Чемпионат мира по фигурному катанию 1970

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Чемпионат мира по фигурному катанию 1970
Тип соревнования: турнир под эгидой ИСУ
Дата: 3.03.1970 — 8.03.1970
Сезон: 1969—1970
Место проведения: Любляна
Арена: Гала Тиволи
Победители
Мужское одиночное катание
Тим Вуд
Женское одиночное катание
Габриэле Зайферт
Парное катание
Ирина Роднина и Алексей Уланов
Танцы на льду
Людмила Пахомова и Александр Горшков
Соревнования
Предыдущее: Чемпионат мира 1969
Последующее: Чемпионат мира 1971

Чемпионат мира по фигурному катанию 1970 года был проведён Международным союзом конькобежцев 3—8 марта в Любляне, Югославия. Соревнования проводились в категориях женское одиночное катание, мужское одиночное катание, парное катание и в танцах на льду. Чемпионами мира стали: среди женщин представитель ГДР Габриэле Зайферт, среди мужчин представитель США Тим Вуд, среди пар представители СССР Ирина Роднина и Алексей Уланов, представители СССР Людмила Пахомова и Александр Горшков в танцах.

Людмила Пахомова и Александр Горшков стали первыми чемпионами из СССР в танцах на льду. Также впервые фигуристы СССР победили сразу в двух категориях.





Медальный зачёт

Место Страна Золото Серебро Бронза Всего
1 СССР СССР 2 1 0 3
2 США США 1 1 1 3
3 ГДР ГДР 1 0 2 3
4 Австрия Австрия 0 1 0 1
4 Чехословакия Чехословакия 0 1 0 1
6 ФРГ 0 0 1 1

Результаты

Мужчины

Rank Name Nation CP FP Placings
1 Тим Вуд США США 2 1 12
2 Ондрей Непела Чехословакия Чехословакия 1 3 15
3 Гюнтер Цёллер ГДР ГДР 3 5 32
4 Патрик Пера Франция Франция 4 6 39
5 Джон Миша Петкевич США США 5 2 41
6 Сергей Четверухин СССР СССР 6 4 50
7 Сергей Волков СССР СССР 7 10 68
8 Кеннет Шелли США США 8 9 77
9 Хейг Унджян Великобритания Великобритания 10 7 78
10 Ян Хоффман ГДР ГДР 11 11 101
11 Дэвид Макгиливри Канада Канада 12 8 94
12 Гюнтер Андерль Австрия Австрия 9 14 100
13 Толлер Крэнстон Канада Канада 15 12 114
14 Зденек Паздирек Чехословакия Чехословакия 14 17 133
15 Жак Мрозек Франция Франция 16 13 137.5
16 Ласло Вайда Венгрия Венгрия 17 15 141.5
17 Клаус Гриммельт ФРГ 18 16 149
18 Йозеф Зидек Чехословакия Чехословакия 19 18 160
19 Дидье Гайаге Франция Франция 20 19 170
20 Ютака Хигути Япония Япония 21 20 178
21 Зоран Матас Югославия Югославия 22 21 189
WD Даниль Хёнер Швейцария Швейцария 13

Женщины

Rank Name Nation CP FP Placings
1 Габриэле Зайферт ГДР ГДР 2 1 9
2 Беатрис Шуба Австрия Австрия 1 7 21
3 Джулия-Линн Холмс США США 3 5 38
4 Карен Магнуссен Канада Канада 7 3 38
5 Жужа Алмаши Венгрия Венгрия 5 4 43
6 Джанет Линн США США 8 2 42
7 Дон Клаб США США 6 10 67
8 Рита Трапанезе Италия Италия 9 6 73
9 Патриция Энн Додд Великобритания Великобритания 8 12 80
10 Кэти Ли Ирвин Канада Канада 13 8 96
11 Соня Моргенштерн ГДР ГДР 14 9 100
12 Елена Щеглова СССР СССР 11 12 101
13 Шарлотта Вальтер Швейцария Швейцария 12 16 126
14 Елена Александрова СССР СССР 16 11 129
15 Айлен Цилльмер ФРГ 10 17 127
16 Кадзуми Ониси Япония Япония 17 15 146
17 Людмила Безакова Чехословакия Чехословакия 18 14 151
18 Фрэнсис Вогхорн Великобритания Великобритания 15 19 152
19 Симоне Грефе ГДР ГДР 19 20 173
20 Юдит Байер ФРГ 20 18 178
21 Вильфриде Райтер Австрия Австрия 21 21 189

