Чемпионат Европы по борьбе 1981

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Чемпионат Европы по борьбе 1981 года проводился раздельно: соревнования по греко-римской борьбе прошли 8—11 апреля в Гётеборге (Швеция), а соревнования по вольной борьбе — с 23 по 26 апреля в Лодзи (Польша).





Греко-римская борьба

Медали

 Место   Страна  Золото Серебро Бронза Всего
1 СССР СССР 3 4 1 8
2 Болгария Болгария 2 2 2 6
3 Польша Польша 1 1 3 5
4 Швеция Швеция 1 1 1 3
5 Венгрия Венгрия 1 1 0 2
ФРГ 1 1 0 2
7 Румыния 1 0 0 1
8 Греция Греция 0 0 1 1
Турция Турция 0 0 1 1
Финляндия Финляндия 0 0 1 1
Всего 10 10 10 30

Медалисты

Вес Золото Серебро Бронза
до 48 кг Тотё Андонов (Болгария) Виктор Савчук (СССР) Салих Бора (Турция)
до 52 кг Бенур Пашаян (СССР) Лайош Рац (Венгрия) Любомир Зеков (Болгария)
до 57 кг Паскаль Пассарелли (ФРГ) Бенни Юнгбек (Швеция) Пётр Михалик (Польша)
до 62 кг Рышард Сверад (Польша) Панайот Киров (Болгария) Фархат Мустафин (СССР)
до 68 кг Штефан Русу (Румыния) Эрих Клаус (Германия) Тапио Сипиля (Финляндия)
до 74 кг Ференц Кочиш (Венгрия) Владимир Галкин (СССР) Анджей Супрон (Польша)
до 82 кг Геннадий Корбан (СССР) Ян Долгович (Польша) Павел Павлов (Болгария)
до 90 кг Фрэнк Андерссон (Швеция) Александр Дубровский (СССР) Йоргос Позидис (Греция)
до 100 кг Николай Инков (СССР) Андрей Димитров (Болгария) Кристер Гульден (Швеция)
свыше 100 кг Рангел Геровски (Болгария) Евгений Артюхин (СССР) Генрих Томанек (Польша)

Вольная борьба

Медали

 Место   Страна  Золото Серебро Бронза Всего
1 СССР СССР 5 1 3 9
2 Болгария Болгария 3 2 2 7
3 ГДР ГДР 2 1 3 6
4 Польша Польша 0 2 1 3
5 Венгрия Венгрия 0 2 0 2
6 Италия Италия 0 1 0 1
Румыния 0 1 0 1
8 ФРГ 0 0 1 1
Всего 10 10 10 30

Медалисты

Вес Золото Серебро Бронза
до 48 кг Али Мехмедов (Болгария) Клаудио Поллио (Италия) Роман Дмитриев (СССР)
до 52 кг Хартмут Райх (ГДР) Лайош Сабо (Венгрия) Валентин Йорданов (Болгария)
до 57 кг Стефан Иванов (Болгария) Бернд Бобрих (ГДР) Андрей Ярцев (СССР)
до 62 кг Бузай Ибрагимов (СССР) Мариан Скубач (Польша) Симеон Штерев (Болгария)
до 68 кг Михо Дуков (Болгария) Михаил Харачура (СССР) Эберхард Пробст (ГДР)
до 74 кг Эльбрус Короев (СССР) Валентин Райчев (Болгария) Мартин Кносп (ФРГ)
до 82 кг Олег Калоев (СССР) Эфраим Камберов (Болгария) Петер Зиринг (ГДР)
до 90 кг Уве Нойперт (ГДР) Георге Броштеану (Румыния) Владимир Батня (СССР)
до 100 кг Магомед Магомедов (СССР) Томаш Буссе (Польша) Роланд Герке (ГДР)
свыше 100 кг Салман Хасимиков (СССР) Йожеф Балла (Венгрия) Адам Сандурски (Польша)

Источники

  • [www.foeldeak.com/wrestlingdatabase.php?language=en Wrestling Database]


Напишите отзыв о статье "Чемпионат Европы по борьбе 1981"

