Чемпионат Европы по дзюдо 2001

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Чемпионат Европы по дзюдо 2001 года проходил в Париже (Франция) с 18 по 20 мая.





Медалисты

Мужчины

Весовая категория Золото Серебро Бронза
Наилегчайший вес — 60 кг Эльчин Исмаилов
Азербайджан Азербайджан
Сириль Сойе
Франция Франция
Седрик Тайманс
Бельгия Бельгия

Нестор Хергиани
Грузия Грузия

Полулёгкий вес — 66 кг Ренат Мирзалиев
Украина Украина
Давид Маргошвили
Грузия Грузия
Ларби Бенбудауд
Франция Франция

Йозеф Крнач
Словакия Словакия

Лёгкий вес — 73 кг Геннадий Белодед
Украина Украина
Джузеппе Маддалони
Италия Италия
Даниэль Фернандес
Франция Франция

Николай Белокосов
Молдавия Молдавия

Полусредний вес — 81 кг Алексей Будылин
Эстония Эстония
Лаша Пипия
Россия Россия
Ираклий Узнадзе
Турция Турция

Оскар Фернандес
Испания Испания

Средний вес — 90 кг Марк Хёйзинга
Нидерланды Нидерланды
Расул Салимов
Азербайджан Азербайджан
Фредерик Демонфокон
Франция Франция

Дмитрий Будылин
Эстония Эстония

Полутяжёлый вес — 100 кг Ариэль Зеэви
Израиль Израиль
Гислен Лемер
Франция Франция
Элко ван дер Гест
Нидерланды Нидерланды

Ивери Джикураули
Грузия Грузия

Тяжёлый вес — +100 кг Тамерлан Тменов
Россия Россия
Денис Брайдотти
Италия Италия
Селим Татароглу
Турция Турция

Алексей Давиташвили
Грузия Грузия

Абсолютная категория Александр Михайлин
Россия Россия
Деннис ван дер Гест
Нидерланды Нидерланды
Злотан Чизмадия
Венгрия Венгрия

Рамаз Чочошвили
Грузия Грузия

Женщины

Весовая категория Золото Серебро Бронза
Наилегчайший вес — 48 кг Фредерик Жоссине
Франция Франция
Лаура Мойзе
Румыния Румыния
Анн Симонс
Бельгия Бельгия

Джузеппина Макри
Италия Италия

Полулёгкий вес — 52 кг Инге Клемент
Бельгия Бельгия
Изабель Шмутц
Швейцария Швейцария
Летиция Тиньола
Франция Франция

Иоанна Мария Алуаш
Румыния Румыния

Лёгкий вес — 57 кг Исабель Фернандес
Испания Испания
Дебора Гравенстейн
Нидерланды Нидерланды
Барбара Арель
Франция Франция

Синция Каваццути
Италия Италия

Полусредний вес — 63 кг Гелла Вандекавейе
Бельгия Бельгия
Клаудия Хайлль
Австрия Австрия
Иления Скапин
Италия Италия

Радка Штусакова
Чехия Чехия

Средний вес — 70 кг Улла Вербрук
Бельгия Бельгия
Сесилия Бланко
Испания Испания
Адриана Дадси
Польша Польша

Мариэла Спацек
Австрия Австрия

Полутяжёлый вес — 78 кг Селин Лебрен
Франция Франция
Хейди Ракелс
Бельгия Бельгия
Клаудия Звиерс
Нидерланды Нидерланды

Мишель Роджерс
Великобритания Великобритания

Тяжёлый вес +78 кг Катя Гербер
Германия Германия
Теа Донгузашвили
Россия Россия
Мари Элизабет Вейс
Бельгия Бельгия

Мара Ковачевич
СР Югославия СР Югославия

Абсолютная категория Сандра Кёппен
Германия Германия
Анн-Софи Мондьер
Франция Франция
Карина Брайант
Великобритания Великобритания

Ирина Родина
Россия Россия

Медальный зачёт

Место Страна Всего
1 Бельгия Бельгия 3 1 3 7
2 Франция Франция 2 3 5 9
3 Россия Россия 2 2 1 5
4 Германия Германия 2 0 0 2
Украина Украина 2 0 0 2
6 Нидерланды Нидерланды 1 2 2 5
7 Испания Испания 1 1 1 3
8 Азербайджан Азербайджан 1 1 0 2
9 Эстония Эстония 1 0 1 1
10 Израиль Израиль 1 0 0 1
11 Италия Италия 0 2 3 5
12 Грузия Грузия 0 1 4 5
13 Австрия Австрия 0 1 1 2
Румыния Румыния 0 1 1 2
15 Швейцария Швейцария 0 1 0 1
16 Великобритания Великобритания 0 0 2 2
Турция Турция 0 0 2 2
18 Чехия Чехия 0 0 1 1
Венгрия Венгрия 0 0 1 1
Молдавия Молдавия 0 0 1 1
Польша Польша 0 0 1 1
Словакия Словакия 0 0 1 1
СР Югославия СР Югославия 0 0 1 1

Напишите отзыв о статье "Чемпионат Европы по дзюдо 2001"

Ссылки

  • [www.judoinside.com/event/1514 Results of the 2001 European Judo Championships] (JudoInside.com)

