Шашки

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Шашки

Международные шашки, доска 10×10
Инвентарь

Доска 8x8 (10x10) клеток, шашки 12 (20) белых и 12 (20) чёрных

Игроков

2

Возраст

5+

Длительность партии

С часами
Блиц: 5 минут
Быстрые шашки (рапид): 15 минут
Классические: 45 минут (русские шашки)
1 час 20 минут (международные)
Без часов
Неограниченное время

Сложность правил

Низкая

Уровень стратегии

Высокий

Влияние случайности

Теоретически нет (игра с полной информацией), практически может проявляться в цейтнотах

Развивает навыки

Стратегическое мышление, зрительную память

Шашки — настольная игра для двух игроков, заключающаяся в передвижении определённым образом фишек-шашек по клеткам шашечной доски. Во время партии каждому игроку принадлежат шашки одного цвета: чёрного или белого. Цель игры — лишить противника возможности хода путём взятия или запирания всех его шашек. Существует множество вариантов шашек, отличающихся правилами и размерами игрового поля.

Основные особенности шашечных игр:

  • Все шашки, участвующие в партии, выставляются перед началом игры на доску. Далее они передвигаются по полям доски и могут быть сняты с неё в случае боя шашкой противника.
  • Брать шашку, находящуюся под боем, обязательно.
  • Существует только два вида шашек: простые и дамки. В начале партии все шашки простые. Простая шашка может превратиться в дамку, если она достигнет последнего противоположного горизонтального ряда доски (дамочного поля).
  • Простые шашки ходят только вперёд на следующее поле. Дамки могут ходить и вперёд и назад[1].




История

Шашки входят в категорию так называемых игр шашечного типа, включающую множество разнообразных настольных игр для двух-четырёх игроков, в которые играют на расчерченной доске равноценными фишками. Кроме шашек, в неё также входят такие игры, как алькерк, го, ко-вай, латрункули, нарды, рэндзю, сенет и другие. Противоположная категория — игры шахматного типа — включает настольные игры для двух-четырёх игроков, в которые играют также на доске, но неравноценными фигурами (сянци, чатуранга, шахматы и другие). Общая их надкатегория — игры шахматно-шашечного типа, куда входят и гибридные игры, например, шашматы.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3047 дней]

Достоверных сведений об изобретении шашек история не сохранила. Вполне вероятно, что различные игры шашечного типа изобретались на протяжении истории человечества многократно и независимо, чему способствовала простота инвентаря и правил. Считается, что известные сейчас игры шашечного типа представляют собой различные этапы эволюции игр на доске, так что все они в определённом смысле родственны друг другу, что подтверждается близостью инвентаря и названий игр. Так, названия шашек: русское «тавлеи» и польское «warcaby» связаны с европейским названием нардовой игры: tavola reale (в Италии), tables reales (в Испании), tavli (в Греции), tavla (в Турции), tables или backgammon (в Великобритании), vrhcaby (в Чехии). [www.gammoned.com/history.html], [www.gammoned.net/history.html]. Принципиальным отличием шашек от нардовых игр стал отказ от игральных костей, которые были неотъемлемой частью многих древних игр (сенет, чатуранга), имитируя фактор случайности в жизни. Ещё одна категория шашечных игр развилась на Востоке. В этих играх шашки не двигаются, а лишь выставляются на доску, образуя те или иные развивающиеся конфигурации, между которыми, собственно, и идёт борьба (го, рэндзю).

Наиболее древние изображения игроков за игрой, определяемой как вариант шашек, имеются ещё в памятниках Древнего ЕгиптаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3466 дней]. Народам, населявшим территорию нынешней России и прилегающие регионы, шашки были известны ещё в III векеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3466 дней]. Игра в шашки была широко распространена на территории всей Европы в Средние века и эпоху Возрождения, не говоря уже о более поздних временахК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3466 дней].