Отрывок, характеризующий Чемпионат Европы по борьбе 1981

– Ma bonne amie, je crains que le fruschtique (comme dit Фока – повар) de ce matin ne m'aie pas fait du mal. [Дружочек, боюсь, чтоб от нынешнего фриштика (как называет его повар Фока) мне не было дурно.]
– А что с тобой, моя душа? Ты бледна. Ах, ты очень бледна, – испуганно сказала княжна Марья, своими тяжелыми, мягкими шагами подбегая к невестке.
– Ваше сиятельство, не послать ли за Марьей Богдановной? – сказала одна из бывших тут горничных. (Марья Богдановна была акушерка из уездного города, жившая в Лысых Горах уже другую неделю.)
– И в самом деле, – подхватила княжна Марья, – может быть, точно. Я пойду. Courage, mon ange! [Не бойся, мой ангел.] Она поцеловала Лизу и хотела выйти из комнаты.
– Ах, нет, нет! – И кроме бледности, на лице маленькой княгини выразился детский страх неотвратимого физического страдания.
– Non, c'est l'estomac… dites que c'est l'estomac, dites, Marie, dites…, [Нет это желудок… скажи, Маша, что это желудок…] – и княгиня заплакала детски страдальчески, капризно и даже несколько притворно, ломая свои маленькие ручки. Княжна выбежала из комнаты за Марьей Богдановной.
– Mon Dieu! Mon Dieu! [Боже мой! Боже мой!] Oh! – слышала она сзади себя.
Потирая полные, небольшие, белые руки, ей навстречу, с значительно спокойным лицом, уже шла акушерка.
– Марья Богдановна! Кажется началось, – сказала княжна Марья, испуганно раскрытыми глазами глядя на бабушку.
– Ну и слава Богу, княжна, – не прибавляя шага, сказала Марья Богдановна. – Вам девицам про это знать не следует.
– Но как же из Москвы доктор еще не приехал? – сказала княжна. (По желанию Лизы и князя Андрея к сроку было послано в Москву за акушером, и его ждали каждую минуту.)
– Ничего, княжна, не беспокойтесь, – сказала Марья Богдановна, – и без доктора всё хорошо будет.
Через пять минут княжна из своей комнаты услыхала, что несут что то тяжелое. Она выглянула – официанты несли для чего то в спальню кожаный диван, стоявший в кабинете князя Андрея. На лицах несших людей было что то торжественное и тихое.
Княжна Марья сидела одна в своей комнате, прислушиваясь к звукам дома, изредка отворяя дверь, когда проходили мимо, и приглядываясь к тому, что происходило в коридоре. Несколько женщин тихими шагами проходили туда и оттуда, оглядывались на княжну и отворачивались от нее. Она не смела спрашивать, затворяла дверь, возвращалась к себе, и то садилась в свое кресло, то бралась за молитвенник, то становилась на колена пред киотом. К несчастию и удивлению своему, она чувствовала, что молитва не утишала ее волнения. Вдруг дверь ее комнаты тихо отворилась и на пороге ее показалась повязанная платком ее старая няня Прасковья Савишна, почти никогда, вследствие запрещения князя,не входившая к ней в комнату.
– С тобой, Машенька, пришла посидеть, – сказала няня, – да вот княжовы свечи венчальные перед угодником зажечь принесла, мой ангел, – сказала она вздохнув.
– Ах как я рада, няня.
– Бог милостив, голубка. – Няня зажгла перед киотом обвитые золотом свечи и с чулком села у двери. Княжна Марья взяла книгу и стала читать. Только когда слышались шаги или голоса, княжна испуганно, вопросительно, а няня успокоительно смотрели друг на друга. Во всех концах дома было разлито и владело всеми то же чувство, которое испытывала княжна Марья, сидя в своей комнате. По поверью, что чем меньше людей знает о страданиях родильницы, тем меньше она страдает, все старались притвориться незнающими; никто не говорил об этом, но во всех людях, кроме обычной степенности и почтительности хороших манер, царствовавших в доме князя, видна была одна какая то общая забота, смягченность сердца и сознание чего то великого, непостижимого, совершающегося в эту минуту.
В большой девичьей не слышно было смеха. В официантской все люди сидели и молчали, на готове чего то. На дворне жгли лучины и свечи и не спали. Старый князь, ступая на пятку, ходил по кабинету и послал Тихона к Марье Богдановне спросить: что? – Только скажи: князь приказал спросить что? и приди скажи, что она скажет.