Чемпионат СССР по самбо 1952

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

VIII-й Чемпионат СССР по самбо проходил в Ростове-на-Дону с 19 по 23 октября 1952 года. В соревнованиях участвовало 107 спортсменов от 8 союзных республик и городов Москвы и Ленинграда.



Медалисты

Весовая категория Золото Серебро Бронза
Наилегчайший вес
(до 56 кг)
Николай Стафеев
Москва)
Лаврентий Кациашвили
(Грузинская ССР)
И. Кутинов
(Москва)
Легчайший вес
(до 60 кг)
А. И. Скворцов
(Ленинград)
Д. Орлов
(Москва)
О. Пронин
(Москва)
Полулёгкий вес
(до 64 кг)
Николай Воробьев
(Москва)
Сергей Солоид
(Украинская ССР)
Христофор Ниниашвили
(Грузинская ССР)
Лёгкий вес
(до 68 кг)
Анатолий Латышев
(Москва)
Георгий Туманян
(Армянская ССР)
Христофор Ниниашвили
(Грузинская ССР)
Полусредний вес
(до 72 кг)
Вахтанг Балавадзе
(Грузинская ССР)
Альфред Пилат
(Латвийская ССР)
В. Климов
(Москва)
Средний вес
(до 79 кг)
Михаил Рурак
(Москва)
Д. Чачанидзе
(Грузинская ССР)
А. Квеладзе
(Грузинская ССР)
Полутяжёлый вес
(до 87 кг)
Виктор Данилин
(Ленинград)
Сергей Преображенский
(Ленинград)
Георгий Ростиашвили
(Грузинская ССР)
Тяжёлый вес
(свыше 87 кг)
Арсен Мекокишвили
(Москва)
Отар Шинджикашвили
(Грузинская ССР)
Борис Прутковский
(Ленинград)

Напишите отзыв о статье "Чемпионат СССР по самбо 1952"

Литература

Отрывок, характеризующий Чемпионат СССР по самбо 1952

– Mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval, – добродушно сказал альзасец Ростову, когда лошадь передана была гусару.
Ростов, улыбаясь, успокоил драгуна и дал ему денег.
– Алё! Алё! – сказал казак, трогая за руку пленного, чтобы он шел дальше.
– Государь! Государь! – вдруг послышалось между гусарами.
Всё побежало, заторопилось, и Ростов увидал сзади по дороге несколько подъезжающих всадников с белыми султанами на шляпах. В одну минуту все были на местах и ждали. Ростов не помнил и не чувствовал, как он добежал до своего места и сел на лошадь. Мгновенно прошло его сожаление о неучастии в деле, его будничное расположение духа в кругу приглядевшихся лиц, мгновенно исчезла всякая мысль о себе: он весь поглощен был чувством счастия, происходящего от близости государя. Он чувствовал себя одною этою близостью вознагражденным за потерю нынешнего дня. Он был счастлив, как любовник, дождавшийся ожидаемого свидания. Не смея оглядываться во фронте и не оглядываясь, он чувствовал восторженным чутьем его приближение. И он чувствовал это не по одному звуку копыт лошадей приближавшейся кавалькады, но он чувствовал это потому, что, по мере приближения, всё светлее, радостнее и значительнее и праздничнее делалось вокруг него. Всё ближе и ближе подвигалось это солнце для Ростова, распространяя вокруг себя лучи кроткого и величественного света, и вот он уже чувствует себя захваченным этими лучами, он слышит его голос – этот ласковый, спокойный, величественный и вместе с тем столь простой голос. Как и должно было быть по чувству Ростова, наступила мертвая тишина, и в этой тишине раздались звуки голоса государя.
– Les huzards de Pavlograd? [Павлоградские гусары?] – вопросительно сказал он.
– La reserve, sire! [Резерв, ваше величество!] – отвечал чей то другой голос, столь человеческий после того нечеловеческого голоса, который сказал: Les huzards de Pavlograd?
Государь поровнялся с Ростовым и остановился. Лицо Александра было еще прекраснее, чем на смотру три дня тому назад. Оно сияло такою веселостью и молодостью, такою невинною молодостью, что напоминало ребяческую четырнадцатилетнюю резвость, и вместе с тем это было всё таки лицо величественного императора. Случайно оглядывая эскадрон, глаза государя встретились с глазами Ростова и не более как на две секунды остановились на них. Понял ли государь, что делалось в душе Ростова (Ростову казалось, что он всё понял), но он посмотрел секунды две своими голубыми глазами в лицо Ростова. (Мягко и кротко лился из них свет.) Потом вдруг он приподнял брови, резким движением ударил левой ногой лошадь и галопом поехал вперед.
Молодой император не мог воздержаться от желания присутствовать при сражении и, несмотря на все представления придворных, в 12 часов, отделившись от 3 й колонны, при которой он следовал, поскакал к авангарду. Еще не доезжая до гусар, несколько адъютантов встретили его с известием о счастливом исходе дела.