Четвёртая французская республика

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Четвёртая французская республика
République française
Независимое государство

1946 — 1958



Флаг Эмблема
(неофициальная)
Девиз
"Liberté, égalité, fraternité"
(Русский: Свобода, равенство, братство)
Гимн
La Marseillaise
Столица Париж
Язык(и) Французский
Денежная единица Французский франк
Форма правления Парламентская республика
Президент
 - 1947 — 1954 Венсан Ориоль
 - 1954 — 1957 Рене Коти
Премьер-министр
 - 1947 Поль Рамадье (первый)
 - 1958 — 1959 Шарль де Голль (последний)
К:Появились в 1946 годуК:Исчезли в 1958 году

Четвёртая республика во Франции — период французской истории с 1946 по 1958.

В сентябре Учредительное собрание, избранное 2 июня 1946, приняло проект Конституции, который был одобрен на референдуме 13 октября 1946. Конституция характеризовалась наличием парламентского строя, слабой властью президента республики.





История

Первый проект конституции был составлен Учредительным Собранием в начале 1946 года. Проект предусматривал однопалатное Национальное Собрание в качестве законодательного органа, должность Президента осуществлявшего представительские функции, избирался Национальным Собранием, Совет Министров в качестве исполнительного органа, Председатель которого избирался Национальным Собранием. Проект был отклонён на референдуме. Второй проект конституции был составлен Учредительным Собранием осенью 1946 года, предусматривал двухпалатный парламент состоящий из Совета Республики, избиравшийся Национальным Собранием и коллегиями выборщиков, и Национального Собрания, избиравшуюся народом по пропорциональной системе, должность Президента осуществлявшего представительские функции, избиравшегося парламентом, Совет Министров, назначавшийся Президентом и несший ответственность перед парламентом, Конституционный Комитет в качестве органа конституционного надзора.

В 1953 году была осуществлена конституционная реформа — вотум недоверия стал выноситься простым большинством без учёта воздержавшихся, председатель Совета Министров получил дополнительные полномочия по роспуску Национального Собрания, правительство получило право на ограниченную законодательную деятельность в рамках делегированных ему полномочий, Совету Республик было предоставлено право законодательной инициативы, вводился упрощённый порядок избрания Президента (без дебатов, простым большинством), отменялось положение о коалиционном правительстве, пропорциональная система была заменена мажоритарной.

До мая 1947 года Франция находилась под управлением коалиции лево- и правоцентристских партий, включавшей коммунистов. С целью устранить от власти с одной стороны Коммунистическую партию (крупнейшую политическую силу в парламенте), а с другой стороны — правую голлистскую партию Объединение французского народа (РПФ), была создана коалиция (т. н. «третья сила»), включавшая СФИО (социалисты), Народно-республиканское движение (христианские демократы), радикалов и правоцентристский Национальный центр независимых и аграриев. Часть депутатов от РПФ, не согласных с Шарлем де Голлем, присоединилась к правящей коалиции, после чего де Голль в 1953 году временно ушёл из политики. В 1956 году было образовано правительство Республиканского фронта, в которое вошли социалисты и радикалы, признавшее независимость Алжира и Марокко, однако в мае 1957 года это правительство развалилось.

Было гарантировано равенство в оплате женского и мужского труда, расширена система государственной помощи безработным. Восстанавливались 40-часовая рабочая неделя, оплачиваемые отпуска, вводились повышенные расценки оплаты сверхурочных работ. С 1950 г. был введён общенациональный гарантированный минимум заработной платы, изменяемый в соответствии с динамикой прожиточного минимума. Пенсионный возраст по старости и инвалидности устанавливался с 65 лет. Была создана единая государственная система социального страхования, распространявшаяся на всех наемных работников, кроме сельскохозяйственных. Для улучшения демографической ситуации и стимулирования рождаемости вводились пособия для родителей с детьми. Период ознаменован распадом французской колониальной империи, войнами в Индокитае, затем в Северной Африке. Франция стала одной из учредительниц ООН, вступила в НАТО, в нарождающиеся европейские структуры вроде Союза угля и стали. Во внутренней политике — период сильной нестабильности после войны, усиления влияния коммунистов (начало периода) и крайне правых (конец периода). Начало экономического роста («Славное тридцатилетие») сопровождалось неконтролируемой инфляцией. Часто менялись так называемые «призрачные правительства» (обычно по 2-3 отставки премьер-министров в год).

