Шамлу, Ахмад

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ахмад Шамлу
перс. احمد شاملو
Дата рождения:

12 декабря 1925(1925-12-12)

Место рождения:

Тегеран

Дата смерти:

24 июля 2000(2000-07-24) (74 года)

Место смерти:

Кередж

Род деятельности:

поэт, литературный критик, переводчик

Жанр:

Белый стих

Язык произведений:

Персидский

Ахма́д Шамлу́ (перс. احمد شاملو‎ — Ahmad Shamlou) (12 декабря 1925, Тегеран — 24 июля 2000, Кередж) — персидский поэт, писатель, литературный критик и переводчик.

Шамлу — выдающийся иранский поэт, соискатель Нобелевской премии. Он является автором нескольких сборников поэзии, как классической так и современной. Его стиль — белый стих (поэзия без рифмы). На родине он также известен как переводчик на персидский многих шедевров современной литературы.





Творчество

Ахмад Шамлу, один из наиболее ярких поэтов современной персидской литературы. Для псевдонима поэт взял себе два имени: А. Собх и А. Бамдад. В 1947 году уже выходит его первый сборник «Забытые напевы» (перс. آهنگ های فراموش شده‎). В этом сборнике представлены различные стихи от совсем традиционных образцов, до так называемых «стихов Нимы», а некоторое стихи этого сборника не имеют ни музыки, ни ритма. Именно последний вид стихов стал в последствии известен как «белый стих». Этот сборник не был столь важным для поэта, поэтому он и выбрал подобное название. Но для истории литературы его важность в представленных в нём образцов «белых стихов».

На формирование творческой личности Шамлу большое влияние оказала современная западная, а также советская поэзия. Его любимыми поэтами были испанский поэт Федерико Гарсия Лорка и русский Владимир Маяковский, чьи идеи вдохновляли поэта. Шамлу хорошо знал классику, при этом был увлечён новаторскими поисками Нима Юшиджа и стремился найти новые пути для выражения своей поэтической индивидуальности.

Шамлу пытался в корне изменить поэтику. По словам ираниста Кляшториной: «Он обратился к силлабическому стиху, он стал применять стих безразмерный, включающий садж – рифмованную прозу; он воспринял от Нима Юшиджа новую запись стиха – не по строкам, а по интонационному звучанию фразы, голоса. Динамика его стиха обеспечивалась именно силой ударения. Ахмад Шамлу вводит в стих язык улицы и необычную для поэзии поэтическую лексику, сталкивая её с высокими понятиями и добиваясь неожиданного контраста. Сама логика его поэтической речи, не говоря уже о звучании стиха, была необычной»[1].

«Белый стих» Шамлу, или «свободный стих» отошёл от классической рифмы и арузных размеров. Его стих имеет внутренние законы, которые необходимы для поддержания конструкции стиха, его гармонии, которая одна только и делает стих поэзией. Шамлу ищет замену каноническим ритму и рифме и находит её в музыкальности. Музыкальность его поэзии – основной элемент поддержания внутренней гармонии стиха.

Как поэт Шамлу сформировался в 50-е годы XX века. Тогда же выходят его поэтические сборники: «23», «Поэма-ода» (перс. قطعه ی نامه‎), «Свежее дуновение» (перс. هوای تازه‎). К 60-м годам относятся следующие сборники: «Зеркальный сад» (перс. باغ آیینه‎), «Аида в зеркале» (перс. آیدا در آیینه‎), «Мгновения и вечность» (перс. لحظه ها و همیشه‎), «Аида, дерево, кинжал и воспоминание» (перс. آیدا و درخت و حنجر و خاطره‎), «Из воздуха и зеркал» перс. (از هوا و آیینه ها‎), «Феникс под дождём» (перс. ققنوس در باران‎), «Оплакивание земли» (перс. مرسیه ی خاک‎). В 7080 гг. выходят в свет сборники «Цветение в тумане» (перс. شکفتن در مه‎), «Ибрахим в огне» (перс. ابراهیم در آتش‎), «Хоршидзад – покорительница смерти» (перс. خرشیدزاد فاطحه ی مرگ‎).

Pа свои творческие заслуги Шамлу был выдвинут литературной общественностью Ирана на присуждение премии имени Форуг Фаррохзад (иранская поэтесса), учрежденной в 1972 году.

Книги

  • Сад зеркал
  • Айда в зеркале
  • Айда, деревья, воспоминания и кинжал
  • Свежий воздух
  • Плач Земли
  • Книга просторечья (Kucheh)

Переводы

Библиография

  • Ахмад Шамлу, Айда Саркисян, издатель: Негах, Тегеран, 2002.

