Чемпионат Европы по дзюдо 1986

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Чемпионат Европы по дзюдо 1986 года проводился раздельно среди мужчин и женщин. С 8 по 11 мая в Белграде (Югославия) прошёл чемпионат Европы среди мужчин, а с 14 по 16 мая в Лондоне (Великобритания) прошёл чемпионат среди женщин.





Общий медальный зачёт

Место Страна Золото Серебро Бронза Всего
1 Франция Франция 3 2 9 15
2 Нидерланды Нидерланды 3 1 1 5
3 Великобритания Великобритания 2 2 2 6
4 Венгрия Венгрия 2 0 1 3
5 ФРГ ФРГ 1 4 3 8
6 Австрия Австрия 1 3 0 4
7 ГДР ГДР 1 1 1 3
Бельгия Бельгия 1 1 1 3
8 Польша Польша 1 0 6 7
9 СССР СССР 1 0 3 4
10 Италия Италия 0 1 2 3
11 Испания Испания 0 1 0 1
12 Чехословакия Чехословакия 0 0 1 1
Швеция Швеция 0 0 1 1
Швейцария Швейцария 0 0 1 1
ИТОГО 16 16 32 64

Медалисты

Мужчины

Весовая категория Золото Серебро Бронза
До 60 кг Йожеф Кач Петер Юпке Патрик Ру
Хазрет Тлецери
До 65 кг Юрий Соколов Йоахим Бреннер Януш Павловский
Марк Александре
До 71 кг Берталан Хайтош Керрит Браун Веслав Блах
Эцио Гамба
До 78 кг Франк Венеке Марсель Пьетри Вальдемар Легень
Рамон Пинк
До 86 кг Петер Зайзенбахер Бен Спейкерс Фабьен Каню
Янош Дьяни
До 95 кг Роберт Ван де Валле Рожер Вашон Ежи Колановский
Иржи Сосна
Свыше 95 кг Вилли Вильгельм Генри Штёр Григорий Веричев
Клеменс Желе
Открытая категория Генри Штёр Петер Зайзенбахер Рожер Вашон
Григорий Веричев

Женщины

Весовая категория Золото Серебро Бронза
До 48 кг Карен Бриггс Долорес Вегуильяс Анита ван дер Пас
Фабьен Боффин
До 52 кг Доминик Мауи-Брюн Эдит Хроват Иоанна Майдан
Лоретта Дойле
До 56 кг Беатрис Родригес Доменика Сорачи Мария Гонтович-Шалас
Энн Хьюз
До 61 кг Диане Белл Анн Де Бранбандере Габи Ричель
Желин Жеро
До 66 кг Бриджит Дейдьер Александра Шрайбер Элизабет Карлссон
Кристина Фьорентини
До 72 кг Ирене де Кок Барбара Классен Летиция Меньян
Ингрид Бергманс
Свыше 72 кг Беата Максимов Сандра Брэдшоу Регина Зигмунд
Изабель Пак
Открытая категория Ирене де Кок Розвита Хартль Кристин Сико
Карин Кутц

Напишите отзыв о статье "Чемпионат Европы по дзюдо 1986"

Ссылки

  • [www.judoinside.com/event/view/50/ Итоги чемпионата среди мужчин]
  • [www.judoinside.com/event/view/49/ Итоги чемпионата среди женщин]