В 1958 на волне алжирского кризиса к власти пришёл Шарль де Голль, проведший на должности премьер-министра конституционную реформу, согласно которой устанавливалась президентская республика. В октябре 1958 новая конституция была принята на референдуме, и в ноябре действовавший президент Коти подписал её. Этим завершилась история Четвёртой республики и началась Пятая республика; в декабре того же года де Голль был избран президентом.

Экономика

За период четвёртой республики были национализированы угольная, газовая, автомобильная и авиационная промышленность, пять крупнейших банков, сберегательные кассы, часть страховых компаний. На национализированных предприятиях создались административные советы с участием работников. Ещё в 1946 г. под руководством Жана Монне был создан Генеральный секретариат по планированию экономики, который занимался составлением среднесрочных планов-программ развития страны. На всех предприятиях и в учреждениях, насчитывавших свыше 50 работников, создавались «комитеты предприятий», которые состояли из представителей администрации, рабочих, инженеров и техников. Большую роль в укреплении инвестиционной базы промышленности сыграло уменьшение вывоза капитала за рубеж. После национализации ведущих банков основным направлением капиталовложений стала национальная экономика, а не иностранные ссуды и займы. В результате, если в начале XX века экспорт капитала в 10 раз превышал вложения во французскую промышленность, то в конце 1950-х гг. капиталов вывозилось почти в 6 раз меньше, чем инвестировалось на внутреннем рынке. Началось строительство дешевого жилья. Правительство предоставляло ссуды крестьянам, хозяйства которых пострадали от военных разрушений, а также ссуды на обзаведение хозяйством для молодых крестьян.

Оператор железнодорожного транспорта - SNCF (Société Nationale des Chemins de fer Français - "Национальная компания французских железных дорог"), оператор городского общественного транспорта Парижа - RATP (Régie Autonome des Transports Parisiens - "Автономное учреждение Парижского транспорта"), оператор почтовой связи и проводной телефонии - PTT (Postes, télégraphes et téléphones - Почты, телеграфы и телефоны").

Президенты и политики

Президентами республики были:

Другие заметные политические фигуры: премьер-министры Рене Плевен (дважды), Ги Молле (19561957); Антуан Пине, Робер Шуман, Пьер Пфлимлен.

Государственное устройство

Законодательные орган — Совет Республики, избиравшийся Национальным Собранием и коллегиями выборщиков, и Национальное Собрание, избиравшееся народом, глава государства — Президент, избираемый Национальным Собранием и Советом Республики, исполнительный орган — Совет Министров, состоящий из Председателя Совета Министров и министры, назначавшийся Президентом и нёсший ответственность перед Национальным Собранием, орган конституционного надзора — Конституционный комитет, назначавшийся Национальным Собранием и Советом Республики, орган для подбора кадров на должности судей — Высший совет магистратуры, назначавшийся Национальным Собранием и судьями.

Политические партии

Левые

Левоцентристские

Центристские

Правоцентристские

Правые

Административное деление

Франция в этот период являлась централизованным унитарным государством. Территория делилась на департаменты, департаменты на общины. Представительные органы департаментов — генеральные советы, общин — общинные советы.

