Чемпионат Европы по футболу 2012 (юноши до 19 лет)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Чемпионат Европы по футболу 2012 (юноши до 19 лет)
2012 UEFA European U-19 Football Championship
Подробности чемпионата
Место проведения Эстония
Сроки финального турнира 3–15 июля 2012
Число участников 8
Призовые места
Чемпион Испания (9-й раз)
Второе место Греция
Третье место Англия
Франция
Статистика чемпионата
Сыграно матчей 15
Забито голов 49 (3,27 за игру)
Бомбардир(ы) Хесе (5 голов)
Хронология

Чемпионат Европы по футболу 2012 среди юношей до 19 лет стал 61-м розыгрышем чемпионата Европы по футболу среди юношей и прошел в Эстонии с 3 по 15 июля 2012 года. Действующим чемпионом являлась сборная Испании. Это соревнование также играет роль отборочного турнира для чемпионата мира по футболу среди молодёжных команд 2013, на который отберутся 6 команд из Европы.

В этом турнире имели право принимать участие игроки, родившиеся не позднее 1 января 1993 года.





Отбор

Отборочный турнир к финальной части был сыгран в два раунда:

Финальной части предшествовали два отборочных раунда: первый раунд и элитный раунд. Во время этих раундов 51 команда соревновалась за то, чтобы определить 7 команд, которые присоединятся к уже отобравшейся на правах хозяйки сборной Эстонии.

В первом раунде не принимал участия Лихтенштейн, а также Англия, Франция и Испания, прошедшие сразу в элитный раунд. Оставшиеся 48 команд были поделены на 12 групп по 4 команды. Каждая из групп была сыграна как отдельный мини-турнир в одной из участвующих стран. 12 победителей групп, 12 команд, занявших вторые места, и лучшая команда, занявшая третье место, прошли в Элитный раунд.

В Элитном раунде оставшиеся 28 команд были поделены на 7 групп по 4 команды. 7 победителей групп прошли в финальную часть.

Следующие команды попали в финальную часть:

Судьи

УЕФА назвал 6 судей и 8 помощников судей, которые будут работать на турнире, 18 июня 2012. Все являются молодыми судьями и претендуют в будущем на работу на высшем уровне. Дополнительно 2 эстонских судьи были выбраны в качестве 4-х судей на матчах группового этапа.

Страна Судья
Дания Кенн Хансен
Италия Паоло Валери
Латвия Вадим Директоренко
Нидерланды Дэнни Маккели
Северная Ирландия Арнольд Хантер
Швейцария Ален Бьери

Составы

Возраст, количество матчей и голов дано на начало турнира — 3 июля 2012.

Группа A

Эстония

Главный тренер: Арно Пайперс

Арно Пайперс назвал свой окончательный список из 18 игроков 30 июня 2012[1][2].

Поз. Игрок Дата рождения / возраст Игры Голы Клуб
1 Вр Вадим Гурник 25 апреля 1993 (19 лет) 8 0 Флора
2 Защ Йоханнес Кукебаль 19 марта 1993 (19 лет) 12 0 Калев
3 Защ Кевин Ингерманн 6 июля 1993 (18 лет) 14 0 Левадия
4 Защ Кароль Метс 16 мая 1993 (19 лет) 28 0 Флора
5 Защ Артур Пикк 5 марта 1993 (19 лет) 11 0 Левадия
6 ПЗ Берт Клеммер 15 октября 1993 (18 лет) 22 0 Вильянди
7 Нап Ханнес Аниер 16 января 1993 (19 лет) 10 4 Оденсе
8 ПЗ Андреас Раудсепп 13 декабря 1993 (18 лет) 25 0 Левадия
9 Нап Артур Ряттель 8 февраля 1993 (19 лет) 17 3 Левадия
10 ПЗ Брент Леписту 26 марта 1993 (19 лет) 9 0 Флора
11 ПЗ Карл-Эрик Луйгенд (к) 15 января 1993 (19 лет) 28 2 Флора
12 Вр Рийдо Рейман 19 февраля 1994 (18 лет) 4 0 Сырве
14 Защ Мартин Касе 9 февраля 1992 (19 лет) 5 1 Калев
15 Защ Мяртен Паюнурм 29 апреля 1993 (19 лет) 10 0 Курессааре
16 Защ Микк Метса 19 марта 1993 (19 лет) 7 1 Вильянди
17 Нап Юрий Гаврилов 11 мая 1993 (19 лет) 10 1 Флора
18 ПЗ Мартин Устаал 6 февраля 1993 (19 лет) 22 0 Левадия
20 ПЗ Никита Мартынов 4 сентября 1993 (18 лет) 7 0 Левадия


Греция

Главный тренер: Костас Цанас

Костас Цанас назвал свой окончательный список из 18 игроков 21 июня 2012[3].

Поз. Игрок Дата рождения / возраст Игры Голы Клуб
1 Вр Стефанос Капино 18 марта 1994 (18 лет) 3 0 Панатинаикос
2 Защ Никос Маринакис 9 января 1993 (19 лет) 5 0 Панатинаикос
3 Защ Костас Стафилидис 2 декабря 1993 (18 лет) 5 2 ПАОК
4 Защ Маврудис Бугаидис 1 июня 1993 (19 лет) 6 1 АЕК
5 Защ Константинос Триантафиллопулос 3 апреля 1993 (19 лет) 1 0 Панатинаикос
6 ПЗ Панайотис Баллас 6 сентября 1993 (18 лет) 6 0 Атромитос
7 ПЗ Харис Мавриас 21 февраля 1994 (18 лет) 3 2 Панатинаикос
8 ПЗ Спирос Фурланос 19 ноября 1993 (18 лет) 5 0 Панатинаикос
9 Нап Димитрис Диамантакос 5 марта 1993 (19 лет) 5 5 Олимпиакос
10 ПЗ Гиоргос Катидис (к) 12 февраля 1993 (19 лет) 6 3 Арис
11 Защ Яннис Янниотас 4 мая 1993 (19 лет) 3 1 Арис
12 Вр Сократис Диудис 3 февраля 1993 (19 лет) 3 0 Арис
13 ПЗ Костас Ругалас 13 октября 1993 (18 лет) 2 0 Олимпиакос
14 Защ Харис Ликояннис 22 октября 1993 (18 лет) 3 0 Олимпиакос
15 ПЗ Димитрис Курбелис 2 ноября 1993 (18 лет) 6 1 Астерос Триполи
16 ПЗ Вассилис Бузас 30 июня 1993 (19 лет) 4 0 Паниониос
17 Нап Анастасиос Бакасетас 28 июня 1993 (19 лет) 6 3 Астерос Триполи
18 ПЗ Андреас Бухалакис 5 апреля 1993 (19 лет) 3 0 Эрготелис


Португалия

Главный тренер: Эдгар Боржеш

Эдгар Боржеш назвал свой окончательный список из 18 игроков 11 июня 2012[4]. 17 июня Андре Тейшейра заменил Эдгара Йе после того как Йе сломал пятую плюсневую кость на левой ноге[5].

Поз. Игрок Дата рождения / возраст Игры Голы Клуб
1 Вр Рафаэл Велозу 3 ноября 1993 (18 лет) 11 0 Спортинг
2 Защ Педру Алмейда 5 апреля 1993 (19 лет) 9 0 Униан Лейрия
3 Защ Тьягу Феррейра 10 июля 1993 (18 лет) 15 2 Порту
4 Защ Тиагу Илори 26 февраля 1993 (19 лет) 12 1 Спортинг
5 Защ Даниэл Мартинш 23 июня 1993 (19 лет) 14 0 Бенфика
6 ПЗ Агоштинью Ка 24 июля 1993 (18 лет) 19 2 Спортинг
7 Нап Брума 24 октября 1994 (17 лет) 24 4 Спортинг
8 ПЗ Жуан Мариу (к) 19 января 1993 (19 лет) 14 1 Спортинг
9 Нап Бетинью 21 июля 1993 (18 лет) 17 12 Спортинг
10 Защ Рикарду Эжгайю 16 мая 1993 (19 лет) 26 5 Спортинг
11 Нап Иван Кавалейру 18 октября 1993 (18 лет) 19 5 Бенфика
12 Вр Бруну Варела 4 ноября 1994 (17 лет) 19 5 Бенфика
13 Защ Жуан Канселу 27 мая 1994 (18 лет) 8 0 Бенфика
14 Защ Андре Тейшейра 14 августа 1993 (18 лет) 9 0 Порту
15 ПЗ Андре Гомиш 30 июля 1993 (18 лет) 6 1 Бенфика
16 ПЗ Рикарду Алвеш 25 марта 1993 (19 лет) 11 3 Порту
17 ПЗ То Зе 14 января 1993 (19 лет) 14 4 Порту
10 Нап Кафу 26 февраля 1993 (19 лет) 12 5 Бенфика


Испания

Главный тренер: Хулен Лопетеги

Хулен Лопетеги назвал свой окончательный список из 19 игроков 28 июня 2012[6].

