Чимбу

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Чимбу
Численность и ареал

Всего: около 250 тысяч
Папуа — Новая Гвинея

Язык

чимбу

Религия

католицизм, протестантизм, традиционные верования

Чимбу, куман — папуасский народ, обитающий в центральной горной части Папуа — Новой Гвинеи. Поселение Кундиава — административный центр страны чимбу — расположено в одном из многочисленных отрогов долины, образованной рекой Чимбу и лежащей на высоте примерно двух тысяч метров над уровнем моря. Численность около 250 тыс. человек.





Язык

Говорят на языке чимбу трансновогвинейской филы [1].

Религия

Значительная часть чимбу — католики и протестанты, также сохраняются традиционные верования. Распространены синкретические христианско-анимистические культы [1].

Традиционные занятия

Основное занятие чимбу — ручное земледелие в высокогорных областях, основная культура — батат. Широко распространено свиноводство. С середины XX века разводят также крупный рогатый скот, лошадей и кур, выращивают кофе, в основном на продажу. Развито отходничество [1].

Социальный строй

Традиционное поселение состоит, как правило, из мужского дома и разбросанных вокруг него домов, где живут замужние женщины с детьми (там же содержат свиней). Хижины, построенные из дерева, бамбука или тростника, достигают десяти метров в длину [1].

Чимбу подразделяются как на территориально-локализованные племена, так и на разобщённые неэкзогамные фратрии, объединяющие по несколько патрилинейных родов. Экзогамные запреты распространяются и на подрод матери [1].

Племена имеют предковый род. «Предок» рода мыслится как группа братьев. Так, один из родов происходит от 7 братьев, и все мужчины рода — их сыновья, «одна кровь» [2].

Во всех областях традиционной жизни чимбу доминируют мужчины. Брак у чимбу патрилокальный, в прошлом полигинный, ныне моногамный. Традиционно сопровождается большим брачным выкупом, зачастую состоящим из самых дорогих для чимбу животных — свиней [1].

Традиции

Бугла генде — праздник, который отмечается раз в пять или десять лет, когда убивают тысячи свиней. Все многолетние труды чимбу завершаются этой торжественной бойней, для которой нужно приготовить огромное число животных. А они, так же как и люди, питаются в этой долине только сладким картофелем — бататом. В годы, предшествующие бугла генде, папуасы расчищают все новые и новые поля для того, чтобы обеспечить корм непрерывно увеличивающемуся поголовью свиней, число которых в этот период в несколько раз превышает население долины. После того как жители долины отметят свой праздник, за несколько дней истребив всех свиней, многие поля становятся ненужными. А так как папуасы ещё не научились производить больше, чем они потребляют, то эти земельные участки просто бросают. Праздник Свиней сопровождается церемониями раздачи имущества типа потлача. Во время этого праздника устанавливались связи и знакомства между молодыми людьми, пользовавшимися добрачной половой свободой [3].

Свиней приносят в жертву не только во время бугла генде, но и в других случаях, например перед началом охоты, в знак благодарности за ниспосланный духами хороший урожай, перед началом строительства новой хижины, в случае смерти человека. Когда умирает вождь, то убивают сразу несколько десятков свиней [3].

Напишите отзыв о статье "Чимбу"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 Членов 1999: 682
  2. Brown 1988: 127
  3. 1 2 Бутинов 1968: 108

Литература

  • Членов М. А. Чимбу // Народы и религии мира / Глав. ред. В. А. Тишков. М.: Большая Российская Энциклопедия, 1999, с. 682.
  • Бутинов Н. А. Папуасы Новой Гвинеи: (хозяйство, общественный строй). — М.: Наука, 1968.
  • Brown, P. Chimbu and stranger. Ethnology // Vol. 31, N 1. — P. 27-43, 1992.
  • Brown, P. Gender and social change: new forms of independence for Simbu women. Oceania // Vol. 59, N 2. — P. 123—142, 1988.

Ссылки

  • [en.wikipedia.org/wiki/Kuman_language_%28New_Guinea%29 Kuman — the language of Simbu]
  • [en.wikipedia.org/wiki/Kundiawa Kundiawa — the capital of Simbu Province]
  • [en.wikipedia.org/wiki/Simbu_Province Simbu Province]
  • [www.smh.com.au/news/tv-reviews/compass-papa-bilong-chimbu/2008/03/14/1205126183400.html Sidney Morning Herald. Compass: Papa Bilong Chimbu.]