22 округа региональных мероприятий (фр. circonscriptions d'action régionale):

  • (Северо-Восток)
    • Эльзас
    • Лотарингия
    • Шампень-Арденны
    • Бургундия
    • Франш-Конте
  • (Северо-Запад)
    • Нор-па-де-Кале
    • Пикардия
    • Иль-де-Франс
    • Верхняя Нормандия
    • Нижняя Нормандия
    • Бретань
    • Страна Луары
    • Центр - Долина Луары
  • (Юго-Запад)
    • Лимузен
    • Аквитания
    • Пиринеи-Юг
  • (Юго-Восток)
    • Овернь
    • Рона
    • Альпы
    • Прованс и Корсика
    • Лангедок-Руссильон

4 Заморских департамента (les départements d'outre-mer):

Заморские территории (les territoires d'outre-mer):

Правовая система

Высшая судебная инстанция — Кассационный суд, суды апелляционной инстанции — апелляционные суды, суды первой инстанции — трибуналы, низшее звено судебной системы — трибуналы инстанций.

Средства массовой информации

Единственная телерадиокомпания — «Французское радиовещания и телевидение» (Radiodiffusion-télévision française, RTF), принадлежала государству, включала в себя:

  • радиостанции:
    • Le Programme National
    • Le Programme Parisien
    • региональные радиостанции:
      • (Северо-Восток)
        • Radio Strasbourg (Эльзас)
        • Radio Nancy (Лотарингия и Шампань-Арденны)
      • (Северо-Запад)
        • Radio Normandie (Иль-де-Франс, Нормандия, Центр)
        • Radio Rennes / Radio Bretagne (Бретань и Страна Луары)
      • (Юго-Восток)
        • Radio Lyon (Овернь, Рона и Альпы)
      • (Юго-Запад)
        • Toulouse-Pyrénées (Пиринеи-Юг)
    • Paris Inter
    • Le Programme en modulation de fréquence

В каждом из регионов вещало 4 программы - Paris Inter на длинных волнах из Парижа, Europe no 1 из Саарбрюкена, Radio Monte-Carlo из Монако, Andorradio из Андорры, Radio Luxembourg из Люксембурга, Le Programme National, Le Programme Parisien, и одна из региональных радиостанций, ретранслируя до 20.30 передачи Le Programme Parisien, на средних и Le Programme en modulation de fréquence на ультракоротких.

  • телеканал:
    • RTF Télévision, имел 4 региональные вставки:
      • Télé Strasbourg
      • Télé Lille
      • Télé Marseille Provence
      • Télé Lyon

Контроль за соблюдением законов о СМИ осуществлял Центральный совет радиовещания (Conseil central de la Radiodiffusion)[1]

Напишите отзыв о статье "Четвёртая французская республика"

Примечания

  1. [www.radiofrance.fr/l-entreprise/histoire-de-la-radiodiffusion/archives-historiques/les-programmes Les programmes]

Ссылки

  • [www.gumer.info/bibliotek_Buks/Pravo/krash_hrest/11.php Конституция Франции 1946 года]
  • [www.booksite.ru/localtxt/hre/sto/mat/iay/vse/obs/ist/gos/pra/hrestomatiay_vseobs_ist_gos_pra/17.htm Конституция Франции 1946 года, избирательный закон 1946 года и пересмотр избирательного закона 1951 года]
  • [www.refbank.ru/igip/20/igip20.html Реферат «Конституция Франции 1946 г.»]
  • [www.coolreferat.com/%D0%A4%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5_%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B9_%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%8B._%D0%A7%D0%B5%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B0%D1%8F_%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0 Курсовая работа «Франция после Второй мировой войны»]
  • [www.assemblee-nationale.fr/histoire/constitution-projet-avril-1946.asp Проект конституции от 1945 года]


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Четвёртая французская республика

