Шахмурадов, Юрий Аванесович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Юрий Шахмурадов
Личная информация
Гражданство

СССР СССРРоссия Россия

Специализация

Вольная борьба

Дата рождения

27 февраля 1942(1942-02-27) (82 года)

Место рождения

Джебраил, Азербайджанская ССР, СССР

Ю́рий Аване́сович Шахмура́дов (род. 27 февраля 1942, Джебраил, Азербайджанская ССР) — советский борец вольного стиля, тренер, пятикратный чемпион СССР (1967–1970 и 1972), трёхкратный чемпион Европы (1966, 1967, 1969), чемпион мира (1970). Заслуженный мастер спорта СССР (1970). Заслуженный тренер СССР (1976). Заслуженный тренер России (2003). Доктор педагогических наук, профессор. Награждён орденом «Знак Почёта» (1970), орденом Дружбы народов (1976), орденом Октябрьской революции (1980), орденом «За заслуги перед Республикой Дагестан» (2012) и медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени (2012)[1].



Биография

Юрий Шахмурадов родился 27 февраля 1942 года в Джебраиле в семье выходцев из армянского села Хин Таглар (НКАО).[2] Когда ему было 6 лет, его семья переехала в Орджоникидзе, где он начал заниматься вольной борьбой под руководством Ильи Драева. В 1962 году поступил в Дагестанский государственный университет и переехал в Махачкалу, где продолжил заниматься борьбой под руководством заслуженного тренера СССР Арменака Карапетяна. С 1966 по 1972 год входил в состав сборной СССР. В 1966, 1967, 1969 годах становился чемпионом Европы, в 1970 году — чемпионом мира, в 1968 году был участником Олимпийских игр в Мехико. В 1972 году Юрий Шахмурадов в пятый раз выиграл чемпионат СССР, но без объяснения причин тренерский штаб сборной СССР не включил его в число участников Олимпийских игр в Мюнхене. После этого он принял решение завершить свою спортивную карьеру и перейти на тренерскую работу.

С 1972 по 1981 годы Юрий Шахмурадов был главным тренером сборной СССР по вольной борьбе. Под его руководством на Олимпийских играх в Монреале и Москве советские борцы вольного стиля завоевали 12 золотых медалей. В дальнейшем Юрий Шахмурадов работал заместителем начальника управления единоборств Спорткомитета СССР, занимался научной деятельностью. В начале 1990-х годов снова вернулся на тренерскую работу. В 19911993 годах был главным тренером сборной Турции по вольной борьбе, в 1993–1995 годах — главным тренером сборной Италии. В 1995–1996 годах руководил тренерским штабом сборной России, а в дальнейшем работал в нём старшим тренером. С 2002 года является директором Центра олимпийской подготовки Дагестана. В апреле 2012 года был назначен главным тренером женской сборной России по борьбе.[3][4] Под его руководством Наталья Воробьёва завоевала на Олимпиаде в Лондоне (2012) первую в истории российской женской борьбы золотую олимпийскую медаль.

Напишите отзыв о статье "Шахмурадов, Юрий Аванесович"

Примечания

  1. [www.wrestrus.ru/news/fsbrnews/Novosti_federacii/jurij_shahmuradov_rascenivaju_jetu_nagradu_kak_podvedenie_itogov_olimpiadi_2012 Юрий Шахмурадов: расцениваю эту награду, как подведение итогов Олимпиады-2012]
  2. Ныне согласно административно-территориальному делению Нагорно-Карабахской Республики, фактически контролирующей село, оно входит в состав Гадрутского района НКР, а согласно административно-территориальному делению Азербайджанской Республики — в состав Ходжавендского района Азербайджана.
  3. [www.wrestrus.ru/news/fsbrnews/Novosti_federacii/jurij_shahmuradov_vozglavil_zhenskuju_sbornuju_rossii_po_bor_be Юрий Шахмурадов возглавил женскую сборную России по борьбе]
  4. [www.sport-express.ru/newspaper/2012-04-20/14_2/ Юрий Шахмурадов: «Советская методика уже устарела»]

Ссылки

  • [ifldgpu.narod.ru/vb.htm Профиль на сайте филиала ДГПУ]
  • [www.noev-kovcheg.ru/mag/2007-04/666.html Профессор борьбы]
  • [www.ra.am/?num=2006122019#2006122019 Интервью Юрия Шахмурадова газете «Республика Армения»]