Поз. Игрок Дата рождения / возраст Игры Голы Клуб
1 Вр Кепа Аррисабалага 3 октября 1994 (17 лет) 2 0 Атлетик Бильбао
2 Защ Хавьер Манкильо 5 мая 1994 (18 лет) 2 0 Атлетик Бильбао
3 Защ Алехандро Гримальдо 20 сентября 1995 (16 лет) 2 0 Барселона
4 ПЗ Хонас Рамальо 10 июня 1993 (19 лет) 7 0 Атлетик Бильбао
5 Защ Дерик Оседе 21 февраля 1993 (19 лет) 4 0 Реал Мадрид
6 ПЗ Хосе Кампанья 31 мая 1993 (19 лет) 9 1 Севилья
7 Нап Хуанми (к) 3 октября 1994 (17 лет) 15 8 Малага
8 Нап Сусо 19 ноября 1994 (17 лет) 4 1 Ливерпуль
9 Нап Пако Алькасер 30 августа 1993 (18 лет) 12 5 Валенсия
10 Нап Хесе Родригес 26 февраля 1993 (19 лет) 7 1 Реал Мадрид
11 ПЗ Хуан Бернат 1 марта 1993 (19 лет) 3 0 Валенсия
12 Защ Хонни 3 марта 1994 (18 лет) 4 0 Сельта
13 Вр Адриан Ортола 20 августа 1993 (18 лет) 3 0 Вильярреал
14 Защ Пабло Инсуа 9 сентября 1993 (18 лет) 4 0 Депортиво
15 ПЗ Сауль Ньигес 21 ноября 1994 (17 лет) 6 0 Атлетико Мадрид
16 Вр Оливер Торрес 10 ноября 1994 (17 лет) 5 0 Атлетико Мадрид
17 Нап Жерар Деулофеу 13 марта 1994 (18 лет) 14 3 Барселона
18 ПЗ Денис Суарес 6 января 1994 (18 лет) 4 2 Манчестер Сити
19 Защ Сальва Руис1 17 мая 1995 (17 лет) 0 0 Валенсия
20 ПЗ Ноно2 30 марта 1993 (19 лет) 6 0 Реал Бетис
1.  Сальва Руис был вызван по время турнира вместо получившего травму Хавьера Манкильо.[7]
2.  Ноно был вызван во время турнира вместо получившего травму Сауля Ньигеса.[8]

Группа B

Хорватия

Главный тренер: Динко Еличич

Поз. Игрок Дата рождения / возраст Игры Голы Клуб
1 Вр Оливер Зеленика 14 марта 1993 (19 лет) 7 0 Динамо Загреб
2 Защ Тони Горупец 4 июля 1993 (18 лет) 20 0 Радник Сесвете
3 ПЗ Иван Алексич 6 марта 1993 (19 лет) 11 0 Осиек
4 ПЗ Филип Мрзляк (к) 16 апреля 1993 (19 лет) 14 0 Локомотива Загреб
5 Защ Матей Митрович 4 февраля 1993 (19 лет) 5 1 Цибалия
6 Защ Йосип Чалушич 11 октября 1993 (18 лет) 13 0 Радник Сесвете
7 ПЗ Марко Паяч 11 мая 1993 (19 лет) 10 4 Локомотива Загреб
8 ПЗ Иван Мочинич 30 апреля 1993 (19 лет) 8 0 Риека
9 ПЗ Марко Дуганджич 7 апреля 1994 (18 лет) 4 5 Осиек
10 Защ Домагой Павичич 9 апреля 1994 (18 лет) 2 0 Динамо Загреб
11 Нап Деян Чабрая 22 августа 1993 (18 лет) 0 0 Динамо Загреб
12 Вр Симон Слуга 17 марта 1993 (19 лет) 6 0 Риека
13 Защ Тони Даткович 6 ноября 1993 (18 лет) 2 0 Риека
14 Нап Мато Милош 30 июня 1993 (19 лет) 5 0 Риека
15 Нап Даниэл Мишкич 11 октября 1993 (18 лет) 10 1 Радник Сесвете
16 ПЗ Хрвое Миличевич 20 апреля 1993 (19 лет) 5 0 Зриньски Мостар
17 ПЗ Антонио Мирко Чолак 17 сентября 1993 (18 лет) 11 6 Нюрнберг
18 Нап Михаэл Понграчич 24 августа 1993 (18 лет) 0 0 Осиек
21 Вр Марко Маленица1 8 февраля 1994 (18 лет) 2 0 Осиек
1.  Марко Маленица был вызван во время турнира вместо Оливера Зеленики, повредившего связки колена во время тренировки[9].

Англия

Главный тренер: Ноэль Блейк

Ноэль Блейк назвал свой окончательный список из 18 игроков 20 июня 2012[10]. Том Торп был назван капитаном команды[11].

Поз. Игрок Дата рождения / возраст Игры Голы Клуб
1 Вр Сэм Джонстон 25 марта 1993 (19 лет) 9 0 Манчестер Юнайтед
2 Защ Эрик Дайер 15 января 1994 (18 лет) 3 0 Спортинг
3 Защ Джек Робинсон 1 сентября 1993 (18 лет) 8 1 Ливерпуль
4 ПЗ Конор Коуди 25 февраля 1993 (19 лет) 9 0 Ливерпуль
5 Защ Майкл Кин 11 января 1993 (19 лет) 3 0 Манчестер Юнайтед
6 Защ Том Торп (к) 13 января 1993 (19 лет) 5 1 Манчестер Юнайтед
7 ПЗ Росс Баркли 5 декабря 1993 (18 лет) 9 0 Эвертон
8 ПЗ Натаниэл Чалоба 12 декабря 1994 (17 лет) 8 1 Челси
9 Нап Сейдо Берахино 4 августа 1993 (18 лет) 8 3 Вест Бромвич Альбион
10 ПЗ Гарри Кейн 28 июля 1993 (18 лет) 11 5 Тоттенхэм
11 ПЗ Натан Редмонд 6 марта 1994 (19 лет) 1 0 Бирмингем Сити
12 Нап Роберт Холл 20 октября 1993 (18 лет) 1 1 Вест Хэм Юнайтед
13 Вр Коннор Рипли 13 февраля 1993 (19 лет) 4 0 Мидлсбро
14 ПЗ Джордж Торн 4 января 1993 (19 лет) 16 1 Вест Бромвич Альбион
15 Нап Холлам Хоуп 17 марта 1994 (18 лет) 0 0 Эвертон
16 Защ Люк Гарбатт 21 мая 1993 (19 лет) 3 0 Эвертон
17 Нап Беник Афобе 21 февраля 1993 (19 лет) 7 5 Арсенал
18 ПЗ Джон Ландстрэм 18 февраля 1994 (18 лет) 2 0 Эвертон


Франция

Главный тренер: Пьер Манковски

Поз. Игрок Дата рождения / возраст Игры Голы Клуб
1 Вр Альфонс Ареола 16 апреля 1993 (19 лет) 5 0 Ренн
2 Защ Димитри Фулькье 23 марта 1993 (19 лет) 6 0 Пари Сен-Жермен
3 Защ Жером Фожо 15 апреля 1993 (19 лет) 7 0 Монако
4 Защ Ришар Кентен-Самник 23 января 1993 (19 лет) 1 0 Пари Сен-Жермен
5 Защ Самюэль Юмтити 13 ноября 1993 (18 лет) 9 0 Лион
6 ПЗ Поль Погба (к) 15 марта 1993 (19 лет) 9 2 Ювентус
7 ПЗ Эль-Хаджи Ба 5 марта 1993 (19 лет) 5 0 Гавр
8 ПЗ Жоффрей Кондогбья 15 февраля 1993 (19 лет) 8 1 Ланс
9 Нап Тибо Вьон 11 декабря 1993 (18 лет) 8 2 Порту
10 ПЗ Аксель Нгандо 13 июля 1993 (18 лет) 11 1 Ренн
11 Нап Жан-Кристоф Баэбек 1 мая 1993 (19 лет) 8 5 Пари Сен-Жермен
12 Защ Люка Динь 20 мая 1993 (18 лет) 9 1 Лилль
13 Защ Венсан Ди Стефано 4 марта 1993 (19 лет) 5 0 Монпелье
14 Нап Алассан Плеа 10 марта 1993 (19 лет) 11 2 Лион
15 Нап Алекси Бозетти 23 апреля 1993 (19 лет) 3 3 Ницца
16 Вр Жонатан Мийерас 19 мая 1993 (19 лет) 6 0 Шатору
17 ПЗ Жордан Верету 1 марта 1993 (19 лет) 8 0 Нант
18 ПЗ Кевин Майи 14 января 1993 (19 лет) 1 0 Сент-Этьен


Сербия

Главный тренер: Зоран Марич

Зоран Марич огласил окончательный список из 18-ти игроков 30 июня 2012[12].

Поз. Игрок Дата рождения / возраст Игры Голы Клуб
1 Вр Филип Пайович 30 июля 1993 (18 лет) 5 0 Видеотон
2 Защ Филип Стойкович 22 января 1993 (19 лет) 4 0 Црвена Звезда
3 ПЗ Иван Петрович 3 июля 1993 (19 лет) 3 0 Раднички
4 ПЗ Срджан Мияилович 10 ноября 1993 (18 лет) 4 0 Црвена Звезда
5 Защ Урош Спаич 13 февраля 1993 (19 лет) 4 0 Црвена Звезда
6 Защ Лазар Росич 29 июня 1993 (19 лет) 0 0 Раднички
7 Нап Стефан Димич 1 мая 1993 (19 лет) 5 0 Рад
8 Защ Марко Полетанович 20 июля 1993 (18 лет) 5 0 Войводина
9 ПЗ Урош Джюрджевич 2 марта 1994 (18 лет) 2 0 Рад
10 Нап Марко Павловский 7 февраля 1994 (18 лет) 3 0 ОФК Белград
11 Защ Никола Нинкович 19 декабря 1994 (18 лет) 2 1 Партизан
12 Вр Мирослав Груичич 17 июня 1994 (18 лет) 0 0 Борча
13 Защ Борис Варга 14 августа 1993 (18 лет) 0 0 Хайдук Кула
14 Нап Александар Митрович 16 сентября 1994 (17 лет) 5 2 Партизан
15 Защ Неманья Радоя 6 февраля 1993 (19 лет) 5 0 Войводина
16 ПЗ Саша Ивкович 13 мая 1993 (19 лет) 4 0 Телеоптик
17 Нап Александар Чаврич 18 мая 1994 (18 лет) 5 0 ОФК Белград
18 ПЗ Джордже Радованович 6 мая 1993 (19 лет) 2 0 Насьонал


Представительство игроков

По клубам

Игроки Клубы
8 Спортинг
6 Бенфика, Левадия
5 Панатинаикос, Порту, Флора
4 Риека, Эвертон
3 Арис, Атлетико Мадрид, Динамо Загреб, Ливерпуль, Манчестер Юнайтед, Олимпиакос, Осиек, Пари Сен-Жермен, Радник Сесвете, Црвена Звезда
2 Астерас Триполи, Атлетик Бильбао, Барселона, Валенсия, Вест Бромвич Альбион, Вильянди, Войводина, Калев Таллин, Лион, Локомотива Загреб, ОФК Белград, Партизан, Рад, Раднички Крагуевац, Реал Мадрид, Ренн
1 АЕК Афины, Арсенал, Атромитос, Бирмингем Сити, Борча, Вест Хэм Юнайтед, Видеотон, Вильярреал, Гавр, Депортиво, Зриньски Мостар, Курессааре, Ланс, Лилль, Малага, Манчестер Сити, Мидлсбро, Монако, Монпелье, Нант, Насьонал, Ницца, Нюрнберг, Оденсе, Паниониос, ПАОК, Севилья, Сельта, Сент-Этьен, Сырве, Телеоптик, Тоттенхэм, Униан Лейрия, Хайдук Кула, Цибалия, Челси, Шатору, Эрготелис

По принадлежности клуба к стране

Игроки Страна
21 Португалия
19 Англия
18 Греция, Испания
17 Эстония, Хорватия
16 Сербия, Франция
1 Босния и Герцеговина, Дания, Германия, Венгрия, Италия

Страны, выделенные курсивом, не представлены своими национальными сборными на турнире.