– Отчего вы не говорите? – обратилась княжна к старому старику, который, облокотившись на палку, стоял перед ней. – Скажи, ежели ты думаешь, что еще что нибудь нужно. Я все сделаю, – сказала она, уловив его взгляд. Но он, как бы рассердившись за это, опустил совсем голову и проговорил:
– Чего соглашаться то, не нужно нам хлеба.
– Что ж, нам все бросить то? Не согласны. Не согласны… Нет нашего согласия. Мы тебя жалеем, а нашего согласия нет. Поезжай сама, одна… – раздалось в толпе с разных сторон. И опять на всех лицах этой толпы показалось одно и то же выражение, и теперь это было уже наверное не выражение любопытства и благодарности, а выражение озлобленной решительности.
– Да вы не поняли, верно, – с грустной улыбкой сказала княжна Марья. – Отчего вы не хотите ехать? Я обещаю поселить вас, кормить. А здесь неприятель разорит вас…
Но голос ее заглушали голоса толпы.
– Нет нашего согласия, пускай разоряет! Не берем твоего хлеба, нет согласия нашего!
Княжна Марья старалась уловить опять чей нибудь взгляд из толпы, но ни один взгляд не был устремлен на нее; глаза, очевидно, избегали ее. Ей стало странно и неловко.
– Вишь, научила ловко, за ней в крепость иди! Дома разори да в кабалу и ступай. Как же! Я хлеб, мол, отдам! – слышались голоса в толпе.
Княжна Марья, опустив голову, вышла из круга и пошла в дом. Повторив Дрону приказание о том, чтобы завтра были лошади для отъезда, она ушла в свою комнату и осталась одна с своими мыслями.


Долго эту ночь княжна Марья сидела у открытого окна в своей комнате, прислушиваясь к звукам говора мужиков, доносившегося с деревни, но она не думала о них. Она чувствовала, что, сколько бы она ни думала о них, она не могла бы понять их. Она думала все об одном – о своем горе, которое теперь, после перерыва, произведенного заботами о настоящем, уже сделалось для нее прошедшим. Она теперь уже могла вспоминать, могла плакать и могла молиться. С заходом солнца ветер затих. Ночь была тихая и свежая. В двенадцатом часу голоса стали затихать, пропел петух, из за лип стала выходить полная луна, поднялся свежий, белый туман роса, и над деревней и над домом воцарилась тишина.
Одна за другой представлялись ей картины близкого прошедшего – болезни и последних минут отца. И с грустной радостью она теперь останавливалась на этих образах, отгоняя от себя с ужасом только одно последнее представление его смерти, которое – она чувствовала – она была не в силах созерцать даже в своем воображении в этот тихий и таинственный час ночи. И картины эти представлялись ей с такой ясностью и с такими подробностями, что они казались ей то действительностью, то прошедшим, то будущим.
То ей живо представлялась та минута, когда с ним сделался удар и его из сада в Лысых Горах волокли под руки и он бормотал что то бессильным языком, дергал седыми бровями и беспокойно и робко смотрел на нее.
«Он и тогда хотел сказать мне то, что он сказал мне в день своей смерти, – думала она. – Он всегда думал то, что он сказал мне». И вот ей со всеми подробностями вспомнилась та ночь в Лысых Горах накануне сделавшегося с ним удара, когда княжна Марья, предчувствуя беду, против его воли осталась с ним. Она не спала и ночью на цыпочках сошла вниз и, подойдя к двери в цветочную, в которой в эту ночь ночевал ее отец, прислушалась к его голосу. Он измученным, усталым голосом говорил что то с Тихоном. Ему, видно, хотелось поговорить. «И отчего он не позвал меня? Отчего он не позволил быть мне тут на месте Тихона? – думала тогда и теперь княжна Марья. – Уж он не выскажет никогда никому теперь всего того, что было в его душе. Уж никогда не вернется для него и для меня эта минута, когда бы он говорил все, что ему хотелось высказать, а я, а не Тихон, слушала бы и понимала его. Отчего я не вошла тогда в комнату? – думала она. – Может быть, он тогда же бы сказал мне то, что он сказал в день смерти. Он и тогда в разговоре с Тихоном два раза спросил про меня. Ему хотелось меня видеть, а я стояла тут, за дверью. Ему было грустно, тяжело говорить с Тихоном, который не понимал его. Помню, как он заговорил с ним про Лизу, как живую, – он забыл, что она умерла, и Тихон напомнил ему, что ее уже нет, и он закричал: „Дурак“. Ему тяжело было. Я слышала из за двери, как он, кряхтя, лег на кровать и громко прокричал: „Бог мой!Отчего я не взошла тогда? Что ж бы он сделал мне? Что бы я потеряла? А может быть, тогда же он утешился бы, он сказал бы мне это слово“. И княжна Марья вслух произнесла то ласковое слово, которое он сказал ей в день смерти. «Ду ше нь ка! – повторила княжна Марья это слово и зарыдала облегчающими душу слезами. Она видела теперь перед собою его лицо. И не то лицо, которое она знала с тех пор, как себя помнила, и которое она всегда видела издалека; а то лицо – робкое и слабое, которое она в последний день, пригибаясь к его рту, чтобы слышать то, что он говорил, в первый раз рассмотрела вблизи со всеми его морщинами и подробностями.
«Душенька», – повторила она.
«Что он думал, когда сказал это слово? Что он думает теперь? – вдруг пришел ей вопрос, и в ответ на это она увидала его перед собой с тем выражением лица, которое у него было в гробу на обвязанном белым платком лице. И тот ужас, который охватил ее тогда, когда она прикоснулась к нему и убедилась, что это не только не был он, но что то таинственное и отталкивающее, охватил ее и теперь. Она хотела думать о другом, хотела молиться и ничего не могла сделать. Она большими открытыми глазами смотрела на лунный свет и тени, всякую секунду ждала увидеть его мертвое лицо и чувствовала, что тишина, стоявшая над домом и в доме, заковывала ее.
– Дуняша! – прошептала она. – Дуняша! – вскрикнула она диким голосом и, вырвавшись из тишины, побежала к девичьей, навстречу бегущим к ней няне и девушкам.


