Чемпионат мира по борьбе 1970

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Чемпионат мира по борьбе 1970
Город-организатор

Эдмонтон, Канада

Церемония открытия

4 июля

Церемония закрытия

11 июля

Чемпионат мира по борьбе 1970 года проходил в Эдмонтоне, Альберта, Канада.



Общий медальный зачёт

 Место   Страна  Золото Серебро Бронза Всего
1 СССР СССР 9 1 3 13
2 Иран Иран 3 1 1 5
3 Япония Япония 2 4 2 8
4 Болгария Болгария 1 4 3 8
5 США США 1 3 2 6
6 Венгрия Венгрия 1 2 0 3
7 Румыния Румыния 1 1 2 4
8 Турция Турция 1 0 1 2
9 Швеция Швеция 1 0 0 1
10 Югославия Югославия 0 1 2 3
11 Польша Польша 0 1 1 2
12 Республика Корея Республика Корея 0 1 0 1
ФРГ 0 1 0 1
14 ГДР ГДР 0 0 1 1
Греция Греция 0 0 1 1
Монголия Монголия 0 0 1 1
Всего 20 20 20 60

Командный зачёт

Место Вольная борьба (мужчины) Греко-римская борьба (мужчины)
Команда Очки Команда Очки
1 СССР СССР 40 СССР СССР 43
2 США США 31.5 Болгария Болгария 27.5
3 Иран Иран 27.5 Югославия Югославия 22
4 Япония Япония 27 Венгрия Венгрия 19.5
5 Болгария Болгария 25.83 Румыния Румыния 19.5
6 Турция Турция 16.5 Япония Япония 17

Медалисты

Вольная борьба (мужчины)

Вес Золото Серебро Бронза
48 кг Ибрагим Джавади (IRI) Акихико Умэда (JPN) Роман Дмитриев (URS)
52 кг Али Рыза Алан (TUR) Баю Баев (BUL) Мохаммад Горбани (IRI)
57 кг Хидэаки Янагида (JPN) Ан Джэ Ун (KOR) Янчо Патриков (BUL)
62 кг Шамседдин Сейед-Аббаси (IRI) Киёси Абэ (JPN) Майкл Янг (USA)
68 кг Абдулла Мовахед (IRI) Исмаил Юсеинов (BUL) Бобби Дуглас (USA)
74 кг Уэйн Уэллс (USA) Мохаммад Фархандост (IRI) Данзандаржаагийн Сэрээтэр (MGL)
82 кг Юрий Шахмурадов (URS) Тацуо Сасаки (JPN) Василе Йорга (ROU)
90 кг Геннадий Страхов (URS) Билл Харлоу (USA) Макото Камада (JPN)
100 кг Владимир Гулюткин (URS) Ларри Кристофф (USA) Гиясеттин Йылмаз (TUR)
+100 кг Александр Медведь (URS) Осман Дуралиев (BUL) Питер Гермер (GDR)

Греко-римская борьба (мужчины)

Вес Золото Серебро Бронза
48 кг Берчану, Георге (ROU) Владимир Зубков (URS) Бернард Щепанский[en] (POL)
52 кг Киров, Петр (BUL) Сабуро Сугияма[en] (JPN) Боско Маринко[en] (YUG)
57 кг Янош Варга (HUN) Дэвид Хазвинкль[en] (USA) Рустем Казаков (URS)
62 кг Фудзимото, Хидэо (JPN) Славко Колетич[en] (YUG) Мырков, Георги Николов (BUL)
68 кг Роман Руруа (URS) Попеску, Симьон (ROU) Такаси Таноуэ[en] (JPN)
74 кг Виктор Игуменов (URS) Вернер, Шрётер (FRG) Петрос Галактопулос (GRE)
82 кг Анатолий Назаренко (URS) Петр Крумов (BUL) Милан Ненадич (YUG)
90 кг Валерий Резанцев (URS) Чеслав Квецински[en] (POL) Венко Цинцаров[en] (BUL)
100 кг Пер Свенссон  (SWE) Ференц Кишш (HUN) Николай Яковенко (URS)
+100 кг Анатолий Рощин (URS) Йожеф Чатари (HUN) Мартинеску, Николае (ROU)

Напишите отзыв о статье "Чемпионат мира по борьбе 1970"

Примечания

  • [www.iat.uni-leipzig.de/datenbanken/dbwrest/start.php FILA Database]
  • [www.wrestlingusa.com/wusapdfvol6search/vol%206-1%20Combined.pdf Page 30]