Отрывок, характеризующий Чемпионат Европы по дзюдо 1986

И князь Андрей, сделав распоряжение об отъезде, ушел в свою комнату.
– Знаете что, мой милый, – сказал Билибин, входя к нему в комнату. – Я подумал об вас. Зачем вы поедете?
И в доказательство неопровержимости этого довода складки все сбежали с лица.
Князь Андрей вопросительно посмотрел на своего собеседника и ничего не ответил.
– Зачем вы поедете? Я знаю, вы думаете, что ваш долг – скакать в армию теперь, когда армия в опасности. Я это понимаю, mon cher, c'est de l'heroisme. [мой дорогой, это героизм.]
– Нисколько, – сказал князь Андрей.
– Но вы un philoSophiee, [философ,] будьте же им вполне, посмотрите на вещи с другой стороны, и вы увидите, что ваш долг, напротив, беречь себя. Предоставьте это другим, которые ни на что более не годны… Вам не велено приезжать назад, и отсюда вас не отпустили; стало быть, вы можете остаться и ехать с нами, куда нас повлечет наша несчастная судьба. Говорят, едут в Ольмюц. А Ольмюц очень милый город. И мы с вами вместе спокойно поедем в моей коляске.
– Перестаньте шутить, Билибин, – сказал Болконский.
– Я говорю вам искренно и дружески. Рассудите. Куда и для чего вы поедете теперь, когда вы можете оставаться здесь? Вас ожидает одно из двух (он собрал кожу над левым виском): или не доедете до армии и мир будет заключен, или поражение и срам со всею кутузовскою армией.
И Билибин распустил кожу, чувствуя, что дилемма его неопровержима.
– Этого я не могу рассудить, – холодно сказал князь Андрей, а подумал: «еду для того, чтобы спасти армию».
– Mon cher, vous etes un heros, [Мой дорогой, вы – герой,] – сказал Билибин.


В ту же ночь, откланявшись военному министру, Болконский ехал в армию, сам не зная, где он найдет ее, и опасаясь по дороге к Кремсу быть перехваченным французами.
В Брюнне всё придворное население укладывалось, и уже отправлялись тяжести в Ольмюц. Около Эцельсдорфа князь Андрей выехал на дорогу, по которой с величайшею поспешностью и в величайшем беспорядке двигалась русская армия. Дорога была так запружена повозками, что невозможно было ехать в экипаже. Взяв у казачьего начальника лошадь и казака, князь Андрей, голодный и усталый, обгоняя обозы, ехал отыскивать главнокомандующего и свою повозку. Самые зловещие слухи о положении армии доходили до него дорогой, и вид беспорядочно бегущей армии подтверждал эти слухи.
«Cette armee russe que l'or de l'Angleterre a transportee, des extremites de l'univers, nous allons lui faire eprouver le meme sort (le sort de l'armee d'Ulm)», [«Эта русская армия, которую английское золото перенесло сюда с конца света, испытает ту же участь (участь ульмской армии)».] вспоминал он слова приказа Бонапарта своей армии перед началом кампании, и слова эти одинаково возбуждали в нем удивление к гениальному герою, чувство оскорбленной гордости и надежду славы. «А ежели ничего не остается, кроме как умереть? думал он. Что же, коли нужно! Я сделаю это не хуже других».
Князь Андрей с презрением смотрел на эти бесконечные, мешавшиеся команды, повозки, парки, артиллерию и опять повозки, повозки и повозки всех возможных видов, обгонявшие одна другую и в три, в четыре ряда запружавшие грязную дорогу. Со всех сторон, назади и впереди, покуда хватал слух, слышались звуки колес, громыхание кузовов, телег и лафетов, лошадиный топот, удары кнутом, крики понуканий, ругательства солдат, денщиков и офицеров. По краям дороги видны были беспрестанно то павшие ободранные и неободранные лошади, то сломанные повозки, у которых, дожидаясь чего то, сидели одинокие солдаты, то отделившиеся от команд солдаты, которые толпами направлялись в соседние деревни или тащили из деревень кур, баранов, сено или мешки, чем то наполненные.
На спусках и подъемах толпы делались гуще, и стоял непрерывный стон криков. Солдаты, утопая по колена в грязи, на руках подхватывали орудия и фуры; бились кнуты, скользили копыта, лопались постромки и надрывались криками груди. Офицеры, заведывавшие движением, то вперед, то назад проезжали между обозами. Голоса их были слабо слышны посреди общего гула, и по лицам их видно было, что они отчаивались в возможности остановить этот беспорядок. «Voila le cher [„Вот дорогое] православное воинство“, подумал Болконский, вспоминая слова Билибина.