Чемпионат мира по борьбе 1979

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Чемпионат мира по борьбе 1979 года прошёл 21-28 августа в Сан-Диего (США).





Общий медальный зачёт

 Место   Страна  Золото Серебро Бронза Всего
1 СССР СССР 9 5 2 16
2 Венгрия Венгрия 4 1 0 5
3 Болгария Болгария 2 2 3 7
4 Япония Япония 2 2 1 5
5 США США 1 5 4 10
6 Румыния Румыния 1 0 2 3
7 Польша Польша 1 0 1 2
Швеция Швеция 1 0 1 2
9 ГДР ГДР 0 2 2 4
10 ФРГ 0 1 3 4
11 Югославия Югославия 0 1 0 1
12 Италия Италия 0 0 1 1
Всего 21 19 20 60

Медалисты

Вольная борьба (мужчины)

Вес Золото Серебро Бронза
До 48 кг Сергей Корнилаев Роберт Уивер Ян Фаландыс
До 52 кг Юдзи Такада Джим Хайнес Хартмут Райх
До 57 кг Хидэаки Томияма Сергей Белоглазов Джо Корсо
До 62 кг Владимир Юмин Михо Дуков Андре Мецгер
До 68 кг Михаил Харачура Акира Мияхара Эберхард Пробст
До 74 кг Лерой Кемп Мартин Кносп Николай Петренко
До 82 кг Иштван Ковач Джон Петерсон Магомедхан Арацилов
До 90 кг Хасан Орцуев Уве Нойперт Иван Гинов
До 100 кг Илья Мате Рассел Хелликсон Василе Пушкашу
Свыше 100 кг Салман Хасимиков Роланд Герке Андрей Йанко

Греко-римская борьба (мужчины)

Вес Золото Серебро Бронза
До 48 кг Константин Александру Алексей Шумаков Павел Христов
До 52 кг Лайош Рац Камиль Фаткулин Тосио Асакура
До 57 кг Шамиль Сериков Киваму Касиваги Антонио Калтабьяно
До 62 кг Иштван Тот Абдуррахим Кузу Ларс Малмквист
До 68 кг Анджей Супрон Александр Алиев Эрих Клаус
До 74 кг Янко Шопов
Ференц Кочиш
Карл-Хайнц Хельбинг
До 82 кг Геннадий Корбан Момир Петкович Павел Павлов
До 90 кг Франк Андерссон Норберт Нёвеньи Педро Павлидис
До 100 кг Николай Балбошин Георги Райков Брэдли Рейнгэнс
Свыше 100 кг Александр Томов Александр Колчинский Боб Уолкер

Напишите отзыв о статье "Чемпионат мира по борьбе 1979"

Ссылки

  • [www.iat.uni-leipzig.de/datenbanken/dbwrest/start.php FILA Database]


Отрывок, характеризующий Чемпионат мира по борьбе 1979



Около деревни Праца Ростову велено было искать Кутузова и государя. Но здесь не только не было их, но не было ни одного начальника, а были разнородные толпы расстроенных войск.
Он погонял уставшую уже лошадь, чтобы скорее проехать эти толпы, но чем дальше он подвигался, тем толпы становились расстроеннее. По большой дороге, на которую он выехал, толпились коляски, экипажи всех сортов, русские и австрийские солдаты, всех родов войск, раненые и нераненые. Всё это гудело и смешанно копошилось под мрачный звук летавших ядер с французских батарей, поставленных на Праценских высотах.
– Где государь? где Кутузов? – спрашивал Ростов у всех, кого мог остановить, и ни от кого не мог получить ответа.
Наконец, ухватив за воротник солдата, он заставил его ответить себе.
– Э! брат! Уж давно все там, вперед удрали! – сказал Ростову солдат, смеясь чему то и вырываясь.
Оставив этого солдата, который, очевидно, был пьян, Ростов остановил лошадь денщика или берейтора важного лица и стал расспрашивать его. Денщик объявил Ростову, что государя с час тому назад провезли во весь дух в карете по этой самой дороге, и что государь опасно ранен.
– Не может быть, – сказал Ростов, – верно, другой кто.
– Сам я видел, – сказал денщик с самоуверенной усмешкой. – Уж мне то пора знать государя: кажется, сколько раз в Петербурге вот так то видал. Бледный, пребледный в карете сидит. Четверню вороных как припустит, батюшки мои, мимо нас прогремел: пора, кажется, и царских лошадей и Илью Иваныча знать; кажется, с другим как с царем Илья кучер не ездит.
Ростов пустил его лошадь и хотел ехать дальше. Шедший мимо раненый офицер обратился к нему.
– Да вам кого нужно? – спросил офицер. – Главнокомандующего? Так убит ядром, в грудь убит при нашем полку.
– Не убит, ранен, – поправил другой офицер.
– Да кто? Кутузов? – спросил Ростов.
– Не Кутузов, а как бишь его, – ну, да всё одно, живых не много осталось. Вон туда ступайте, вон к той деревне, там всё начальство собралось, – сказал этот офицер, указывая на деревню Гостиерадек, и прошел мимо.
Ростов ехал шагом, не зная, зачем и к кому он теперь поедет. Государь ранен, сражение проиграно. Нельзя было не верить этому теперь. Ростов ехал по тому направлению, которое ему указали и по которому виднелись вдалеке башня и церковь. Куда ему было торопиться? Что ему было теперь говорить государю или Кутузову, ежели бы даже они и были живы и не ранены?
– Этой дорогой, ваше благородие, поезжайте, а тут прямо убьют, – закричал ему солдат. – Тут убьют!
– О! что говоришь! сказал другой. – Куда он поедет? Тут ближе.
Ростов задумался и поехал именно по тому направлению, где ему говорили, что убьют.
«Теперь всё равно: уж ежели государь ранен, неужели мне беречь себя?» думал он. Он въехал в то пространство, на котором более всего погибло людей, бегущих с Працена. Французы еще не занимали этого места, а русские, те, которые были живы или ранены, давно оставили его. На поле, как копны на хорошей пашне, лежало человек десять, пятнадцать убитых, раненых на каждой десятине места. Раненые сползались по два, по три вместе, и слышались неприятные, иногда притворные, как казалось Ростову, их крики и стоны. Ростов пустил лошадь рысью, чтобы не видать всех этих страдающих людей, и ему стало страшно. Он боялся не за свою жизнь, а за то мужество, которое ему нужно было и которое, он знал, не выдержит вида этих несчастных.