Чемпионат СССР по вольной борьбе 1986

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

XLII-й Чемпионат СССР по вольной борьбе проходил в Орджоникидзе с 22 по 24 мая 1986 года.



Медалисты

Весовая категория Золото Серебро Бронза
Наилегчайший вес Василий Гоголев
Вооружённые Силы (Якутск)
Гнел Меджлумян
Вооружённые Силы (Ереван)
Михаил Кушнир
«Динамо» (Львов)
Легчайший вес Владимир Тогузов
«Динамо» (Орджоникидзе)
Эльшан Мамедов
«Колос» (Харьков)
Сергей Замбалов
«Буревестник» (Улан-Удэ)
Полулёгкий вес Руслан Караев
«Урожай» (Махачкала)
Александр Хадарцев
«Трудовые Резервы» (Орджоникидзе)
Камалутдин Абдулдаудов
Вооружённые Силы (Минск)
Лёгкий вес Хазар Исаев
Вооружённые Силы (Москва)
Сергей Белоглазов
«Динамо» (Киев)
Сергей Масьянов
«Динамо» (Воронеж)
1-й полусредний вес Арсен Фадзаев
Вооружённые Силы (Ташкент)
Борис Будаев
Вооружённые Силы (Улан-Удэ)
Абдулла Магомедов
«Динамо» (Красноярск)
2-й полусредний вес Адлан Вараев
Вооружённые Силы (Грозный)
Тарам Магомадов
«Урожай» (Московская область)
Сергей Китаев
«Динамо» (Минск)
1-й средний вес Владимир Модосян
«Динамо» (Красноярск)
Лукман Жабраилов
«Динамо» (Махачкала)
Юрий Воробьёв
«Динамо» (Москва)
2-й средний вес Махарбек Хадарцев
«Динамо» (Ташкент)
Ваха Евлоев
Вооружённые Силы (Минск)
Санасар Оганисян
«Спартак» (Москва)
Полутяжёлый вес Аслан Хадарцев
«Трудовые Резервы» (Ташкент)
Лери Хабелов
Вооружённые Силы (Тбилиси)
Роберт Тибилов
Вооружённые Силы (Одесса)
Тяжёлый вес Давид Гобеджишвили
«Динамо» (Тбилиси)
Виктор Зангиев
«Динамо» (Орджоникидзе)
Малхаз Мерманишвили
Вооружённые Силы (Минск)

Напишите отзыв о статье "Чемпионат СССР по вольной борьбе 1986"

Литература

Отрывок, характеризующий Чемпионат СССР по вольной борьбе 1986

Через полчаса Кутузов уехал в Татаринову, и Бенигсен со свитой, в числе которой был и Пьер, поехал по линии.


Бенигсен от Горок спустился по большой дороге к мосту, на который Пьеру указывал офицер с кургана как на центр позиции и у которого на берегу лежали ряды скошенной, пахнувшей сеном травы. Через мост они проехали в село Бородино, оттуда повернули влево и мимо огромного количества войск и пушек выехали к высокому кургану, на котором копали землю ополченцы. Это был редут, еще не имевший названия, потом получивший название редута Раевского, или курганной батареи.
Пьер не обратил особенного внимания на этот редут. Он не знал, что это место будет для него памятнее всех мест Бородинского поля. Потом они поехали через овраг к Семеновскому, в котором солдаты растаскивали последние бревна изб и овинов. Потом под гору и на гору они проехали вперед через поломанную, выбитую, как градом, рожь, по вновь проложенной артиллерией по колчам пашни дороге на флеши [род укрепления. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ], тоже тогда еще копаемые.
Бенигсен остановился на флешах и стал смотреть вперед на (бывший еще вчера нашим) Шевардинский редут, на котором виднелось несколько всадников. Офицеры говорили, что там был Наполеон или Мюрат. И все жадно смотрели на эту кучку всадников. Пьер тоже смотрел туда, стараясь угадать, который из этих чуть видневшихся людей был Наполеон. Наконец всадники съехали с кургана и скрылись.
Бенигсен обратился к подошедшему к нему генералу и стал пояснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Бенигсена, напрягая все свои умственные силы к тому, чтоб понять сущность предстоящего сражения, но с огорчением чувствовал, что умственные способности его для этого были недостаточны. Он ничего не понимал. Бенигсен перестал говорить, и заметив фигуру прислушивавшегося Пьера, сказал вдруг, обращаясь к нему:
– Вам, я думаю, неинтересно?
– Ах, напротив, очень интересно, – повторил Пьер не совсем правдиво.
С флеш они поехали еще левее дорогою, вьющеюся по частому, невысокому березовому лесу. В середине этого
леса выскочил перед ними на дорогу коричневый с белыми ногами заяц и, испуганный топотом большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге впереди их, возбуждая общее внимание и смех, и, только когда в несколько голосов крикнули на него, бросился в сторону и скрылся в чаще. Проехав версты две по лесу, они выехали на поляну, на которой стояли войска корпуса Тучкова, долженствовавшего защищать левый фланг.
Здесь, на крайнем левом фланге, Бенигсен много и горячо говорил и сделал, как казалось Пьеру, важное в военном отношении распоряжение. Впереди расположения войск Тучкова находилось возвышение. Это возвышение не было занято войсками. Бенигсен громко критиковал эту ошибку, говоря, что было безумно оставить незанятою командующую местностью высоту и поставить войска под нею. Некоторые генералы выражали то же мнение. Один в особенности с воинской горячностью говорил о том, что их поставили тут на убой. Бенигсен приказал своим именем передвинуть войска на высоту.
Распоряжение это на левом фланге еще более заставило Пьера усумниться в его способности понять военное дело. Слушая Бенигсена и генералов, осуждавших положение войск под горою, Пьер вполне понимал их и разделял их мнение; но именно вследствие этого он не мог понять, каким образом мог тот, кто поставил их тут под горою, сделать такую очевидную и грубую ошибку.