Шамба, Тарас Миронович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Тарас Миронович Шамба

Тарас Шамба в 1998 году
Дата рождения:

29 июля 1938(1938-07-29) (85 лет)

Место рождения:

Сухуми, Грузинская ССР, СССР

Гражданство:

Россия Россия

Основные идеи:

государственное строительство в Абхазии

Род деятельности:

политолог, советник

Тарас Миронович Шамба (29 июля 1938, Сухум) — абхазский и российский общественно-политический деятель, доктор юридических наук (1985), проректор Российского государственного торгово-экономического университета (20022008), сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа. Имеет неофициальный пожизненный титул «Народный президент Абхазии» [1][2].

Брат, Шамба Сергей Миронович — бывший премьер-министр Республики Абхазия.





Биография

Тарас Шамба в 1963 окончил юридический факультет Московского государственного университета (МГУ). Трудовую жизнь начал следователем Прокуратуры г.Сухума, работал инструктором Абхазского обкома КПСС. В 1971 окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, в 1975 — Академию общественных наук при ЦК КПСС. В 1975 защитил кандидатскую диссертацию, в 1985 — докторскую.[2] С 1987 — профессор АОН при ЦК КПСС. Специалист в сфере теории и практики государства, демократии и правопорядка, национально-государственного устройства и предпринимательского права, автор более 300 публикаций на эти темы. Автор более 75 книг и статей, разработчик текста проекта Конституции Республики Абхазия, инициатор проведения первых всенародных альтернативных выборов Президента Республики Абхазия. С ноября 2002 по июль 2008 — первый проректор Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ), с 2008 — советник ректора РГТЭУ.

Почетный адвокат РФ. Заслуженный юрист РФ. Нотариус Московской городской палаты нотариусов[2], владелец собственной нотариальной конторы.

Тарас Шамба является действительным членом (академиком) восьми общественных академий, в том числе Международной академии информатизации, Международной французской платоновской академии наук и искусства, Адыгейской международной академии наук, Международной академии духовного единства народов мира и других.[3][4]

Политическая деятельность

В 1989-1991народный депутат СССР.

В 1980-е дважды отклонил предложение возглавить Абхазский обком КПСС.[5]

С 1992 — президент Всемирного конгресса абхазо-абазинского (абаза) народа.

В 19942005 Тарас Шамба по внутриабхазским проблемам находился в тактической оппозиции к лидеру Абхазии Владиславу Ардзинбе, хотя никогда не конфликтовал с ним, а в вопросах внешней политики — поддерживал первого президента республики.[5]

Офис Тараса Шамбы в «булгаковском» доме на Большой Садовой, 10 в Москве пользовался репутацией интеллектуального клуба и неформального посольства Абхазии еще в те годы, когда Россия не признавала независимость республики. Здесь собирался для споров, обсуждений и подготовки программных документов весь абхазский и проабхазский «бомонд» — Сергей Багапш, Фазиль Искандер, Сергей Бабурин, Сергей Шамба, Александр Анкваб, Отари Аршба, Игорь Ахба, Нугзар Ашуба, Тенгиз Хахва, Константин Затулин, Даур Зантария, Александр Айба, Геннадий Берулава и многие, многие другие.[6][7]

Новые книги

В числе последних книг Тараса Шамбы — «Адвокатура в Российской Федерации» (2008, совместно с Л.А.Стешенко), [apsnyteka.org/225-abkhazia_pravovye_osnovy_gosudarstvennosti_i_suvereniteta.html «Абхазия. Правовые основы государственности и суверенитета»] (2005, совместно с А.Ю.Непрошиным).[8]

Семья

Тарас Шамба женат, имеет двух дочерей и несколько внуков.[9] Одна из дочерей, Назира, является нотариусом и писателем детективного жанра.

Напишите отзыв о статье "Шамба, Тарас Миронович"

Примечания

  1. [www.vestikavkaza.ru/interview/obshestvo/37914.html Тарас Шамба: «Мы часто обсуждали с президентом проблемы нашего народа»]
  2. 1 2 3 [www.svobodanews.ru/content/transcript/1856076.html Президент Всемирного конгресса абхазо-абазинского народа Тарас Шамба]
  3. [www.rsute.ru/about/Pages/Shamba.aspx Шамба Тарас Миронович, доктор юридических наук, профессор]
  4. [www.famous-scientists.ru/1827/ Шамба Тарас Миронович - Учёные России]
  5. 1 2 Ленский И.Л. Интервью с Т.М.Шамбой в кн.«Свидетели абхазской беды», М.2008, с.120
  6. [www.vestikavkaza.ru/articles/kultura/notes/15672.html Шамба против Воланда -2]
  7. [abkhasien.ru/a/shamba_taras_mironovich Шамба, Тарас Миронович]
  8. [www.hrono.ru/avtory/hronos/shamba_tm.php Шамба Тарас Миронович]
  9. [www.rsute.ru/about/Pages/interview_shamba.aspx Передача «Лицом к лицу» Интервью Первого проректора РГТЭУ проф. Шамба Т.М]

