Чемпионат СССР по футболу 1938

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Чемпионат СССР по футболу 1938
Подробности чемпионата
Время проведения 10 мая14 ноября 1938 года
Число участников 26
Призовые места
Чемпион «Спартак» Москва (2-й раз)
Второе место ЦДКА Москва
Третье место «Металлург» Москва
Статистика чемпионата
Сыграно матчей 331
Бомбардир(ы) Макар Гончаренко («Динамо» Киев)  (20 мячей)
← 1937
1939 →

Четвёртый чемпионат СССР по футболу был разыгран с 10 мая по 14 ноября 1938 года. Победителем стал московский «Спартак».





Предыстория

4 сентября 1937 года вышло постановление Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР «О мероприятиях по улучшению организации и повышению класса советского футбола» за подписью руководителя Елены Кноповой. Пункт 13 документа описывал структуру чемпионата СССР 1938 года. В нём указывалось проводить двухкруговое первенство по четырём группам, по 12 команд в каждой. Начало розыгрыша устанавливалось на 12 мая. В 20-х числах октября на заседании Секции футбола СССР были предложены три альтернативных варианта:

1. руководителя Главной инспекции спорта Скалкина — в группе «А» играют 12 — 20 команд, остальные желающие соревнуются в зональных турнирах, победители которых играют в финальном турнире. Два победителя выходят в группу «А», откуда две команды выбывают.

2. клуба «Торпедо» — в группе «А» — 16 команд, в 3-4 низших группах — по 8 — 10 команд. Затем — финальный турнир и обмен между группами.

3. Николая Старостина — чемпионат проводится с участием представителей союзных республик и промышленных центров. В сильнейшей группе — не больше одной команды от города.

Ни один из проектов не был утверждён. Созданная комиссия должна была представить окончательный вариант проведения первенства к концу января 1938 года.

15 ноября Комитет физкультуры под руководством А. В. Зеликова аннулировал постановление от 4 сентября и решил проводить первенство в двух группах — «А» и «Б», по 16 команд, а остальные группы распустить. Весной должны были пройти однокруговые турниры, по итогам которого 8 лучших команд выявляли бы чемпиона.

В январе 1938 года схема розыгрыша была вновь изменена: 24 команды группы «А» играют в один круг и два этапа — предварительный и финальный. 17 января журналист Юрий Ваньят предложил играть в пять групп: первая, вторая, «Центр» (по 12 команд), «Юг», «Поволжье» (по 8 команд). Матчи играются в два круга с последующим обменом между группами. В конце января на совещании Всесоюзного комитета физкультуры было принято решение играть двумя группами по 12 команд. Весной — однокруговой турнир, осенью — финальный, по шесть лучших команд в один круг.

19 февраля в газете «Красный спорт» была опубликована статья, в которой главный тренер московского «Металлурга» Борис Аркадьев, тренеры Виктор Дубинин и Михаил Товаровский, капитан «Динамо» Москва Сергей Ильин и заведующий кафедрой спортивных игр института физкультуры Михаил Козлов, критикуя существующий проект проведения первенства, предлагали свой, состоящий из двух групп по 12 команд, вариант: в первую группу входят 9 команд из группы «А» и 3 лучшие из группы «Б», во вторую — 4 оставшиеся из группы «Б» и 8 лучших из группы «В». Первенство разыгрывается каждый год в два круга по неизменному календарю. Обмен между группами — по две команды. Это предложение не было принято. 19 марта Комитет физкультуры специальным постановлением № 27 подтвердил следование январскому решению.

31 марта новый председатель Секции футбола СССР Александр Старостин на заседании Секции выразил недоумение в связи с нежеланием комитета прислушаться к мнению специалистов футбола, и члены заседания подавляющим большинством голосов проголосовали за проведение чемпионата в два круга с 12 командами в группе «А». Отклика на это предложение из комитета физкультуры не последовало.

11 апреля на заседании президиума ВЦСПС под предводительством Николая Шверника постановили создать две группы — первую из 14 команд и вторую — из 12 по результатам прошлого года и разыграть первенство в два круга.

