Чемпионат России по лёгкой атлетике в помещении 1993

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Чемпионат России по лёгкой атлетике в помещении 1993
Город-организатор

Москва

Разыгрывается медалей

28

Церемония открытия

27 февраля 1993

Церемония закрытия

28 февраля 1993

Стадион

Манеж «ЦСКА»

Открытый чемпионат России по лёгкой атлетике в помещении 1993 прошёл 2728 февраля в Москве в манеже ЛФК «ЦСКА». Соревнования являлись отборочными в сборную России на чемпионат мира в помещении, прошедший 1214 марта в канадском Торонто. На протяжении 2 дней было разыграно 28 комплектов медалей.

Чемпионат России по многоборьям в помещении 1993 проводился отдельно 5—6 февраля в Санкт-Петербурге.





Медалисты

Мужчины

Дисциплина Золото Серебро Бронза
60 м Александр Порхомовский
Москва
6,59 Юрий Мизера
Московская область
6,68 Павел Галкин
Самарская область
6,68
200 м Андрей Федорив
Москва
21,27 Олег Фатун
Ростовская область
21,28 Эдвин Иванов
Москва
21,35
400 м Дмитрий Косов
Приморский край
46,60 Роман Рославцев
Санкт-Петербург
47,56 Виталий Ванюшкин
Москва
48,09
800 м Алексей Олейников
Ставропольский край
1.52,91 Валерий Стародубцев
Иркутская область
1.53,09 Андрей Судник
Белоруссия
1.53,40
1500 м Сергей Солоницын
Челябинская область
3.49,26 Андрей Логинов
Москва
3.50,18 Вячеслав Шабунин
Москва
3.50,47
3000 м Владимир Пронин
Москва
8.02,11 Вячеслав Шабунин
Москва
8.02,48 Олег Стрижаков
Воронежская область
8.02,64
2000 м с препятствиями Геннадий Панин
Татарстан
5.28,98 Игорь Конышев
Санкт-Петербург
5.29,34 Алексей Горбунов
Пермская область
5.30,16
60 м с барьерами Александр Маркин
Москва
7,65 Сергей Усов
Белоруссия
7,70 Вадим Курач
Санкт-Петербург
7,71
Прыжок в высоту Олег Муравьёв
Москва
2,26 м Владимир Соколов
Брянская область
2,26 м Александр Буглаков
Белоруссия
2,23 м
Прыжок с шестом Радион Гатауллин
Санкт-Петербург
5,80 м Игорь Транденков
Санкт-Петербург
5,60 м Андрей Скворцов
Краснодарский край
5,60 м
Прыжок в длину Станислав Тарасенко
Ростовская область
8,19 м Василий Соков
Московская область
8,00 м Александр Жарков
Самарская область
7,91 м
Тройной прыжок Василий Соков
Московская область
17,21 м Владимир Мелихов
Волгоградская область
17,17 м Олег Сакиркин
Казахстан
17,09 м
Толкание ядра Сергей Смирнов
Санкт-Петербург
20,94 м Вячеслав Лыхо
Московская область
20,31 м Евгений Пальчиков
Иркутская область
20,05 м
Ходьба на 5000 м Михаил Щенников
Москва
18.40,83 Михаил Орлов
Ярославская область
18.44,57 Григорий Корнев
Кемеровская область
18.51,21