Отрывок, характеризующий Шамба, Тарас Миронович

В третьих, бессмысленно было терять свои войска для уничтожения французских армий, уничтожавшихся без внешних причин в такой прогрессии, что без всякого загораживания пути они не могли перевести через границу больше того, что они перевели в декабре месяце, то есть одну сотую всего войска.
В четвертых, бессмысленно было желание взять в плен императора, королей, герцогов – людей, плен которых в высшей степени затруднил бы действия русских, как то признавали самые искусные дипломаты того времени (J. Maistre и другие). Еще бессмысленнее было желание взять корпуса французов, когда свои войска растаяли наполовину до Красного, а к корпусам пленных надо было отделять дивизии конвоя, и когда свои солдаты не всегда получали полный провиант и забранные уже пленные мерли с голода.
Весь глубокомысленный план о том, чтобы отрезать и поймать Наполеона с армией, был подобен тому плану огородника, который, выгоняя из огорода потоптавшую его гряды скотину, забежал бы к воротам и стал бы по голове бить эту скотину. Одно, что можно бы было сказать в оправдание огородника, было бы то, что он очень рассердился. Но это нельзя было даже сказать про составителей проекта, потому что не они пострадали от потоптанных гряд.
Но, кроме того, что отрезывание Наполеона с армией было бессмысленно, оно было невозможно.
Невозможно это было, во первых, потому что, так как из опыта видно, что движение колонн на пяти верстах в одном сражении никогда не совпадает с планами, то вероятность того, чтобы Чичагов, Кутузов и Витгенштейн сошлись вовремя в назначенное место, была столь ничтожна, что она равнялась невозможности, как то и думал Кутузов, еще при получении плана сказавший, что диверсии на большие расстояния не приносят желаемых результатов.
Во вторых, невозможно было потому, что, для того чтобы парализировать ту силу инерции, с которой двигалось назад войско Наполеона, надо было без сравнения большие войска, чем те, которые имели русские.
В третьих, невозможно это было потому, что военное слово отрезать не имеет никакого смысла. Отрезать можно кусок хлеба, но не армию. Отрезать армию – перегородить ей дорогу – никак нельзя, ибо места кругом всегда много, где можно обойти, и есть ночь, во время которой ничего не видно, в чем могли бы убедиться военные ученые хоть из примеров Красного и Березины. Взять же в плен никак нельзя без того, чтобы тот, кого берут в плен, на это не согласился, как нельзя поймать ласточку, хотя и можно взять ее, когда она сядет на руку. Взять в плен можно того, кто сдается, как немцы, по правилам стратегии и тактики. Но французские войска совершенно справедливо не находили этого удобным, так как одинаковая голодная и холодная смерть ожидала их на бегстве и в плену.
В четвертых же, и главное, это было невозможно потому, что никогда, с тех пор как существует мир, не было войны при тех страшных условиях, при которых она происходила в 1812 году, и русские войска в преследовании французов напрягли все свои силы и не могли сделать большего, не уничтожившись сами.
В движении русской армии от Тарутина до Красного выбыло пятьдесят тысяч больными и отсталыми, то есть число, равное населению большого губернского города. Половина людей выбыла из армии без сражений.
И об этом то периоде кампании, когда войска без сапог и шуб, с неполным провиантом, без водки, по месяцам ночуют в снегу и при пятнадцати градусах мороза; когда дня только семь и восемь часов, а остальное ночь, во время которой не может быть влияния дисциплины; когда, не так как в сраженье, на несколько часов только люди вводятся в область смерти, где уже нет дисциплины, а когда люди по месяцам живут, всякую минуту борясь с смертью от голода и холода; когда в месяц погибает половина армии, – об этом то периоде кампании нам рассказывают историки, как Милорадович должен был сделать фланговый марш туда то, а Тормасов туда то и как Чичагов должен был передвинуться туда то (передвинуться выше колена в снегу), и как тот опрокинул и отрезал, и т. д., и т. д.
Русские, умиравшие наполовину, сделали все, что можно сделать и должно было сделать для достижения достойной народа цели, и не виноваты в том, что другие русские люди, сидевшие в теплых комнатах, предполагали сделать то, что было невозможно.
Все это странное, непонятное теперь противоречие факта с описанием истории происходит только оттого, что историки, писавшие об этом событии, писали историю прекрасных чувств и слов разных генералов, а не историю событий.
Для них кажутся очень занимательны слова Милорадовича, награды, которые получил тот и этот генерал, и их предположения; а вопрос о тех пятидесяти тысячах, которые остались по госпиталям и могилам, даже не интересует их, потому что не подлежит их изучению.
А между тем стоит только отвернуться от изучения рапортов и генеральных планов, а вникнуть в движение тех сотен тысяч людей, принимавших прямое, непосредственное участие в событии, и все, казавшиеся прежде неразрешимыми, вопросы вдруг с необыкновенной легкостью и простотой получают несомненное разрешение.