Чтец (клирик)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Чтец (греч. αναγνώστης, лат. lector) — в христианстве — первая (если не считать степень свещеносца, которая фактически не выделяется в особую)[1] степень низшего клирика, основная задача которого читать во время общественного богослужения некоторые тексты Священного Писания и молитвы.





История

По древней традиции, чтецы не только читали в христианских храмах, но и растолковывали значение трудно понятных текстов, переводили их на языки своей местности (латинский, греческий, арамейский, коптский, сирийский, армянский и др.), произносили проповеди, обучали новообращённых и детей, пели различные гимны (песнопения), занимались благотворительностью, имели и другие церковные служения.

Уже в древней церкви пели, читали и произносили проповеди в храмах только мужчины, и обязательно посвящённые (исключение делалось только рукоположенным диаконисам и монахиням). Поэтому посвящёнными чтецами могут быть только мужчины.

В 1994 году ректор Московской духовной академии и семинарии епископ Филарет (Карагодин), по благословению патриарха Алексия II, ввёл обычай посвящать во чтецов всех выпускников мирян, семинарии и академииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3158 дней]. Такая практика распространилась и на другие семинарии и некоторые духовные училища Русской Православной церкви.

Условия поставления

Более низшей ступенью низших клириков перед чтецом является свещеносец. Если для чтеца нижней границей возраста согласно 42-й главе «От свитка новых заповедей Иустиниана царя», в ней 43-я глава, Кормчей является — 15 лет[2], то свещеносцы не упоминаются ни среди правил Вселенских соборов, ни в Кормчей, по этой причине архиерей может ставить человека в свещеносца с более раннего возраста, с 10 или даже с 7 лет.

Во многих случаях ставленники во диаконы пребывают в духовном сане чтеца (клирика) лишь несколько минут (между посвящением в свещеносцы и посвящением в иподиаконы).

В православной церкви чтецы посвящаются архиереями (в монастырях — игуменами[3]) через особый обрядхиротесию, иначе называемый «поставлением». Это посвящение совершается из свещеносца, после которого может последовать его рукоположение в иподиакона, а затем во диакона, далее — во священника и высшее — во епископа (архиерея). Неженатый и не монашествующий православный чтец (певец) ещё имеет право вступить в христианский брак, а рукоположенный во иподиакона и выше уже не может законно венчаться.

Чинопоследование поставления

Поставление во чтеца обычно совершается в храме в начале Литургии либо сразу после облачения архиерея на кафедре или в алтаре (во время чтения часов), либо уже во время пения антифонов (посреди храма)[4]:

  • Ставленник (или группа ставленников) в подрясниках с поясками выходит из алтаря диаконскими дверями, в два ряда подходит к архиерею и творит ему три земных поклона.
  • Архиерей каждого три́щи зна́менает крестовидно по главе (поставление во свещеносца), и по сем, возложа́ руку на главу его, глаголет первую молитву: Иже всю тварь светом просветивый чудес Твоих Господи,..
  • Начальные молитвы, тропари апостолам, святителям Иоанну Златоусту, Василию Великому, Григорию Двоеслову, „Слава.., И ныне..,“ Богородичен,
  • Крестовидное пострижение волос,
  • Облачение в краткий фелонь,
  • Архиерей второй раз (начинается поставление собственно во чтеца) троекратно благословляет и возлагает руку на главу ставленника/ставленников с молитвой: Господи Боже Вседержителю, избери раба твоего сего и освяти его,..
  • Чтение посвящаемым Апостола, поклонение архиерею,
  • Снятие фелони,
  • Третье троекратное благословение архиереем поставляемого,
  • Осенение архиереем стихаря над крестом,
  • Облачение чтеца/чтецов в стихарь,
  • Назидание архиерея об обязанностях чтеца,
  • Благословение Господне, наречение во чтеца конкретного храма (обычно в котором совершалось посвящение),
  • Вручение чтецу/чтецам лампады (подсвечника со свечой),
  • Если новопоста́вленного чтеца далее не посвящают во иподиакона, то он (или группа новопоставленных чтецов) поворачивается к алтарю, крестится, кланяется, затем поворачивается к архиерею, кланяется ему, и двумя колоннами следует в алтарь диаконскими дверями,
  • Причащение новопоставленных чтецов с мирянами на ближайшей литургии,
  • Поздравление с посвящением и торжественное вручение свидетельства о хиротесии во чтеца.