Напишите отзыв о статье "Шамлу, Ахмад"

Примечания

  1. [russian.irib.ir/tematicheskie-programi/культура/от-рудаки-до-нимы/item/230239-творчество-парвин-эттесами-и-ахмада-шамлу Творчество Ахмада Шамлу]

Ссылки

  • [www.shamlu.com/ shamlu.com]
  • www.shamlou.org
  • shamlu.com/faMajor.htm
  • www.bonyadeshamlou.com

Отрывок, характеризующий Шамлу, Ахмад

Вечером того же дня на квартире Денисова шел оживленный разговор офицеров эскадрона.
– А я говорю вам, Ростов, что вам надо извиниться перед полковым командиром, – говорил, обращаясь к пунцово красному, взволнованному Ростову, высокий штаб ротмистр, с седеющими волосами, огромными усами и крупными чертами морщинистого лица.
Штаб ротмистр Кирстен был два раза разжалован в солдаты зa дела чести и два раза выслуживался.
– Я никому не позволю себе говорить, что я лгу! – вскрикнул Ростов. – Он сказал мне, что я лгу, а я сказал ему, что он лжет. Так с тем и останется. На дежурство может меня назначать хоть каждый день и под арест сажать, а извиняться меня никто не заставит, потому что ежели он, как полковой командир, считает недостойным себя дать мне удовлетворение, так…
– Да вы постойте, батюшка; вы послушайте меня, – перебил штаб ротмистр своим басистым голосом, спокойно разглаживая свои длинные усы. – Вы при других офицерах говорите полковому командиру, что офицер украл…
– Я не виноват, что разговор зашел при других офицерах. Может быть, не надо было говорить при них, да я не дипломат. Я затем в гусары и пошел, думал, что здесь не нужно тонкостей, а он мне говорит, что я лгу… так пусть даст мне удовлетворение…
– Это всё хорошо, никто не думает, что вы трус, да не в том дело. Спросите у Денисова, похоже это на что нибудь, чтобы юнкер требовал удовлетворения у полкового командира?
Денисов, закусив ус, с мрачным видом слушал разговор, видимо не желая вступаться в него. На вопрос штаб ротмистра он отрицательно покачал головой.
– Вы при офицерах говорите полковому командиру про эту пакость, – продолжал штаб ротмистр. – Богданыч (Богданычем называли полкового командира) вас осадил.
– Не осадил, а сказал, что я неправду говорю.
– Ну да, и вы наговорили ему глупостей, и надо извиниться.
– Ни за что! – крикнул Ростов.
– Не думал я этого от вас, – серьезно и строго сказал штаб ротмистр. – Вы не хотите извиниться, а вы, батюшка, не только перед ним, а перед всем полком, перед всеми нами, вы кругом виноваты. А вот как: кабы вы подумали да посоветовались, как обойтись с этим делом, а то вы прямо, да при офицерах, и бухнули. Что теперь делать полковому командиру? Надо отдать под суд офицера и замарать весь полк? Из за одного негодяя весь полк осрамить? Так, что ли, по вашему? А по нашему, не так. И Богданыч молодец, он вам сказал, что вы неправду говорите. Неприятно, да что делать, батюшка, сами наскочили. А теперь, как дело хотят замять, так вы из за фанаберии какой то не хотите извиниться, а хотите всё рассказать. Вам обидно, что вы подежурите, да что вам извиниться перед старым и честным офицером! Какой бы там ни был Богданыч, а всё честный и храбрый, старый полковник, так вам обидно; а замарать полк вам ничего? – Голос штаб ротмистра начинал дрожать. – Вы, батюшка, в полку без году неделя; нынче здесь, завтра перешли куда в адъютантики; вам наплевать, что говорить будут: «между павлоградскими офицерами воры!» А нам не всё равно. Так, что ли, Денисов? Не всё равно?
Денисов всё молчал и не шевелился, изредка взглядывая своими блестящими, черными глазами на Ростова.
– Вам своя фанаберия дорога, извиниться не хочется, – продолжал штаб ротмистр, – а нам, старикам, как мы выросли, да и умереть, Бог даст, приведется в полку, так нам честь полка дорога, и Богданыч это знает. Ох, как дорога, батюшка! А это нехорошо, нехорошо! Там обижайтесь или нет, а я всегда правду матку скажу. Нехорошо!
И штаб ротмистр встал и отвернулся от Ростова.
– Пг'авда, чог'т возьми! – закричал, вскакивая, Денисов. – Ну, Г'остов! Ну!
Ростов, краснея и бледнея, смотрел то на одного, то на другого офицера.
– Нет, господа, нет… вы не думайте… я очень понимаю, вы напрасно обо мне думаете так… я… для меня… я за честь полка.да что? это на деле я покажу, и для меня честь знамени…ну, всё равно, правда, я виноват!.. – Слезы стояли у него в глазах. – Я виноват, кругом виноват!… Ну, что вам еще?…
– Вот это так, граф, – поворачиваясь, крикнул штаб ротмистр, ударяя его большою рукою по плечу.
– Я тебе говог'ю, – закричал Денисов, – он малый славный.
– Так то лучше, граф, – повторил штаб ротмистр, как будто за его признание начиная величать его титулом. – Подите и извинитесь, ваше сиятельство, да с.
– Господа, всё сделаю, никто от меня слова не услышит, – умоляющим голосом проговорил Ростов, – но извиняться не могу, ей Богу, не могу, как хотите! Как я буду извиняться, точно маленький, прощенья просить?