В XIX веке стали проводиться национальные чемпионаты по шашкам (в России с 1896 года, первый и бессменный чемпион С. А. Воронцов, неоднократные призёры А. И. и В. И. Шошины, Н. А. Кукуев и др.). В Великобритании и некоторых странах Британской империи проводились соревнования по английским шашкам (чекерс). Во многих странах получили распространение 100-клеточные французские шашки, ставшие впоследствии международными.

С XIX века определяются Чемпионы мира по международным шашкам и по чекерсу.

Первый чемпионат мира по международным шашкам состоялся в 1894 году. Его выиграл француз Исидор Вейс, удерживавший своё звание в течение восемнадцати лет. Игра была наиболее распространена во Франции и Нидерландах, на протяжении почти шестидесяти лет представители этих стран становились чемпионами мира. Созданная в 1947 году Международная федерация шашек (ФМЖД) проводит с 1948 года чемпионаты мира, имеющие уже официальный статус. Чемпионаты мира среди женщин стали проводиться с 1973 года.

Для проведения соревнований на 64-клеточной доске во Всемирной федерации шашек была выделена отдельная секция — Секция-64, которая стала заниматься организацией личных и командных чемпионатов мира и Европы, а также молодёжных чемпионатов мира и Европы. С 1985 года проводятся чемпионаты мира по бразильским, а с 1993 года по русским шашкам среди мужчин и среди женщин, по чекерсу среди женщин.

В 2014 году прошёл первый чемпионат мира по турецким шашкам среди мужчин, а на 2016 год состоялся первый чемпионат мира среди женщин.

Чемпионаты Европы по международным шашкам проводятся с 1965 года среди мужчин и с 2000 года среди женщин, по русским шашкам с 2002 среди женщин и с 2007 среди мужчин.

Проводятся также чемпионаты Азии (по шашкам-64, а с 1999 и по международным), Америки (по международным шашкам с 1980), Африки (по международным шашкам с 1980, пул чекерсу и русским шашкам с 2016), Кубок мира (по международным и русским), Кубок Европы и Кубок мира по чекерсу, национальные чемпионаты и различные турниры.

В настоящее время спортивные соревнования проводят:

Классификация

Размеры доски
Вариации правил
  • Первыми ходят белые или чёрные.
  • Начальное расположение шашек. Возможно размещение по диагонали на чёрных или белых клетках (в испанских шашках), а также по горизонтали (в турецких шашках).
  • Направление хода и взятия: по диагонали или по вертикали/горизонтали.
  • Возможность или невозможность боя назад простой шашкой.
  • Ход дамки на одну клетку или на любое количество клеток.
  • Правила взятия: при наличии нескольких вариантов боя в одних видах шашек игрок может выбрать любой вариант, в других требуется брать наибольшее количество. В чешских шашках при возможности боя простой или дамкой нужно бить только дамкой.
  • Правила превращения простой шашки в дамку: существуют различия в правиле превращения в дамку при прохождении дамочного поля во время взятия нескольких шашек противника. В одних правилах шашка, попавшая в середине хода на поле превращения, становится дамкой сразу же и может продолжать бить, как дамка, в других — простая становится дамкой только на следующем ходу, если предыдущий завершился на поле превращения.
Варианты правил хода и взятия
  • Дамка ходит на любое количество клеток; простая шашка может бить назад
    • Русские шашки
    • Международные шашки
    • Бразильские шашки
    • Канадские шашки
    • Пул чекерс
  • Дамка ходит на любое количество клеток; простая шашка не может бить назад
    • Испанские шашки
    • Португальские шашки
    • Чешские шашки
    • Турецкие шашки
  • Дамка ходит на одну клетку; простая шашка не может бить назад
    • Английские шашки (чекерс)
    • Итальянские шашки

Варианты шашек

См. также: Категория «Варианты шашечной игры»

64-клеточные

Русские

Русские шашки — традиционный и наиболее популярный вид шашек в России[2], странах бывшего СССР и в Израиле. Каждому игроку принадлежит 12 простых шашек, занимающие в начальной позиции чёрные поля первых трёх горизонталей, ближайших к игроку. Первый ход делают белые.