Принадлежности чтеца

Чтец должен носить подрясник, поясок и скуфью (не всегда). Во время клерикального пострига на свещеносца надевают облачение его сана — малую фелонь[5], которая затем снимается после поставления человека в чтеца, после этого происходит облачение во стихарь[6].

В православных храмах Востока и Греции чтецы (певцы) носят рясы[7][8][9], а пение и чтение богослужебных текстов до сих пор осуществляется по древним традициям с использованием античного (а не современного европейского) нотного стана.

См. также

Недопустимо путать чтеца — клирика, особо посвящённого священноначалием, и псаломщика — одного из прихожан или прихожанок, временно назначенных руководить приходским клиросом, несмотря на то, что клирики, иногда, бывают регентами и хозяйственными работниками при храмах.

Напишите отзыв о статье "Чтец (клирик)"

Примечания

  1. [azbyka.ru/chtec Православная энциклопедия «Азбука веры»]
  2. [kopajglubze.ucoz.ru/load/5 Кормчая, напечатанная с оригинала патриарха Иосифа. — М.: Журнал «Церковь», 1912 (1650). стр 779 или лист 322]
  3. [azbyka.ru/otechnik/Vladislav_Tsypin/tserkovnoe-pravo/17_1 Церковное право, Раздел 17 читать, скачать — протоиерей Владислав Цыпин]
  4. может совершаться и на всенощном бдении и во внебогослужебное время.
  5. [samstar-biblio.ucoz.ru/BolPotrebnik/postSveschenosca.pdf Чин бываемый на поставление свещеносца Большой Потребник]
  6. [www.liturgy.ru/books_sl/arh1?page=198 Архиерейский Чиновник Чин посвящение в чтеца.]
  7. [clip.suabnag.com/Z1lqVzAxVnduMnM5 Греческий-церковный-хор]
  8. [hristiane.info/novosti/vpervy-e-v-rossii-grecheskij-vizantijs/ Впервые в России Греческий Византийский хор исполнит Песнопения Честному Кресту]
  9. [www.pravoslavie.ru/gallery/image9_4047.htm Греческий хор «Мастера певческого искусства»]

Литература

  • Церковные чтецы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Васильев П. П. Дьячок // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Лебедев А. [www.krotov.info/history/05/lebedev/lebedev02.html#1_4 Нижние чины клира в древности]
  • Неселовский А. З. [dlib.rsl.ru/viewer/01003737045#?page=1 Чины хиротесий и хиротоний]
  • Прот. Геннадий Нефедов. [www.klikovo.ru/db/book/msg/8479 ТАИНСТВА И ОБРЯДЫ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ. Глава VII. Таинство Священства]
  • Поснов М. [www.rodon.org/pme/ihc.htm История христианской Церкви (до 1054 г.) Постоянные иерархические и неиерархические служения в Церкви.]
  • [rpczmoskva.org.ru/wp-content/uploads/kanonyII.htm Каноны Православной Церкви. Часть 2-я. Правила Поместных Соборов]
  • [utesheniya.ru/?tag=blazhennyiy-simeon Блаженный Симеон, архиепископ Фессалоникийский Писания Святых Отцов и учителей Церкви, относящиеся к истолкованию православного богослужения (Том 2 и 3)]
  • [www.mepar.ru/library/vedomosti/28/97/ История чинов хиротесий Православной Церкви Иеродиакон Николай (Летуновский)]
  • [www.rokmp.de/hirotesii-vo-chtetsa-v-berlinskoy-eparhii/ Хиротесии во чтеца в Берлинской епархии]

Литература Нечаев, П., Практическое руководство для священнослужителей, СПб., 1892. Суворов, Н., Курс церковного права, т. II, Ярославль, 1890. Использованные материалы Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.