Через несколько дней Комитет по делам физкультуры и спорта, учитывая постановление президиума ВЦСПС от 11 апреля с. г., а также в связи с просьбой ряда организаций об увеличении количества показательных команд мастеров, допущенных к розыгрышу первенства СССР по футболу в 1938 году постановил увеличить количество команд группы «А» до 26 и провести розыгрыш первенства в один круг.

Вопреки спортивному принципу, в состав группы «А» были включены московские «Крылья Советов» и «Буревестник», занявшие 3 и 4 места в группе «Г» соответственно, а также московский «Пищевик» и ленинградский «Зенит», которые не числились среди показательных команд мастеров.

В Положение о соревнованиях на первенство СССР по футболу 1938 года входило 20 пунктов. Согласно ему, в частности, каждой команде разрешалось заявлять не более 25 футболистов и не позднее 5 мая. Изменилась система подсчёта очков: 2 очка за победу, одно — за ничью, 0 — за поражение. При равенстве очков у двух и более команд назначались дополнительные игры по круговой системе в один круг, которые, однако, по окончании первенства сыграны не были. Две худшие команды по итогам чемпионата предполагалось заменить на две команды, показавшие хорошие технические результаты в сезоне 1938 года по играм в «Кубке СССР», первенстве республики, городском первенстве, в товарищеских встречах с сильнейшими командами Союза (пункт 20).

15 июля в «Красном спорте» был опубликован проект футбольной секции комитета по делам физкультуры и спорта, в котором в чемпионате 1939 года в первую группу включались 12 лучших команд из 26.

Рекорды

В чемпионате 1938 года был установлен ряд рекордов чемпионатов СССР:

  • Максимальное число участников — 26.
  • Максимальное число команд-дебютантов — 17.
  • Максимальное число игроков — 538.
  • Максимальное число судей — 93.
  • Максимальное число голов — 1175.
  • Максимальное число удалений — 76.
  • Максимальное число автоголов — примерно 20.
  • Максимальное число пенальти — примерно 180.
  • Самое крупное поражение1 и наибольшее число пропущенных мячей на своём поле — «Буревестник» — «Динамо» Ленинград — 1:9.
  • Наибольшее количество пропущенных мячей в чемпионате — 87 («Буревестник»).
  • Первый случай, когда игрок забил пять мячей в одном матче — Евгений Шелагин («Спартак» Ленинград), 16 июня в матче с «Буревестником» (6:0).
  • Первый случай, когда игрок забил четыре мяча в одном матче — Семёнов («Спартак» Москва), в матче с «Темпом» Баку (5:1).
  • Наибольшее количество хет-триков в подряд сыгранных матчах — 3 — Сергей Капелькин («Металлург» Москва).
  • Победа во всех гостевых матчах (7 игр, «Спартак» Москва).
  • Количество пенальти, пробитых одной командой — 21 («Динамо» Тбилиси).
  • Наибольшее число пенальти в одном матче — 5 (арбитр Иосиф Колтунов, матч «Динамо» Москва — «Локомотив» Тбилиси)
  • Количество поданных (28), отвергнутых (23) и принятых (5) протестов на результат матча (по подсчётам Акселя Вартаняна, возможно, неполным) и количество переигранных матчей (3).
  • Первый футболист, сыгравший в течение одного чемпионата за два клуба — Андрей Протасов — «Динамо» Ростов-на-Дону (1-2 туры), ЦДКА (3-25). В декабре, после завершения чемпионата, принимал участие в товарищеских матчах уже будучи игроком «Спартака» Москва.

1 Повторен в 1946 году в матче «Крылья Советов» Куйбышев — «Динамо» Москва — 0:8.
² Повторен в чемпионате России (арбитр Валентин Иванов, матч «Ротор» — «Черноморец», 1999 год).

