Чичестерский собор

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Достопримечательность
Собор Святой Троицы в Чичестере
The Cathedral Church of The Holy Trinitiy
Страна Великобритания
Город Чичестер
Конфессия Англиканская церковь
Епархия Чичестерская епархия[en] 
Тип здания собор
Архитектурный стиль Норманнский стиль, готика
Строительство 10761108 годы
Состояние Действующий собор
Сайт [www.chichestercathedral.org.uk/ Официальный сайт]

Чичестерский собор, также Собор Святой Троицы (англ. The Cathedral Church of The Holy Trinitiy[1]), — главный собор в Чичестере, в графстве Сассекс, Англия. Строительство собора началось в 1076 году в связи с переездом епископа из Селси в Чичестер.

Собор построен одновременно в норманнском и готическом стиле. Его 82-метровая колокольня видна среди равнинного ландшафта Сассекса на расстоянии многих километров и может служить ориентиром для моряков. Это единственная башня Англии, которая видна с моря[2].

Строительные работы были начаты в 1076 году под руководством епископом Стиганда. Епископ Ральф де Луффи освятил собор в 1108 году как Собор Святой Троицы. В 1187 году пожар уничтожил восточную часть собора и деревянные перекрытия крыши, которые заменили каменным сводом. В XIII веке были пристроены хоры в староанглийском стиле.

В 1262 году папа Урбан IV провозгласил епископа Ричарда Чичистерского святым. Его могила, находившаяся в соборе, привлекала многочисленных паломников, пока в 1538 году она не была уничтожена по распоряжению Генриха VIII.

В XIV веке к собору была пристроена одна башня и капелла Девы Марии. Особенностью собора является 82-метровая колокольня, построенная в 1436 году с северо-западной стороны собора. Колокольня ещё действует и имеет 8 колоколов.

Уничтожение церковных башен во времена Реформации значительно исказило облик собора. Значительные повреждения получил также интерьер. В 1642 году собор получил новые повреждения, когда город заняли войска Оливера Кромвеля. Следующие два века собор стоял в руинах.

Реставрационные работы начались только в 1840-е годы под руководством Дина Джорджа Чендлера. После некоторых неудач реставрацию удалось завершить в 1866 году.

Напишите отзыв о статье "Чичестерский собор"



Примечания

  1. Harry Batsford, Charles Fry: The Cathedrals of England, p. 26
  2. Clifton-Taylor, The Cathedrals of England, Thames & Hudson (1967).

Отрывок, характеризующий Чичестерский собор

Князь Андрей хотел тотчас же уехать, но княжна Марья упросила остаться еще день. В этот день князь Андрей не виделся с отцом, который не выходил и никого не пускал к себе, кроме m lle Bourienne и Тихона, и спрашивал несколько раз о том, уехал ли его сын. На другой день, перед отъездом, князь Андрей пошел на половину сына. Здоровый, по матери кудрявый мальчик сел ему на колени. Князь Андрей начал сказывать ему сказку о Синей Бороде, но, не досказав, задумался. Он думал не об этом хорошеньком мальчике сыне в то время, как он его держал на коленях, а думал о себе. Он с ужасом искал и не находил в себе ни раскаяния в том, что он раздражил отца, ни сожаления о том, что он (в ссоре в первый раз в жизни) уезжает от него. Главнее всего ему было то, что он искал и не находил той прежней нежности к сыну, которую он надеялся возбудить в себе, приласкав мальчика и посадив его к себе на колени.
– Ну, рассказывай же, – говорил сын. Князь Андрей, не отвечая ему, снял его с колон и пошел из комнаты.
Как только князь Андрей оставил свои ежедневные занятия, в особенности как только он вступил в прежние условия жизни, в которых он был еще тогда, когда он был счастлив, тоска жизни охватила его с прежней силой, и он спешил поскорее уйти от этих воспоминаний и найти поскорее какое нибудь дело.
– Ты решительно едешь, Andre? – сказала ему сестра.
– Слава богу, что могу ехать, – сказал князь Андрей, – очень жалею, что ты не можешь.
– Зачем ты это говоришь! – сказала княжна Марья. – Зачем ты это говоришь теперь, когда ты едешь на эту страшную войну и он так стар! M lle Bourienne говорила, что он спрашивал про тебя… – Как только она начала говорить об этом, губы ее задрожали и слезы закапали. Князь Андрей отвернулся от нее и стал ходить по комнате.
– Ах, боже мой! Боже мой! – сказал он. – И как подумаешь, что и кто – какое ничтожество может быть причиной несчастья людей! – сказал он со злобою, испугавшею княжну Марью.
Она поняла, что, говоря про людей, которых он называл ничтожеством, он разумел не только m lle Bourienne, делавшую его несчастие, но и того человека, который погубил его счастие.
– Andre, об одном я прошу, я умоляю тебя, – сказала она, дотрогиваясь до его локтя и сияющими сквозь слезы глазами глядя на него. – Я понимаю тебя (княжна Марья опустила глаза). Не думай, что горе сделали люди. Люди – орудие его. – Она взглянула немного повыше головы князя Андрея тем уверенным, привычным взглядом, с которым смотрят на знакомое место портрета. – Горе послано им, а не людьми. Люди – его орудия, они не виноваты. Ежели тебе кажется, что кто нибудь виноват перед тобой, забудь это и прости. Мы не имеем права наказывать. И ты поймешь счастье прощать.