Отрывок, характеризующий Чтец (клирик)

– Хорошо, – сказал князь, затворяя за собою дверь, и Тихон не слыхал более ни малейшего звука в кабинете. Немного погодя, Тихон вошел в кабинет, как будто для того, чтобы поправить свечи. Увидав, что князь лежал на диване, Тихон посмотрел на князя, на его расстроенное лицо, покачал головой, молча приблизился к нему и, поцеловав его в плечо, вышел, не поправив свечей и не сказав, зачем он приходил. Таинство торжественнейшее в мире продолжало совершаться. Прошел вечер, наступила ночь. И чувство ожидания и смягчения сердечного перед непостижимым не падало, а возвышалось. Никто не спал.

Была одна из тех мартовских ночей, когда зима как будто хочет взять свое и высыпает с отчаянной злобой свои последние снега и бураны. Навстречу немца доктора из Москвы, которого ждали каждую минуту и за которым была выслана подстава на большую дорогу, к повороту на проселок, были высланы верховые с фонарями, чтобы проводить его по ухабам и зажорам.
Княжна Марья уже давно оставила книгу: она сидела молча, устремив лучистые глаза на сморщенное, до малейших подробностей знакомое, лицо няни: на прядку седых волос, выбившуюся из под платка, на висящий мешочек кожи под подбородком.
Няня Савишна, с чулком в руках, тихим голосом рассказывала, сама не слыша и не понимая своих слов, сотни раз рассказанное о том, как покойница княгиня в Кишиневе рожала княжну Марью, с крестьянской бабой молдаванкой, вместо бабушки.
– Бог помилует, никогда дохтура не нужны, – говорила она. Вдруг порыв ветра налег на одну из выставленных рам комнаты (по воле князя всегда с жаворонками выставлялось по одной раме в каждой комнате) и, отбив плохо задвинутую задвижку, затрепал штофной гардиной, и пахнув холодом, снегом, задул свечу. Княжна Марья вздрогнула; няня, положив чулок, подошла к окну и высунувшись стала ловить откинутую раму. Холодный ветер трепал концами ее платка и седыми, выбившимися прядями волос.
– Княжна, матушка, едут по прешпекту кто то! – сказала она, держа раму и не затворяя ее. – С фонарями, должно, дохтур…
– Ах Боже мой! Слава Богу! – сказала княжна Марья, – надо пойти встретить его: он не знает по русски.
Княжна Марья накинула шаль и побежала навстречу ехавшим. Когда она проходила переднюю, она в окно видела, что какой то экипаж и фонари стояли у подъезда. Она вышла на лестницу. На столбике перил стояла сальная свеча и текла от ветра. Официант Филипп, с испуганным лицом и с другой свечей в руке, стоял ниже, на первой площадке лестницы. Еще пониже, за поворотом, по лестнице, слышны были подвигавшиеся шаги в теплых сапогах. И какой то знакомый, как показалось княжне Марье, голос, говорил что то.
– Слава Богу! – сказал голос. – А батюшка?
– Почивать легли, – отвечал голос дворецкого Демьяна, бывшего уже внизу.
Потом еще что то сказал голос, что то ответил Демьян, и шаги в теплых сапогах стали быстрее приближаться по невидному повороту лестницы. «Это Андрей! – подумала княжна Марья. Нет, это не может быть, это было бы слишком необыкновенно», подумала она, и в ту же минуту, как она думала это, на площадке, на которой стоял официант со свечой, показались лицо и фигура князя Андрея в шубе с воротником, обсыпанным снегом. Да, это был он, но бледный и худой, и с измененным, странно смягченным, но тревожным выражением лица. Он вошел на лестницу и обнял сестру.
– Вы не получили моего письма? – спросил он, и не дожидаясь ответа, которого бы он и не получил, потому что княжна не могла говорить, он вернулся, и с акушером, который вошел вслед за ним (он съехался с ним на последней станции), быстрыми шагами опять вошел на лестницу и опять обнял сестру. – Какая судьба! – проговорил он, – Маша милая – и, скинув шубу и сапоги, пошел на половину княгини.