Группа «А». Итоговая таблица

М Команда 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 В Н П З П О
«Спартак» Москва 1:2 1:1 0:4 2:3 5:0 5:1 0:0 5:0 7:1 5:1 5:0 3:0 6:1 18 3 4 74 19 39
ЦДКА Москва 1:0 3:0 0:1 1:0 2:2 6:0 3:0 2:1 1:0 2:1 2:0 2:0 17 3 5 52 24 37
«Металлург» Москва 2:1 0:2 3:2 4:2 6:2 3:0 2:2 1:1 2:1 4:2 1:0 2:1 8:1 16 5 4 57 29 37
4 «Динамо» Киев 2:1 0:1 2:0 3:3 4:1 1:1 3:0 6:0 7:0 3:0 4:2 4:1 15 6 4 76 35 36
5 «Динамо» Москва 1:4 1:1 2:3 3:0 4:1 2:0 6:2 7:1 2:2 4:0 5:2 4:2 7:1 14 4 7 69 34 32
6 «Динамо» Тбилиси 1:6 3:2 2:2 2:2 2:0 2:0 1:1 4:3 2:1 7:1 4:1 5:3 2:0 11 9 5 54 39 31
7 «Динамо» Ленинград 2:0 3:2 2:1 0:0 1:1 7:0 1:2 3:4 1:0 3:2 1:1 2:1 2:2 12 6 7 52 32 30
8 «Локомотив» Москва 0:0 2:2 1:1 4:3 2:3 0:1 2:1 3:1 3:3 2:1 2:0 12 6 7 44 37 30
9 «Торпедо» Москва 1:0 5:1 0:3 3:3 0:2 2:2 1:1 1:1 2:2 5:2 3:5 2:2 9 11 5 51 38 29
10 «Динамо» Одесса 0:1 1:1 3:1 0:0 3:1 1:1 2:0 2:2 1:1 1:0 2:1 1:0 9 11 5 39 35 29
11 «Стахановец» Сталино 4:0 1:3 1:1 1:1 1:1 2:2 2:2 3:2 2:0 1:0 2:2 5:2 5:2 11 7 7 56 51 29
12 «Трактор» Сталинград 0:1 3:2 2:1 2:1 2:4 1:2 6:2 4:0 4:0 2:0 4:3 6:2 12 3 10 53 48 27
13 «Электрик» Ленинград* 1:1 1:3 2:1 0:3 2:1 2:3 6:0 2:0 0:1 0:4 4:1 1:1 2:0 8 8 9 42 44 24
14 «Сталинец» Ленинград* 0:4 2:7 1:2 2:2 2:1 1:5 3:2 1:1 5:1 1:1 2:1 1:1 7 10 8 38 57 24
15 «Сельмаш» Харьков 0:2 0:0 0:4 1:0 1:2 0:2 2:2 0:1 1:0 2:0 5:2 3:0 1:0 8 6 11 34 45 22
16 «Сталинец» Москва 0:1 1:2 3:2 2:1 0:0 1:3 2:3 1:1 2:2 3:2 4:1 0:1 1:3 8 5 12 36 44 21
17 «Локомотив» Киев 2:5 0:3 2:2 2:3 2:3 0:1 2:6 3:2 1:1 1:1 3:1 3:2 4:2 1:0 8 5 12 43 64 21
18 «Динамо» Ростов-на-Дону 5:3 0:1 1:1 0:2 4:0 2:2 2:3 0:2 0:0 0:0 1:0 4:0 7 6 12 39 43 20
19 «Темп» Баку 0:1 1:0 1:3 2:0 2:2 3:0 5:2 0:2 0:0 1:1 3:0 2:2 6 8 11 33 40 20
20 «Спартак» Ленинград 0:1 1:2 1:0 0:0 0:3 2:2 0:0 1:1 3:0 2:1 2:1 6:0 6 8 11 30 39 20
21 «Спартак» Харьков 2:2 0:1 2:1 2:2 1:4 0:3 2:2 5:1 1:3 2:6 0:2 2:0 5:1 5 7 13 43 63 17
22 «Зенит» Ленинград 0:1 0:1 1:2 0:6 2:3 1:4 4:3 2:6 1:2 +:- 3:2 3:2 3:2 7 3 15 35 57 17
23 «Пищевик» Москва 0:6 1:1 0:5 2:2 0:0 1:0 2:2 3:0 0:2 2:1 2:1 0:2 5 6 14 25 53 16
24 «Локомотив» Тбилиси 1:3 3:4 2:1 1:1 3:3 1:1 3:1 4:1 1:3 2:2 2:1 3:3 5 5 15 44 62 15
25 «Крылья Советов» Москва 0:3 1:1 1:2 2:2 1:4 2:1 1:0 1:1 0:1 1:1 2:1 0:1 0:1 4 7 14 28 56 15
26 «Буревестник» Москва 0:5 0:6 1:9 1:2 2:3 2:6 3:2 1:0 0:6 1:1 3:1 2:2 4 4 17 28 87 12

* Ленинградские «Электрик» и «Сталинец» в 1939 году были возвращены в группу «А».

