, а может быть, и к самому государю. Утро было ясное, лошадь под ним была добрая. На душе его было радостно и счастливо. Получив приказание, он пустил лошадь и поскакал вдоль по линии. Сначала он ехал по линии Багратионовых войск, еще не вступавших в дело и стоявших неподвижно; потом он въехал в пространство, занимаемое кавалерией Уварова и здесь заметил уже передвижения и признаки приготовлений к делу; проехав кавалерию Уварова, он уже ясно услыхал звуки пушечной и орудийной стрельбы впереди себя. Стрельба всё усиливалась.
В свежем, утреннем воздухе раздавались уже, не как прежде в неравные промежутки, по два, по три выстрела и потом один или два орудийных выстрела, а по скатам гор, впереди Працена, слышались перекаты ружейной пальбы, перебиваемой такими частыми выстрелами из орудий, что иногда несколько пушечных выстрелов уже не отделялись друг от друга, а сливались в один общий гул.
Видно было, как по скатам дымки ружей как будто бегали, догоняя друг друга, и как дымы орудий клубились, расплывались и сливались одни с другими. Видны были, по блеску штыков между дымом, двигавшиеся массы пехоты и узкие полосы артиллерии с зелеными ящиками.
Ростов на пригорке остановил на минуту лошадь, чтобы рассмотреть то, что делалось; но как он ни напрягал внимание, он ничего не мог ни понять, ни разобрать из того, что делалось: двигались там в дыму какие то люди, двигались и спереди и сзади какие то холсты войск; но зачем? кто? куда? нельзя было понять. Вид этот и звуки эти не только не возбуждали в нем какого нибудь унылого или робкого чувства, но, напротив, придавали ему энергии и решительности.
«Ну, еще, еще наддай!» – обращался он мысленно к этим звукам и опять пускался скакать по линии, всё дальше и дальше проникая в область войск, уже вступивших в дело.
«Уж как это там будет, не знаю, а всё будет хорошо!» думал Ростов.
Проехав какие то австрийские войска, Ростов заметил, что следующая за тем часть линии (это была гвардия) уже вступила в дело.
«Тем лучше! посмотрю вблизи», подумал он.
Он поехал почти по передней линии. Несколько всадников скакали по направлению к нему. Это были наши лейб уланы, которые расстроенными рядами возвращались из атаки. Ростов миновал их, заметил невольно одного из них в крови и поскакал дальше.
«Мне до этого дела нет!» подумал он. Не успел он проехать нескольких сот шагов после этого, как влево от него, наперерез ему, показалась на всем протяжении поля огромная масса кавалеристов на вороных лошадях, в белых блестящих мундирах, которые рысью шли прямо на него. Ростов пустил лошадь во весь скок, для того чтоб уехать с дороги от этих кавалеристов, и он бы уехал от них, ежели бы они шли всё тем же аллюром, но они всё прибавляли хода, так что некоторые лошади уже скакали. Ростову всё слышнее и слышнее становился их топот и бряцание их оружия и виднее становились их лошади, фигуры и даже лица. Это были наши кавалергарды, шедшие в атаку на французскую кавалерию, подвигавшуюся им навстречу.
Кавалергарды скакали, но еще удерживая лошадей. Ростов уже видел их лица и услышал команду: «марш, марш!» произнесенную офицером, выпустившим во весь мах свою кровную лошадь. Ростов, опасаясь быть раздавленным или завлеченным в атаку на французов, скакал вдоль фронта, что было мочи у его лошади, и всё таки не успел миновать их.
