Чемпионат Европы по дзюдо

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Чемпионат Европы по дзюдо — спортивное состязание в Европе, организуемое Европейским союзом дзюдо (исп.).

Первый чемпионат Европы состоялся в Париже в 1951 году, и с той поры он проходит ежегодно (за исключением 1956 года). Первоначально чемпионат проводился только среди мужчин, с 1975 года стал проходить и чемпионат среди женщин.



Список чемпионатов

Год проведения Место проведения Страна
1951
Детали
Париж Франция Франция
1952
Детали
Париж Франция Франция
1953
Детали
Лондон Великобритания Великобритания
1954
Детали
Брюссель Бельгия Бельгия
1955
Детали
Париж Франция Франция
1957
Детали
Роттердам Нидерланды Нидерланды
1958
Детали
Барселона Испания Испания
1959
Детали
Вена Австрия Австрия
1960
Детали
Амстердам Нидерланды Нидерланды
1961
Детали
Милан Италия Италия
1962
Детали
Эссен ФРГ ФРГ
1963
Детали
Женева Швейцария Швейцария
1964
Детали
Западный Берлин ФРГ ФРГ
1965
Детали
Мадрид Испания Испания
1966
Детали
Люксембург Люксембург Люксембург
1967
Детали
Рим Италия Италия
1968
Детали
Лозанна Швейцария Швейцария
1969
Детали
Остенде Бельгия Бельгия
1970
Детали
Берлин ГДР ГДР
1971
Детали
Гётеборг Швеция Швеция
1972
Детали
Ворбюрг Нидерланды Нидерланды
1973
Детали
Мадрид Испания Испания
1974
Детали
Лондон (мужчины) Великобритания Великобритания
1974
Детали
Генуя (женщины, пробный) Италия Италия
1975
Детали
Лион (мужчины) Франция Франция
1975
Детали
Мюнхен (женщины) ФРГ ФРГ
1976
Детали
Киев (мужчины) СССР СССР
1976
Детали
Вена (женщины) Австрия Австрия
1977
Детали
Людвигсхафен-на-Рейне (мужчины) ФРГ ФРГ
1977
Детали
Арлон (женщины) Бельгия Бельгия
1978
Детали
Хельсинки (мужчины) Финляндия Финляндия
1978
Детали
Кёльн (женщины) ФРГ ФРГ
1979
Детали
Брюссель (мужчины) Бельгия Бельгия
1979
Детали
Керкраде (женщины) Нидерланды Нидерланды
1980
Детали
Вена (мужчины) Австрия Австрия
1980
Детали
Удине (женщины) Италия Италия
1981
Детали
Дебрецен (мужчины) Венгрия Венгрия
1981
Детали
Мадрид (женщины) Испания Испания
1982
Детали
Росток (мужчины) ГДР ГДР
1982
Детали
Осло (женщины) Норвегия Норвегия
1983
Детали
Париж (мужчины) Франция Франция
1983
Детали
Генуя (женщины) Италия Италия
1984
Детали
Льеж (мужчины) Бельгия Бельгия
1984
Детали
Пирмазенс (женщины) ФРГ ФРГ
1985
Детали
Хамар (мужчины) Норвегия Норвегия
1985
Детали
Ландскруна (женщины) Швеция Швеция
1986
Детали
Белград (мужчины) Югославия Югославия
1986
Детали
Лондон (женщины) Великобритания Великобритания
1987
Детали
Париж Франция Франция
1988
Детали
Памплона Испания Испания
1989
Детали
Хельсинки Финляндия Финляндия
1990
Детали
Франкфурт-на-Майне ФРГ ФРГ
1991
Детали
Прага Чехословакия Чехословакия
1992
Детали
Париж Франция Франция
1993
Детали
Афины Греция Греция
1994
Детали
Гданьск Польша Польша
1995
Детали
Бирмингем Великобритания Великобритания
1996
Детали
Гаага Нидерланды Нидерланды
1997
Детали
Остенде Бельгия Бельгия
1998
Детали
Овьедо Испания Испания
1999
Детали
Братислава Словакия Словакия
2000
Детали
Вроцлав Польша Польша
2001
Детали
Париж Франция Франция
2002
Детали
Марибор Словения Словения
2003
Детали
Дюссельдорф Германия Германия
2004
Детали
Бухарест Румыния Румыния
2005
Детали
Роттердам Нидерланды Нидерланды
2006
Детали
Тампере Финляндия Финляндия
2007
Детали
Белград Сербия Сербия
2008
Детали
Лиссабон Португалия Португалия
2009
Детали
Тбилиси Грузия Грузия
2010
Детали
Вена Австрия Австрия
2011
Детали
Стамбул Турция Турция
2012
Детали
Челябинск Россия Россия
2013
Детали
Будапешт Венгрия Венгрия
2014
Детали
Монпелье Франция Франция
2015
Детали
Баку Азербайджан Азербайджан
2016
Детали
Казань Россия Россия