Стадионы

Таллинн

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Таллинн
А. Ле Кок Арена Кадриору
Вместимость: 9,692 Вместимость: 5,000
Хаапсалу Раквере
Городской Городской
Вместимость: 869 Вместимость: 2,500

Групповой этап

Жеребьевка группового этапа прошла 6 июня 2012 в Таллинне, Эстония.[13][14]

Победитель и вторая команда каждой группы проходят в полуфинал. Лучшие три команды из каждой группы также квалифицируются на чемпионат мира по футболу среди молодёжных команд 2013.

Условные цветовые обозначения
Команды, которые прошли в полуфинал и квалифицировались на чемпионат мира по футболу среди молодёжных сборных 2013.
Команды, которые квалифицировались на чемпионат мира по футболу среди молодёжных сборных 2013

Группа A

Команда И В Н П ГЗ ГП РГ О
Испания 3 2 1 0 7 4 +3 7
Греция 3 2 0 1 8 5 +3 6
Португалия 3 1 1 1 8 6 +2 4
Эстония 3 0 0 3 1 9 −8 0
Греция 1:2 Испания
Диамантакос  66' [www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010332/index.html Отчет о матче] Хесе  30'
Оседе  40'
«Городской», Хаапсалу
Зрителей: 1,350
Судья: Вадим Директоренко (Латвия)


Эстония 0:3 Португалия
[www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010331/index.html Отчет о матче] Пикк  5' (а.г.)
Бетинью  25'
Мартинш  72'
«А. Ле Кок Арена», Таллинн
Зрителей: 6,691
Судья: Кенн Хансен (Дания)


Эстония 1:4 Греция
Луйгенд  90' [www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010335/index.html Отчет о матче] Катидис  43'
Фурланос  55'
Диамантакос  85'90+2'
«Кадриору», Таллинн
Зрителей: 3,345
Судья: Дэнни Маккели (Нидерланды)


Португалия 3:3 Испания
Брума  11'
Гомеш  39'
Жуан Мариу  90+1' (пен)
[www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010336/index.html Отчет о матче] Хесе  8'28'48'
«А. Ле Кок Арена», Таллинн
Зрителей: 3,780
Судья: Паоло Валери (Италия)


Эстония 0:2 Испания
[www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010339/index.html Отчет о матче] Суарес  39'
Алькасер  86'
«А. Ле Кок Арена», Таллинн
Зрителей: 3,877
Судья: Арнольд Хантер (Северная Ирландия)


Португалия 2:3 Греция
Гомеш  19'
Бетинью  90+6'
[www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010340/index.html Отчет о матче] Янниотас  18'
Катидис  42'69'
«Городской», Хаапсалу
Зрителей: 1,193
Судья: Ален Бьери (Швейцария)

Группа B

Команда И В Н П ГЗ ГП РГ О
Англия 3 2 1 0 5 3 +2 7
Франция 3 2 0 1 5 2 +3 6
Хорватия 3 1 1 1 4 2 +2 4
Сербия 3 0 0 3 1 8 −7 0
Англия 1:1 Хорватия
Чалоба  60' [www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010334/index.html Отчет о матче] Павичич  57'
«Кадриору», Таллинн
Зрителей: 1,270
Судья: Ален Бьери (Швейцария)


Сербия 0:3 Франция
[www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010333/index.html Отчет о матче] Самник  17'
Погба  26' (пен.)
Вьон  32'
«Городской», Раквере
Зрителей: 1,827
Судья: Арнольд Хантер (Северная Ирландия)


Франция 1:0 Хорватия
Фулькье  79' [www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010338/index.html Отчет о матче]
«Городской», Хаапсалу
Зрителей: 1,182
Судья: Вадим Директоренко (Латвия)


Сербия 1:2 Англия
Нинкович  70' [www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010337/index.html Отчет о матче] Афобе  6'
Редмонд  63'
«Городской», Раквере
Зрителей: 1,712
Судья: Кенн Хансен (Дания)


Хорватия 3:0 Сербия
Павичич  2'
Понграчич  49'57'
[www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010341/index.html Отчет о матче]
«Городской», Раквере
Зрителей: 1,647
Судья: Паоло Валери (Италия)


Франция 1:2 Англия
Верету  31' [www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000210/match=2010342/index.html Отчет о матче] Ландстрэм  16'
Кейн  39'
«Кадриору», Таллинн
Зрителей: 3,234
Судья: Дэнни Маккели (Нидерланды)

Плей-офф

Сетка

  Полуфиналы Финал
12 июля 2012 – Таллинн
  Испания 3 (4)  
  Франция 3 (2)  
 
15 июля 2012 – Таллинн
      Испания 1
    Греция 0
12 июля 2012 – Таллинн
  Англия 1
  Греция 2  


Полуфиналы

Англии 1:2 (пдв) Греция
Афобе  56' [www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000211/match=2010327/index.html Отчет о матче] Бугаидис  38'
Ликояннис  108'
«А. Ле Кок Арена», Таллинн
Зрителей: 3,115
Судья: Дэнни Маккели (Нидерланды)


Испания 3:3 (пдв) Франция
Деулофеу  62'112'
Алькасер  78'
[www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000211/match=2010326/index.html Отчет о матче] Юмтити  26'90+1'
Погба  117'
  Пенальти  
Кампанья
Суарес
Хесе
Алькасер
Деулофеу
4:2 Погба
Плеа
Юмтити
Кондогбия
«А. Ле Кок Арена», Таллинн
Зрителей: 4,325
Судья: Вадим Директоренко (Латвия)

Финал

Испания 1:0 Греция
Хесе  80' [www.uefa.com/under19/season=2012/matches/round=2000212/match=2010328/index.html Отчет о матче]
«А. Ле Кок Арена», Таллинн
Зрителей: 7,864
Судья: Дэнни Маккели (Нидерланды)

Бомбардиры

5 голов

3 гола

2 гола

1 гол

1 автогол

Напишите отзыв о статье "Чемпионат Европы по футболу 2012 (юноши до 19 лет)"

Примечания

  1. [jalgpall.ee/news.php?st=style_fp.css&news_id=3958 Arno Pijpers teatas koondise koosseisu finaalturniiriks]. Эстонская футбольная ассоциация. [www.webcitation.org/6DtD6vGJu Архивировано из первоисточника 23 января 2013].  (эст.)
  2. [www.jalgpall.ee/u19em/?page_id=362 Eesti koondis]. Эстонская футбольная ассоциация. [www.webcitation.org/6DtD8MylG Архивировано из первоисточника 23 января 2013].  (эст.)
  3. [www.epo.gr/News.aspx?a_id=42806&NewsType=22&Competition=1000000103&Season=1000001031&Country=7 "EURO U-19 2012: Η αποστολή για τα τελικά]. Греческая федерация футбола. [www.webcitation.org/6DtDAFwsY Архивировано из первоисточника 23 января 2013].  (греч.)
  4. [www.fpf.pt/portal/page/portal/PORTAL_FUTEBOL/SELECCOES/NOTICIA?notid=12784551ID=41176&CAT=Selec%E7%E3o&CODID=919206082 À Conquista da Europa [Conquering Europe]]. Португальская футбольная федерация. [www.webcitation.org/6DtDBccpO Архивировано из первоисточника 23 января 2013].  (порт.)
  5. [www.fpf.pt/portal/page/portal/PORTAL_FUTEBOL/SELECCOES/NOTICIA?notid=12848500 André Teixeira chamado [André Teixeira called]]. Португальская футбольная федерация. [www.webcitation.org/6DtDETJh9 Архивировано из первоисточника 23 января 2013].  (порт.)
  6. [rfef.es/index.jsp?nodo=39&ID=5259 Convocatoria oficial para fase final del Campeonato de Europa]. Королевская испанская футбольная федерация. [www.webcitation.org/6DtDHxbNC Архивировано из первоисточника 23 января 2013].  (исп.)
  7. [rfef.es/index.jsp?nodo=39&ID=5464 Javier Manquillo sufre una distensión del ligamento lateral externo del tobillo derecho]. Королевская испанская футбольная федерация (7 July 2012). Проверено 8 июля 2012. [www.webcitation.org/6DtDKDalG Архивировано из первоисточника 23 января 2013].  (исп.)
  8. [www.rfef.es/index.jsp?nodo=39&CATEGORIA=5&ID=5525 Saúl Ñíguez sufre una distensión de los ligamentos de la rodilla izquierda]. Королевская испанская футбольная федерация (13 July 2012). Проверено 13 июля 2012. [www.webcitation.org/6DtDLZOwR Архивировано из первоисточника 23 января 2013].  (исп.)
  9. [www.uefa.com/under19/news/newsid=1839612.html Manquillo and Zelenika ruled out of U19s]. UEFA.com (7 Julu 2012). Проверено 8 июля 2012. [www.webcitation.org/6DtDN6J04 Архивировано из первоисточника 23 января 2013].  (англ.)
  10. [www.thefa.com/England/mens-u19s/News/2012/u19s-squad-announced-for-euro-finals-150612 Noel Blake names his squad for U19 Euro finals in Estonia]. Футбольная ассоциация Англии (20 июня 2012). Проверено 21 июня 2012. [www.webcitation.org/6DtDP2aVm Архивировано из первоисточника 23 января 2013].  (англ.)
  11. [www.thefa.com/England/mens-u19s/News/2012/tom-thorpe-020712 Tom Thorpe will captain England U19s in Euro finals]. Футбольная ассоциация Англии (2 июля2012). Проверено 2 июля 2012. [www.webcitation.org/6DtDRadjD Архивировано из первоисточника 23 января 2013].  (англ.)
  12. [www.fss.rs/sr/news/newsArchive/story/4522/%E2%80%9E%D0%9E%D1%80%D0%BB%D0%B8%D1%9B%D0%B8%E2%80%9C+%D1%83+%D0%BD%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D1%99%D1%83+%D0%BF%D1%83%D1%82%D1%83%D1%98%D1%83+%D0%B7%D0%B0+%D0%A2%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD+%D0%BD%D0%B0+%D0%9F%D1%80%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE+%D0%95%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%B5.html „Орлићи“ у недељу путују за Талин на Првенство Европе] (Serbian). Football Association of Serbia (30 June 2012). Проверено 2 июля 2012. [www.webcitation.org/6DtDT8OIQ Архивировано из первоисточника 23 января 2013].
  13. [www.jalgpall.ee/u19em/?p=201 Millal ja kus peetakse U-19 EM-finaalturniiri mängud?] (Эстонский). Эстонская футбольная ассоциация (2). Проверено 30 мая 2012. [www.webcitation.org/6DY8P8Io6 Архивировано из первоисточника 9 января 2013].
  14. [www.uefa.com/under19/news/newsid=1807206.html Tallinn welcomes U19 contenders] UEFA.com