Крайний кавалергард, огромный ростом рябой мужчина, злобно нахмурился, увидав перед собой Ростова, с которым он неминуемо должен был столкнуться. Этот кавалергард непременно сбил бы с ног Ростова с его Бедуином (Ростов сам себе казался таким маленьким и слабеньким в сравнении с этими громадными людьми и лошадьми), ежели бы он не догадался взмахнуть нагайкой в глаза кавалергардовой лошади. Вороная, тяжелая, пятивершковая лошадь шарахнулась, приложив уши; но рябой кавалергард всадил ей с размаху в бока огромные шпоры, и лошадь, взмахнув хвостом и вытянув шею, понеслась еще быстрее. Едва кавалергарды миновали Ростова, как он услыхал их крик: «Ура!» и оглянувшись увидал, что передние ряды их смешивались с чужими, вероятно французскими, кавалеристами в красных эполетах. Дальше нельзя было ничего видеть, потому что тотчас же после этого откуда то стали стрелять пушки, и всё застлалось дымом.
В ту минуту как кавалергарды, миновав его, скрылись в дыму, Ростов колебался, скакать ли ему за ними или ехать туда, куда ему нужно было. Это была та блестящая атака кавалергардов, которой удивлялись сами французы. Ростову страшно было слышать потом, что из всей этой массы огромных красавцев людей, из всех этих блестящих, на тысячных лошадях, богачей юношей, офицеров и юнкеров, проскакавших мимо его, после атаки осталось только осьмнадцать человек.
«Что мне завидовать, мое не уйдет, и я сейчас, может быть, увижу государя!» подумал Ростов и поскакал дальше.
Поровнявшись с гвардейской пехотой, он заметил, что чрез нее и около нее летали ядры, не столько потому, что он слышал звук ядер, сколько потому, что на лицах солдат он увидал беспокойство и на лицах офицеров – неестественную, воинственную торжественность.
Проезжая позади одной из линий пехотных гвардейских полков, он услыхал голос, назвавший его по имени.
– Ростов!
– Что? – откликнулся он, не узнавая Бориса.
– Каково? в первую линию попали! Наш полк в атаку ходил! – сказал Борис, улыбаясь той счастливой улыбкой, которая бывает у молодых людей, в первый раз побывавших в огне.
Ростов остановился.
– Вот как! – сказал он. – Ну что?
– Отбили! – оживленно сказал Борис, сделавшийся болтливым. – Ты можешь себе представить?
И Борис стал рассказывать, каким образом гвардия, ставши на место и увидав перед собой войска, приняла их за австрийцев и вдруг по ядрам, пущенным из этих войск, узнала, что она в первой линии, и неожиданно должна была вступить в дело. Ростов, не дослушав Бориса, тронул свою лошадь.
– Ты куда? – спросил Борис.
– К его величеству с поручением.
– Вот он! – сказал Борис, которому послышалось, что Ростову нужно было его высочество, вместо его величества.
И он указал ему на великого князя, который в ста шагах от них, в каске и в кавалергардском колете, с своими поднятыми плечами и нахмуренными бровями, что то кричал австрийскому белому и бледному офицеру.
– Да ведь это великий князь, а мне к главнокомандующему или к государю, – сказал Ростов и тронул было лошадь.
– Граф, граф! – кричал Берг, такой же оживленный, как и Борис, подбегая с другой стороны, – граф, я в правую руку ранен (говорил он, показывая кисть руки, окровавленную, обвязанную носовым платком) и остался во фронте. Граф, держу шпагу в левой руке: в нашей породе фон Бергов, граф, все были рыцари.
Берг еще что то говорил, но Ростов, не дослушав его, уже поехал дальше.
Проехав гвардию и пустой промежуток, Ростов, для того чтобы не попасть опять в первую линию, как он попал под атаку кавалергардов, поехал по линии резервов, далеко объезжая то место, где слышалась самая жаркая стрельба и канонада. Вдруг впереди себя и позади наших войск, в таком месте, где он никак не мог предполагать неприятеля, он услыхал близкую ружейную стрельбу.
«Что это может быть? – подумал Ростов. – Неприятель в тылу наших войск? Не может быть, – подумал Ростов, и ужас страха за себя и за исход всего сражения вдруг нашел на него. – Что бы это ни было, однако, – подумал он, – теперь уже нечего объезжать. Я должен искать главнокомандующего здесь, и ежели всё погибло, то и мое дело погибнуть со всеми вместе».