  • Система начисления очков: 2 за победу, 1 за ничью и 0 за поражение.
  • Ленинградская команда «Красная Заря» переименована в «Электрик».

Матчи

  • ЦДКА (Москва) — «Локомотив» (Тбилиси) 2:1 (П.Щербатенко, Г.Федотов — Ш.Чхатарашвили)
  • «Пищевик» (Москва) — «Торпедо» (Москва) 0:1
  • «Зенит» (Ленинград) — «Темп» (Баку) 0:1

опротестованы и переиграны.

Лучший бомбардир — Макар Гончаренко («Динамо» (К)) — 20 голов в 24 матчах.

Чемпионат Украинской ССР

1 группа (24.08-24.10.1938)

М Команда И В Н П М О
1 «Дзержинец» Ворошиловград 11 9 2 0 27-9 31
2 «Сталь» Днепродзержинск 11 7 3 1 40-20 28
3 «Динамо» Николаев 11 7 3 1 26-8 28
4 «Сталь — завод им. Фрунзе» Константиновка 11 7 0 4 26-15 25
5 «Пищевик» Одесса 11 4 4 3 16-16 23
6 «Авангард» Краматорск 11 5 1 5 18-20 22
7 «Зенит» Сталино 11 4 1 6 20-23 20
8 «Динамо-2» Киев 11 3 2 6 21-25 19
9 «Спартак» Днепропетровск 11 2 4 5 16-26 19
10 «Крылья Советов» Запорожье 11 3 2 6 23-26 18
11 «Локомотив» Харьков 11 2 0 9 18-40 15
12 «Сталь» Кривой Рог 11 2 0 9 11-34 13

2 группа

М Команда
1-2 «Сталь» Ворошиловск
1-2 «Авангард» Дружковка
3 «Авангард» Горловка
4 «Спартак» Чернигов
5 «Темп» Винница
6 «Пищевик» Тирасполь
«Стахановец» Серго — отказ от участия до начала турнира

Напишите отзыв о статье "Чемпионат СССР по футболу 1938"

Ссылки

  • Летопись Акселя Вартаняна:
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?92648 Год 1938. Часть первая. Рождённый в муках] — «Спорт-экспресс Футбол», 24.09.2004
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?92649 Год 1938. Часть первая. Рождённый в муках, прод.] — «Спорт-экспресс Футбол», 24.09.2004
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?93367 Год 1938. Часть вторая.] — «Спорт-экспресс Футбол», 08.10.2004
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?93368 Год 1938. Часть вторая, прод.] — «Спорт-экспресс Футбол», 08.10.2004
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?94150 Год 1938. Часть третья. «Пылают майки радуги цветистей…»] — «Спорт-экспресс Футбол», 23.10.2004
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?94151 Год 1938. Часть третья. «Пылают майки радуги цветистей…», прод.] — «Спорт-экспресс Футбол», 23.10.2004
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?95134 Год 1938. Часть четвёртая. «Коренное улучшение»] — «Спорт-экспресс Футбол», 11.11.2004
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?95135 Год 1938. Часть четвёртая. «Коренное улучшение», прод.] — «Спорт-экспресс Футбол», 11.11.2004
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?98114 Год 1938. Часть шестая] — «Спорт-экспресс Футбол», 20.01.2005
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?98115 Год 1938. Часть шестая, прод.] — «Спорт-экспресс Футбол», 20.01.2005
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?98806 Год 1938. Часть седьмая. Уравнения с тремя известными] — «Спорт-экспресс Футбол», 03.02.2005
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?98807 Год 1938. Часть седьмая. Уравнения с тремя известными, прод.] — «Спорт-экспресс Футбол», 03.02.2005
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?100141 Год 1938. Часть восьмая] — «Спорт-экспресс Футбол», 03.03.2005
    • [www.sport-express.ru/art.shtml?100142 Год 1938. Часть восьмая, прод.] — «Спорт-экспресс Футбол», 03.03.2005
  • [www.klisf.info/tourns/urs/1938/10c.htm Календарь игр]
  • [www.rsssf.com/tabless/su38.html На www.rsssf.com]
  • [wildstat.ru/p/2001/ch/URS_1_1938/stg/all/tour/all Результаты на WildStat.ru]
  • [zenit-football.narod.ru/ChempSSSR/1938.htm][zenit-football.narod.ru/ChempSSSR/1938-2.htm] Протоколы всех матчей
  • [football.lg.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=346:ussr38itogy&catid=81&Itemid=16 История и статистика]
  • [fczarya-lugansk.at.ua/index/0-15 Сайт ФК «Заря» Луганск]