Основные особенности:

  • Шашки ходят только по клеткам тёмного цвета.
  • Доска расположена так, чтобы угловое поле внизу слева со стороны игрока было тёмным.
  • Простая шашка бьёт вперёд и назад, дамка ходит и бьёт на любое поле диагонали.
  • Во время боя простая шашка может превратиться в дамку и сразу продолжить бой по правилам дамки.
  • При наличии нескольких вариантов боя можно выбрать любой из них.

Обратные русские (поддавки)

В обратные русские шашки играют по правилам русских шашек, но с противоположной целью — отдать или запереть все свои шашки.

Английские (чекерс)

Популярны в Великобритании, США, Австралии, Ирландии, Индии, некоторых бывших колониях Великобритании, всего в 30 странах мира[3]. Также играют в чекерс шашисты Италии[4]. В английских шашках (другое название чекерс (англ. Checkers)) в начальной позиции у каждого игрока по 12 шашек, расположенных в первых трёх рядах на чёрных клетках. При нескольких вариантах взятия игрок выбирает вариант по своему усмотрению, в выбранном варианте необходимо бить все доступные для взятия шашки.

Отличие правил от русских шашек
  • Первый ход делают чёрные.
  • Простые шашки могут ходить по диагонали на одну клетку вперёд и бить только вперёд.
  • Дамка может ходить на одно поле по диагонали вперёд или назад, при взятии ходит только через одно поле в любую сторону, а не на любое поле диагонали, как в русских или международных шашках.

В 2007 году Джонатан Шеффер доказал, что существует беспроигрышный алгоритм (см. программа Chinook), следуя которому игрок может рассчитывать минимум на ничью в английских шашках, вне зависимости от того, каким цветом он играет[5].

Пул чекерс (пул)

Популярный в США, на Ямайке и в Африке вариант игры. Правила аналогичны международным шашкам с некоторыми отличиями:

  • игра ведётся на доске 8×8, по 12 шашек с каждой стороны
  • первый ход делают чёрные
  • в пул чекерс не требуется бить максимальное количество шашек.

На Ямайке играют по белым полям. Для объединения всех разновидностей пула был предложен вариант Unified Pool, в нем используется доска и нотация как в русские и бразильские шашки, эта разновидность была официально включена в стандарт PDN.

Бразильские

Правила аналогичны международным шашкам, но игра ведётся на доске 8×8, по 12 шашек с каждой стороны.

Испанские

Распространены в Испании, Португалии, во многих странах Латинской Америки, на Филиппинах, в Скандинавии и в некоторых районах Германии[6]. Игра ведётся 12 шашками на стандартной доске по белым полям.

  • Дамка ходит на любое количество клеток вперёд и назад;
  • Простая шашка не может бить назад;
  • Бить нужно максимально возможное количество шашек соперника, а при равных вариантах боя нужно бить максимальное количество дамок.

Итальянские

Популярны в Италии и Северной Африке. В итальянские шашки играют на доске, которая повернута на 90 градусов по сравнению со стандартной. Шашки игроков занимают первые три ряда с каждой стороны, располагаясь на чёрных полях. Правила игры в итальянские шашки похожи на правила игры чекерс, но имеют некоторые отличия:

  • Простая шашка не может бить дамку;
  • Бить нужно максимально возможное количество шашек соперника, а при равных вариантах боя нужно бить максимальное количество дамок.

В итальянских шашках дамка может ходить лишь на одно поле[7].

Португальские

В португальские шашки играют в Португалии, Бразилии[8], в некоторых странах Южной и Центральной Африки[9].

Доска повёрнута на 90 градусов по сравнению со стандартной — в левом нижнем углу находится белое поле. Шашки игроков занимают первые три ряда с каждой стороны, располагаясь на чёрных полях.