Пары

Rank Name Nation SP FP Placings
1 Ирина Роднина / Алексей Уланов СССР СССР 1 1 11
2 Людмила Смирнова / Андрей Сурайкин СССР СССР 2 2 16
3 Хайдемари Штайнер / Хайнц-Ульрих Вальтер ГДР ГДР 3 3 27
4 Галина Карелина / Георгий Проскурин СССР СССР 4 4 36.5
5 Джоджо Старбак / Кеннет Шелли США США 5 5 46.5
6 Альмут Леман / Герберт Визингер ФРГ 6 6 53
7 Мануэла Грос / Уве Кагельман ГДР ГДР 7 7 64
8 Мелисса Милитано / Марк Милитано США США 10 8 75
9 Брунхильде Баслер / Эберхард Рауш ФРГ 8 9 78
10 Янина Поремска / Пётр Счипа Польша Польша 11 10 102
11 Моника Сабо / Пьер Сабо Франция Франция 13 11 101
12 Дана Фиалова / Йозеф Тума Чехословакия Чехословакия 9 12 111
13 Эвелин Шарф / Вильгельм Битак Австрия Австрия 15 13 119
14 Сандра Безик / Вэл Безик Канада Канада 14 14 120
15 Мэри Петри / Роберт Макэйвой Канада Канада 12 15 121
16 Котоэ Нагасава / Хироси Нагакубо Япония Япония 16 16 143
17 Хелена Газвода / Silvo Švejger Югославия Югославия 17 17 153

Танцы

Место Фигуристы Страна CD FD Placings
1 Людмила Пахомова / Александр Горшков СССР СССР 2 1 14
2 Джуди Швомейер / Джеймс Слэдки США США 1 2 15
3 Ангелика Бук / Эрих Бук ФРГ 3 3 25
4 Татьяна Войтюк / Вячеслав Жигалин СССР СССР 5 4 40
5 Сюзан Гетти / Рой Брэдшоу Великобритания Великобритания 4 5 43
6 Анне Розе Байер / Эберхард Рюгер ГДР ГДР 7 6 59
7 Джанет Соубридж / Джон Лэйн Великобритания Великобритания 6 8 60
8 Елена Жаркова / Геннадий Карпоносов СССР СССР 8 7 74
9 Дебби Гэнсон / Брэдли Хислоп США США 9 9 80.5
10 Анна Миллир / Харви Миллир США США 11 10 94
11 Диана Скотницка / Мартин Скотницки Чехословакия Чехословакия 12 11 100
12 Илона Берец / Иштван Шугар Венгрия Венгрия 10 14 108.5
13 Тереза Вейна / Пётр Боянчик Польша Польша 13 13 116
14 Мэри Чёрч / Дэвид Саттон Канада Канада 14 12 120
15 Светлана Мариновова / Милош Бурсик Чехословакия Чехословакия 15 15 136
16 Анна-Клод Вольфэ / Роланд Мар Франция Франция 16 16 144
17 Бригитте Шайбаль / Курт Яшек Австрия Австрия 17 17 149
18 Ангелика Виснер / Ханс-Йюрген Виснер ФРГ 18 18 161

Напишите отзыв о статье "Чемпионат мира по фигурному катанию 1970"

Ссылки

  • [www.isu.org/vsite/vfile/page/fileurl/0,11040,4844-148235-165451-56216-0-file,00.pdf ISU Список медалистов чемпионатов мира (мужчины)]PDF (9.95 KB)
  • [www.isu.org/vsite/vfile/page/fileurl/0,11040,4844-148236-165452-56215-0-file,00.pdf ISU Список медалистов чемпионатов мира (женщины)]PDF (14.2 KB)
  • [www.isu.org/vsite/vfile/page/fileurl/0,11040,4844-148238-165454-56217-0-file,00.pdf ISU Список медалистов чемпионатов мира (пары)]PDF (19.4 KB)
  • [www.isu.org/vsite/vfile/page/fileurl/0,11040,4844-148237-165453-56218-0-file,00.pdf ISU Список медалистов чемпионатов мира (танцы)]PDF (15.5 KB)