Отрывок, характеризующий Чемпионат СССР по футболу 1938



Графиня Ростова с дочерьми и уже с большим числом гостей сидела в гостиной. Граф провел гостей мужчин в кабинет, предлагая им свою охотницкую коллекцию турецких трубок. Изредка он выходил и спрашивал: не приехала ли? Ждали Марью Дмитриевну Ахросимову, прозванную в обществе le terrible dragon, [страшный дракон,] даму знаменитую не богатством, не почестями, но прямотой ума и откровенною простотой обращения. Марью Дмитриевну знала царская фамилия, знала вся Москва и весь Петербург, и оба города, удивляясь ей, втихомолку посмеивались над ее грубостью, рассказывали про нее анекдоты; тем не менее все без исключения уважали и боялись ее.
В кабинете, полном дыма, шел разговор о войне, которая была объявлена манифестом, о наборе. Манифеста еще никто не читал, но все знали о его появлении. Граф сидел на отоманке между двумя курившими и разговаривавшими соседями. Граф сам не курил и не говорил, а наклоняя голову, то на один бок, то на другой, с видимым удовольствием смотрел на куривших и слушал разговор двух соседей своих, которых он стравил между собой.
Один из говоривших был штатский, с морщинистым, желчным и бритым худым лицом, человек, уже приближавшийся к старости, хотя и одетый, как самый модный молодой человек; он сидел с ногами на отоманке с видом домашнего человека и, сбоку запустив себе далеко в рот янтарь, порывисто втягивал дым и жмурился. Это был старый холостяк Шиншин, двоюродный брат графини, злой язык, как про него говорили в московских гостиных. Он, казалось, снисходил до своего собеседника. Другой, свежий, розовый, гвардейский офицер, безупречно вымытый, застегнутый и причесанный, держал янтарь у середины рта и розовыми губами слегка вытягивал дымок, выпуская его колечками из красивого рта. Это был тот поручик Берг, офицер Семеновского полка, с которым Борис ехал вместе в полк и которым Наташа дразнила Веру, старшую графиню, называя Берга ее женихом. Граф сидел между ними и внимательно слушал. Самое приятное для графа занятие, за исключением игры в бостон, которую он очень любил, было положение слушающего, особенно когда ему удавалось стравить двух говорливых собеседников.
– Ну, как же, батюшка, mon tres honorable [почтеннейший] Альфонс Карлыч, – говорил Шиншин, посмеиваясь и соединяя (в чем и состояла особенность его речи) самые народные русские выражения с изысканными французскими фразами. – Vous comptez vous faire des rentes sur l'etat, [Вы рассчитываете иметь доход с казны,] с роты доходец получать хотите?
– Нет с, Петр Николаич, я только желаю показать, что в кавалерии выгод гораздо меньше против пехоты. Вот теперь сообразите, Петр Николаич, мое положение…
Берг говорил всегда очень точно, спокойно и учтиво. Разговор его всегда касался только его одного; он всегда спокойно молчал, пока говорили о чем нибудь, не имеющем прямого к нему отношения. И молчать таким образом он мог несколько часов, не испытывая и не производя в других ни малейшего замешательства. Но как скоро разговор касался его лично, он начинал говорить пространно и с видимым удовольствием.
– Сообразите мое положение, Петр Николаич: будь я в кавалерии, я бы получал не более двухсот рублей в треть, даже и в чине поручика; а теперь я получаю двести тридцать, – говорил он с радостною, приятною улыбкой, оглядывая Шиншина и графа, как будто для него было очевидно, что его успех всегда будет составлять главную цель желаний всех остальных людей.
– Кроме того, Петр Николаич, перейдя в гвардию, я на виду, – продолжал Берг, – и вакансии в гвардейской пехоте гораздо чаще. Потом, сами сообразите, как я мог устроиться из двухсот тридцати рублей. А я откладываю и еще отцу посылаю, – продолжал он, пуская колечко.
– La balance у est… [Баланс установлен…] Немец на обухе молотит хлебец, comme dit le рroverbe, [как говорит пословица,] – перекладывая янтарь на другую сторону ртa, сказал Шиншин и подмигнул графу.
Граф расхохотался. Другие гости, видя, что Шиншин ведет разговор, подошли послушать. Берг, не замечая ни насмешки, ни равнодушия, продолжал рассказывать о том, как переводом в гвардию он уже выиграл чин перед своими товарищами по корпусу, как в военное время ротного командира могут убить, и он, оставшись старшим в роте, может очень легко быть ротным, и как в полку все любят его, и как его папенька им доволен. Берг, видимо, наслаждался, рассказывая всё это, и, казалось, не подозревал того, что у других людей могли быть тоже свои интересы. Но всё, что он рассказывал, было так мило степенно, наивность молодого эгоизма его была так очевидна, что он обезоруживал своих слушателей.
– Ну, батюшка, вы и в пехоте, и в кавалерии, везде пойдете в ход; это я вам предрекаю, – сказал Шиншин, трепля его по плечу и спуская ноги с отоманки.
Берг радостно улыбнулся. Граф, а за ним и гости вышли в гостиную.