Дурное предчувствие, нашедшее вдруг на Ростова, подтверждалось всё более и более, чем дальше он въезжал в занятое толпами разнородных войск пространство, находящееся за деревнею Працом.
– Что такое? Что такое? По ком стреляют? Кто стреляет? – спрашивал Ростов, ровняясь с русскими и австрийскими солдатами, бежавшими перемешанными толпами наперерез его дороги.
– А чорт их знает? Всех побил! Пропадай всё! – отвечали ему по русски, по немецки и по чешски толпы бегущих и непонимавших точно так же, как и он, того, что тут делалось.
– Бей немцев! – кричал один.
– А чорт их дери, – изменников.
– Zum Henker diese Ruesen… [К чорту этих русских…] – что то ворчал немец.
Несколько раненых шли по дороге. Ругательства, крики, стоны сливались в один общий гул. Стрельба затихла и, как потом узнал Ростов, стреляли друг в друга русские и австрийские солдаты.
«Боже мой! что ж это такое? – думал Ростов. – И здесь, где всякую минуту государь может увидать их… Но нет, это, верно, только несколько мерзавцев. Это пройдет, это не то, это не может быть, – думал он. – Только поскорее, поскорее проехать их!»
Мысль о поражении и бегстве не могла притти в голову Ростову. Хотя он и видел французские орудия и войска именно на Праценской горе, на той самой, где ему велено было отыскивать главнокомандующего, он не мог и не хотел верить этому.


Около деревни Праца Ростову велено было искать Кутузова и государя. Но здесь не только не было их, но не было ни одного начальника, а были разнородные толпы расстроенных войск.
Он погонял уставшую уже лошадь, чтобы скорее проехать эти толпы, но чем дальше он подвигался, тем толпы становились расстроеннее. По большой дороге, на которую он выехал, толпились коляски, экипажи всех сортов, русские и австрийские солдаты, всех родов войск, раненые и нераненые. Всё это гудело и смешанно копошилось под мрачный звук летавших ядер с французских батарей, поставленных на Праценских высотах.
– Где государь? где Кутузов? – спрашивал Ростов у всех, кого мог остановить, и ни от кого не мог получить ответа.
Наконец, ухватив за воротник солдата, он заставил его ответить себе.
– Э! брат! Уж давно все там, вперед удрали! – сказал Ростову солдат, смеясь чему то и вырываясь.
Оставив этого солдата, который, очевидно, был пьян, Ростов остановил лошадь денщика или берейтора важного лица и стал расспрашивать его. Денщик объявил Ростову, что государя с час тому назад провезли во весь дух в карете по этой самой дороге, и что государь опасно ранен.
– Не может быть, – сказал Ростов, – верно, другой кто.
– Сам я видел, – сказал денщик с самоуверенной усмешкой. – Уж мне то пора знать государя: кажется, сколько раз в Петербурге вот так то видал. Бледный, пребледный в карете сидит. Четверню вороных как припустит, батюшки мои, мимо нас прогремел: пора, кажется, и царских лошадей и Илью Иваныча знать; кажется, с другим как с царем Илья кучер не ездит.
Ростов пустил его лошадь и хотел ехать дальше. Шедший мимо раненый офицер обратился к нему.
– Да вам кого нужно? – спросил офицер. – Главнокомандующего? Так убит ядром, в грудь убит при нашем полку.
– Не убит, ранен, – поправил другой офицер.
– Да кто? Кутузов? – спросил Ростов.
– Не Кутузов, а как бишь его, – ну, да всё одно, живых не много осталось. Вон туда ступайте, вон к той деревне, там всё начальство собралось, – сказал этот офицер, указывая на деревню Гостиерадек, и прошел мимо.
Ростов ехал шагом, не зная, зачем и к кому он теперь поедет. Государь ранен, сражение проиграно. Нельзя было не верить этому теперь. Ростов ехал по тому направлению, которое ему указали и по которому виднелись вдалеке башня и церковь. Куда ему было торопиться? Что ему было теперь говорить государю или Кутузову, ежели бы даже они и были живы и не ранены?
