Чемпионат Европы по футболу 1992 (юноши до 18 лет)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Чемпионат Европы по футболу 1992 (юноши до 18 лет)
1992 UEFA European U-18 Football Championship
Подробности чемпионата
Место проведения Германия
      Города проведения 10
      Стадионы 10
Сроки финального турнира 20 — 25 июля 1992
Число участников 8
Призовые места
Чемпион Турция (1-й раз)
Второе место Португалия
Третье место Норвегия
Четвёртое место Англия
Статистика чемпионата
Сыграно матчей 10
Забито голов 38 (3,8 за игру)
Хронология

Чемпионат Европы по футболу 1992 среди юношей до 18 лет — 41-й розыгрыш юношеского чемпионата Европы. Он прошёл с 20 по 25 июля 1992 года в Германии. Турки впервые в своей истории стали чемпионами. Также этот турнир был составной частью квалификации на молодёжный чемпионат мира — 1993.





Квалификация

Участники финального турнира:


Составы

Четвертьфинал

20 июля 1992
Португалия 4 : 0 Германия
Франкенштадион, Нюрнберг

20 июля 1992
Турция 3 : 0 Венгрия
Райзер Шпортпарк, Нёрдлинген

20 июля 1992
Англия 3 : 1 Польша
Ян-Штадион, Регенсбург

20 июля 1992
Норвегия 4 : 4
п. 3 : 1
СНГ
Штадион ан дер Флютбрюкке, Хассфурт

Плей-офф квалификации на МЧМ

22 июля 1992
Германия 3 : 2 Польша
Фукс-Парк-Штадион, Бамберг

22 июля 1992
СНГ 3 : 1 Венгрия
Шпортпарк Ронхоф, Фестенбергсгройт

Полуфинал

22 июля 1992
Турция 2 : 1 Норвегия
Зепп-Симон-Штадион, Швандорф

22 июля 1992
Португалия 1 : 1
п. 12 : 11
Англия
Вилли-Захс-Штадион, Швайнфурт

Матч за 3-е место

25 июля 1992
Норвегия 1 : 1
п. 8 : 7
Англия
Штадион ам Шанцль, Амберг

Финал

25 июля 1992
Турция 2 : 1 Португалия
Йилмаз  18'
Коджабей  98'
Голы Кардозо  43'
Штадион ам Эльродтвег, Байройт

Квалификация на молодёжный чемпионат мира


Напишите отзыв о статье "Чемпионат Европы по футболу 1992 (юноши до 18 лет)"

Ссылки

  • [web.archive.org/web/20090417121718/uefa.com/competitions/under19/history/season=1992/intro.html Раздел на сайте УЕФА]

Отрывок, характеризующий Чемпионат Европы по футболу 1992 (юноши до 18 лет)

– Да.
Доктор посмотрел на брегет.
– Возьмите стакан отварной воды и положите une pincee (он своими тонкими пальцами показал, что значит une pincee) de cremortartari… [щепотку кремортартара…]
– Не пило слушай , – говорил немец доктор адъютанту, – чтопи с третий удар шивь оставался .
– А какой свежий был мужчина! – говорил адъютант. – И кому пойдет это богатство? – прибавил он шопотом.
– Окотник найдутся , – улыбаясь, отвечал немец.
Все опять оглянулись на дверь: она скрипнула, и вторая княжна, сделав питье, показанное Лорреном, понесла его больному. Немец доктор подошел к Лоррену.
– Еще, может, дотянется до завтрашнего утра? – спросил немец, дурно выговаривая по французски.
Лоррен, поджав губы, строго и отрицательно помахал пальцем перед своим носом.
– Сегодня ночью, не позже, – сказал он тихо, с приличною улыбкой самодовольства в том, что ясно умеет понимать и выражать положение больного, и отошел.

Между тем князь Василий отворил дверь в комнату княжны.
В комнате было полутемно; только две лампадки горели перед образами, и хорошо пахло куреньем и цветами. Вся комната была установлена мелкою мебелью шифоньерок, шкапчиков, столиков. Из за ширм виднелись белые покрывала высокой пуховой кровати. Собачка залаяла.
– Ах, это вы, mon cousin?
Она встала и оправила волосы, которые у нее всегда, даже и теперь, были так необыкновенно гладки, как будто они были сделаны из одного куска с головой и покрыты лаком.
– Что, случилось что нибудь? – спросила она. – Я уже так напугалась.
– Ничего, всё то же; я только пришел поговорить с тобой, Катишь, о деле, – проговорил князь, устало садясь на кресло, с которого она встала. – Как ты нагрела, однако, – сказал он, – ну, садись сюда, causons. [поговорим.]
– Я думала, не случилось ли что? – сказала княжна и с своим неизменным, каменно строгим выражением лица села против князя, готовясь слушать.
– Хотела уснуть, mon cousin, и не могу.
– Ну, что, моя милая? – сказал князь Василий, взяв руку княжны и пригибая ее по своей привычке книзу.
Видно было, что это «ну, что» относилось ко многому такому, что, не называя, они понимали оба.
Княжна, с своею несообразно длинною по ногам, сухою и прямою талией, прямо и бесстрастно смотрела на князя выпуклыми серыми глазами. Она покачала головой и, вздохнув, посмотрела на образа. Жест ее можно было объяснить и как выражение печали и преданности, и как выражение усталости и надежды на скорый отдых. Князь Василий объяснил этот жест как выражение усталости.
– А мне то, – сказал он, – ты думаешь, легче? Je suis ereinte, comme un cheval de poste; [Я заморен, как почтовая лошадь;] а всё таки мне надо с тобой поговорить, Катишь, и очень серьезно.
Князь Василий замолчал, и щеки его начинали нервически подергиваться то на одну, то на другую сторону, придавая его лицу неприятное выражение, какое никогда не показывалось на лице князя Василия, когда он бывал в гостиных. Глаза его тоже были не такие, как всегда: то они смотрели нагло шутливо, то испуганно оглядывались.
Княжна, своими сухими, худыми руками придерживая на коленях собачку, внимательно смотрела в глаза князю Василию; но видно было, что она не прервет молчания вопросом, хотя бы ей пришлось молчать до утра.
– Вот видите ли, моя милая княжна и кузина, Катерина Семеновна, – продолжал князь Василий, видимо, не без внутренней борьбы приступая к продолжению своей речи, – в такие минуты, как теперь, обо всём надо подумать. Надо подумать о будущем, о вас… Я вас всех люблю, как своих детей, ты это знаешь.
Княжна так же тускло и неподвижно смотрела на него.
– Наконец, надо подумать и о моем семействе, – сердито отталкивая от себя столик и не глядя на нее, продолжал князь Василий, – ты знаешь, Катишь, что вы, три сестры Мамонтовы, да еще моя жена, мы одни прямые наследники графа. Знаю, знаю, как тебе тяжело говорить и думать о таких вещах. И мне не легче; но, друг мой, мне шестой десяток, надо быть ко всему готовым. Ты знаешь ли, что я послал за Пьером, и что граф, прямо указывая на его портрет, требовал его к себе?