Женщины

Дисциплина Золото Серебро Бронза
60 м Ирина Привалова
Москва
6,98 Ольга Богословская [a]
Москва
7,23 [a] Марина Жирова [a]
Московская область
7,31 [a]
200 м Ирина Привалова
Москва
22,46 Наталья Воронова
Москва
22,80 Галина Мальчугина
Брянская область
22,85
400 м Татьяна Алексеева
Новосибирская область
51,60 Елена Рузина
Воронежская область
52,43 Марина Шмонина
Ставропольский край
52,49
800 м Светлана Мастеркова
Москва
2.03,82 Елена Афанасьева
Московская область
2.04,42 Ольга Бурканова
Еврейская АО
2.04,65
1500 м Екатерина Подкопаева
Московская область
4.15,23 Наталья Бетехтина
Свердловская область
4.16,06 Ольга Кузнецова
Москва
4.16,12
3000 м Ольга Ковпотина
Ставропольский край
8.56,15 Елена Самощенкова
Курская область
9.03,81 Татьяна Маслова
Ставропольский край
9.10,29
2000 м с препятствиями Светлана Рогова
Кабардино-Балкария
6.15,10 Людмила Куропаткина
Ярославская область
6.21,13 Ирина Гусева
Ярославская область
6.38,06
60 м с барьерами Юлия Граудынь
Москва
8,01 Марина Азябина
Удмуртия
8,02 Ева Соколова
Санкт-Петербург
8,04
Прыжок в высоту Евгения Жданова
Свердловская область
1,91 м Елена Грибанова
Московская область
1,91 м Светлана Залевская
Казахстан
1,88 м
Прыжок с шестом Светлана Абрамова
Москва
3,75 м Марина Андреева
Краснодарский край
3,40 м Галина Енваренко
Краснодарский край
3,20 м
Прыжок в длину Ирина Мушаилова
Краснодарский край
6,94 м Иоланда Чен
Москва
6,90 м Яна Кузнецова
Новосибирская область
6,44 м
Тройной прыжок Иоланда Чен
Москва
14,46 м Инна Ласовская
Москва
14,40 м Галина Чистякова
Москва
14,06 м
Толкание ядра Светлана Кривелёва
Московская область
20,45 м Анна Романова
Брянская область
20,01 м Лариса Пелешенко
Санкт-Петербург
19,71 м
Ходьба на 3000 м Елена Аршинцева
Мордовия
12.03,36 Елена Николаева
Чувашия
12.04,41 Елена Сайко
Челябинская область
12.08,06

a  13 марта 1993 года стало известно о положительном допинг-тесте бегуньи на 100 метров с барьерами Людмилы Нарожиленко. Проба была взята 13 февраля 1993 года после соревнований во французском Льевене. По итогам продолжительного разбирательства спортсменка была дисквалифицирована на 4 года, а её результаты после даты тестирования в соответствии с правилами аннулированы, в том числе 2-е место на чемпионате России в помещении — 1993 в беге на 60 метров с результатом 7,18[1][2].

Чемпионат России по многоборьям

Чемпионы страны в мужском семиборье и женском пятиборье определились 5—6 февраля 1993 года в Санкт-Петербурге на Зимнем стадионе[3].

Мужчины

Дисциплина Золото Серебро Бронза
Семиборье Николай Афанасьев
Свердловская область
5878 очков Александр Головин
Санкт-Петербург
5706 очков Роман Терехов
Ставропольский край
5672 очка

Женщины

Дисциплина Золото Серебро Бронза
Пятиборье Ирина Тюхай
Красноярский край
4674 очка Татьяна Блохина
Санкт-Петербург
4635 очков Лариса Никитина
Москва
4533 очка

Состав сборной России для участия в чемпионате мира

По итогам чемпионата и с учётом выполнения необходимых нормативов, в состав сборной для участия в чемпионате мира в помещении в канадском Торонто вошли:

Мужчины

60 м: Александр Порхомовский.
200 м: Андрей Федорив.
400 м: Дмитрий Косов.
60 м с барьерами: Александр Маркин.
Прыжок с шестом: Радион Гатауллин, Игорь Транденков.
Прыжок в длину: Станислав Тарасенко.
Тройной прыжок: Василий Соков, Владимир Мелихов.
Толкание ядра: Сергей Смирнов.
Ходьба 5000 м: Михаил Щенников, Михаил Орлов.

Женщины

60 м: Ирина Привалова, Ольга Богословская.
200 м: Ирина Привалова, Наталья Воронова.
400 м: Татьяна Алексеева.
Эстафета 4х400 м: Татьяна Алексеева, Елена Рузина, Марина Шмонина, Елена Андреева.
800 м: Светлана Мастеркова, Елена Афанасьева.
1500 м: Екатерина Подкопаева.
3000 м: Ольга Ковпотина.
60 м с барьерами: Юлия Граудынь.
Прыжок в высоту: Евгения Жданова.
Прыжок в длину: Ирина Мушаилова, Иоланда Чен.
Тройной прыжок: Иоланда Чен, Инна Ласовская.
Толкание ядра: Светлана Кривелёва, Анна Романова.
Пятиборье: Ирина Белова, Ирина Тюхай.
Ходьба 3000 м: Елена Аршинцева, Елена Николаева.

