Червлень

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Че́рвлень[1] — традиционное название для красного цвета и его оттенков в геральдике. Образует прилагательное — червлёный[1].





Особенности

В геральдической литературе именуется также: гюльз, красный, червлёный, рубиновый, алый, кошениль, червец, малиновый. В английской геральдике используются особые термины: в гербах принцев выражается термином «Mars», в гербах пэров — «rubis», во всех прочих «queuls».

Червлень получался смешиванием сурика и киновари с преобладанием первого.

Шраффировка

Графически в чёрно-белом варианте цвет обозначается вертикальными линиями.

Символика цвета

Красный цвет в геральдике традиционно символизирует храбрость, смелость, мужество, неустрашимость, право, огонь, теплоту, любовь, великодушие, красное поле — кровь, пролитую за сюзерена, религиозные или политические идеалы.

В средневековой астрономии красному цвету соответствовала планета Марс, в алхимии — рубин и железо, стихия — огонь.

Напишите отзыв о статье "Червлень"

Примечания

  1. 1 2 [sovet.geraldika.ru/article/16244#gsr10 О геральдических цветах] // Методические рекомендации по разработке и использованию официальных символов муниципальных образований (Раздел 2, главы I—VII). Геральдический совет при Президенте РФ, 03.09.2006.

Ссылки

  • Питер Грейфс. [www.simbolarium.ru/old/h-urga/theory/teory-zvet.php «Анатомия геральдики»].

Отрывок, характеризующий Червлень

– Оо! Господи, господи! Как звездно, страсть! К морозу… – И все затихло.
Звезды, как будто зная, что теперь никто не увидит их, разыгрались в черном небе. То вспыхивая, то потухая, то вздрагивая, они хлопотливо о чем то радостном, но таинственном перешептывались между собой.

Х
Войска французские равномерно таяли в математически правильной прогрессии. И тот переход через Березину, про который так много было писано, была только одна из промежуточных ступеней уничтожения французской армии, а вовсе не решительный эпизод кампании. Ежели про Березину так много писали и пишут, то со стороны французов это произошло только потому, что на Березинском прорванном мосту бедствия, претерпеваемые французской армией прежде равномерно, здесь вдруг сгруппировались в один момент и в одно трагическое зрелище, которое у всех осталось в памяти. Со стороны же русских так много говорили и писали про Березину только потому, что вдали от театра войны, в Петербурге, был составлен план (Пфулем же) поимки в стратегическую западню Наполеона на реке Березине. Все уверились, что все будет на деле точно так, как в плане, и потому настаивали на том, что именно Березинская переправа погубила французов. В сущности же, результаты Березинской переправы были гораздо менее гибельны для французов потерей орудий и пленных, чем Красное, как то показывают цифры.
Единственное значение Березинской переправы заключается в том, что эта переправа очевидно и несомненно доказала ложность всех планов отрезыванья и справедливость единственно возможного, требуемого и Кутузовым и всеми войсками (массой) образа действий, – только следования за неприятелем. Толпа французов бежала с постоянно усиливающейся силой быстроты, со всею энергией, направленной на достижение цели. Она бежала, как раненый зверь, и нельзя ей было стать на дороге. Это доказало не столько устройство переправы, сколько движение на мостах. Когда мосты были прорваны, безоружные солдаты, московские жители, женщины с детьми, бывшие в обозе французов, – все под влиянием силы инерции не сдавалось, а бежало вперед в лодки, в мерзлую воду.