  • Дамка ходит на любое количество клеток вперёд и назад;
  • Простая шашка не может бить назад;
  • Бить нужно максимально возможное количество шашек соперника, а при равных вариантах боя нужно бить максимальное количество дамок.
  • При взятии через поле превращения простая шашка не становится дамкой, а продолжает бить как простая.

Нотация цифровая, поля нумеруются, начиная с правого нижнего угла, справа-налево.

Чешские

Популярны в Чехии и Словакии.

В чешских шашках дамка может ходить на любое число полей вперёд или назад. Простая шашка может бить только вперед, дамка может бить вперёд или назад на любое число полей. При наличии нескольких вариантов взятия шашек выбирается любой из них, при этом если возможно взятие и простой шашкой и дамкой, надо бить обязательно дамкой. При пропуске взятия, если соперник не сделал ответный ход, требуется совершить взятие. Если соперник уже сделал ответный ход, то ход не переигрывается и игра продолжается[10].

Нотация

Для записи ходов применяется буквенно-цифровая нотация, аналогичная в русских шашках.

Соревнования

Проводится чемпионат Чехии, по чешским шашкам проводится этап Кубка мира по шашкам-64.

Французские

Французские (старофранцузские) шашки — один из древнейших европейских шашечных вариантов. Распространились в соседних государствах, где дали национальные варианты шашек, подобные по правилам французским (например, английские шашки). После распространения во Франции игры на стоклеточной доске, популярность старой игры снизилась.

Турецкие

Распространены в Турции, Кувейте, Ливане, Сирии, Иордании, Греции, Армении, а также в Израиле. Турецкие шашки отличаются как начальным положением, так и правилами ходов и взятия. Простые шашки и дамки ходят и бьют по вертикалям и горизонталям.

  • Начальная позиция — 16 белых и 16 чёрных шашек занимают вторую и третью горизонтали с каждой стороны, оставляя первую свободной.
  • Простая шашка ходит на одно поле вперёд, влево, вправо[11][12]. Дамка ходит на любое количество пустых полей вперёд, назад, вправо, влево (аналогично ладьям в шахматах)[13].
  • Простая шашка бьёт шашку противника перескакивая через неё на следующее поле по вертикали или горизонтали, назад бить запрещается. Дамка бьёт шашки противника, стоящие от неё спереди, сзади, справа и слева, если следующее за шашкой поле свободно Дамка бьёт шашки противника, стоящие от неё спереди, сзади, справа и слева, если следующее за шашкой поле свободно и становится за побитой шашкой на любое свободное поле.
  • Если есть несколько вариантов боя, игрок обязан выбрать тот, при котором берётся наибольшее количество шашек противника.
  • Простая шашка становится дамкой после завершения хода. Если она попадает на восьмую горизонталь в результате взятия и может бить дальше, как простая шашка, она продолжает бить и становится дамкой по завершении хода. Продолжить бить как дамка на этом же ходу она не может.
  • В турецких шашках отсутствует правило турецкого удара: при взятии шашки снимаются с доски одна за другой по ходу боя[14].

Армянские (тама)

В настоящее время в таму играют в поселениях армян во Франции, Нидерландах и Аргентине. Игра ведётся на стандартной 64-клеточной доске, но шашки ходят и бьют не по диагоналям, а по вертикалям и горизонталям, взятие назад для простой шашки запрещено. Ещё одна их особенность — наличие «джентльменских правил» — правил, требующих от игрока предупреждать противника, когда его шашки ставятся под удар и когда простая шашка оказывается на седьмой или восьмой горизонтали.