Было то время перед званым обедом, когда собравшиеся гости не начинают длинного разговора в ожидании призыва к закуске, а вместе с тем считают необходимым шевелиться и не молчать, чтобы показать, что они нисколько не нетерпеливы сесть за стол. Хозяева поглядывают на дверь и изредка переглядываются между собой. Гости по этим взглядам стараются догадаться, кого или чего еще ждут: важного опоздавшего родственника или кушанья, которое еще не поспело.
Пьер приехал перед самым обедом и неловко сидел посредине гостиной на первом попавшемся кресле, загородив всем дорогу. Графиня хотела заставить его говорить, но он наивно смотрел в очки вокруг себя, как бы отыскивая кого то, и односложно отвечал на все вопросы графини. Он был стеснителен и один не замечал этого. Большая часть гостей, знавшая его историю с медведем, любопытно смотрели на этого большого толстого и смирного человека, недоумевая, как мог такой увалень и скромник сделать такую штуку с квартальным.
– Вы недавно приехали? – спрашивала у него графиня.
– Oui, madame, [Да, сударыня,] – отвечал он, оглядываясь.
– Вы не видали моего мужа?
– Non, madame. [Нет, сударыня.] – Он улыбнулся совсем некстати.
– Вы, кажется, недавно были в Париже? Я думаю, очень интересно.
– Очень интересно..
Графиня переглянулась с Анной Михайловной. Анна Михайловна поняла, что ее просят занять этого молодого человека, и, подсев к нему, начала говорить об отце; но так же, как и графине, он отвечал ей только односложными словами. Гости были все заняты между собой. Les Razoumovsky… ca a ete charmant… Vous etes bien bonne… La comtesse Apraksine… [Разумовские… Это было восхитительно… Вы очень добры… Графиня Апраксина…] слышалось со всех сторон. Графиня встала и пошла в залу.
– Марья Дмитриевна? – послышался ее голос из залы.
– Она самая, – послышался в ответ грубый женский голос, и вслед за тем вошла в комнату Марья Дмитриевна.
Все барышни и даже дамы, исключая самых старых, встали. Марья Дмитриевна остановилась в дверях и, с высоты своего тучного тела, высоко держа свою с седыми буклями пятидесятилетнюю голову, оглядела гостей и, как бы засучиваясь, оправила неторопливо широкие рукава своего платья. Марья Дмитриевна всегда говорила по русски.
– Имениннице дорогой с детками, – сказала она своим громким, густым, подавляющим все другие звуки голосом. – Ты что, старый греховодник, – обратилась она к графу, целовавшему ее руку, – чай, скучаешь в Москве? Собак гонять негде? Да что, батюшка, делать, вот как эти пташки подрастут… – Она указывала на девиц. – Хочешь – не хочешь, надо женихов искать.
– Ну, что, казак мой? (Марья Дмитриевна казаком называла Наташу) – говорила она, лаская рукой Наташу, подходившую к ее руке без страха и весело. – Знаю, что зелье девка, а люблю.
Она достала из огромного ридикюля яхонтовые сережки грушками и, отдав их именинно сиявшей и разрумянившейся Наташе, тотчас же отвернулась от нее и обратилась к Пьеру.
– Э, э! любезный! поди ка сюда, – сказала она притворно тихим и тонким голосом. – Поди ка, любезный…
И она грозно засучила рукава еще выше.
Пьер подошел, наивно глядя на нее через очки.
– Подойди, подойди, любезный! Я и отцу то твоему правду одна говорила, когда он в случае был, а тебе то и Бог велит.
Она помолчала. Все молчали, ожидая того, что будет, и чувствуя, что было только предисловие.
– Хорош, нечего сказать! хорош мальчик!… Отец на одре лежит, а он забавляется, квартального на медведя верхом сажает. Стыдно, батюшка, стыдно! Лучше бы на войну шел.
