Чемпионат Африки по хоккею на траве среди женщин 1994

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Чемпионат Африки по хоккею на траве среди женщин 1994
1994 Women Field Hockey African Cup for Nations
Подробности чемпионата
Страна проведения ЮАР ЮАР
Города проведения Претория
Время проведения 58 октября
Число команд 4
Призовые места
Чемпион  ЮАР (1 титул)
Второе место  Зимбабве
Третье место  Намибия
Статистика чемпионата
Сыграно матчей 6
Забито голов 39  (6.5 за игру)
← 1990
1998 →

Чемпионат Африки по хоккею на траве среди женщин 1994 — 2-й розыгрыш чемпионата по хоккею на траве среди женских команд. Турнир прошёл с 5 по 8 октября 1994 года в городе Претория (ЮАР). В турнире приняло участие 4 сборных.

Чемпионами в 1-й раз в своей истории стала сборная ЮАР, второе место заняла сборная Зимбабве, бронзовым призёром стала сборная Намибии.



Результаты игр

Место Команда И В Н П ГЗ ГП +/- Очки
 ЮАР 3 3 0 0 32 0 +32 6
 Зимбабве 3 1 1 1 5 7 −2 3
 Намибия 3 1 1 1 2 8 −6 3
4  Ботсвана 3 0 0 3 0 24 −24 0

Напишите отзыв о статье "Чемпионат Африки по хоккею на траве среди женщин 1994"

Примечания

Ссылки

  • [www.todor66.com/hockey/field/Africa/Women_1994.html Страница чемпионата на сайте www.todor66.com(англ.)

Отрывок, характеризующий Чемпионат Африки по хоккею на траве среди женщин 1994

Графиня, стараясь скрыть этот поступок от себя и от доктора, всовывала ему в руку золотой и всякий раз с успокоенным сердцем возвращалась к больной.
Признаки болезни Наташи состояли в том, что она мало ела, мало спала, кашляла и никогда не оживлялась. Доктора говорили, что больную нельзя оставлять без медицинской помощи, и поэтому в душном воздухе держали ее в городе. И лето 1812 года Ростовы не уезжали в деревню.
Несмотря на большое количество проглоченных пилюль, капель и порошков из баночек и коробочек, из которых madame Schoss, охотница до этих вещиц, собрала большую коллекцию, несмотря на отсутствие привычной деревенской жизни, молодость брала свое: горе Наташи начало покрываться слоем впечатлений прожитой жизни, оно перестало такой мучительной болью лежать ей на сердце, начинало становиться прошедшим, и Наташа стала физически оправляться.


Наташа была спокойнее, но не веселее. Она не только избегала всех внешних условий радости: балов, катанья, концертов, театра; но она ни разу не смеялась так, чтобы из за смеха ее не слышны были слезы. Она не могла петь. Как только начинала она смеяться или пробовала одна сама с собой петь, слезы душили ее: слезы раскаяния, слезы воспоминаний о том невозвратном, чистом времени; слезы досады, что так, задаром, погубила она свою молодую жизнь, которая могла бы быть так счастлива. Смех и пение особенно казались ей кощунством над ее горем. О кокетстве она и не думала ни раза; ей не приходилось даже воздерживаться. Она говорила и чувствовала, что в это время все мужчины были для нее совершенно то же, что шут Настасья Ивановна. Внутренний страж твердо воспрещал ей всякую радость. Да и не было в ней всех прежних интересов жизни из того девичьего, беззаботного, полного надежд склада жизни. Чаще и болезненнее всего вспоминала она осенние месяцы, охоту, дядюшку и святки, проведенные с Nicolas в Отрадном. Что бы она дала, чтобы возвратить хоть один день из того времени! Но уж это навсегда было кончено. Предчувствие не обманывало ее тогда, что то состояние свободы и открытости для всех радостей никогда уже не возвратится больше. Но жить надо было.