17 го августа Ростов и Ильин, сопутствуемые только что вернувшимся из плена Лаврушкой и вестовым гусаром, из своей стоянки Янково, в пятнадцати верстах от Богучарова, поехали кататься верхами – попробовать новую, купленную Ильиным лошадь и разузнать, нет ли в деревнях сена.
Богучарово находилось последние три дня между двумя неприятельскими армиями, так что так же легко мог зайти туда русский арьергард, как и французский авангард, и потому Ростов, как заботливый эскадронный командир, желал прежде французов воспользоваться тем провиантом, который оставался в Богучарове.
Ростов и Ильин были в самом веселом расположении духа. Дорогой в Богучарово, в княжеское именье с усадьбой, где они надеялись найти большую дворню и хорошеньких девушек, они то расспрашивали Лаврушку о Наполеоне и смеялись его рассказам, то перегонялись, пробуя лошадь Ильина.
Ростов и не знал и не думал, что эта деревня, в которую он ехал, была именье того самого Болконского, который был женихом его сестры.
Ростов с Ильиным в последний раз выпустили на перегонку лошадей в изволок перед Богучаровым, и Ростов, перегнавший Ильина, первый вскакал в улицу деревни Богучарова.
– Ты вперед взял, – говорил раскрасневшийся Ильин.
– Да, всё вперед, и на лугу вперед, и тут, – отвечал Ростов, поглаживая рукой своего взмылившегося донца.
– А я на французской, ваше сиятельство, – сзади говорил Лаврушка, называя французской свою упряжную клячу, – перегнал бы, да только срамить не хотел.
Они шагом подъехали к амбару, у которого стояла большая толпа мужиков.
Некоторые мужики сняли шапки, некоторые, не снимая шапок, смотрели на подъехавших. Два старые длинные мужика, с сморщенными лицами и редкими бородами, вышли из кабака и с улыбками, качаясь и распевая какую то нескладную песню, подошли к офицерам.
– Молодцы! – сказал, смеясь, Ростов. – Что, сено есть?
– И одинакие какие… – сказал Ильин.
– Развесе…oo…ооо…лая бесе… бесе… – распевали мужики с счастливыми улыбками.
Один мужик вышел из толпы и подошел к Ростову.
– Вы из каких будете? – спросил он.
– Французы, – отвечал, смеючись, Ильин. – Вот и Наполеон сам, – сказал он, указывая на Лаврушку.
– Стало быть, русские будете? – переспросил мужик.
– А много вашей силы тут? – спросил другой небольшой мужик, подходя к ним.
– Много, много, – отвечал Ростов. – Да вы что ж собрались тут? – прибавил он. – Праздник, что ль?
– Старички собрались, по мирскому делу, – отвечал мужик, отходя от него.
В это время по дороге от барского дома показались две женщины и человек в белой шляпе, шедшие к офицерам.
– В розовом моя, чур не отбивать! – сказал Ильин, заметив решительно подвигавшуюся к нему Дуняшу.
– Наша будет! – подмигнув, сказал Ильину Лаврушка.
– Что, моя красавица, нужно? – сказал Ильин, улыбаясь.
– Княжна приказали узнать, какого вы полка и ваши фамилии?
– Это граф Ростов, эскадронный командир, а я ваш покорный слуга.
– Бе…се…е…ду…шка! – распевал пьяный мужик, счастливо улыбаясь и глядя на Ильина, разговаривающего с девушкой. Вслед за Дуняшей подошел к Ростову Алпатыч, еще издали сняв свою шляпу.
– Осмелюсь обеспокоить, ваше благородие, – сказал он с почтительностью, но с относительным пренебрежением к юности этого офицера и заложив руку за пазуху. – Моя госпожа, дочь скончавшегося сего пятнадцатого числа генерал аншефа князя Николая Андреевича Болконского, находясь в затруднении по случаю невежества этих лиц, – он указал на мужиков, – просит вас пожаловать… не угодно ли будет, – с грустной улыбкой сказал Алпатыч, – отъехать несколько, а то не так удобно при… – Алпатыч указал на двух мужиков, которые сзади так и носились около него, как слепни около лошади.
– А!.. Алпатыч… А? Яков Алпатыч!.. Важно! прости ради Христа. Важно! А?.. – говорили мужики, радостно улыбаясь ему. Ростов посмотрел на пьяных стариков и улыбнулся.