Правила хода.
  • Простая шашка ходит на одно поле влево или вправо (прямо или по диагонали). Ход назад запрещён.
  • Дамка ходит на любое количество пустых полей по вертикали, горизонтали или диагонали в любом из восьми направлений.
  • Если простая шашка достигает последней горизонтали при взятии, то она может этим же ходом продолжать бой, но уже как дамка.
Правила взятия.
  • Простая шашка бьёт шашку противника по вертикали или горизонтали, стоящую спереди, справа или слева (бить назад запрещено), перескакивая через неё на следующее поле.
  • Дамка бьёт шашки противника по вертикали, горизонтали или диагонали, стоящие от неё через любое количество пустых клеток спереди, сзади, справа и слева, если следующее за шашкой поле свободно. Действует правило турецкого удара — при взятии нескольких шашек за один ход, каждую побитую шашку противника принято переворачивать сразу по ходу взятия.
  • Если есть несколько вариантов боя, игрок обязан выбрать тот, при котором берётся наибольшее количество шашек противника. Это относится к взятию и шашками, и дамками.
  • Если есть несколько вариантов боя с равным количеством взятых шашек, игрок вправе выбрать любой из них.

100-клеточные

Международные

Игра наиболее популярна в Нидерландах, Бельгии, Польше, Франции, Суринаме, имеет популярность в Европе, России и других странах бывшего СССР, Израиле, Монголии, Китае, в странах Западной Африки. Используется доска 10×10 клеток. У каждого игрока в начальной позиции по 20 шашек, которые занимают первые четыре ряда с каждой стороны. Правила игры сходны с правилами русских шашек, отличия заключаются в некоторых правилах боя и признания окончаний ничейными, а также в шашечной нотации.

Отличие от правил в русских шашках.
  • Простая шашка превращается в дамку только тогда, когда она заканчивает свой ход на любом поле последней горизонтали. При бое простой шашки через поле на последней горизонтали она продолжает бой как простая шашка, не превращаясь в дамку. Если после поля превращения «простая» может бить только как дамка, то она остаётся на поле превращения и становится дамкой. Право хода переходит к сопернику. Продолжать бить как дамка она сможет только со следующего хода.
  • При возможности нескольких вариантов взятия обязательно бить максимально возможное количество шашек.
  • Для записи ходов используется цифровая нотация: каждой чёрной клетке присваивается номер.

Также как и в русских шашках применяется правило «турецкого удара».

Фризские

Популярны в Нидерландах. Игра ведётся на доске 10×10. Основное отличие от международных шашек в том, что бить надо не только по диагонали, но и по вертикали и горизонтали.

  • Простые шашки ходят на одну клетку по диагонали. Дамки ходят на любое свободное поле по диагонали. Одной и той же дамкой нельзя ходить три раза подряд, за исключением боя ил при отсутствии простых шашек.
  • Простая и дамка могут бить по диагонали, вертикали или по горизонтали.
  • При наличии нескольких вариантов боя выбирается тот, при котором берётся максимальное число шашек соперника.
  • При наличии нескольких вариантов взятия одинакового максимального числа шашек выбирается вариант, в котором бьётся наибольшее число дамок[15].

Планируется проведение чемпионата мира в 2018 году[16].

144-клеточные

Канадские

Распространены во франкоязычных регионах Канады Квебеке и Онтарио и Новая Англия в США[17]. В канадские шашки играют на доске 12×12, по 30 шашек с каждой стороны. В остальном правила аналогичны международным шашкам.

Другие разновидности

80-клеточные (Спанцирети)

Начальная позиция в 80-клеточных шашках.

Были предложены в середине 1960-гг. советским шашистом Николаем Спанцирети[18]. Игра ведётся по правилам русских шашек на доске увеличенной ширины 10×8 клеток, при этом широкая сторона находится перед игроком. У каждого игрока по 15 шашек. При таком размере доски 3 дамки всегда выигрывают у одной дамки соперника, независимо от расположения (в отличие от русских шашек). В рижском журнале «Шашки» № 6 за 1984 год в была опубликована статья о данной разновидности шашек.

Алтайские

Сочетают в себе правила шашек и шахмат.

Шашки Вигмана

Начальная позиция в шашках Вигмана

Были предложены Владимиром Вигманом, представляют собой модификацию русских шашек.

