Чирковичи (Светлогорский район)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Агрогородок
Чирковичи
белор. Чыркавічы
Страна
Белоруссия
Область
Гомельская
Район
Сельсовет
Координаты
Первое упоминание
Население
1101 человек (2004)
Часовой пояс
Телефонный код
+375 2342

Чирковичи (белор. Чыркавічы) — агрогородок, центр Чирковичского сельсовета Светлогорского района Гомельской области Беларуси.





География

Расположение

В 10 км на северо-запад от Светлогорска, 10 км от железнодорожной станции Светлогорск-на-Березине (на линии ЖлобинКалинковичи), 120 км от Гомеля.

Гидрография

На реке Чирка (приток реки Жердянка).

Транспортная сеть

На автодороге Светлогорск — Паричи. Планировка состоит из прямолинейной широтной улицы, к центру которой с юга присоединяется переулок, а на востоке пересекается короткой улицей. На севере, параллельно к главной расположена короткая прямолинейная улица. Застройка деревянная, усадебного типа.

История

Согласно письменным источникам известна с XVI века как деревня в Речицком повете Минского воеводства Великого княжества Литовского, великокняжеская собственность. Согласно инвентаря Бобруйского староства 1639 года село, 26 дымов из которых 15 заселённых, 40 валок земли, из которых 25 пустые.

После 2-го раздела Речи Посполитой (1793 год) в составе Российской империи. В 1840 году на средства помещика П. П. Пущина построено вместо обветшавшего новое деревянное здание Петро-Павловской церкви (в её архиве сохранялись метрические книги и приходские списки с 1799 года). В издании «Живописная Россия» упоминается как местечко. В 1885 году 2 церкви, школа. Согласно переписи 1897 года действовали хлебозапасный магазин, трактир. В 1908 году фельдшерский пункт, в Паричской волости Бобруйского уезда Минской губернии.

С 20 августа 1924 года центр Чирковичского сельсовета Паричского, с 29 июля 1961 года Светлогорского районов Бобруйского (до 26 июля 1930 года) округа, с 20 февраля 1938 года Полесской, с 8 января 1954 года Гомельской областей.

В 1929 году организован колхоз «Новый мир», работала кузница. Во время Великой Отечественной войны оккупанты частично сожгли деревню. В ноябре 1943 года части 65-й армии освободили деревню, но в декабре, сконцентрировав на этом участке крупные силы, нацисты начали наступление и советские войска вынуждены были отступить. На помощь пришла 194-я стрелковая дивизия 48-й армии, и немецкое наступление было остановлено. В ходе боёв погибли 2275 советских солдат (похоронены на южной окраине). Согласно переписи 1959 года центр КСУП «Березина». Располагались швейная мастерская, лесничество, средняя и музыкальная школы, Дом культуры, библиотека, детский сад, фельдшерско-акушерский пункт, отделение связи, аэроклуб, магазин.

В состав Чирковичского сельсовета входили (в настоящее время не существующие)) до 1939 года посёлки Александровка, Кунное и Соломенка, хутора Ореховка, Вежка, Дуброва, За Бродом, Зарожье, Звезда, Зайванев Заклетное, Кижин, Конская Сторона, Кромены, Красная, Корма, Кравчая, Кунное, Лужки, Млынок, Нигичов Покровка, Сердов, Стража, Чырвоный Рог, Чирчаны, Язвы. 14 января 1944 года оккупанты сожгли деревню Ала вместе с жителями (34 двора, 168 человек, не возродилась, увековечена в мемориальном комплексе «Хатынь»). Не существуют с 1967 года деревня Старина, с 1975 года — деревня Светоч (до 1964 — Какаль, вошла в границы Светлогорска) и с 1995 года — хутор Николаевка.

Население

Численность

  • 2004 год — 434 хозяйства, 1101 житель.

Динамика

  • 1639 год — 26 дымов.
  • 1885 год — 92 двора, 611 жителей.
  • 1897 год — 149 дворов, 858 жителей (согласно переписи).
  • 1908 год — 165 дворов, 999 жителей.
  • 1917 год — 208 дворов 1194 жителя.
  • 1925 год — 220 дворов.
  • 1959 год — 883 жителя (согласно переписи).
  • 2004 год — 434 хозяйства, 1101 житель.

Известные уроженцы

См. также

Напишите отзыв о статье "Чирковичи (Светлогорский район)"

Литература

  • Гарады і вёскі Беларусі: Энцыклапедыя. Т.2, кн.2. Гомельская вобласць/С. В. Марцэлеў; Рэдкалегія: Г. П. Пашкоў (галоўны рэдактар) і інш. — Мн.: БелЭн, 2005. 520с.: іл. Тыраж 4000 экз. ISBN 985-11-0330-6 ISBN 985-11-0302-0

Ссылки


Отрывок, характеризующий Чирковичи (Светлогорский район)