– Или, может, это утешает ваше сиятельство? – сказал Яков Алпатыч с степенным видом, не заложенной за пазуху рукой указывая на стариков.
– Нет, тут утешенья мало, – сказал Ростов и отъехал. – В чем дело? – спросил он.
– Осмелюсь доложить вашему сиятельству, что грубый народ здешний не желает выпустить госпожу из имения и угрожает отпречь лошадей, так что с утра все уложено и ее сиятельство не могут выехать.
– Не может быть! – вскрикнул Ростов.
– Имею честь докладывать вам сущую правду, – повторил Алпатыч.
Ростов слез с лошади и, передав ее вестовому, пошел с Алпатычем к дому, расспрашивая его о подробностях дела. Действительно, вчерашнее предложение княжны мужикам хлеба, ее объяснение с Дроном и с сходкою так испортили дело, что Дрон окончательно сдал ключи, присоединился к мужикам и не являлся по требованию Алпатыча и что поутру, когда княжна велела закладывать, чтобы ехать, мужики вышли большой толпой к амбару и выслали сказать, что они не выпустят княжны из деревни, что есть приказ, чтобы не вывозиться, и они выпрягут лошадей. Алпатыч выходил к ним, усовещивая их, но ему отвечали (больше всех говорил Карп; Дрон не показывался из толпы), что княжну нельзя выпустить, что на то приказ есть; а что пускай княжна остается, и они по старому будут служить ей и во всем повиноваться.
В ту минуту, когда Ростов и Ильин проскакали по дороге, княжна Марья, несмотря на отговариванье Алпатыча, няни и девушек, велела закладывать и хотела ехать; но, увидав проскакавших кавалеристов, их приняли за французов, кучера разбежались, и в доме поднялся плач женщин.
– Батюшка! отец родной! бог тебя послал, – говорили умиленные голоса, в то время как Ростов проходил через переднюю.
Княжна Марья, потерянная и бессильная, сидела в зале, в то время как к ней ввели Ростова. Она не понимала, кто он, и зачем он, и что с нею будет. Увидав его русское лицо и по входу его и первым сказанным словам признав его за человека своего круга, она взглянула на него своим глубоким и лучистым взглядом и начала говорить обрывавшимся и дрожавшим от волнения голосом. Ростову тотчас же представилось что то романическое в этой встрече. «Беззащитная, убитая горем девушка, одна, оставленная на произвол грубых, бунтующих мужиков! И какая то странная судьба натолкнула меня сюда! – думал Ростов, слушяя ее и глядя на нее. – И какая кротость, благородство в ее чертах и в выражении! – думал он, слушая ее робкий рассказ.
Когда она заговорила о том, что все это случилось на другой день после похорон отца, ее голос задрожал. Она отвернулась и потом, как бы боясь, чтобы Ростов не принял ее слова за желание разжалобить его, вопросительно испуганно взглянула на него. У Ростова слезы стояли в глазах. Княжна Марья заметила это и благодарно посмотрела на Ростова тем своим лучистым взглядом, который заставлял забывать некрасивость ее лица.
– Не могу выразить, княжна, как я счастлив тем, что я случайно заехал сюда и буду в состоянии показать вам свою готовность, – сказал Ростов, вставая. – Извольте ехать, и я отвечаю вам своей честью, что ни один человек не посмеет сделать вам неприятность, ежели вы мне только позволите конвоировать вас, – и, почтительно поклонившись, как кланяются дамам царской крови, он направился к двери.
Почтительностью своего тона Ростов как будто показывал, что, несмотря на то, что он за счастье бы счел свое знакомство с нею, он не хотел пользоваться случаем ее несчастия для сближения с нею.
Княжна Марья поняла и оценила этот тон.
– Я очень, очень благодарна вам, – сказала ему княжна по французски, – но надеюсь, что все это было только недоразуменье и что никто не виноват в том. – Княжна вдруг заплакала. – Извините меня, – сказала она.
Ростов, нахмурившись, еще раз низко поклонился и вышел из комнаты.