Соперники играют одновременно две партии на обычной шашечной доске:

  • одна партия играется на чёрных полях
  • вторая партия играется на белых полях

В шашках Вигмана действует правило двойного хода: каждый игрок в свою очередь выполняет одновременно два хода. Возможные варианты:

  • два последовательных хода одной шашкой по чёрным или по белым полям
  • два хода разными шашками на полях одного цвета
  • два хода разными шашками на полях разного цвета.

При этом правило двойного хода приоритетно перед правилом обязательного боя, но если первым ходом создаётся нападение, то вторым ходом игрок обязан побить шашку противника.

Поскольку играются одновременно две партии, можно одну из них выиграть, а другую проиграть, и от игрока требуется соблюдение баланса, чтобы не «сдать» одну из партий за счёт достижения значительного перевеса в другой (если свои ходы он будет совершать преимущественно лишь в одной из них).

Двухходовые

Правила аналогичны правилам в русские шашки, но при этом игроки при своей очереди делают не один ход, а два (оба одной шашкой или двумя разными). Если игрок сделал первый ход из двух, в результате которого появилась возможность взятия, то вторым ходом он обязан совершить взятие. Ещё одно отличие — поражением считается ситуация, когда игрок может сделать только один ход из двух либо ни одного.

Нотация

Ходы белых записываются под нечётными номерами, а ходы чёрных под чётными. Например: 1.cd4 bc3 2.de5 cd6[19].

Диагональные

Правила аналогичны русским шашкам, но начальная расстановка иная: большая диагональ свободна, сверху и слева от неё все клетки заняты черными шашками, снизу и справа — белыми[1].

Ласка

Изобретёна в 1911 году чемпионом мира по шахматам Эмануэлем Ласкером. Размер доски 7×7 клеток. Игра ведётся в английские шашки по правилам столбовых шашек.

Простые

Правила соответствуют русским, но простые шашки не превращаются в дамку: достигнув дамочного поля они становятся запертыми, но при случае могут бить назад. Проигрывает тот, кто не сможет сделать свой ход[1].

Русские многоуровневые

Вариант игры, в котором шашка или дамка может ходить не только на свободное поле, но и на занятое своей фигурой поле, дамка при этом не может пересекать такое поле (перепрыгивать свои фигуры) за один ход, как и пешка.

Доска, расположение шашек в начальной позиции, правила взятия шашек соперника аналогичны правилам игры в русские шашки. Отличие правил русских многоуровневых шашек от русских шашек:

  • Шашка или дамка (фигура) может ходить на занятое своей фигурой поле. В таком случае ходящая фигура устанавливается поверх другой своей фигуры, образуя уровни. Но пересекать такое поле, то есть перепрыгивать свои фигуры, за один ход дамка не может, как и пешка.
  • Ход фигуры с поля, где стоят фигуры в несколько уровней, совершается верхней из них и по правилам данной фигуры, то есть если сверху стоит простая шашка, то ход совершается по правилам простой шашки, если сверху стоит дамка, то ход совершается по правилам дамки.
  • Если было побито поле, на котором стояло несколько шашек, то с данной позиции снимается верхняя шашка и убирается с поля. При этом возможна рубка нескольких фигур стоящих на одном поле в несколько уровней. Если есть возможность продолжить взятие других фигур соперника, в том числе стоящих на одном поле и еще не взятых, то взятие продолжается пока бьющая шашка не достигнет положения, из которого бой невозможен, то есть когда взяты все возможные фигуры на пути рубки.
  • Правило турецкого удара не применяется.

Самоеды

Играются на доске 8×8. В отличие от русских шашек, каждый из игроков может (и обязан при возможности, то есть, с самого начала игры) бить как шашки противника, так и свои шашки (взятие всегда производится своей шашкой). Можно бить несколько шашек обоих цветов за один ход. В принципе, возможна игра на доске 10×10, но без правила обязательного взятия большинства[20].

Северные

В северные шашки играют по правилам русских, но побитая дамка не снимается с доски, а превращается в простую шашку[21].