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Чимбу


Депо, и пленные, и обоз маршала остановились в деревне Шамшеве. Все сбилось в кучу у костров. Пьер подошел к костру, поел жареного лошадиного мяса, лег спиной к огню и тотчас же заснул. Он спал опять тем же сном, каким он спал в Можайске после Бородина.
Опять события действительности соединялись с сновидениями, и опять кто то, сам ли он или кто другой, говорил ему мысли, и даже те же мысли, которые ему говорились в Можайске.
«Жизнь есть всё. Жизнь есть бог. Все перемещается и движется, и это движение есть бог. И пока есть жизнь, есть наслаждение самосознания божества. Любить жизнь, любить бога. Труднее и блаженнее всего любить эту жизнь в своих страданиях, в безвинности страданий».
«Каратаев» – вспомнилось Пьеру.
И вдруг Пьеру представился, как живой, давно забытый, кроткий старичок учитель, который в Швейцарии преподавал Пьеру географию. «Постой», – сказал старичок. И он показал Пьеру глобус. Глобус этот был живой, колеблющийся шар, не имеющий размеров. Вся поверхность шара состояла из капель, плотно сжатых между собой. И капли эти все двигались, перемещались и то сливались из нескольких в одну, то из одной разделялись на многие. Каждая капля стремилась разлиться, захватить наибольшее пространство, но другие, стремясь к тому же, сжимали ее, иногда уничтожали, иногда сливались с нею.
– Вот жизнь, – сказал старичок учитель.
«Как это просто и ясно, – подумал Пьер. – Как я мог не знать этого прежде».
– В середине бог, и каждая капля стремится расшириться, чтобы в наибольших размерах отражать его. И растет, сливается, и сжимается, и уничтожается на поверхности, уходит в глубину и опять всплывает. Вот он, Каратаев, вот разлился и исчез. – Vous avez compris, mon enfant, [Понимаешь ты.] – сказал учитель.
– Vous avez compris, sacre nom, [Понимаешь ты, черт тебя дери.] – закричал голос, и Пьер проснулся.
Он приподнялся и сел. У костра, присев на корточках, сидел француз, только что оттолкнувший русского солдата, и жарил надетое на шомпол мясо. Жилистые, засученные, обросшие волосами, красные руки с короткими пальцами ловко поворачивали шомпол. Коричневое мрачное лицо с насупленными бровями ясно виднелось в свете угольев.
– Ca lui est bien egal, – проворчал он, быстро обращаясь к солдату, стоявшему за ним. – …brigand. Va! [Ему все равно… разбойник, право!]
И солдат, вертя шомпол, мрачно взглянул на Пьера. Пьер отвернулся, вглядываясь в тени. Один русский солдат пленный, тот, которого оттолкнул француз, сидел у костра и трепал по чем то рукой. Вглядевшись ближе, Пьер узнал лиловую собачонку, которая, виляя хвостом, сидела подле солдата.
– А, пришла? – сказал Пьер. – А, Пла… – начал он и не договорил. В его воображении вдруг, одновременно, связываясь между собой, возникло воспоминание о взгляде, которым смотрел на него Платон, сидя под деревом, о выстреле, слышанном на том месте, о вое собаки, о преступных лицах двух французов, пробежавших мимо его, о снятом дымящемся ружье, об отсутствии Каратаева на этом привале, и он готов уже был понять, что Каратаев убит, но в то же самое мгновенье в его душе, взявшись бог знает откуда, возникло воспоминание о вечере, проведенном им с красавицей полькой, летом, на балконе своего киевского дома. И все таки не связав воспоминаний нынешнего дня и не сделав о них вывода, Пьер закрыл глаза, и картина летней природы смешалась с воспоминанием о купанье, о жидком колеблющемся шаре, и он опустился куда то в воду, так что вода сошлась над его головой.
Перед восходом солнца его разбудили громкие частые выстрелы и крики. Мимо Пьера пробежали французы.
– Les cosaques! [Казаки!] – прокричал один из них, и через минуту толпа русских лиц окружила Пьера.
Долго не мог понять Пьер того, что с ним было. Со всех сторон он слышал вопли радости товарищей.
– Братцы! Родимые мои, голубчики! – плача, кричали старые солдаты, обнимая казаков и гусар. Гусары и казаки окружали пленных и торопливо предлагали кто платья, кто сапоги, кто хлеба. Пьер рыдал, сидя посреди их, и не мог выговорить ни слова; он обнял первого подошедшего к нему солдата и, плача, целовал его.
Долохов стоял у ворот разваленного дома, пропуская мимо себя толпу обезоруженных французов. Французы, взволнованные всем происшедшим, громко говорили между собой; но когда они проходили мимо Долохова, который слегка хлестал себя по сапогам нагайкой и глядел на них своим холодным, стеклянным, ничего доброго не обещающим взглядом, говор их замолкал. С другой стороны стоял казак Долохова и считал пленных, отмечая сотни чертой мела на воротах.