Внешние ссылки

  • [www.uefa.com/under19/index.html Чемпионат Европы по футболу среди юношей до 19 лет на UEFA.com]
  • [www.jalgpall.ee/u19em/ Официальный сайт турнира]


Отрывок, характеризующий Чемпионат Европы по футболу 2012 (юноши до 19 лет)

«С Богом!» проговорил Багратион твердым, слышным голосом, на мгновение обернулся к фронту и, слегка размахивая руками, неловким шагом кавалериста, как бы трудясь, пошел вперед по неровному полю. Князь Андрей чувствовал, что какая то непреодолимая сила влечет его вперед, и испытывал большое счастие. [Тут произошла та атака, про которую Тьер говорит: «Les russes se conduisirent vaillamment, et chose rare a la guerre, on vit deux masses d'infanterie Mariecher resolument l'une contre l'autre sans qu'aucune des deux ceda avant d'etre abordee»; а Наполеон на острове Св. Елены сказал: «Quelques bataillons russes montrerent de l'intrepidite„. [Русские вели себя доблестно, и вещь – редкая на войне, две массы пехоты шли решительно одна против другой, и ни одна из двух не уступила до самого столкновения“. Слова Наполеона: [Несколько русских батальонов проявили бесстрашие.]
Уже близко становились французы; уже князь Андрей, шедший рядом с Багратионом, ясно различал перевязи, красные эполеты, даже лица французов. (Он ясно видел одного старого французского офицера, который вывернутыми ногами в штиблетах с трудом шел в гору.) Князь Багратион не давал нового приказания и всё так же молча шел перед рядами. Вдруг между французами треснул один выстрел, другой, третий… и по всем расстроившимся неприятельским рядам разнесся дым и затрещала пальба. Несколько человек наших упало, в том числе и круглолицый офицер, шедший так весело и старательно. Но в то же мгновение как раздался первый выстрел, Багратион оглянулся и закричал: «Ура!»
«Ура а а а!» протяжным криком разнеслось по нашей линии и, обгоняя князя Багратиона и друг друга, нестройною, но веселою и оживленною толпой побежали наши под гору за расстроенными французами.


Атака 6 го егерского обеспечила отступление правого фланга. В центре действие забытой батареи Тушина, успевшего зажечь Шенграбен, останавливало движение французов. Французы тушили пожар, разносимый ветром, и давали время отступать. Отступление центра через овраг совершалось поспешно и шумно; однако войска, отступая, не путались командами. Но левый фланг, который единовременно был атакован и обходим превосходными силами французов под начальством Ланна и который состоял из Азовского и Подольского пехотных и Павлоградского гусарского полков, был расстроен. Багратион послал Жеркова к генералу левого фланга с приказанием немедленно отступать.
Жерков бойко, не отнимая руки от фуражки, тронул лошадь и поскакал. Но едва только он отъехал от Багратиона, как силы изменили ему. На него нашел непреодолимый страх, и он не мог ехать туда, где было опасно.
Подъехав к войскам левого фланга, он поехал не вперед, где была стрельба, а стал отыскивать генерала и начальников там, где их не могло быть, и потому не передал приказания.
Командование левым флангом принадлежало по старшинству полковому командиру того самого полка, который представлялся под Браунау Кутузову и в котором служил солдатом Долохов. Командование же крайнего левого фланга было предназначено командиру Павлоградского полка, где служил Ростов, вследствие чего произошло недоразумение. Оба начальника были сильно раздражены друг против друга, и в то самое время как на правом фланге давно уже шло дело и французы уже начали наступление, оба начальника были заняты переговорами, которые имели целью оскорбить друг друга. Полки же, как кавалерийский, так и пехотный, были весьма мало приготовлены к предстоящему делу. Люди полков, от солдата до генерала, не ждали сражения и спокойно занимались мирными делами: кормлением лошадей в коннице, собиранием дров – в пехоте.
– Есть он, однако, старше моего в чином, – говорил немец, гусарский полковник, краснея и обращаясь к подъехавшему адъютанту, – то оставляяй его делать, как он хочет. Я своих гусар не могу жертвовать. Трубач! Играй отступление!
Но дело становилось к спеху. Канонада и стрельба, сливаясь, гремели справа и в центре, и французские капоты стрелков Ланна проходили уже плотину мельницы и выстраивались на этой стороне в двух ружейных выстрелах. Пехотный полковник вздрагивающею походкой подошел к лошади и, взлезши на нее и сделавшись очень прямым и высоким, поехал к павлоградскому командиру. Полковые командиры съехались с учтивыми поклонами и со скрываемою злобой в сердце.
– Опять таки, полковник, – говорил генерал, – не могу я, однако, оставить половину людей в лесу. Я вас прошу , я вас прошу , – повторил он, – занять позицию и приготовиться к атаке.
– А вас прошу не мешивайтся не свое дело, – отвечал, горячась, полковник. – Коли бы вы был кавалерист…
– Я не кавалерист, полковник, но я русский генерал, и ежели вам это неизвестно…
– Очень известно, ваше превосходительство, – вдруг вскрикнул, трогая лошадь, полковник, и делаясь красно багровым. – Не угодно ли пожаловать в цепи, и вы будете посмотрейть, что этот позиция никуда негодный. Я не хочу истребить своя полка для ваше удовольствие.
– Вы забываетесь, полковник. Я не удовольствие свое соблюдаю и говорить этого не позволю.
Генерал, принимая приглашение полковника на турнир храбрости, выпрямив грудь и нахмурившись, поехал с ним вместе по направлению к цепи, как будто всё их разногласие должно было решиться там, в цепи, под пулями. Они приехали в цепь, несколько пуль пролетело над ними, и они молча остановились. Смотреть в цепи нечего было, так как и с того места, на котором они прежде стояли, ясно было, что по кустам и оврагам кавалерии действовать невозможно, и что французы обходят левое крыло. Генерал и полковник строго и значительно смотрели, как два петуха, готовящиеся к бою, друг на друга, напрасно выжидая признаков трусости. Оба выдержали экзамен. Так как говорить было нечего, и ни тому, ни другому не хотелось подать повод другому сказать, что он первый выехал из под пуль, они долго простояли бы там, взаимно испытывая храбрость, ежели бы в это время в лесу, почти сзади их, не послышались трескотня ружей и глухой сливающийся крик. Французы напали на солдат, находившихся в лесу с дровами. Гусарам уже нельзя было отступать вместе с пехотой. Они были отрезаны от пути отступления налево французскою цепью. Теперь, как ни неудобна была местность, необходимо было атаковать, чтобы проложить себе дорогу.
Эскадрон, где служил Ростов, только что успевший сесть на лошадей, был остановлен лицом к неприятелю. Опять, как и на Энском мосту, между эскадроном и неприятелем никого не было, и между ними, разделяя их, лежала та же страшная черта неизвестности и страха, как бы черта, отделяющая живых от мертвых. Все люди чувствовали эту черту, и вопрос о том, перейдут ли или нет и как перейдут они черту, волновал их.
Ко фронту подъехал полковник, сердито ответил что то на вопросы офицеров и, как человек, отчаянно настаивающий на своем, отдал какое то приказание. Никто ничего определенного не говорил, но по эскадрону пронеслась молва об атаке. Раздалась команда построения, потом визгнули сабли, вынутые из ножен. Но всё еще никто не двигался. Войска левого фланга, и пехота и гусары, чувствовали, что начальство само не знает, что делать, и нерешимость начальников сообщалась войскам.
«Поскорее, поскорее бы», думал Ростов, чувствуя, что наконец то наступило время изведать наслаждение атаки, про которое он так много слышал от товарищей гусаров.
– С Богом, г'ебята, – прозвучал голос Денисова, – г'ысыо, маг'ш!
В переднем ряду заколыхались крупы лошадей. Грачик потянул поводья и сам тронулся.
Справа Ростов видел первые ряды своих гусар, а еще дальше впереди виднелась ему темная полоса, которую он не мог рассмотреть, но считал неприятелем. Выстрелы были слышны, но в отдалении.
– Прибавь рыси! – послышалась команда, и Ростов чувствовал, как поддает задом, перебивая в галоп, его Грачик.
Он вперед угадывал его движения, и ему становилось все веселее и веселее. Он заметил одинокое дерево впереди. Это дерево сначала было впереди, на середине той черты, которая казалась столь страшною. А вот и перешли эту черту, и не только ничего страшного не было, но всё веселее и оживленнее становилось. «Ох, как я рубану его», думал Ростов, сжимая в руке ефес сабли.
– О о о а а а!! – загудели голоса. «Ну, попадись теперь кто бы ни был», думал Ростов, вдавливая шпоры Грачику, и, перегоняя других, выпустил его во весь карьер. Впереди уже виден был неприятель. Вдруг, как широким веником, стегнуло что то по эскадрону. Ростов поднял саблю, готовясь рубить, но в это время впереди скакавший солдат Никитенко отделился от него, и Ростов почувствовал, как во сне, что продолжает нестись с неестественною быстротой вперед и вместе с тем остается на месте. Сзади знакомый гусар Бандарчук наскакал на него и сердито посмотрел. Лошадь Бандарчука шарахнулась, и он обскакал мимо.
«Что же это? я не подвигаюсь? – Я упал, я убит…» в одно мгновение спросил и ответил Ростов. Он был уже один посреди поля. Вместо двигавшихся лошадей и гусарских спин он видел вокруг себя неподвижную землю и жнивье. Теплая кровь была под ним. «Нет, я ранен, и лошадь убита». Грачик поднялся было на передние ноги, но упал, придавив седоку ногу. Из головы лошади текла кровь. Лошадь билась и не могла встать. Ростов хотел подняться и упал тоже: ташка зацепилась за седло. Где были наши, где были французы – он не знал. Никого не было кругом.
Высвободив ногу, он поднялся. «Где, с какой стороны была теперь та черта, которая так резко отделяла два войска?» – он спрашивал себя и не мог ответить. «Уже не дурное ли что нибудь случилось со мной? Бывают ли такие случаи, и что надо делать в таких случаях?» – спросил он сам себя вставая; и в это время почувствовал, что что то лишнее висит на его левой онемевшей руке. Кисть ее была, как чужая. Он оглядывал руку, тщетно отыскивая на ней кровь. «Ну, вот и люди, – подумал он радостно, увидав несколько человек, бежавших к нему. – Они мне помогут!» Впереди этих людей бежал один в странном кивере и в синей шинели, черный, загорелый, с горбатым носом. Еще два и еще много бежало сзади. Один из них проговорил что то странное, нерусское. Между задними такими же людьми, в таких же киверах, стоял один русский гусар. Его держали за руки; позади его держали его лошадь.
«Верно, наш пленный… Да. Неужели и меня возьмут? Что это за люди?» всё думал Ростов, не веря своим глазам. «Неужели французы?» Он смотрел на приближавшихся французов, и, несмотря на то, что за секунду скакал только затем, чтобы настигнуть этих французов и изрубить их, близость их казалась ему теперь так ужасна, что он не верил своим глазам. «Кто они? Зачем они бегут? Неужели ко мне? Неужели ко мне они бегут? И зачем? Убить меня? Меня, кого так любят все?» – Ему вспомнилась любовь к нему его матери, семьи, друзей, и намерение неприятелей убить его показалось невозможно. «А может, – и убить!» Он более десяти секунд стоял, не двигаясь с места и не понимая своего положения. Передний француз с горбатым носом подбежал так близко, что уже видно было выражение его лица. И разгоряченная чуждая физиономия этого человека, который со штыком на перевес, сдерживая дыханье, легко подбегал к нему, испугала Ростова. Он схватил пистолет и, вместо того чтобы стрелять из него, бросил им в француза и побежал к кустам что было силы. Не с тем чувством сомнения и борьбы, с каким он ходил на Энский мост, бежал он, а с чувством зайца, убегающего от собак. Одно нераздельное чувство страха за свою молодую, счастливую жизнь владело всем его существом. Быстро перепрыгивая через межи, с тою стремительностью, с которою он бегал, играя в горелки, он летел по полю, изредка оборачивая свое бледное, доброе, молодое лицо, и холод ужаса пробегал по его спине. «Нет, лучше не смотреть», подумал он, но, подбежав к кустам, оглянулся еще раз. Французы отстали, и даже в ту минуту как он оглянулся, передний только что переменил рысь на шаг и, обернувшись, что то сильно кричал заднему товарищу. Ростов остановился. «Что нибудь не так, – подумал он, – не может быть, чтоб они хотели убить меня». А между тем левая рука его была так тяжела, как будто двухпудовая гиря была привешана к ней. Он не мог бежать дальше. Француз остановился тоже и прицелился. Ростов зажмурился и нагнулся. Одна, другая пуля пролетела, жужжа, мимо него. Он собрал последние силы, взял левую руку в правую и побежал до кустов. В кустах были русские стрелки.