Ставропольские

По сравнению с русскими шашками добавлено лишь одно новое правило, резко усложнившее характер борьбы: в ставропольских шашках любой из игроков вместо хода своей шашкой всегда может сделать ход за противника. Так, начиная игру, белые имеют право играть чёрной шашкой. Двигать чужие простые шашки можно только в свою сторону и брать ими следует только свои шашки. Взятие обязательно[22].

Столбовые

Старинный вариант игры, в котором побитая простая шашка не снимается с поля, а ставится под побившую её башню[23].

Доска, расположение шашек в начальной позиции, правила взятия шашек соперника аналогичны правилам игры в русские шашки. Отличие правил столбовых шашек от русских шашек:

  • Каждая побитая простая шашка не снимается с поля, а ставится под побившую её башню.
  • Башня из нескольких шашек перемещается по полю целиком как единая фигура и принадлежит тому игроку, которому принадлежит самая верхняя её шашка.
  • Движение башни происходит по правилам простой шашки, если у неё сверху простая шашка, или по правилам дамки, если у неё сверху дамка.
  • Башня может пройти в дамки, при этом дамкой становится только её верхняя шашка.
  • Если была побита башня, то с неё снимается верхняя шашка и кладётся под побившую её простую шашку или башню. Если при этом верхней оказывается шашка другого цвета, то башня становится башней соперника.
  • Если шашка или башня бьёт несколько шашек или башен противника, то побитые шашки кладутся под бьющую фигуру последовательно. Правило турецкого удара не применяется.
  • Игра заканчивается победой, когда все шашки противника накрыты или заблокированы.

Цилиндрические

Как и у шахмат, возможен цилиндрический вариант шашек. Главное отличие в том, что поле является разверткой цилиндра. В шашках по умолчанию доступен лишь вертикальный цилиндр, но возможны варианты с горизонтальным и тороидальным полем. В остальном шашки играются по правилам русских, международных или других видов шашек. Если говорить более точно, то поля вертикальные H и A соединены между собой.

Пьяные

Фигуры шашек представляют собой стопки, в которые перед игрой наливают алкогольные напитки. Правила могут быть различными.

Нотация

Общие принципы

Официальные партии в шашки ведутся под запись — каждый игрок записывает ходы в бланк по правилам шашечной нотации. Ходом считается пара из двух последовательных полуходов — хода белых и хода чёрных, эти пары и записываются, по два полухода под одним номером. Для записи хода простой шашки или дамки обозначают сначала поле, где шашка или дамка стояла, затем ставят тире и записывают поле, на которое она ставится (например: e3-d4 в русских и других шашках 8×8; 8-12 в международных шашках). При записи взятия (боя) вместо тире ставится двоеточие (например: 12:21, 47:24:35, a3:c5) — принято в России, либо «x» (12x21, 47x24x35, a3xc5) — в международной нотации. В играх с шахматной нотацией (русские, бразильские и прочие) принято опускать цифру у первого поля, например вместо a3-b4 пишут ab4, вместо a3:c5 — a: c5. Исключение — случаи, когда на одно поле могут пойти фигуры с разных полей вертикали, например a3:c5 либо a7:c5, в этом случае ход записывается полностью.

Пример записи начала партии в русских шашках:

 1. e3-d4 d6-c5
 2. g3-f4?? c5:e3:g5
 3. ...

Обозначения полей

Шашечная доска 8×8
Начальная позиция

При записи партий на доске 8×8 в некоторые виды, например, русские, бразильские, унифицированный пул, а так же чешские (в последние — также наряду с традиционной цифровой нотацией) шашки используются обозначения клеток, аналогичные шахматным — вертикали доски нумеруются латинскими буквами a-h слева направо, горизонтали — цифрами 1-8 снизу вверх, клетка обозначается парой «буква-цифра».