Отрывок, характеризующий Чемпионат Европы по дзюдо 2001

– Что пустое говорить! – отзывалось в толпе. – Как же, так и бросят Москву то! Тебе на смех сказали, а ты и поверил. Мало ли войсков наших идет. Так его и пустили! На то начальство. Вон послушай, что народ то бает, – говорили, указывая на высокого малого.
У стены Китай города другая небольшая кучка людей окружала человека в фризовой шинели, держащего в руках бумагу.
– Указ, указ читают! Указ читают! – послышалось в толпе, и народ хлынул к чтецу.
Человек в фризовой шинели читал афишку от 31 го августа. Когда толпа окружила его, он как бы смутился, но на требование высокого малого, протеснившегося до него, он с легким дрожанием в голосе начал читать афишку сначала.
«Я завтра рано еду к светлейшему князю, – читал он (светлеющему! – торжественно, улыбаясь ртом и хмуря брови, повторил высокий малый), – чтобы с ним переговорить, действовать и помогать войскам истреблять злодеев; станем и мы из них дух… – продолжал чтец и остановился („Видал?“ – победоносно прокричал малый. – Он тебе всю дистанцию развяжет…»)… – искоренять и этих гостей к черту отправлять; я приеду назад к обеду, и примемся за дело, сделаем, доделаем и злодеев отделаем».
Последние слова были прочтены чтецом в совершенном молчании. Высокий малый грустно опустил голову. Очевидно было, что никто не понял этих последних слов. В особенности слова: «я приеду завтра к обеду», видимо, даже огорчили и чтеца и слушателей. Понимание народа было настроено на высокий лад, а это было слишком просто и ненужно понятно; это было то самое, что каждый из них мог бы сказать и что поэтому не мог говорить указ, исходящий от высшей власти.
Все стояли в унылом молчании. Высокий малый водил губами и пошатывался.
– У него спросить бы!.. Это сам и есть?.. Как же, успросил!.. А то что ж… Он укажет… – вдруг послышалось в задних рядах толпы, и общее внимание обратилось на выезжавшие на площадь дрожки полицеймейстера, сопутствуемого двумя конными драгунами.
Полицеймейстер, ездивший в это утро по приказанию графа сжигать барки и, по случаю этого поручения, выручивший большую сумму денег, находившуюся у него в эту минуту в кармане, увидав двинувшуюся к нему толпу людей, приказал кучеру остановиться.
– Что за народ? – крикнул он на людей, разрозненно и робко приближавшихся к дрожкам. – Что за народ? Я вас спрашиваю? – повторил полицеймейстер, не получавший ответа.
– Они, ваше благородие, – сказал приказный во фризовой шинели, – они, ваше высокородие, по объявлению сиятельнейшего графа, не щадя живота, желали послужить, а не то чтобы бунт какой, как сказано от сиятельнейшего графа…
– Граф не уехал, он здесь, и об вас распоряжение будет, – сказал полицеймейстер. – Пошел! – сказал он кучеру. Толпа остановилась, скучиваясь около тех, которые слышали то, что сказало начальство, и глядя на отъезжающие дрожки.
Полицеймейстер в это время испуганно оглянулся, что то сказал кучеру, и лошади его поехали быстрее.
– Обман, ребята! Веди к самому! – крикнул голос высокого малого. – Не пущай, ребята! Пущай отчет подаст! Держи! – закричали голоса, и народ бегом бросился за дрожками.
Толпа за полицеймейстером с шумным говором направилась на Лубянку.
– Что ж, господа да купцы повыехали, а мы за то и пропадаем? Что ж, мы собаки, что ль! – слышалось чаще в толпе.


Вечером 1 го сентября, после своего свидания с Кутузовым, граф Растопчин, огорченный и оскорбленный тем, что его не пригласили на военный совет, что Кутузов не обращал никакого внимания на его предложение принять участие в защите столицы, и удивленный новым открывшимся ему в лагере взглядом, при котором вопрос о спокойствии столицы и о патриотическом ее настроении оказывался не только второстепенным, но совершенно ненужным и ничтожным, – огорченный, оскорбленный и удивленный всем этим, граф Растопчин вернулся в Москву. Поужинав, граф, не раздеваясь, прилег на канапе и в первом часу был разбужен курьером, который привез ему письмо от Кутузова. В письме говорилось, что так как войска отступают на Рязанскую дорогу за Москву, то не угодно ли графу выслать полицейских чиновников, для проведения войск через город. Известие это не было новостью для Растопчина. Не только со вчерашнего свиданья с Кутузовым на Поклонной горе, но и с самого Бородинского сражения, когда все приезжавшие в Москву генералы в один голос говорили, что нельзя дать еще сражения, и когда с разрешения графа каждую ночь уже вывозили казенное имущество и жители до половины повыехали, – граф Растопчин знал, что Москва будет оставлена; но тем не менее известие это, сообщенное в форме простой записки с приказанием от Кутузова и полученное ночью, во время первого сна, удивило и раздражило графа.
Впоследствии, объясняя свою деятельность за это время, граф Растопчин в своих записках несколько раз писал, что у него тогда было две важные цели: De maintenir la tranquillite a Moscou et d'en faire partir les habitants. [Сохранить спокойствие в Москве и выпроводить из нее жителей.] Если допустить эту двоякую цель, всякое действие Растопчина оказывается безукоризненным. Для чего не вывезена московская святыня, оружие, патроны, порох, запасы хлеба, для чего тысячи жителей обмануты тем, что Москву не сдадут, и разорены? – Для того, чтобы соблюсти спокойствие в столице, отвечает объяснение графа Растопчина. Для чего вывозились кипы ненужных бумаг из присутственных мест и шар Леппиха и другие предметы? – Для того, чтобы оставить город пустым, отвечает объяснение графа Растопчина. Стоит только допустить, что что нибудь угрожало народному спокойствию, и всякое действие становится оправданным.