Пехотные полки, застигнутые врасплох в лесу, выбегали из леса, и роты, смешиваясь с другими ротами, уходили беспорядочными толпами. Один солдат в испуге проговорил страшное на войне и бессмысленное слово: «отрезали!», и слово вместе с чувством страха сообщилось всей массе.
– Обошли! Отрезали! Пропали! – кричали голоса бегущих.
Полковой командир, в ту самую минуту как он услыхал стрельбу и крик сзади, понял, что случилось что нибудь ужасное с его полком, и мысль, что он, примерный, много лет служивший, ни в чем не виноватый офицер, мог быть виновен перед начальством в оплошности или нераспорядительности, так поразила его, что в ту же минуту, забыв и непокорного кавалериста полковника и свою генеральскую важность, а главное – совершенно забыв про опасность и чувство самосохранения, он, ухватившись за луку седла и шпоря лошадь, поскакал к полку под градом обсыпавших, но счастливо миновавших его пуль. Он желал одного: узнать, в чем дело, и помочь и исправить во что бы то ни стало ошибку, ежели она была с его стороны, и не быть виновным ему, двадцать два года служившему, ни в чем не замеченному, примерному офицеру.
Счастливо проскакав между французами, он подскакал к полю за лесом, через который бежали наши и, не слушаясь команды, спускались под гору. Наступила та минута нравственного колебания, которая решает участь сражений: послушают эти расстроенные толпы солдат голоса своего командира или, оглянувшись на него, побегут дальше. Несмотря на отчаянный крик прежде столь грозного для солдата голоса полкового командира, несмотря на разъяренное, багровое, на себя не похожее лицо полкового командира и маханье шпагой, солдаты всё бежали, разговаривали, стреляли в воздух и не слушали команды. Нравственное колебание, решающее участь сражений, очевидно, разрешалось в пользу страха.
Генерал закашлялся от крика и порохового дыма и остановился в отчаянии. Всё казалось потеряно, но в эту минуту французы, наступавшие на наших, вдруг, без видимой причины, побежали назад, скрылись из опушки леса, и в лесу показались русские стрелки. Это была рота Тимохина, которая одна в лесу удержалась в порядке и, засев в канаву у леса, неожиданно атаковала французов. Тимохин с таким отчаянным криком бросился на французов и с такою безумною и пьяною решительностью, с одною шпажкой, набежал на неприятеля, что французы, не успев опомниться, побросали оружие и побежали. Долохов, бежавший рядом с Тимохиным, в упор убил одного француза и первый взял за воротник сдавшегося офицера. Бегущие возвратились, баталионы собрались, и французы, разделившие было на две части войска левого фланга, на мгновение были оттеснены. Резервные части успели соединиться, и беглецы остановились. Полковой командир стоял с майором Экономовым у моста, пропуская мимо себя отступающие роты, когда к нему подошел солдат, взял его за стремя и почти прислонился к нему. На солдате была синеватая, фабричного сукна шинель, ранца и кивера не было, голова была повязана, и через плечо была надета французская зарядная сумка. Он в руках держал офицерскую шпагу. Солдат был бледен, голубые глаза его нагло смотрели в лицо полковому командиру, а рот улыбался.Несмотря на то,что полковой командир был занят отданием приказания майору Экономову, он не мог не обратить внимания на этого солдата.
– Ваше превосходительство, вот два трофея, – сказал Долохов, указывая на французскую шпагу и сумку. – Мною взят в плен офицер. Я остановил роту. – Долохов тяжело дышал от усталости; он говорил с остановками. – Вся рота может свидетельствовать. Прошу запомнить, ваше превосходительство!
– Хорошо, хорошо, – сказал полковой командир и обратился к майору Экономову.
Но Долохов не отошел; он развязал платок, дернул его и показал запекшуюся в волосах кровь.
– Рана штыком, я остался во фронте. Попомните, ваше превосходительство.