– Ну что, мила? Нет, брат, розовая моя прелесть, и Дуняшей зовут… – Но, взглянув на лицо Ростова, Ильин замолк. Он видел, что его герой и командир находился совсем в другом строе мыслей.
Ростов злобно оглянулся на Ильина и, не отвечая ему, быстрыми шагами направился к деревне.
– Я им покажу, я им задам, разбойникам! – говорил он про себя.
Алпатыч плывущим шагом, чтобы только не бежать, рысью едва догнал Ростова.
– Какое решение изволили принять? – сказал он, догнав его.
Ростов остановился и, сжав кулаки, вдруг грозно подвинулся на Алпатыча.
– Решенье? Какое решенье? Старый хрыч! – крикнул он на него. – Ты чего смотрел? А? Мужики бунтуют, а ты не умеешь справиться? Ты сам изменник. Знаю я вас, шкуру спущу со всех… – И, как будто боясь растратить понапрасну запас своей горячности, он оставил Алпатыча и быстро пошел вперед. Алпатыч, подавив чувство оскорбления, плывущим шагом поспевал за Ростовым и продолжал сообщать ему свои соображения. Он говорил, что мужики находились в закоснелости, что в настоящую минуту было неблагоразумно противуборствовать им, не имея военной команды, что не лучше ли бы было послать прежде за командой.