Потом мои досуги и последние дни были бы посвящены, с помощью императрицы и во время царственного воспитывания моего сына, на то, чтобы мало помалу посещать, как настоящая деревенская чета, на собственных лошадях, все уголки государства, принимая жалобы, устраняя несправедливости, рассевая во все стороны и везде здания и благодеяния.]
Он, предназначенный провидением на печальную, несвободную роль палача народов, уверял себя, что цель его поступков была благо народов и что он мог руководить судьбами миллионов и путем власти делать благодеяния!
«Des 400000 hommes qui passerent la Vistule, – писал он дальше о русской войне, – la moitie etait Autrichiens, Prussiens, Saxons, Polonais, Bavarois, Wurtembergeois, Mecklembourgeois, Espagnols, Italiens, Napolitains. L'armee imperiale, proprement dite, etait pour un tiers composee de Hollandais, Belges, habitants des bords du Rhin, Piemontais, Suisses, Genevois, Toscans, Romains, habitants de la 32 e division militaire, Breme, Hambourg, etc.; elle comptait a peine 140000 hommes parlant francais. L'expedition do Russie couta moins de 50000 hommes a la France actuelle; l'armee russe dans la retraite de Wilna a Moscou, dans les differentes batailles, a perdu quatre fois plus que l'armee francaise; l'incendie de Moscou a coute la vie a 100000 Russes, morts de froid et de misere dans les bois; enfin dans sa marche de Moscou a l'Oder, l'armee russe fut aussi atteinte par, l'intemperie de la saison; elle ne comptait a son arrivee a Wilna que 50000 hommes, et a Kalisch moins de 18000».
[Из 400000 человек, которые перешли Вислу, половина была австрийцы, пруссаки, саксонцы, поляки, баварцы, виртембергцы, мекленбургцы, испанцы, итальянцы и неаполитанцы. Императорская армия, собственно сказать, была на треть составлена из голландцев, бельгийцев, жителей берегов Рейна, пьемонтцев, швейцарцев, женевцев, тосканцев, римлян, жителей 32 й военной дивизии, Бремена, Гамбурга и т.д.; в ней едва ли было 140000 человек, говорящих по французски. Русская экспедиция стоила собственно Франции менее 50000 человек; русская армия в отступлении из Вильны в Москву в различных сражениях потеряла в четыре раза более, чем французская армия; пожар Москвы стоил жизни 100000 русских, умерших от холода и нищеты в лесах; наконец во время своего перехода от Москвы к Одеру русская армия тоже пострадала от суровости времени года; по приходе в Вильну она состояла только из 50000 людей, а в Калише менее 18000.]
Он воображал себе, что по его воле произошла война с Россией, и ужас совершившегося не поражал его душу. Он смело принимал на себя всю ответственность события, и его помраченный ум видел оправдание в том, что в числе сотен тысяч погибших людей было меньше французов, чем гессенцев и баварцев.


Несколько десятков тысяч человек лежало мертвыми в разных положениях и мундирах на полях и лугах, принадлежавших господам Давыдовым и казенным крестьянам, на тех полях и лугах, на которых сотни лет одновременно сбирали урожаи и пасли скот крестьяне деревень Бородина, Горок, Шевардина и Семеновского. На перевязочных пунктах на десятину места трава и земля были пропитаны кровью. Толпы раненых и нераненых разных команд людей, с испуганными лицами, с одной стороны брели назад к Можайску, с другой стороны – назад к Валуеву. Другие толпы, измученные и голодные, ведомые начальниками, шли вперед. Третьи стояли на местах и продолжали стрелять.
Над всем полем, прежде столь весело красивым, с его блестками штыков и дымами в утреннем солнце, стояла теперь мгла сырости и дыма и пахло странной кислотой селитры и крови. Собрались тучки, и стал накрапывать дождик на убитых, на раненых, на испуганных, и на изнуренных, и на сомневающихся людей. Как будто он говорил: «Довольно, довольно, люди. Перестаньте… Опомнитесь. Что вы делаете?»
Измученным, без пищи и без отдыха, людям той и другой стороны начинало одинаково приходить сомнение о том, следует ли им еще истреблять друг друга, и на всех лицах было заметно колебанье, и в каждой душе одинаково поднимался вопрос: «Зачем, для кого мне убивать и быть убитому? Убивайте, кого хотите, делайте, что хотите, а я не хочу больше!» Мысль эта к вечеру одинаково созрела в душе каждого. Всякую минуту могли все эти люди ужаснуться того, что они делали, бросить всо и побежать куда попало.
Но хотя уже к концу сражения люди чувствовали весь ужас своего поступка, хотя они и рады бы были перестать, какая то непонятная, таинственная сила еще продолжала руководить ими, и, запотелые, в порохе и крови, оставшиеся по одному на три, артиллеристы, хотя и спотыкаясь и задыхаясь от усталости, приносили заряды, заряжали, наводили, прикладывали фитили; и ядра так же быстро и жестоко перелетали с обеих сторон и расплюскивали человеческое тело, и продолжало совершаться то страшное дело, которое совершается не по воле людей, а по воле того, кто руководит людьми и мирами.
Тот, кто посмотрел бы на расстроенные зады русской армии, сказал бы, что французам стоит сделать еще одно маленькое усилие, и русская армия исчезнет; и тот, кто посмотрел бы на зады французов, сказал бы, что русским стоит сделать еще одно маленькое усилие, и французы погибнут. Но ни французы, ни русские не делали этого усилия, и пламя сражения медленно догорало.