Про батарею Тушина было забыто, и только в самом конце дела, продолжая слышать канонаду в центре, князь Багратион послал туда дежурного штаб офицера и потом князя Андрея, чтобы велеть батарее отступать как можно скорее. Прикрытие, стоявшее подле пушек Тушина, ушло, по чьему то приказанию, в середине дела; но батарея продолжала стрелять и не была взята французами только потому, что неприятель не мог предполагать дерзости стрельбы четырех никем не защищенных пушек. Напротив, по энергичному действию этой батареи он предполагал, что здесь, в центре, сосредоточены главные силы русских, и два раза пытался атаковать этот пункт и оба раза был прогоняем картечными выстрелами одиноко стоявших на этом возвышении четырех пушек.
Скоро после отъезда князя Багратиона Тушину удалось зажечь Шенграбен.
– Вишь, засумятились! Горит! Вишь, дым то! Ловко! Важно! Дым то, дым то! – заговорила прислуга, оживляясь.
Все орудия без приказания били в направлении пожара. Как будто подгоняя, подкрикивали солдаты к каждому выстрелу: «Ловко! Вот так так! Ишь, ты… Важно!» Пожар, разносимый ветром, быстро распространялся. Французские колонны, выступившие за деревню, ушли назад, но, как бы в наказание за эту неудачу, неприятель выставил правее деревни десять орудий и стал бить из них по Тушину.
Из за детской радости, возбужденной пожаром, и азарта удачной стрельбы по французам, наши артиллеристы заметили эту батарею только тогда, когда два ядра и вслед за ними еще четыре ударили между орудиями и одно повалило двух лошадей, а другое оторвало ногу ящичному вожатому. Оживление, раз установившееся, однако, не ослабело, а только переменило настроение. Лошади были заменены другими из запасного лафета, раненые убраны, и четыре орудия повернуты против десятипушечной батареи. Офицер, товарищ Тушина, был убит в начале дела, и в продолжение часа из сорока человек прислуги выбыли семнадцать, но артиллеристы всё так же были веселы и оживлены. Два раза они замечали, что внизу, близко от них, показывались французы, и тогда они били по них картечью.
Маленький человек, с слабыми, неловкими движениями, требовал себе беспрестанно у денщика еще трубочку за это , как он говорил, и, рассыпая из нее огонь, выбегал вперед и из под маленькой ручки смотрел на французов.
– Круши, ребята! – приговаривал он и сам подхватывал орудия за колеса и вывинчивал винты.
В дыму, оглушаемый беспрерывными выстрелами, заставлявшими его каждый раз вздрагивать, Тушин, не выпуская своей носогрелки, бегал от одного орудия к другому, то прицеливаясь, то считая заряды, то распоряжаясь переменой и перепряжкой убитых и раненых лошадей, и покрикивал своим слабым тоненьким, нерешительным голоском. Лицо его всё более и более оживлялось. Только когда убивали или ранили людей, он морщился и, отворачиваясь от убитого, сердито кричал на людей, как всегда, мешкавших поднять раненого или тело. Солдаты, большею частью красивые молодцы (как и всегда в батарейной роте, на две головы выше своего офицера и вдвое шире его), все, как дети в затруднительном положении, смотрели на своего командира, и то выражение, которое было на его лице, неизменно отражалось на их лицах.
Вследствие этого страшного гула, шума, потребности внимания и деятельности Тушин не испытывал ни малейшего неприятного чувства страха, и мысль, что его могут убить или больно ранить, не приходила ему в голову. Напротив, ему становилось всё веселее и веселее. Ему казалось, что уже очень давно, едва ли не вчера, была та минута, когда он увидел неприятеля и сделал первый выстрел, и что клочок поля, на котором он стоял, был ему давно знакомым, родственным местом. Несмотря на то, что он всё помнил, всё соображал, всё делал, что мог делать самый лучший офицер в его положении, он находился в состоянии, похожем на лихорадочный бред или на состояние пьяного человека.
Из за оглушающих со всех сторон звуков своих орудий, из за свиста и ударов снарядов неприятелей, из за вида вспотевшей, раскрасневшейся, торопящейся около орудий прислуги, из за вида крови людей и лошадей, из за вида дымков неприятеля на той стороне (после которых всякий раз прилетало ядро и било в землю, в человека, в орудие или в лошадь), из за вида этих предметов у него в голове установился свой фантастический мир, который составлял его наслаждение в эту минуту. Неприятельские пушки в его воображении были не пушки, а трубки, из которых редкими клубами выпускал дым невидимый курильщик.
– Вишь, пыхнул опять, – проговорил Тушин шопотом про себя, в то время как с горы выскакивал клуб дыма и влево полосой относился ветром, – теперь мячик жди – отсылать назад.
– Что прикажете, ваше благородие? – спросил фейерверкер, близко стоявший около него и слышавший, что он бормотал что то.
– Ничего, гранату… – отвечал он.
«Ну ка, наша Матвевна», говорил он про себя. Матвевной представлялась в его воображении большая крайняя, старинного литья пушка. Муравьями представлялись ему французы около своих орудий. Красавец и пьяница первый номер второго орудия в его мире был дядя ; Тушин чаще других смотрел на него и радовался на каждое его движение. Звук то замиравшей, то опять усиливавшейся ружейной перестрелки под горою представлялся ему чьим то дыханием. Он прислушивался к затиханью и разгоранью этих звуков.
– Ишь, задышала опять, задышала, – говорил он про себя.
Сам он представлялся себе огромного роста, мощным мужчиной, который обеими руками швыряет французам ядра.
– Ну, Матвевна, матушка, не выдавай! – говорил он, отходя от орудия, как над его головой раздался чуждый, незнакомый голос:
– Капитан Тушин! Капитан!
Тушин испуганно оглянулся. Это был тот штаб офицер, который выгнал его из Грунта. Он запыхавшимся голосом кричал ему:
– Что вы, с ума сошли. Вам два раза приказано отступать, а вы…
«Ну, за что они меня?…» думал про себя Тушин, со страхом глядя на начальника.
– Я… ничего… – проговорил он, приставляя два пальца к козырьку. – Я…
Но полковник не договорил всего, что хотел. Близко пролетевшее ядро заставило его, нырнув, согнуться на лошади. Он замолк и только что хотел сказать еще что то, как еще ядро остановило его. Он поворотил лошадь и поскакал прочь.
– Отступать! Все отступать! – прокричал он издалека. Солдаты засмеялись. Через минуту приехал адъютант с тем же приказанием.
Это был князь Андрей. Первое, что он увидел, выезжая на то пространство, которое занимали пушки Тушина, была отпряженная лошадь с перебитою ногой, которая ржала около запряженных лошадей. Из ноги ее, как из ключа, лилась кровь. Между передками лежало несколько убитых. Одно ядро за другим пролетало над ним, в то время как он подъезжал, и он почувствовал, как нервическая дрожь пробежала по его спине. Но одна мысль о том, что он боится, снова подняла его. «Я не могу бояться», подумал он и медленно слез с лошади между орудиями. Он передал приказание и не уехал с батареи. Он решил, что при себе снимет орудия с позиции и отведет их. Вместе с Тушиным, шагая через тела и под страшным огнем французов, он занялся уборкой орудий.
– А то приезжало сейчас начальство, так скорее драло, – сказал фейерверкер князю Андрею, – не так, как ваше благородие.
Князь Андрей ничего не говорил с Тушиным. Они оба были и так заняты, что, казалось, и не видали друг друга. Когда, надев уцелевшие из четырех два орудия на передки, они двинулись под гору (одна разбитая пушка и единорог были оставлены), князь Андрей подъехал к Тушину.
– Ну, до свидания, – сказал князь Андрей, протягивая руку Тушину.
– До свидания, голубчик, – сказал Тушин, – милая душа! прощайте, голубчик, – сказал Тушин со слезами, которые неизвестно почему вдруг выступили ему на глаза.