См. также

Напишите отзыв о статье "Чемпионат России по лёгкой атлетике в помещении 1993"

Примечания

  1. Julie Cart. [articles.latimes.com/1993-03-13/sports/sp-10475_1_drug-test Russian Hurdler Narozhilenko Reportedly Failed a Drug Test] (англ.), Los Angeles Times (13 March 1993). [archive.is/HPEIR Архивировано] из первоисточника 22 января 2015. Проверено 22 января 2015.
  2. Philip Hersh. [articles.chicagotribune.com/1996-07-31/sports/9607310127_1_olympic-testing-world-champion-gail-devers-swedish-agent Hurdles May Be The Easiest Part] (англ.), Chicago Tribune (31 July 1996). [archive.is/b9MUp Архивировано] из первоисточника 22 января 2015. Проверено 22 января 2015.
  3. На стадионах страны и мира. Чемпионат России по многоборьям // Лёгкая атлетика : журнал. — 1993. — № 4. — С. 16.

Литература

  • Открытый чемпионат России // Лёгкая атлетика : журнал. — 1993. — № 4. — С. 2—3.
  • На стадионах страны и мира. Открытый чемпионат России в помещении // Лёгкая атлетика : журнал. — 1993. — № 4. — С. 16.

Ссылки

  • Martin Rix. [www.gbrathletics.com/nc/rusi.htm Russian Indoor Championships] (англ.). GBRAthletics.com. — Список чемпионов России в помещении (1993—2006). Проверено 22 января 2015. [web.archive.org/web/20141019034000/www.gbrathletics.com/nc/rusi.htm Архивировано из первоисточника 19 октября 2014].