Маленькая княгиня лежала на подушках, в белом чепчике. (Страдания только что отпустили ее.) Черные волосы прядями вились у ее воспаленных, вспотевших щек; румяный, прелестный ротик с губкой, покрытой черными волосиками, был раскрыт, и она радостно улыбалась. Князь Андрей вошел в комнату и остановился перед ней, у изножья дивана, на котором она лежала. Блестящие глаза, смотревшие детски, испуганно и взволнованно, остановились на нем, не изменяя выражения. «Я вас всех люблю, я никому зла не делала, за что я страдаю? помогите мне», говорило ее выражение. Она видела мужа, но не понимала значения его появления теперь перед нею. Князь Андрей обошел диван и в лоб поцеловал ее.
– Душенька моя, – сказал он: слово, которое никогда не говорил ей. – Бог милостив. – Она вопросительно, детски укоризненно посмотрела на него.
– Я от тебя ждала помощи, и ничего, ничего, и ты тоже! – сказали ее глаза. Она не удивилась, что он приехал; она не поняла того, что он приехал. Его приезд не имел никакого отношения до ее страданий и облегчения их. Муки вновь начались, и Марья Богдановна посоветовала князю Андрею выйти из комнаты.
Акушер вошел в комнату. Князь Андрей вышел и, встретив княжну Марью, опять подошел к ней. Они шопотом заговорили, но всякую минуту разговор замолкал. Они ждали и прислушивались.
– Allez, mon ami, [Иди, мой друг,] – сказала княжна Марья. Князь Андрей опять пошел к жене, и в соседней комнате сел дожидаясь. Какая то женщина вышла из ее комнаты с испуганным лицом и смутилась, увидав князя Андрея. Он закрыл лицо руками и просидел так несколько минут. Жалкие, беспомощно животные стоны слышались из за двери. Князь Андрей встал, подошел к двери и хотел отворить ее. Дверь держал кто то.
– Нельзя, нельзя! – проговорил оттуда испуганный голос. – Он стал ходить по комнате. Крики замолкли, еще прошло несколько секунд. Вдруг страшный крик – не ее крик, она не могла так кричать, – раздался в соседней комнате. Князь Андрей подбежал к двери; крик замолк, послышался крик ребенка.
«Зачем принесли туда ребенка? подумал в первую секунду князь Андрей. Ребенок? Какой?… Зачем там ребенок? Или это родился ребенок?» Когда он вдруг понял всё радостное значение этого крика, слезы задушили его, и он, облокотившись обеими руками на подоконник, всхлипывая, заплакал, как плачут дети. Дверь отворилась. Доктор, с засученными рукавами рубашки, без сюртука, бледный и с трясущейся челюстью, вышел из комнаты. Князь Андрей обратился к нему, но доктор растерянно взглянул на него и, ни слова не сказав, прошел мимо. Женщина выбежала и, увидав князя Андрея, замялась на пороге. Он вошел в комнату жены. Она мертвая лежала в том же положении, в котором он видел ее пять минут тому назад, и то же выражение, несмотря на остановившиеся глаза и на бледность щек, было на этом прелестном, детском личике с губкой, покрытой черными волосиками.
«Я вас всех люблю и никому дурного не делала, и что вы со мной сделали?» говорило ее прелестное, жалкое, мертвое лицо. В углу комнаты хрюкнуло и пискнуло что то маленькое, красное в белых трясущихся руках Марьи Богдановны.

Через два часа после этого князь Андрей тихими шагами вошел в кабинет к отцу. Старик всё уже знал. Он стоял у самой двери, и, как только она отворилась, старик молча старческими, жесткими руками, как тисками, обхватил шею сына и зарыдал как ребенок.

Через три дня отпевали маленькую княгиню, и, прощаясь с нею, князь Андрей взошел на ступени гроба. И в гробу было то же лицо, хотя и с закрытыми глазами. «Ах, что вы со мной сделали?» всё говорило оно, и князь Андрей почувствовал, что в душе его оторвалось что то, что он виноват в вине, которую ему не поправить и не забыть. Он не мог плакать. Старик тоже вошел и поцеловал ее восковую ручку, спокойно и высоко лежащую на другой, и ему ее лицо сказало: «Ах, что и за что вы это со мной сделали?» И старик сердито отвернулся, увидав это лицо.