Отрывок, характеризующий Чемпионат мира по фигурному катанию 1970

Соня была к нему нежнее и преданнее чем прежде. Она, казалось, хотела показать ему, что его проигрыш был подвиг, за который она теперь еще больше любит его; но Николай теперь считал себя недостойным ее.
Он исписал альбомы девочек стихами и нотами, и не простившись ни с кем из своих знакомых, отослав наконец все 43 тысячи и получив росписку Долохова, уехал в конце ноября догонять полк, который уже был в Польше.



После своего объяснения с женой, Пьер поехал в Петербург. В Торжке на cтанции не было лошадей, или не хотел их смотритель. Пьер должен был ждать. Он не раздеваясь лег на кожаный диван перед круглым столом, положил на этот стол свои большие ноги в теплых сапогах и задумался.
– Прикажете чемоданы внести? Постель постелить, чаю прикажете? – спрашивал камердинер.
Пьер не отвечал, потому что ничего не слыхал и не видел. Он задумался еще на прошлой станции и всё продолжал думать о том же – о столь важном, что он не обращал никакого .внимания на то, что происходило вокруг него. Его не только не интересовало то, что он позже или раньше приедет в Петербург, или то, что будет или не будет ему места отдохнуть на этой станции, но всё равно было в сравнении с теми мыслями, которые его занимали теперь, пробудет ли он несколько часов или всю жизнь на этой станции.
Смотритель, смотрительша, камердинер, баба с торжковским шитьем заходили в комнату, предлагая свои услуги. Пьер, не переменяя своего положения задранных ног, смотрел на них через очки, и не понимал, что им может быть нужно и каким образом все они могли жить, не разрешив тех вопросов, которые занимали его. А его занимали всё одни и те же вопросы с самого того дня, как он после дуэли вернулся из Сокольников и провел первую, мучительную, бессонную ночь; только теперь в уединении путешествия, они с особенной силой овладели им. О чем бы он ни начинал думать, он возвращался к одним и тем же вопросам, которых он не мог разрешить, и не мог перестать задавать себе. Как будто в голове его свернулся тот главный винт, на котором держалась вся его жизнь. Винт не входил дальше, не выходил вон, а вертелся, ничего не захватывая, всё на том же нарезе, и нельзя было перестать вертеть его.
Вошел смотритель и униженно стал просить его сиятельство подождать только два часика, после которых он для его сиятельства (что будет, то будет) даст курьерских. Смотритель очевидно врал и хотел только получить с проезжего лишние деньги. «Дурно ли это было или хорошо?», спрашивал себя Пьер. «Для меня хорошо, для другого проезжающего дурно, а для него самого неизбежно, потому что ему есть нечего: он говорил, что его прибил за это офицер. А офицер прибил за то, что ему ехать надо было скорее. А я стрелял в Долохова за то, что я счел себя оскорбленным, а Людовика XVI казнили за то, что его считали преступником, а через год убили тех, кто его казнил, тоже за что то. Что дурно? Что хорошо? Что надо любить, что ненавидеть? Для чего жить, и что такое я? Что такое жизнь, что смерть? Какая сила управляет всем?», спрашивал он себя. И не было ответа ни на один из этих вопросов, кроме одного, не логического ответа, вовсе не на эти вопросы. Ответ этот был: «умрешь – всё кончится. Умрешь и всё узнаешь, или перестанешь спрашивать». Но и умереть было страшно.
Торжковская торговка визгливым голосом предлагала свой товар и в особенности козловые туфли. «У меня сотни рублей, которых мне некуда деть, а она в прорванной шубе стоит и робко смотрит на меня, – думал Пьер. И зачем нужны эти деньги? Точно на один волос могут прибавить ей счастья, спокойствия души, эти деньги? Разве может что нибудь в мире сделать ее и меня менее подверженными злу и смерти? Смерть, которая всё кончит и которая должна притти нынче или завтра – всё равно через мгновение, в сравнении с вечностью». И он опять нажимал на ничего не захватывающий винт, и винт всё так же вертелся на одном и том же месте.