Отрывок, характеризующий Чемпионат России по лёгкой атлетике в помещении 1993

– Я тебе скажу больше, – продолжал князь Василий, хватая ее за руку, – письмо было написано, хотя и не отослано, и государь знал о нем. Вопрос только в том, уничтожено ли оно, или нет. Ежели нет, то как скоро всё кончится , – князь Василий вздохнул, давая этим понять, что он разумел под словами всё кончится , – и вскроют бумаги графа, завещание с письмом будет передано государю, и просьба его, наверно, будет уважена. Пьер, как законный сын, получит всё.
– А наша часть? – спросила княжна, иронически улыбаясь так, как будто всё, но только не это, могло случиться.
– Mais, ma pauvre Catiche, c'est clair, comme le jour. [Но, моя дорогая Катишь, это ясно, как день.] Он один тогда законный наследник всего, а вы не получите ни вот этого. Ты должна знать, моя милая, были ли написаны завещание и письмо, и уничтожены ли они. И ежели почему нибудь они забыты, то ты должна знать, где они, и найти их, потому что…
– Этого только недоставало! – перебила его княжна, сардонически улыбаясь и не изменяя выражения глаз. – Я женщина; по вашему мы все глупы; но я настолько знаю, что незаконный сын не может наследовать… Un batard, [Незаконный,] – прибавила она, полагая этим переводом окончательно показать князю его неосновательность.
– Как ты не понимаешь, наконец, Катишь! Ты так умна: как ты не понимаешь, – ежели граф написал письмо государю, в котором просит его признать сына законным, стало быть, Пьер уж будет не Пьер, а граф Безухой, и тогда он по завещанию получит всё? И ежели завещание с письмом не уничтожены, то тебе, кроме утешения, что ты была добродетельна et tout ce qui s'en suit, [и всего, что отсюда вытекает,] ничего не останется. Это верно.
– Я знаю, что завещание написано; но знаю тоже, что оно недействительно, и вы меня, кажется, считаете за совершенную дуру, mon cousin, – сказала княжна с тем выражением, с которым говорят женщины, полагающие, что они сказали нечто остроумное и оскорбительное.
– Милая ты моя княжна Катерина Семеновна, – нетерпеливо заговорил князь Василий. – Я пришел к тебе не за тем, чтобы пикироваться с тобой, а за тем, чтобы как с родной, хорошею, доброю, истинною родной, поговорить о твоих же интересах. Я тебе говорю десятый раз, что ежели письмо к государю и завещание в пользу Пьера есть в бумагах графа, то ты, моя голубушка, и с сестрами, не наследница. Ежели ты мне не веришь, то поверь людям знающим: я сейчас говорил с Дмитрием Онуфриичем (это был адвокат дома), он то же сказал.
Видимо, что то вдруг изменилось в мыслях княжны; тонкие губы побледнели (глаза остались те же), и голос, в то время как она заговорила, прорывался такими раскатами, каких она, видимо, сама не ожидала.
– Это было бы хорошо, – сказала она. – Я ничего не хотела и не хочу.
Она сбросила свою собачку с колен и оправила складки платья.
– Вот благодарность, вот признательность людям, которые всем пожертвовали для него, – сказала она. – Прекрасно! Очень хорошо! Мне ничего не нужно, князь.
– Да, но ты не одна, у тебя сестры, – ответил князь Василий.
Но княжна не слушала его.
– Да, я это давно знала, но забыла, что, кроме низости, обмана, зависти, интриг, кроме неблагодарности, самой черной неблагодарности, я ничего не могла ожидать в этом доме…
– Знаешь ли ты или не знаешь, где это завещание? – спрашивал князь Василий еще с большим, чем прежде, подергиванием щек.
– Да, я была глупа, я еще верила в людей и любила их и жертвовала собой. А успевают только те, которые подлы и гадки. Я знаю, чьи это интриги.
Княжна хотела встать, но князь удержал ее за руку. Княжна имела вид человека, вдруг разочаровавшегося во всем человеческом роде; она злобно смотрела на своего собеседника.
– Еще есть время, мой друг. Ты помни, Катишь, что всё это сделалось нечаянно, в минуту гнева, болезни, и потом забыто. Наша обязанность, моя милая, исправить его ошибку, облегчить его последние минуты тем, чтобы не допустить его сделать этой несправедливости, не дать ему умереть в мыслях, что он сделал несчастными тех людей…
– Тех людей, которые всем пожертвовали для него, – подхватила княжна, порываясь опять встать, но князь не пустил ее, – чего он никогда не умел ценить. Нет, mon cousin, – прибавила она со вздохом, – я буду помнить, что на этом свете нельзя ждать награды, что на этом свете нет ни чести, ни справедливости. На этом свете надо быть хитрою и злою.
– Ну, voyons, [послушай,] успокойся; я знаю твое прекрасное сердце.
– Нет, у меня злое сердце.
– Я знаю твое сердце, – повторил князь, – ценю твою дружбу и желал бы, чтобы ты была обо мне того же мнения. Успокойся и parlons raison, [поговорим толком,] пока есть время – может, сутки, может, час; расскажи мне всё, что ты знаешь о завещании, и, главное, где оно: ты должна знать. Мы теперь же возьмем его и покажем графу. Он, верно, забыл уже про него и захочет его уничтожить. Ты понимаешь, что мое одно желание – свято исполнить его волю; я затем только и приехал сюда. Я здесь только затем, чтобы помогать ему и вам.
– Теперь я всё поняла. Я знаю, чьи это интриги. Я знаю, – говорила княжна.
– Hе в том дело, моя душа.
– Это ваша protegee, [любимица,] ваша милая княгиня Друбецкая, Анна Михайловна, которую я не желала бы иметь горничной, эту мерзкую, гадкую женщину.
– Ne perdons point de temps. [Не будем терять время.]
– Ax, не говорите! Прошлую зиму она втерлась сюда и такие гадости, такие скверности наговорила графу на всех нас, особенно Sophie, – я повторить не могу, – что граф сделался болен и две недели не хотел нас видеть. В это время, я знаю, что он написал эту гадкую, мерзкую бумагу; но я думала, что эта бумага ничего не значит.
– Nous у voila, [В этом то и дело.] отчего же ты прежде ничего не сказала мне?
– В мозаиковом портфеле, который он держит под подушкой. Теперь я знаю, – сказала княжна, не отвечая. – Да, ежели есть за мной грех, большой грех, то это ненависть к этой мерзавке, – почти прокричала княжна, совершенно изменившись. – И зачем она втирается сюда? Но я ей выскажу всё, всё. Придет время!