Она отвернулась и подала руку графу, который едва удерживался от смеха.
– Ну, что ж, к столу, я чай, пора? – сказала Марья Дмитриевна.
Впереди пошел граф с Марьей Дмитриевной; потом графиня, которую повел гусарский полковник, нужный человек, с которым Николай должен был догонять полк. Анна Михайловна – с Шиншиным. Берг подал руку Вере. Улыбающаяся Жюли Карагина пошла с Николаем к столу. За ними шли еще другие пары, протянувшиеся по всей зале, и сзади всех по одиночке дети, гувернеры и гувернантки. Официанты зашевелились, стулья загремели, на хорах заиграла музыка, и гости разместились. Звуки домашней музыки графа заменились звуками ножей и вилок, говора гостей, тихих шагов официантов.
На одном конце стола во главе сидела графиня. Справа Марья Дмитриевна, слева Анна Михайловна и другие гостьи. На другом конце сидел граф, слева гусарский полковник, справа Шиншин и другие гости мужского пола. С одной стороны длинного стола молодежь постарше: Вера рядом с Бергом, Пьер рядом с Борисом; с другой стороны – дети, гувернеры и гувернантки. Граф из за хрусталя, бутылок и ваз с фруктами поглядывал на жену и ее высокий чепец с голубыми лентами и усердно подливал вина своим соседям, не забывая и себя. Графиня так же, из за ананасов, не забывая обязанности хозяйки, кидала значительные взгляды на мужа, которого лысина и лицо, казалось ей, своею краснотой резче отличались от седых волос. На дамском конце шло равномерное лепетанье; на мужском всё громче и громче слышались голоса, особенно гусарского полковника, который так много ел и пил, всё более и более краснея, что граф уже ставил его в пример другим гостям. Берг с нежной улыбкой говорил с Верой о том, что любовь есть чувство не земное, а небесное. Борис называл новому своему приятелю Пьеру бывших за столом гостей и переглядывался с Наташей, сидевшей против него. Пьер мало говорил, оглядывал новые лица и много ел. Начиная от двух супов, из которых он выбрал a la tortue, [черепаховый,] и кулебяки и до рябчиков он не пропускал ни одного блюда и ни одного вина, которое дворецкий в завернутой салфеткою бутылке таинственно высовывал из за плеча соседа, приговаривая или «дрей мадера», или «венгерское», или «рейнвейн». Он подставлял первую попавшуюся из четырех хрустальных, с вензелем графа, рюмок, стоявших перед каждым прибором, и пил с удовольствием, всё с более и более приятным видом поглядывая на гостей. Наташа, сидевшая против него, глядела на Бориса, как глядят девочки тринадцати лет на мальчика, с которым они в первый раз только что поцеловались и в которого они влюблены. Этот самый взгляд ее иногда обращался на Пьера, и ему под взглядом этой смешной, оживленной девочки хотелось смеяться самому, не зная чему.
Николай сидел далеко от Сони, подле Жюли Карагиной, и опять с той же невольной улыбкой что то говорил с ней. Соня улыбалась парадно, но, видимо, мучилась ревностью: то бледнела, то краснела и всеми силами прислушивалась к тому, что говорили между собою Николай и Жюли. Гувернантка беспокойно оглядывалась, как бы приготавливаясь к отпору, ежели бы кто вздумал обидеть детей. Гувернер немец старался запомнить вое роды кушаний, десертов и вин с тем, чтобы описать всё подробно в письме к домашним в Германию, и весьма обижался тем, что дворецкий, с завернутою в салфетку бутылкой, обносил его. Немец хмурился, старался показать вид, что он и не желал получить этого вина, но обижался потому, что никто не хотел понять, что вино нужно было ему не для того, чтобы утолить жажду, не из жадности, а из добросовестной любознательности.