Напишите отзыв о статье "Чемпионат Европы по дзюдо"

Ссылки

  • [www.eju.net/ Европейский союз дзюдо]

Отрывок, характеризующий Чемпионат Европы по дзюдо

– Mon pere! Andre? [Отец! Андрей?] – Сказала неграциозная, неловкая княжна с такой невыразимой прелестью печали и самозабвения, что отец не выдержал ее взгляда, и всхлипнув отвернулся.
– Получил известие. В числе пленных нет, в числе убитых нет. Кутузов пишет, – крикнул он пронзительно, как будто желая прогнать княжну этим криком, – убит!
Княжна не упала, с ней не сделалось дурноты. Она была уже бледна, но когда она услыхала эти слова, лицо ее изменилось, и что то просияло в ее лучистых, прекрасных глазах. Как будто радость, высшая радость, независимая от печалей и радостей этого мира, разлилась сверх той сильной печали, которая была в ней. Она забыла весь страх к отцу, подошла к нему, взяла его за руку, потянула к себе и обняла за сухую, жилистую шею.
– Mon pere, – сказала она. – Не отвертывайтесь от меня, будемте плакать вместе.
– Мерзавцы, подлецы! – закричал старик, отстраняя от нее лицо. – Губить армию, губить людей! За что? Поди, поди, скажи Лизе. – Княжна бессильно опустилась в кресло подле отца и заплакала. Она видела теперь брата в ту минуту, как он прощался с ней и с Лизой, с своим нежным и вместе высокомерным видом. Она видела его в ту минуту, как он нежно и насмешливо надевал образок на себя. «Верил ли он? Раскаялся ли он в своем неверии? Там ли он теперь? Там ли, в обители вечного спокойствия и блаженства?» думала она.
– Mon pere, [Отец,] скажите мне, как это было? – спросила она сквозь слезы.
– Иди, иди, убит в сражении, в котором повели убивать русских лучших людей и русскую славу. Идите, княжна Марья. Иди и скажи Лизе. Я приду.
Когда княжна Марья вернулась от отца, маленькая княгиня сидела за работой, и с тем особенным выражением внутреннего и счастливо спокойного взгляда, свойственного только беременным женщинам, посмотрела на княжну Марью. Видно было, что глаза ее не видали княжну Марью, а смотрели вглубь – в себя – во что то счастливое и таинственное, совершающееся в ней.
– Marie, – сказала она, отстраняясь от пялец и переваливаясь назад, – дай сюда твою руку. – Она взяла руку княжны и наложила ее себе на живот.
Глаза ее улыбались ожидая, губка с усиками поднялась, и детски счастливо осталась поднятой.
Княжна Марья стала на колени перед ней, и спрятала лицо в складках платья невестки.
– Вот, вот – слышишь? Мне так странно. И знаешь, Мари, я очень буду любить его, – сказала Лиза, блестящими, счастливыми глазами глядя на золовку. Княжна Марья не могла поднять головы: она плакала.
– Что с тобой, Маша?
– Ничего… так мне грустно стало… грустно об Андрее, – сказала она, отирая слезы о колени невестки. Несколько раз, в продолжение утра, княжна Марья начинала приготавливать невестку, и всякий раз начинала плакать. Слезы эти, которых причину не понимала маленькая княгиня, встревожили ее, как ни мало она была наблюдательна. Она ничего не говорила, но беспокойно оглядывалась, отыскивая чего то. Перед обедом в ее комнату вошел старый князь, которого она всегда боялась, теперь с особенно неспокойным, злым лицом и, ни слова не сказав, вышел. Она посмотрела на княжну Марью, потом задумалась с тем выражением глаз устремленного внутрь себя внимания, которое бывает у беременных женщин, и вдруг заплакала.
– Получили от Андрея что нибудь? – сказала она.
– Нет, ты знаешь, что еще не могло притти известие, но mon реrе беспокоится, и мне страшно.
– Так ничего?
– Ничего, – сказала княжна Марья, лучистыми глазами твердо глядя на невестку. Она решилась не говорить ей и уговорила отца скрыть получение страшного известия от невестки до ее разрешения, которое должно было быть на днях. Княжна Марья и старый князь, каждый по своему, носили и скрывали свое горе. Старый князь не хотел надеяться: он решил, что князь Андрей убит, и не смотря на то, что он послал чиновника в Австрию розыскивать след сына, он заказал ему в Москве памятник, который намерен был поставить в своем саду, и всем говорил, что сын его убит. Он старался не изменяя вести прежний образ жизни, но силы изменяли ему: он меньше ходил, меньше ел, меньше спал, и с каждым днем делался слабее. Княжна Марья надеялась. Она молилась за брата, как за живого и каждую минуту ждала известия о его возвращении.