В то время как такие разговоры происходили в приемной и в княжниной комнатах, карета с Пьером (за которым было послано) и с Анной Михайловной (которая нашла нужным ехать с ним) въезжала во двор графа Безухого. Когда колеса кареты мягко зазвучали по соломе, настланной под окнами, Анна Михайловна, обратившись к своему спутнику с утешительными словами, убедилась в том, что он спит в углу кареты, и разбудила его. Очнувшись, Пьер за Анною Михайловной вышел из кареты и тут только подумал о том свидании с умирающим отцом, которое его ожидало. Он заметил, что они подъехали не к парадному, а к заднему подъезду. В то время как он сходил с подножки, два человека в мещанской одежде торопливо отбежали от подъезда в тень стены. Приостановившись, Пьер разглядел в тени дома с обеих сторон еще несколько таких же людей. Но ни Анна Михайловна, ни лакей, ни кучер, которые не могли не видеть этих людей, не обратили на них внимания. Стало быть, это так нужно, решил сам с собой Пьер и прошел за Анною Михайловной. Анна Михайловна поспешными шагами шла вверх по слабо освещенной узкой каменной лестнице, подзывая отстававшего за ней Пьера, который, хотя и не понимал, для чего ему надо было вообще итти к графу, и еще меньше, зачем ему надо было итти по задней лестнице, но, судя по уверенности и поспешности Анны Михайловны, решил про себя, что это было необходимо нужно. На половине лестницы чуть не сбили их с ног какие то люди с ведрами, которые, стуча сапогами, сбегали им навстречу. Люди эти прижались к стене, чтобы пропустить Пьера с Анной Михайловной, и не показали ни малейшего удивления при виде их.
– Здесь на половину княжен? – спросила Анна Михайловна одного из них…
– Здесь, – отвечал лакей смелым, громким голосом, как будто теперь всё уже было можно, – дверь налево, матушка.
– Может быть, граф не звал меня, – сказал Пьер в то время, как он вышел на площадку, – я пошел бы к себе.
Анна Михайловна остановилась, чтобы поровняться с Пьером.
– Ah, mon ami! – сказала она с тем же жестом, как утром с сыном, дотрогиваясь до его руки: – croyez, que je souffre autant, que vous, mais soyez homme. [Поверьте, я страдаю не меньше вас, но будьте мужчиной.]
– Право, я пойду? – спросил Пьер, ласково чрез очки глядя на Анну Михайловну.
– Ah, mon ami, oubliez les torts qu'on a pu avoir envers vous, pensez que c'est votre pere… peut etre a l'agonie. – Она вздохнула. – Je vous ai tout de suite aime comme mon fils. Fiez vous a moi, Pierre. Je n'oublirai pas vos interets. [Забудьте, друг мой, в чем были против вас неправы. Вспомните, что это ваш отец… Может быть, в агонии. Я тотчас полюбила вас, как сына. Доверьтесь мне, Пьер. Я не забуду ваших интересов.]
Пьер ничего не понимал; опять ему еще сильнее показалось, что всё это так должно быть, и он покорно последовал за Анною Михайловной, уже отворявшею дверь.
Дверь выходила в переднюю заднего хода. В углу сидел старик слуга княжен и вязал чулок. Пьер никогда не был на этой половине, даже не предполагал существования таких покоев. Анна Михайловна спросила у обгонявшей их, с графином на подносе, девушки (назвав ее милой и голубушкой) о здоровье княжен и повлекла Пьера дальше по каменному коридору. Из коридора первая дверь налево вела в жилые комнаты княжен. Горничная, с графином, второпях (как и всё делалось второпях в эту минуту в этом доме) не затворила двери, и Пьер с Анною Михайловной, проходя мимо, невольно заглянули в ту комнату, где, разговаривая, сидели близко друг от друга старшая княжна с князем Васильем. Увидав проходящих, князь Василий сделал нетерпеливое движение и откинулся назад; княжна вскочила и отчаянным жестом изо всей силы хлопнула дверью, затворяя ее.
Жест этот был так не похож на всегдашнее спокойствие княжны, страх, выразившийся на лице князя Василья, был так несвойствен его важности, что Пьер, остановившись, вопросительно, через очки, посмотрел на свою руководительницу.
Анна Михайловна не выразила удивления, она только слегка улыбнулась и вздохнула, как будто показывая, что всего этого она ожидала.