Отрывок, характеризующий Шахмурадов, Юрий Аванесович

– Всё равно одна, без моих друзей… И хочет, чтобы я не боялась.
Тон ее уже был ворчливый, губка поднялась, придавая лицу не радостное, а зверское, беличье выраженье. Она замолчала, как будто находя неприличным говорить при Пьере про свою беременность, тогда как в этом и состояла сущность дела.
– Всё таки я не понял, de quoi vous avez peur, [Чего ты боишься,] – медлительно проговорил князь Андрей, не спуская глаз с жены.
Княгиня покраснела и отчаянно взмахнула руками.
– Non, Andre, je dis que vous avez tellement, tellement change… [Нет, Андрей, я говорю: ты так, так переменился…]
– Твой доктор велит тебе раньше ложиться, – сказал князь Андрей. – Ты бы шла спать.
Княгиня ничего не сказала, и вдруг короткая с усиками губка задрожала; князь Андрей, встав и пожав плечами, прошел по комнате.
Пьер удивленно и наивно смотрел через очки то на него, то на княгиню и зашевелился, как будто он тоже хотел встать, но опять раздумывал.
– Что мне за дело, что тут мсье Пьер, – вдруг сказала маленькая княгиня, и хорошенькое лицо ее вдруг распустилось в слезливую гримасу. – Я тебе давно хотела сказать, Andre: за что ты ко мне так переменился? Что я тебе сделала? Ты едешь в армию, ты меня не жалеешь. За что?
– Lise! – только сказал князь Андрей; но в этом слове были и просьба, и угроза, и, главное, уверение в том, что она сама раскается в своих словах; но она торопливо продолжала:
– Ты обращаешься со мной, как с больною или с ребенком. Я всё вижу. Разве ты такой был полгода назад?
– Lise, я прошу вас перестать, – сказал князь Андрей еще выразительнее.
Пьер, всё более и более приходивший в волнение во время этого разговора, встал и подошел к княгине. Он, казалось, не мог переносить вида слез и сам готов был заплакать.
– Успокойтесь, княгиня. Вам это так кажется, потому что я вас уверяю, я сам испытал… отчего… потому что… Нет, извините, чужой тут лишний… Нет, успокойтесь… Прощайте…
Князь Андрей остановил его за руку.
– Нет, постой, Пьер. Княгиня так добра, что не захочет лишить меня удовольствия провести с тобою вечер.
– Нет, он только о себе думает, – проговорила княгиня, не удерживая сердитых слез.
– Lise, – сказал сухо князь Андрей, поднимая тон на ту степень, которая показывает, что терпение истощено.
Вдруг сердитое беличье выражение красивого личика княгини заменилось привлекательным и возбуждающим сострадание выражением страха; она исподлобья взглянула своими прекрасными глазками на мужа, и на лице ее показалось то робкое и признающееся выражение, какое бывает у собаки, быстро, но слабо помахивающей опущенным хвостом.
– Mon Dieu, mon Dieu! [Боже мой, Боже мой!] – проговорила княгиня и, подобрав одною рукой складку платья, подошла к мужу и поцеловала его в лоб.
– Bonsoir, Lise, [Доброй ночи, Лиза,] – сказал князь Андрей, вставая и учтиво, как у посторонней, целуя руку.


Друзья молчали. Ни тот, ни другой не начинал говорить. Пьер поглядывал на князя Андрея, князь Андрей потирал себе лоб своею маленькою рукой.
– Пойдем ужинать, – сказал он со вздохом, вставая и направляясь к двери.
Они вошли в изящно, заново, богато отделанную столовую. Всё, от салфеток до серебра, фаянса и хрусталя, носило на себе тот особенный отпечаток новизны, который бывает в хозяйстве молодых супругов. В середине ужина князь Андрей облокотился и, как человек, давно имеющий что нибудь на сердце и вдруг решающийся высказаться, с выражением нервного раздражения, в каком Пьер никогда еще не видал своего приятеля, начал говорить:
– Никогда, никогда не женись, мой друг; вот тебе мой совет: не женись до тех пор, пока ты не скажешь себе, что ты сделал всё, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, какую ты выбрал, пока ты не увидишь ее ясно; а то ты ошибешься жестоко и непоправимо. Женись стариком, никуда негодным… А то пропадет всё, что в тебе есть хорошего и высокого. Всё истратится по мелочам. Да, да, да! Не смотри на меня с таким удивлением. Ежели ты ждешь от себя чего нибудь впереди, то на каждом шагу ты будешь чувствовать, что для тебя всё кончено, всё закрыто, кроме гостиной, где ты будешь стоять на одной доске с придворным лакеем и идиотом… Да что!…
Он энергически махнул рукой.
Пьер снял очки, отчего лицо его изменилось, еще более выказывая доброту, и удивленно глядел на друга.
– Моя жена, – продолжал князь Андрей, – прекрасная женщина. Это одна из тех редких женщин, с которою можно быть покойным за свою честь; но, Боже мой, чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым! Это я тебе одному и первому говорю, потому что я люблю тебя.
Князь Андрей, говоря это, был еще менее похож, чем прежде, на того Болконского, который развалившись сидел в креслах Анны Павловны и сквозь зубы, щурясь, говорил французские фразы. Его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым, ярким блеском. Видно было, что чем безжизненнее казался он в обыкновенное время, тем энергичнее был он в эти минуты почти болезненного раздражения.
– Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни. Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее. Но свяжи себя с женщиной – и как скованный колодник, теряешь всякую свободу. И всё, что есть в тебе надежд и сил, всё только тяготит и раскаянием мучает тебя. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество – вот заколдованный круг, из которого я не могу выйти. Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь. Je suis tres aimable et tres caustique, [Я очень мил и очень едок,] – продолжал князь Андрей, – и у Анны Павловны меня слушают. И это глупое общество, без которого не может жить моя жена, и эти женщины… Ежели бы ты только мог знать, что это такое toutes les femmes distinguees [все эти женщины хорошего общества] и вообще женщины! Отец мой прав. Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем – вот женщины, когда показываются все так, как они есть. Посмотришь на них в свете, кажется, что что то есть, а ничего, ничего, ничего! Да, не женись, душа моя, не женись, – кончил князь Андрей.