Ветер стих, черные тучи низко нависли над местом сражения, сливаясь на горизонте с пороховым дымом. Становилось темно, и тем яснее обозначалось в двух местах зарево пожаров. Канонада стала слабее, но трескотня ружей сзади и справа слышалась еще чаще и ближе. Как только Тушин с своими орудиями, объезжая и наезжая на раненых, вышел из под огня и спустился в овраг, его встретило начальство и адъютанты, в числе которых были и штаб офицер и Жерков, два раза посланный и ни разу не доехавший до батареи Тушина. Все они, перебивая один другого, отдавали и передавали приказания, как и куда итти, и делали ему упреки и замечания. Тушин ничем не распоряжался и молча, боясь говорить, потому что при каждом слове он готов был, сам не зная отчего, заплакать, ехал сзади на своей артиллерийской кляче. Хотя раненых велено было бросать, много из них тащилось за войсками и просилось на орудия. Тот самый молодцоватый пехотный офицер, который перед сражением выскочил из шалаша Тушина, был, с пулей в животе, положен на лафет Матвевны. Под горой бледный гусарский юнкер, одною рукой поддерживая другую, подошел к Тушину и попросился сесть.
– Капитан, ради Бога, я контужен в руку, – сказал он робко. – Ради Бога, я не могу итти. Ради Бога!
Видно было, что юнкер этот уже не раз просился где нибудь сесть и везде получал отказы. Он просил нерешительным и жалким голосом.
– Прикажите посадить, ради Бога.
– Посадите, посадите, – сказал Тушин. – Подложи шинель, ты, дядя, – обратился он к своему любимому солдату. – А где офицер раненый?
– Сложили, кончился, – ответил кто то.
– Посадите. Садитесь, милый, садитесь. Подстели шинель, Антонов.
Юнкер был Ростов. Он держал одною рукой другую, был бледен, и нижняя челюсть тряслась от лихорадочной дрожи. Его посадили на Матвевну, на то самое орудие, с которого сложили мертвого офицера. На подложенной шинели была кровь, в которой запачкались рейтузы и руки Ростова.
– Что, вы ранены, голубчик? – сказал Тушин, подходя к орудию, на котором сидел Ростов.
– Нет, контужен.
– Отчего же кровь то на станине? – спросил Тушин.
– Это офицер, ваше благородие, окровянил, – отвечал солдат артиллерист, обтирая кровь рукавом шинели и как будто извиняясь за нечистоту, в которой находилось орудие.
Насилу, с помощью пехоты, вывезли орудия в гору, и достигши деревни Гунтерсдорф, остановились. Стало уже так темно, что в десяти шагах нельзя было различить мундиров солдат, и перестрелка стала стихать. Вдруг близко с правой стороны послышались опять крики и пальба. От выстрелов уже блестело в темноте. Это была последняя атака французов, на которую отвечали солдаты, засевшие в дома деревни. Опять всё бросилось из деревни, но орудия Тушина не могли двинуться, и артиллеристы, Тушин и юнкер, молча переглядывались, ожидая своей участи. Перестрелка стала стихать, и из боковой улицы высыпали оживленные говором солдаты.
– Цел, Петров? – спрашивал один.
– Задали, брат, жару. Теперь не сунутся, – говорил другой.
– Ничего не видать. Как они в своих то зажарили! Не видать; темь, братцы. Нет ли напиться?
Французы последний раз были отбиты. И опять, в совершенном мраке, орудия Тушина, как рамой окруженные гудевшею пехотой, двинулись куда то вперед.
В темноте как будто текла невидимая, мрачная река, всё в одном направлении, гудя шопотом, говором и звуками копыт и колес. В общем гуле из за всех других звуков яснее всех были стоны и голоса раненых во мраке ночи. Их стоны, казалось, наполняли собой весь этот мрак, окружавший войска. Их стоны и мрак этой ночи – это было одно и то же. Через несколько времени в движущейся толпе произошло волнение. Кто то проехал со свитой на белой лошади и что то сказал, проезжая. Что сказал? Куда теперь? Стоять, что ль? Благодарил, что ли? – послышались жадные расспросы со всех сторон, и вся движущаяся масса стала напирать сама на себя (видно, передние остановились), и пронесся слух, что велено остановиться. Все остановились, как шли, на середине грязной дороги.
Засветились огни, и слышнее стал говор. Капитан Тушин, распорядившись по роте, послал одного из солдат отыскивать перевязочный пункт или лекаря для юнкера и сел у огня, разложенного на дороге солдатами. Ростов перетащился тоже к огню. Лихорадочная дрожь от боли, холода и сырости трясла всё его тело. Сон непреодолимо клонил его, но он не мог заснуть от мучительной боли в нывшей и не находившей положения руке. Он то закрывал глаза, то взглядывал на огонь, казавшийся ему горячо красным, то на сутуловатую слабую фигуру Тушина, по турецки сидевшего подле него. Большие добрые и умные глаза Тушина с сочувствием и состраданием устремлялись на него. Он видел, что Тушин всею душой хотел и ничем не мог помочь ему.
Со всех сторон слышны были шаги и говор проходивших, проезжавших и кругом размещавшейся пехоты. Звуки голосов, шагов и переставляемых в грязи лошадиных копыт, ближний и дальний треск дров сливались в один колеблющийся гул.
Теперь уже не текла, как прежде, во мраке невидимая река, а будто после бури укладывалось и трепетало мрачное море. Ростов бессмысленно смотрел и слушал, что происходило перед ним и вокруг него. Пехотный солдат подошел к костру, присел на корточки, всунул руки в огонь и отвернул лицо.
– Ничего, ваше благородие? – сказал он, вопросительно обращаясь к Тушину. – Вот отбился от роты, ваше благородие; сам не знаю, где. Беда!
Вместе с солдатом подошел к костру пехотный офицер с подвязанной щекой и, обращаясь к Тушину, просил приказать подвинуть крошечку орудия, чтобы провезти повозку. За ротным командиром набежали на костер два солдата. Они отчаянно ругались и дрались, выдергивая друг у друга какой то сапог.
– Как же, ты поднял! Ишь, ловок, – кричал один хриплым голосом.
Потом подошел худой, бледный солдат с шеей, обвязанной окровавленною подверткой, и сердитым голосом требовал воды у артиллеристов.
– Что ж, умирать, что ли, как собаке? – говорил он.
Тушин велел дать ему воды. Потом подбежал веселый солдат, прося огоньку в пехоту.
– Огоньку горяченького в пехоту! Счастливо оставаться, землячки, благодарим за огонек, мы назад с процентой отдадим, – говорил он, унося куда то в темноту краснеющуюся головешку.
За этим солдатом четыре солдата, неся что то тяжелое на шинели, прошли мимо костра. Один из них споткнулся.
– Ишь, черти, на дороге дрова положили, – проворчал он.
– Кончился, что ж его носить? – сказал один из них.
– Ну, вас!
И они скрылись во мраке с своею ношей.
– Что? болит? – спросил Тушин шопотом у Ростова.
– Болит.
– Ваше благородие, к генералу. Здесь в избе стоят, – сказал фейерверкер, подходя к Тушину.
– Сейчас, голубчик.
Тушин встал и, застегивая шинель и оправляясь, отошел от костра…
Недалеко от костра артиллеристов, в приготовленной для него избе, сидел князь Багратион за обедом, разговаривая с некоторыми начальниками частей, собравшимися у него. Тут был старичок с полузакрытыми глазами, жадно обгладывавший баранью кость, и двадцатидвухлетний безупречный генерал, раскрасневшийся от рюмки водки и обеда, и штаб офицер с именным перстнем, и Жерков, беспокойно оглядывавший всех, и князь Андрей, бледный, с поджатыми губами и лихорадочно блестящими глазами.
В избе стояло прислоненное в углу взятое французское знамя, и аудитор с наивным лицом щупал ткань знамени и, недоумевая, покачивал головой, может быть оттого, что его и в самом деле интересовал вид знамени, а может быть, и оттого, что ему тяжело было голодному смотреть на обед, за которым ему не достало прибора. В соседней избе находился взятый в плен драгунами французский полковник. Около него толпились, рассматривая его, наши офицеры. Князь Багратион благодарил отдельных начальников и расспрашивал о подробностях дела и о потерях. Полковой командир, представлявшийся под Браунау, докладывал князю, что, как только началось дело, он отступил из леса, собрал дроворубов и, пропустив их мимо себя, с двумя баталионами ударил в штыки и опрокинул французов.
– Как я увидал, ваше сиятельство, что первый батальон расстроен, я стал на дороге и думаю: «пропущу этих и встречу батальным огнем»; так и сделал.
Полковому командиру так хотелось сделать это, так он жалел, что не успел этого сделать, что ему казалось, что всё это точно было. Даже, может быть, и в самом деле было? Разве можно было разобрать в этой путанице, что было и чего не было?
– Причем должен заметить, ваше сиятельство, – продолжал он, вспоминая о разговоре Долохова с Кутузовым и о последнем свидании своем с разжалованным, – что рядовой, разжалованный Долохов, на моих глазах взял в плен французского офицера и особенно отличился.
– Здесь то я видел, ваше сиятельство, атаку павлоградцев, – беспокойно оглядываясь, вмешался Жерков, который вовсе не видал в этот день гусар, а только слышал о них от пехотного офицера. – Смяли два каре, ваше сиятельство.
На слова Жеркова некоторые улыбнулись, как и всегда ожидая от него шутки; но, заметив, что то, что он говорил, клонилось тоже к славе нашего оружия и нынешнего дня, приняли серьезное выражение, хотя многие очень хорошо знали, что то, что говорил Жерков, была ложь, ни на чем не основанная. Князь Багратион обратился к старичку полковнику.
– Благодарю всех, господа, все части действовали геройски: пехота, кавалерия и артиллерия. Каким образом в центре оставлены два орудия? – спросил он, ища кого то глазами. (Князь Багратион не спрашивал про орудия левого фланга; он знал уже, что там в самом начале дела были брошены все пушки.) – Я вас, кажется, просил, – обратился он к дежурному штаб офицеру.
– Одно было подбито, – отвечал дежурный штаб офицер, – а другое, я не могу понять; я сам там всё время был и распоряжался и только что отъехал… Жарко было, правда, – прибавил он скромно.
Кто то сказал, что капитан Тушин стоит здесь у самой деревни, и что за ним уже послано.
– Да вот вы были, – сказал князь Багратион, обращаясь к князю Андрею.
– Как же, мы вместе немного не съехались, – сказал дежурный штаб офицер, приятно улыбаясь Болконскому.
– Я не имел удовольствия вас видеть, – холодно и отрывисто сказал князь Андрей.
Все молчали. На пороге показался Тушин, робко пробиравшийся из за спин генералов. Обходя генералов в тесной избе, сконфуженный, как и всегда, при виде начальства, Тушин не рассмотрел древка знамени и спотыкнулся на него. Несколько голосов засмеялось.
– Каким образом орудие оставлено? – спросил Багратион, нахмурившись не столько на капитана, сколько на смеявшихся, в числе которых громче всех слышался голос Жеркова.
Тушину теперь только, при виде грозного начальства, во всем ужасе представилась его вина и позор в том, что он, оставшись жив, потерял два орудия. Он так был взволнован, что до сей минуты не успел подумать об этом. Смех офицеров еще больше сбил его с толку. Он стоял перед Багратионом с дрожащею нижнею челюстью и едва проговорил:
– Не знаю… ваше сиятельство… людей не было, ваше сиятельство.
– Вы бы могли из прикрытия взять!
Что прикрытия не было, этого не сказал Тушин, хотя это была сущая правда. Он боялся подвести этим другого начальника и молча, остановившимися глазами, смотрел прямо в лицо Багратиону, как смотрит сбившийся ученик в глаза экзаменатору.
Молчание было довольно продолжительно. Князь Багратион, видимо, не желая быть строгим, не находился, что сказать; остальные не смели вмешаться в разговор. Князь Андрей исподлобья смотрел на Тушина, и пальцы его рук нервически двигались.
– Ваше сиятельство, – прервал князь Андрей молчание своим резким голосом, – вы меня изволили послать к батарее капитана Тушина. Я был там и нашел две трети людей и лошадей перебитыми, два орудия исковерканными, и прикрытия никакого.
Князь Багратион и Тушин одинаково упорно смотрели теперь на сдержанно и взволнованно говорившего Болконского.
– И ежели, ваше сиятельство, позволите мне высказать свое мнение, – продолжал он, – то успехом дня мы обязаны более всего действию этой батареи и геройской стойкости капитана Тушина с его ротой, – сказал князь Андрей и, не ожидая ответа, тотчас же встал и отошел от стола.
Князь Багратион посмотрел на Тушина и, видимо не желая выказать недоверия к резкому суждению Болконского и, вместе с тем, чувствуя себя не в состоянии вполне верить ему, наклонил голову и сказал Тушину, что он может итти. Князь Андрей вышел за ним.
– Вот спасибо: выручил, голубчик, – сказал ему Тушин.
Князь Андрей оглянул Тушина и, ничего не сказав, отошел от него. Князю Андрею было грустно и тяжело. Всё это было так странно, так непохоже на то, чего он надеялся.

«Кто они? Зачем они? Что им нужно? И когда всё это кончится?» думал Ростов, глядя на переменявшиеся перед ним тени. Боль в руке становилась всё мучительнее. Сон клонил непреодолимо, в глазах прыгали красные круги, и впечатление этих голосов и этих лиц и чувство одиночества сливались с чувством боли. Это они, эти солдаты, раненые и нераненые, – это они то и давили, и тяготили, и выворачивали жилы, и жгли мясо в его разломанной руке и плече. Чтобы избавиться от них, он закрыл глаза.
Он забылся на одну минуту, но в этот короткий промежуток забвения он видел во сне бесчисленное количество предметов: он видел свою мать и ее большую белую руку, видел худенькие плечи Сони, глаза и смех Наташи, и Денисова с его голосом и усами, и Телянина, и всю свою историю с Теляниным и Богданычем. Вся эта история была одно и то же, что этот солдат с резким голосом, и эта то вся история и этот то солдат так мучительно, неотступно держали, давили и все в одну сторону тянули его руку. Он пытался устраняться от них, но они не отпускали ни на волос, ни на секунду его плечо. Оно бы не болело, оно было бы здорово, ежели б они не тянули его; но нельзя было избавиться от них.
Он открыл глаза и поглядел вверх. Черный полог ночи на аршин висел над светом углей. В этом свете летали порошинки падавшего снега. Тушин не возвращался, лекарь не приходил. Он был один, только какой то солдатик сидел теперь голый по другую сторону огня и грел свое худое желтое тело.
«Никому не нужен я! – думал Ростов. – Некому ни помочь, ни пожалеть. А был же и я когда то дома, сильный, веселый, любимый». – Он вздохнул и со вздохом невольно застонал.
– Ай болит что? – спросил солдатик, встряхивая свою рубаху над огнем, и, не дожидаясь ответа, крякнув, прибавил: – Мало ли за день народу попортили – страсть!
Ростов не слушал солдата. Он смотрел на порхавшие над огнем снежинки и вспоминал русскую зиму с теплым, светлым домом, пушистою шубой, быстрыми санями, здоровым телом и со всею любовью и заботою семьи. «И зачем я пошел сюда!» думал он.
На другой день французы не возобновляли нападения, и остаток Багратионова отряда присоединился к армии Кутузова.