– Soyez homme, mon ami, c'est moi qui veillerai a vos interets, [Будьте мужчиною, друг мой, я же стану блюсти за вашими интересами.] – сказала она в ответ на его взгляд и еще скорее пошла по коридору.
Пьер не понимал, в чем дело, и еще меньше, что значило veiller a vos interets, [блюсти ваши интересы,] но он понимал, что всё это так должно быть. Коридором они вышли в полуосвещенную залу, примыкавшую к приемной графа. Это была одна из тех холодных и роскошных комнат, которые знал Пьер с парадного крыльца. Но и в этой комнате, посередине, стояла пустая ванна и была пролита вода по ковру. Навстречу им вышли на цыпочках, не обращая на них внимания, слуга и причетник с кадилом. Они вошли в знакомую Пьеру приемную с двумя итальянскими окнами, выходом в зимний сад, с большим бюстом и во весь рост портретом Екатерины. Все те же люди, почти в тех же положениях, сидели, перешептываясь, в приемной. Все, смолкнув, оглянулись на вошедшую Анну Михайловну, с ее исплаканным, бледным лицом, и на толстого, большого Пьера, который, опустив голову, покорно следовал за нею.
На лице Анны Михайловны выразилось сознание того, что решительная минута наступила; она, с приемами деловой петербургской дамы, вошла в комнату, не отпуская от себя Пьера, еще смелее, чем утром. Она чувствовала, что так как она ведет за собою того, кого желал видеть умирающий, то прием ее был обеспечен. Быстрым взглядом оглядев всех, бывших в комнате, и заметив графова духовника, она, не то что согнувшись, но сделавшись вдруг меньше ростом, мелкою иноходью подплыла к духовнику и почтительно приняла благословение одного, потом другого духовного лица.
– Слава Богу, что успели, – сказала она духовному лицу, – мы все, родные, так боялись. Вот этот молодой человек – сын графа, – прибавила она тише. – Ужасная минута!
Проговорив эти слова, она подошла к доктору.
– Cher docteur, – сказала она ему, – ce jeune homme est le fils du comte… y a t il de l'espoir? [этот молодой человек – сын графа… Есть ли надежда?]
Доктор молча, быстрым движением возвел кверху глаза и плечи. Анна Михайловна точно таким же движением возвела плечи и глаза, почти закрыв их, вздохнула и отошла от доктора к Пьеру. Она особенно почтительно и нежно грустно обратилась к Пьеру.
– Ayez confiance en Sa misericorde, [Доверьтесь Его милосердию,] – сказала она ему, указав ему диванчик, чтобы сесть подождать ее, сама неслышно направилась к двери, на которую все смотрели, и вслед за чуть слышным звуком этой двери скрылась за нею.
Пьер, решившись во всем повиноваться своей руководительнице, направился к диванчику, который она ему указала. Как только Анна Михайловна скрылась, он заметил, что взгляды всех, бывших в комнате, больше чем с любопытством и с участием устремились на него. Он заметил, что все перешептывались, указывая на него глазами, как будто со страхом и даже с подобострастием. Ему оказывали уважение, какого прежде никогда не оказывали: неизвестная ему дама, которая говорила с духовными лицами, встала с своего места и предложила ему сесть, адъютант поднял уроненную Пьером перчатку и подал ему; доктора почтительно замолкли, когда он проходил мимо их, и посторонились, чтобы дать ему место. Пьер хотел сначала сесть на другое место, чтобы не стеснять даму, хотел сам поднять перчатку и обойти докторов, которые вовсе и не стояли на дороге; но он вдруг почувствовал, что это было бы неприлично, он почувствовал, что он в нынешнюю ночь есть лицо, которое обязано совершить какой то страшный и ожидаемый всеми обряд, и что поэтому он должен был принимать от всех услуги. Он принял молча перчатку от адъютанта, сел на место дамы, положив свои большие руки на симметрично выставленные колени, в наивной позе египетской статуи, и решил про себя, что всё это так именно должно быть и что ему в нынешний вечер, для того чтобы не потеряться и не наделать глупостей, не следует действовать по своим соображениям, а надобно предоставить себя вполне на волю тех, которые руководили им.