Слуга его подал ему разрезанную до половины книгу романа в письмах m mе Suza. [мадам Сюза.] Он стал читать о страданиях и добродетельной борьбе какой то Аmelie de Mansfeld. [Амалии Мансфельд.] «И зачем она боролась против своего соблазнителя, думал он, – когда она любила его? Не мог Бог вложить в ее душу стремления, противного Его воле. Моя бывшая жена не боролась и, может быть, она была права. Ничего не найдено, опять говорил себе Пьер, ничего не придумано. Знать мы можем только то, что ничего не знаем. И это высшая степень человеческой премудрости».
Всё в нем самом и вокруг него представлялось ему запутанным, бессмысленным и отвратительным. Но в этом самом отвращении ко всему окружающему Пьер находил своего рода раздражающее наслаждение.
– Осмелюсь просить ваше сиятельство потесниться крошечку, вот для них, – сказал смотритель, входя в комнату и вводя за собой другого, остановленного за недостатком лошадей проезжающего. Проезжающий был приземистый, ширококостый, желтый, морщинистый старик с седыми нависшими бровями над блестящими, неопределенного сероватого цвета, глазами.
Пьер снял ноги со стола, встал и перелег на приготовленную для него кровать, изредка поглядывая на вошедшего, который с угрюмо усталым видом, не глядя на Пьера, тяжело раздевался с помощью слуги. Оставшись в заношенном крытом нанкой тулупчике и в валеных сапогах на худых костлявых ногах, проезжий сел на диван, прислонив к спинке свою очень большую и широкую в висках, коротко обстриженную голову и взглянул на Безухого. Строгое, умное и проницательное выражение этого взгляда поразило Пьера. Ему захотелось заговорить с проезжающим, но когда он собрался обратиться к нему с вопросом о дороге, проезжающий уже закрыл глаза и сложив сморщенные старые руки, на пальце одной из которых был большой чугунный перстень с изображением Адамовой головы, неподвижно сидел, или отдыхая, или о чем то глубокомысленно и спокойно размышляя, как показалось Пьеру. Слуга проезжающего был весь покрытый морщинами, тоже желтый старичек, без усов и бороды, которые видимо не были сбриты, а никогда и не росли у него. Поворотливый старичек слуга разбирал погребец, приготовлял чайный стол, и принес кипящий самовар. Когда всё было готово, проезжающий открыл глаза, придвинулся к столу и налив себе один стакан чаю, налил другой безбородому старичку и подал ему. Пьер начинал чувствовать беспокойство и необходимость, и даже неизбежность вступления в разговор с этим проезжающим.
Слуга принес назад свой пустой, перевернутый стакан с недокусанным кусочком сахара и спросил, не нужно ли чего.
– Ничего. Подай книгу, – сказал проезжающий. Слуга подал книгу, которая показалась Пьеру духовною, и проезжающий углубился в чтение. Пьер смотрел на него. Вдруг проезжающий отложил книгу, заложив закрыл ее и, опять закрыв глаза и облокотившись на спинку, сел в свое прежнее положение. Пьер смотрел на него и не успел отвернуться, как старик открыл глаза и уставил свой твердый и строгий взгляд прямо в лицо Пьеру.
Пьер чувствовал себя смущенным и хотел отклониться от этого взгляда, но блестящие, старческие глаза неотразимо притягивали его к себе.


– Имею удовольствие говорить с графом Безухим, ежели я не ошибаюсь, – сказал проезжающий неторопливо и громко. Пьер молча, вопросительно смотрел через очки на своего собеседника.
– Я слышал про вас, – продолжал проезжающий, – и про постигшее вас, государь мой, несчастье. – Он как бы подчеркнул последнее слово, как будто он сказал: «да, несчастье, как вы ни называйте, я знаю, что то, что случилось с вами в Москве, было несчастье». – Весьма сожалею о том, государь мой.