Отрывок, характеризующий Чемпионат мира по борьбе 1970

– Как рана?
– Моя то с? Ничего. Вот вы то? – Князь Андрей опять задумался, как будто припоминая что то.
– Нельзя ли достать книгу? – сказал он.
– Какую книгу?
– Евангелие! У меня нет.
Доктор обещался достать и стал расспрашивать князя о том, что он чувствует. Князь Андрей неохотно, но разумно отвечал на все вопросы доктора и потом сказал, что ему надо бы подложить валик, а то неловко и очень больно. Доктор и камердинер подняли шинель, которою он был накрыт, и, морщась от тяжкого запаха гнилого мяса, распространявшегося от раны, стали рассматривать это страшное место. Доктор чем то очень остался недоволен, что то иначе переделал, перевернул раненого так, что тот опять застонал и от боли во время поворачивания опять потерял сознание и стал бредить. Он все говорил о том, чтобы ему достали поскорее эту книгу и подложили бы ее туда.
– И что это вам стоит! – говорил он. – У меня ее нет, – достаньте, пожалуйста, подложите на минуточку, – говорил он жалким голосом.
Доктор вышел в сени, чтобы умыть руки.
– Ах, бессовестные, право, – говорил доктор камердинеру, лившему ему воду на руки. – Только на минуту не досмотрел. Ведь вы его прямо на рану положили. Ведь это такая боль, что я удивляюсь, как он терпит.
– Мы, кажется, подложили, господи Иисусе Христе, – говорил камердинер.
В первый раз князь Андрей понял, где он был и что с ним было, и вспомнил то, что он был ранен и как в ту минуту, когда коляска остановилась в Мытищах, он попросился в избу. Спутавшись опять от боли, он опомнился другой раз в избе, когда пил чай, и тут опять, повторив в своем воспоминании все, что с ним было, он живее всего представил себе ту минуту на перевязочном пункте, когда, при виде страданий нелюбимого им человека, ему пришли эти новые, сулившие ему счастие мысли. И мысли эти, хотя и неясно и неопределенно, теперь опять овладели его душой. Он вспомнил, что у него было теперь новое счастье и что это счастье имело что то такое общее с Евангелием. Потому то он попросил Евангелие. Но дурное положение, которое дали его ране, новое переворачиванье опять смешали его мысли, и он в третий раз очнулся к жизни уже в совершенной тишине ночи. Все спали вокруг него. Сверчок кричал через сени, на улице кто то кричал и пел, тараканы шелестели по столу и образам, в осенняя толстая муха билась у него по изголовью и около сальной свечи, нагоревшей большим грибом и стоявшей подле него.
Душа его была не в нормальном состоянии. Здоровый человек обыкновенно мыслит, ощущает и вспоминает одновременно о бесчисленном количестве предметов, но имеет власть и силу, избрав один ряд мыслей или явлений, на этом ряде явлений остановить все свое внимание. Здоровый человек в минуту глубочайшего размышления отрывается, чтобы сказать учтивое слово вошедшему человеку, и опять возвращается к своим мыслям. Душа же князя Андрея была не в нормальном состоянии в этом отношении. Все силы его души были деятельнее, яснее, чем когда нибудь, но они действовали вне его воли. Самые разнообразные мысли и представления одновременно владели им. Иногда мысль его вдруг начинала работать, и с такой силой, ясностью и глубиною, с какою никогда она не была в силах действовать в здоровом состоянии; но вдруг, посредине своей работы, она обрывалась, заменялась каким нибудь неожиданным представлением, и не было сил возвратиться к ней.
«Да, мне открылась новое счастье, неотъемлемое от человека, – думал он, лежа в полутемной тихой избе и глядя вперед лихорадочно раскрытыми, остановившимися глазами. Счастье, находящееся вне материальных сил, вне материальных внешних влияний на человека, счастье одной души, счастье любви! Понять его может всякий человек, но сознать и предписать его мот только один бог. Но как же бог предписал этот закон? Почему сын?.. И вдруг ход мыслей этих оборвался, и князь Андрей услыхал (не зная, в бреду или в действительности он слышит это), услыхал какой то тихий, шепчущий голос, неумолкаемо в такт твердивший: „И пити пити питии“ потом „и ти тии“ опять „и пити пити питии“ опять „и ти ти“. Вместе с этим, под звук этой шепчущей музыки, князь Андрей чувствовал, что над лицом его, над самой серединой воздвигалось какое то странное воздушное здание из тонких иголок или лучинок. Он чувствовал (хотя это и тяжело ему было), что ему надо было старательна держать равновесие, для того чтобы воздвигавшееся здание это не завалилось; но оно все таки заваливалось и опять медленно воздвигалось при звуках равномерно шепчущей музыки. „Тянется! тянется! растягивается и все тянется“, – говорил себе князь Андрей. Вместе с прислушаньем к шепоту и с ощущением этого тянущегося и воздвигающегося здания из иголок князь Андрей видел урывками и красный, окруженный кругом свет свечки и слышал шуршанъе тараканов и шуршанье мухи, бившейся на подушку и на лицо его. И всякий раз, как муха прикасалась к егв лицу, она производила жгучее ощущение; но вместе с тем его удивляло то, что, ударяясь в самую область воздвигавшегося на лице его здания, муха не разрушала его. Но, кроме этого, было еще одно важное. Это было белое у двери, это была статуя сфинкса, которая тоже давила его.