На мужском конце стола разговор всё более и более оживлялся. Полковник рассказал, что манифест об объявлении войны уже вышел в Петербурге и что экземпляр, который он сам видел, доставлен ныне курьером главнокомандующему.
– И зачем нас нелегкая несет воевать с Бонапартом? – сказал Шиншин. – II a deja rabattu le caquet a l'Autriche. Je crains, que cette fois ce ne soit notre tour. [Он уже сбил спесь с Австрии. Боюсь, не пришел бы теперь наш черед.]
Полковник был плотный, высокий и сангвинический немец, очевидно, служака и патриот. Он обиделся словами Шиншина.
– А затэ м, мы лосты вый государ, – сказал он, выговаривая э вместо е и ъ вместо ь . – Затэм, что импэ ратор это знаэ т. Он в манифэ стэ сказал, что нэ можэ т смотрэт равнодушно на опасности, угрожающие России, и что бэ зопасност империи, достоинство ее и святост союзов , – сказал он, почему то особенно налегая на слово «союзов», как будто в этом была вся сущность дела.
И с свойственною ему непогрешимою, официальною памятью он повторил вступительные слова манифеста… «и желание, единственную и непременную цель государя составляющее: водворить в Европе на прочных основаниях мир – решили его двинуть ныне часть войска за границу и сделать к достижению „намерения сего новые усилия“.
– Вот зачэм, мы лосты вый государ, – заключил он, назидательно выпивая стакан вина и оглядываясь на графа за поощрением.
– Connaissez vous le proverbe: [Знаете пословицу:] «Ерема, Ерема, сидел бы ты дома, точил бы свои веретена», – сказал Шиншин, морщась и улыбаясь. – Cela nous convient a merveille. [Это нам кстати.] Уж на что Суворова – и того расколотили, a plate couture, [на голову,] а где y нас Суворовы теперь? Je vous demande un peu, [Спрашиваю я вас,] – беспрестанно перескакивая с русского на французский язык, говорил он.
– Мы должны и драться до послэ днэ капли кров, – сказал полковник, ударяя по столу, – и умэ р р рэ т за своэ го импэ ратора, и тогда всэ й будэ т хорошо. А рассуждать как мо о ожно (он особенно вытянул голос на слове «можно»), как мо о ожно менше, – докончил он, опять обращаясь к графу. – Так старые гусары судим, вот и всё. А вы как судитэ , молодой человек и молодой гусар? – прибавил он, обращаясь к Николаю, который, услыхав, что дело шло о войне, оставил свою собеседницу и во все глаза смотрел и всеми ушами слушал полковника.
– Совершенно с вами согласен, – отвечал Николай, весь вспыхнув, вертя тарелку и переставляя стаканы с таким решительным и отчаянным видом, как будто в настоящую минуту он подвергался великой опасности, – я убежден, что русские должны умирать или побеждать, – сказал он, сам чувствуя так же, как и другие, после того как слово уже было сказано, что оно было слишком восторженно и напыщенно для настоящего случая и потому неловко.
– C'est bien beau ce que vous venez de dire, [Прекрасно! прекрасно то, что вы сказали,] – сказала сидевшая подле него Жюли, вздыхая. Соня задрожала вся и покраснела до ушей, за ушами и до шеи и плеч, в то время как Николай говорил. Пьер прислушался к речам полковника и одобрительно закивал головой.
– Вот это славно, – сказал он.
– Настоящэ й гусар, молодой человэк, – крикнул полковник, ударив опять по столу.
– О чем вы там шумите? – вдруг послышался через стол басистый голос Марьи Дмитриевны. – Что ты по столу стучишь? – обратилась она к гусару, – на кого ты горячишься? верно, думаешь, что тут французы перед тобой?