– Этой дорогой, ваше благородие, поезжайте, а тут прямо убьют, – закричал ему солдат. – Тут убьют!
– О! что говоришь! сказал другой. – Куда он поедет? Тут ближе.
Ростов задумался и поехал именно по тому направлению, где ему говорили, что убьют.
«Теперь всё равно: уж ежели государь ранен, неужели мне беречь себя?» думал он. Он въехал в то пространство, на котором более всего погибло людей, бегущих с Працена. Французы еще не занимали этого места, а русские, те, которые были живы или ранены, давно оставили его. На поле, как копны на хорошей пашне, лежало человек десять, пятнадцать убитых, раненых на каждой десятине места. Раненые сползались по два, по три вместе, и слышались неприятные, иногда притворные, как казалось Ростову, их крики и стоны. Ростов пустил лошадь рысью, чтобы не видать всех этих страдающих людей, и ему стало страшно. Он боялся не за свою жизнь, а за то мужество, которое ему нужно было и которое, он знал, не выдержит вида этих несчастных.
Французы, переставшие стрелять по этому, усеянному мертвыми и ранеными, полю, потому что уже никого на нем живого не было, увидав едущего по нем адъютанта, навели на него орудие и бросили несколько ядер. Чувство этих свистящих, страшных звуков и окружающие мертвецы слились для Ростова в одно впечатление ужаса и сожаления к себе. Ему вспомнилось последнее письмо матери. «Что бы она почувствовала, – подумал он, – коль бы она видела меня теперь здесь, на этом поле и с направленными на меня орудиями».
В деревне Гостиерадеке были хотя и спутанные, но в большем порядке русские войска, шедшие прочь с поля сражения. Сюда уже не доставали французские ядра, и звуки стрельбы казались далекими. Здесь все уже ясно видели и говорили, что сражение проиграно. К кому ни обращался Ростов, никто не мог сказать ему, ни где был государь, ни где был Кутузов. Одни говорили, что слух о ране государя справедлив, другие говорили, что нет, и объясняли этот ложный распространившийся слух тем, что, действительно, в карете государя проскакал назад с поля сражения бледный и испуганный обер гофмаршал граф Толстой, выехавший с другими в свите императора на поле сражения. Один офицер сказал Ростову, что за деревней, налево, он видел кого то из высшего начальства, и Ростов поехал туда, уже не надеясь найти кого нибудь, но для того только, чтобы перед самим собою очистить свою совесть. Проехав версты три и миновав последние русские войска, около огорода, окопанного канавой, Ростов увидал двух стоявших против канавы всадников. Один, с белым султаном на шляпе, показался почему то знакомым Ростову; другой, незнакомый всадник, на прекрасной рыжей лошади (лошадь эта показалась знакомою Ростову) подъехал к канаве, толкнул лошадь шпорами и, выпустив поводья, легко перепрыгнул через канаву огорода. Только земля осыпалась с насыпи от задних копыт лошади. Круто повернув лошадь, он опять назад перепрыгнул канаву и почтительно обратился к всаднику с белым султаном, очевидно, предлагая ему сделать то же. Всадник, которого фигура показалась знакома Ростову и почему то невольно приковала к себе его внимание, сделал отрицательный жест головой и рукой, и по этому жесту Ростов мгновенно узнал своего оплакиваемого, обожаемого государя.
«Но это не мог быть он, один посреди этого пустого поля», подумал Ростов. В это время Александр повернул голову, и Ростов увидал так живо врезавшиеся в его памяти любимые черты. Государь был бледен, щеки его впали и глаза ввалились; но тем больше прелести, кротости было в его чертах. Ростов был счастлив, убедившись в том, что слух о ране государя был несправедлив. Он был счастлив, что видел его. Он знал, что мог, даже должен был прямо обратиться к нему и передать то, что приказано было ему передать от Долгорукова.