Чемпионат СССР по самбо 1988

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

XLII-й Чемпионат СССР по самбо проходил в Омске с 28 по 31 июля 1988 года.



Медалисты

Весовая категория Золото Серебро Бронза
Наилегчайший вес
(до 48 кг)
Джейхун Маммадов
Баку
А. Шайхиев
Уральск
А. Ульянин
Бузулук

Я. Агаев
Ленинград

Легчайший вес
(до 52 кг)
Гурген Тутхалян
Ереван
С. Меретуков
Майкоп
А. Махмутов
Джамбул

М. Темирбулатов
Павлодар

Полулёгкий вес
(до 57 кг)
Антон Новиков
Ленинград
Ильдус Габдулхаков
Чайковский
Натик Багиров
Минск

Е. Саушкин
Новокузнецк

Лёгкий вес
(до 62 кг)
Гагик Казарян
Кировокан
К. Нуралиев
Калинин
Александр Аксёнов
Владивосток

И. Алёхин
Куйбышев

1-й полусредний вес
(до 68 кг)
Евгений Есин
Кстово
Олег Лаврентьев
Курган
Владимир Япринцев
Минск

А. Мальцев
Смоленск

2-й полусредний вес
(до 74 кг)
Василий Швая
Краснокамск
Николай Игрушкин
Кстово
Умар Мараев
Москва

В. Жданов
Симферополь

1-й средний вес
(до 82 кг)
Гусейн Хайбулаев
Краснодар
Николай Баранов
Кстово
Джемал Мчедлишвили
Тбилиси

В. Бухвал
Минск

2-й средний вес
(до 90 кг)
Тагир Абдулаев
Ленинград
Хамид Хапай
(Майкоп)
О. Мерзеканов
Майкоп

С. Камышев
Рыбинск

Полутяжёлый вес
(до 100 кг)
Владимир Гурин
Майкоп
Р. Роцявичус
Клайпеда
Эдуард Грамс
Минск

Н. Жихарев
Москва

Тяжёлый вес
(свыше 100 кг)
Владимир Шкалов
Москва
Владислав Ратов
Москва
Игорь Метлицкий
Минск

С. Белинский
Барнаул

Напишите отзыв о статье "Чемпионат СССР по самбо 1988"

Литература

Отрывок, характеризующий Чемпионат СССР по самбо 1988

На другой день Ростов проводил княжну Марью в Ярославль и через несколько дней сам уехал в полк.


Письмо Сони к Николаю, бывшее осуществлением его молитвы, было написано из Троицы. Вот чем оно было вызвано. Мысль о женитьбе Николая на богатой невесте все больше и больше занимала старую графиню. Она знала, что Соня была главным препятствием для этого. И жизнь Сони последнее время, в особенности после письма Николая, описывавшего свою встречу в Богучарове с княжной Марьей, становилась тяжелее и тяжелее в доме графини. Графиня не пропускала ни одного случая для оскорбительного или жестокого намека Соне.
Но несколько дней перед выездом из Москвы, растроганная и взволнованная всем тем, что происходило, графиня, призвав к себе Соню, вместо упреков и требований, со слезами обратилась к ней с мольбой о том, чтобы она, пожертвовав собою, отплатила бы за все, что было для нее сделано, тем, чтобы разорвала свои связи с Николаем.
– Я не буду покойна до тех пор, пока ты мне не дашь этого обещания.
Соня разрыдалась истерически, отвечала сквозь рыдания, что она сделает все, что она на все готова, но не дала прямого обещания и в душе своей не могла решиться на то, чего от нее требовали. Надо было жертвовать собой для счастья семьи, которая вскормила и воспитала ее. Жертвовать собой для счастья других было привычкой Сони. Ее положение в доме было таково, что только на пути жертвованья она могла выказывать свои достоинства, и она привыкла и любила жертвовать собой. Но прежде во всех действиях самопожертвованья она с радостью сознавала, что она, жертвуя собой, этим самым возвышает себе цену в глазах себя и других и становится более достойною Nicolas, которого она любила больше всего в жизни; но теперь жертва ее должна была состоять в том, чтобы отказаться от того, что для нее составляло всю награду жертвы, весь смысл жизни. И в первый раз в жизни она почувствовала горечь к тем людям, которые облагодетельствовали ее для того, чтобы больнее замучить; почувствовала зависть к Наташе, никогда не испытывавшей ничего подобного, никогда не нуждавшейся в жертвах и заставлявшей других жертвовать себе и все таки всеми любимой. И в первый раз Соня почувствовала, как из ее тихой, чистой любви к Nicolas вдруг начинало вырастать страстное чувство, которое стояло выше и правил, и добродетели, и религии; и под влиянием этого чувства Соня невольно, выученная своею зависимою жизнью скрытности, в общих неопределенных словах ответив графине, избегала с ней разговоров и решилась ждать свидания с Николаем с тем, чтобы в этом свидании не освободить, но, напротив, навсегда связать себя с ним.
Хлопоты и ужас последних дней пребывания Ростовых в Москве заглушили в Соне тяготившие ее мрачные мысли. Она рада была находить спасение от них в практической деятельности. Но когда она узнала о присутствии в их доме князя Андрея, несмотря на всю искреннюю жалость, которую она испытала к нему и к Наташе, радостное и суеверное чувство того, что бог не хочет того, чтобы она была разлучена с Nicolas, охватило ее. Она знала, что Наташа любила одного князя Андрея и не переставала любить его. Она знала, что теперь, сведенные вместе в таких страшных условиях, они снова полюбят друг друга и что тогда Николаю вследствие родства, которое будет между ними, нельзя будет жениться на княжне Марье. Несмотря на весь ужас всего происходившего в последние дни и во время первых дней путешествия, это чувство, это сознание вмешательства провидения в ее личные дела радовало Соню.