Князь Василий не обдумывал своих планов. Он еще менее думал сделать людям зло для того, чтобы приобрести выгоду. Он был только светский человек, успевший в свете и сделавший привычку из этого успеха. У него постоянно, смотря по обстоятельствам, по сближениям с людьми, составлялись различные планы и соображения, в которых он сам не отдавал себе хорошенько отчета, но которые составляли весь интерес его жизни. Не один и не два таких плана и соображения бывало у него в ходу, а десятки, из которых одни только начинали представляться ему, другие достигались, третьи уничтожались. Он не говорил себе, например: «Этот человек теперь в силе, я должен приобрести его доверие и дружбу и через него устроить себе выдачу единовременного пособия», или он не говорил себе: «Вот Пьер богат, я должен заманить его жениться на дочери и занять нужные мне 40 тысяч»; но человек в силе встречался ему, и в ту же минуту инстинкт подсказывал ему, что этот человек может быть полезен, и князь Василий сближался с ним и при первой возможности, без приготовления, по инстинкту, льстил, делался фамильярен, говорил о том, о чем нужно было.
Пьер был у него под рукою в Москве, и князь Василий устроил для него назначение в камер юнкеры, что тогда равнялось чину статского советника, и настоял на том, чтобы молодой человек с ним вместе ехал в Петербург и остановился в его доме. Как будто рассеянно и вместе с тем с несомненной уверенностью, что так должно быть, князь Василий делал всё, что было нужно для того, чтобы женить Пьера на своей дочери. Ежели бы князь Василий обдумывал вперед свои планы, он не мог бы иметь такой естественности в обращении и такой простоты и фамильярности в сношении со всеми людьми, выше и ниже себя поставленными. Что то влекло его постоянно к людям сильнее или богаче его, и он одарен был редким искусством ловить именно ту минуту, когда надо и можно было пользоваться людьми.
Пьер, сделавшись неожиданно богачом и графом Безухим, после недавнего одиночества и беззаботности, почувствовал себя до такой степени окруженным, занятым, что ему только в постели удавалось остаться одному с самим собою. Ему нужно было подписывать бумаги, ведаться с присутственными местами, о значении которых он не имел ясного понятия, спрашивать о чем то главного управляющего, ехать в подмосковное имение и принимать множество лиц, которые прежде не хотели и знать о его существовании, а теперь были бы обижены и огорчены, ежели бы он не захотел их видеть. Все эти разнообразные лица – деловые, родственники, знакомые – все были одинаково хорошо, ласково расположены к молодому наследнику; все они, очевидно и несомненно, были убеждены в высоких достоинствах Пьера. Беспрестанно он слышал слова: «С вашей необыкновенной добротой» или «при вашем прекрасном сердце», или «вы сами так чисты, граф…» или «ежели бы он был так умен, как вы» и т. п., так что он искренно начинал верить своей необыкновенной доброте и своему необыкновенному уму, тем более, что и всегда, в глубине души, ему казалось, что он действительно очень добр и очень умен. Даже люди, прежде бывшие злыми и очевидно враждебными, делались с ним нежными и любящими. Столь сердитая старшая из княжен, с длинной талией, с приглаженными, как у куклы, волосами, после похорон пришла в комнату Пьера. Опуская глаза и беспрестанно вспыхивая, она сказала ему, что очень жалеет о бывших между ними недоразумениях и что теперь не чувствует себя вправе ничего просить, разве только позволения, после постигшего ее удара, остаться на несколько недель в доме, который она так любила и где столько принесла жертв. Она не могла удержаться и заплакала при этих словах. Растроганный тем, что эта статуеобразная княжна могла так измениться, Пьер взял ее за руку и просил извинения, сам не зная, за что. С этого дня княжна начала вязать полосатый шарф для Пьера и совершенно изменилась к нему.
– Сделай это для нее, mon cher; всё таки она много пострадала от покойника, – сказал ему князь Василий, давая подписать какую то бумагу в пользу княжны.
Князь Василий решил, что эту кость, вексель в 30 т., надо было всё таки бросить бедной княжне с тем, чтобы ей не могло притти в голову толковать об участии князя Василия в деле мозаикового портфеля. Пьер подписал вексель, и с тех пор княжна стала еще добрее. Младшие сестры стали также ласковы к нему, в особенности самая младшая, хорошенькая, с родинкой, часто смущала Пьера своими улыбками и смущением при виде его.
Пьеру так естественно казалось, что все его любят, так казалось бы неестественно, ежели бы кто нибудь не полюбил его, что он не мог не верить в искренность людей, окружавших его. Притом ему не было времени спрашивать себя об искренности или неискренности этих людей. Ему постоянно было некогда, он постоянно чувствовал себя в состоянии кроткого и веселого опьянения. Он чувствовал себя центром какого то важного общего движения; чувствовал, что от него что то постоянно ожидается; что, не сделай он того, он огорчит многих и лишит их ожидаемого, а сделай то то и то то, всё будет хорошо, – и он делал то, что требовали от него, но это что то хорошее всё оставалось впереди.
Более всех других в это первое время как делами Пьера, так и им самим овладел князь Василий. Со смерти графа Безухого он не выпускал из рук Пьера. Князь Василий имел вид человека, отягченного делами, усталого, измученного, но из сострадания не могущего, наконец, бросить на произвол судьбы и плутов этого беспомощного юношу, сына его друга, apres tout, [в конце концов,] и с таким огромным состоянием. В те несколько дней, которые он пробыл в Москве после смерти графа Безухого, он призывал к себе Пьера или сам приходил к нему и предписывал ему то, что нужно было делать, таким тоном усталости и уверенности, как будто он всякий раз приговаривал:
«Vous savez, que je suis accable d'affaires et que ce n'est que par pure charite, que je m'occupe de vous, et puis vous savez bien, que ce que je vous propose est la seule chose faisable». [Ты знаешь, я завален делами; но было бы безжалостно покинуть тебя так; разумеется, что я тебе говорю, есть единственно возможное.]
– Ну, мой друг, завтра мы едем, наконец, – сказал он ему однажды, закрывая глаза, перебирая пальцами его локоть и таким тоном, как будто то, что он говорил, было давным давно решено между ними и не могло быть решено иначе.
– Завтра мы едем, я тебе даю место в своей коляске. Я очень рад. Здесь у нас всё важное покончено. А мне уж давно бы надо. Вот я получил от канцлера. Я его просил о тебе, и ты зачислен в дипломатический корпус и сделан камер юнкером. Теперь дипломатическая дорога тебе открыта.
Несмотря на всю силу тона усталости и уверенности, с которой произнесены были эти слова, Пьер, так долго думавший о своей карьере, хотел было возражать. Но князь Василий перебил его тем воркующим, басистым тоном, который исключал возможность перебить его речь и который употреблялся им в случае необходимости крайнего убеждения.
– Mais, mon cher, [Но, мой милый,] я это сделал для себя, для своей совести, и меня благодарить нечего. Никогда никто не жаловался, что его слишком любили; а потом, ты свободен, хоть завтра брось. Вот ты всё сам в Петербурге увидишь. И тебе давно пора удалиться от этих ужасных воспоминаний. – Князь Василий вздохнул. – Так так, моя душа. А мой камердинер пускай в твоей коляске едет. Ах да, я было и забыл, – прибавил еще князь Василий, – ты знаешь, mon cher, что у нас были счеты с покойным, так с рязанского я получил и оставлю: тебе не нужно. Мы с тобою сочтемся.
То, что князь Василий называл с «рязанского», было несколько тысяч оброка, которые князь Василий оставил у себя.
В Петербурге, так же как и в Москве, атмосфера нежных, любящих людей окружила Пьера. Он не мог отказаться от места или, скорее, звания (потому что он ничего не делал), которое доставил ему князь Василий, а знакомств, зовов и общественных занятий было столько, что Пьер еще больше, чем в Москве, испытывал чувство отуманенности, торопливости и всё наступающего, но не совершающегося какого то блага.
Из прежнего его холостого общества многих не было в Петербурге. Гвардия ушла в поход. Долохов был разжалован, Анатоль находился в армии, в провинции, князь Андрей был за границей, и потому Пьеру не удавалось ни проводить ночей, как он прежде любил проводить их, ни отводить изредка душу в дружеской беседе с старшим уважаемым другом. Всё время его проходило на обедах, балах и преимущественно у князя Василия – в обществе толстой княгини, его жены, и красавицы Элен.
Анна Павловна Шерер, так же как и другие, выказала Пьеру перемену, происшедшую в общественном взгляде на него.
Прежде Пьер в присутствии Анны Павловны постоянно чувствовал, что то, что он говорит, неприлично, бестактно, не то, что нужно; что речи его, кажущиеся ему умными, пока он готовит их в своем воображении, делаются глупыми, как скоро он громко выговорит, и что, напротив, самые тупые речи Ипполита выходят умными и милыми. Теперь всё, что ни говорил он, всё выходило charmant [очаровательно]. Ежели даже Анна Павловна не говорила этого, то он видел, что ей хотелось это сказать, и она только, в уважение его скромности, воздерживалась от этого.
В начале зимы с 1805 на 1806 год Пьер получил от Анны Павловны обычную розовую записку с приглашением, в котором было прибавлено: «Vous trouverez chez moi la belle Helene, qu'on ne se lasse jamais de voir». [у меня будет прекрасная Элен, на которую никогда не устанешь любоваться.]