– Ma bonne amie, [Мой добрый друг,] – сказала маленькая княгиня утром 19 го марта после завтрака, и губка ее с усиками поднялась по старой привычке; но как и во всех не только улыбках, но звуках речей, даже походках в этом доме со дня получения страшного известия была печаль, то и теперь улыбка маленькой княгини, поддавшейся общему настроению, хотя и не знавшей его причины, – была такая, что она еще более напоминала об общей печали.
– Ma bonne amie, je crains que le fruschtique (comme dit Фока – повар) de ce matin ne m'aie pas fait du mal. [Дружочек, боюсь, чтоб от нынешнего фриштика (как называет его повар Фока) мне не было дурно.]
– А что с тобой, моя душа? Ты бледна. Ах, ты очень бледна, – испуганно сказала княжна Марья, своими тяжелыми, мягкими шагами подбегая к невестке.
– Ваше сиятельство, не послать ли за Марьей Богдановной? – сказала одна из бывших тут горничных. (Марья Богдановна была акушерка из уездного города, жившая в Лысых Горах уже другую неделю.)
– И в самом деле, – подхватила княжна Марья, – может быть, точно. Я пойду. Courage, mon ange! [Не бойся, мой ангел.] Она поцеловала Лизу и хотела выйти из комнаты.
– Ах, нет, нет! – И кроме бледности, на лице маленькой княгини выразился детский страх неотвратимого физического страдания.
– Non, c'est l'estomac… dites que c'est l'estomac, dites, Marie, dites…, [Нет это желудок… скажи, Маша, что это желудок…] – и княгиня заплакала детски страдальчески, капризно и даже несколько притворно, ломая свои маленькие ручки. Княжна выбежала из комнаты за Марьей Богдановной.
– Mon Dieu! Mon Dieu! [Боже мой! Боже мой!] Oh! – слышала она сзади себя.
Потирая полные, небольшие, белые руки, ей навстречу, с значительно спокойным лицом, уже шла акушерка.
– Марья Богдановна! Кажется началось, – сказала княжна Марья, испуганно раскрытыми глазами глядя на бабушку.
– Ну и слава Богу, княжна, – не прибавляя шага, сказала Марья Богдановна. – Вам девицам про это знать не следует.
– Но как же из Москвы доктор еще не приехал? – сказала княжна. (По желанию Лизы и князя Андрея к сроку было послано в Москву за акушером, и его ждали каждую минуту.)
– Ничего, княжна, не беспокойтесь, – сказала Марья Богдановна, – и без доктора всё хорошо будет.
Через пять минут княжна из своей комнаты услыхала, что несут что то тяжелое. Она выглянула – официанты несли для чего то в спальню кожаный диван, стоявший в кабинете князя Андрея. На лицах несших людей было что то торжественное и тихое.
Княжна Марья сидела одна в своей комнате, прислушиваясь к звукам дома, изредка отворяя дверь, когда проходили мимо, и приглядываясь к тому, что происходило в коридоре. Несколько женщин тихими шагами проходили туда и оттуда, оглядывались на княжну и отворачивались от нее. Она не смела спрашивать, затворяла дверь, возвращалась к себе, и то садилась в свое кресло, то бралась за молитвенник, то становилась на колена пред киотом. К несчастию и удивлению своему, она чувствовала, что молитва не утишала ее волнения. Вдруг дверь ее комнаты тихо отворилась и на пороге ее показалась повязанная платком ее старая няня Прасковья Савишна, почти никогда, вследствие запрещения князя,не входившая к ней в комнату.