В большинство остальных видов, например, международные, испанские, чекерс применяют традиционный для шашек способ обозначения: все чёрные поля доски последовательно пронумерованы числами от 1 до 50. Нумерация доски может начинаться с различных углов и идти последовательно в разных направлениях, в зависимости от разновидности игры. Например, для международных шашек: верхнее левое чёрное поле имеет номер 1, второе слева на этой же горизонтали — 2, первое поле второй сверху горизонтали — 6, и так далее, до 50. Белые поля никак не обозначаются, поскольку в игре не участвуют, и записывать их не требуется.

Запись ходов

  • Тихий ход записывается в виде двух обозначений полей, разделённых знаком «-», например, f4-g5 означает ход с поля f4 на поле g5, а 5-10 — ход с пятого поля на десятое в стоклеточных шашках.
  • Ход со взятием записывается в виде обозначений полей, по которым проходит бьющая шашка, разделённых двоеточием, например: f4:h6 означает ход с поля f4 на h6 со взятием шашки, стоящей на поле g5, а f4:h6:f8:c5:g1 — сложный «цепной» ход со взятием четырёх шашек.
  • Допускается сокращённая запись ходов, когда не ставится номер горизонтали и обозначение типа хода (тихий или взятие). Например, запись fh6 означает ход со взятием с вертикали f на поле h6. Сокращённая запись хода допускается, если она в данной позиции однозначна, то есть ход данного типа для данного игрока возможен только с одного поля. Если это не так (например, если шашка находится под боем двух шашек противника, стоящих на одной вертикали), ход должен быть записан полностью.

Характеристики ходов

Как и в шахматах, в записях партий применяется дополнительные условные знаки, позволяющие характеризовать записанные ходы. Они ставятся в записи после обозначения того хода (полухода), который характеризуют.

Знак Значение
! Хороший ход
!! Очень хороший, неожиданный, красивый ход
? Ошибка, если ошибочный ход вынужденный — знак не ставится
?? Грубейший просмотр, зевок
!? Авантюрный, азартный ход, все последствия которого сложно просчитать
х или + Выигрыш, очевидная выигрышная позиция
= Ничья, очевидная ничейная позиция
?! Острый, но сомнительный ход
± или + - Позиционное преимущество белых
или - + Позиционное преимущество чёрных
±± или ++ -- Значительное позиционное преимущество белых
∓∓ или -- ++ Значительное позиционное преимущество чёрных
или ~ Любой ход
# Блокировка шашки (шашек)

Дополнительные знаки применяются в анализе позиций, в шашечной композиции.

Формат PDN

Для записи партий с использованием компьютерных шашечных программ используется стандартизованный формат Portable Draughts Notation (.pdn), аналогичный шахматному PGN.

Терминология

Компьютерные шашки

См. также: Чемпионат мира по русским шашкам среди компьютерных программ 2008

Компьютерные программы:

Windows
  • Aurora Borealis — Русские шашки, Международные, Английские (чекерс), Пул, Бразильские, Итальянские, Чешские, Испанские, Фризские, 80-клеточные, Канадские, Тайские.
  • Программы серии Plus — Русские шашки и Русские поддавки (Plus600), Международные, Английские (чекерс), Пул, Бразильские, Чешские, Канадские.
  • Chinook
Кроссплатформенные
  • [www.checkersland.com/ru/index.jsp Checkersland] — Русские шашки, Международные, Поддавки, Английские (чекерс), Пул, Бразильские, Итальянские, Чешские, Испанские, 80-клеточные, Канадские, Тайские, Турецкие, Армянские, Готические, Греческие, Диагональные, Крода, Ласка, Лика, Малайзийские, Португальские, Ставропольские, Столбовые, Столбовые поддавки, Уголки (9 и 12 шашек), Филиппинские, Шри-ланкийские, Ямайские, Crowded, Sparse.
  • Dam и Moby Dam — Международные шашки.

В литературе и искусстве

Напишите отзыв о статье "Шашки"

Примечания

  1. 1 2 3 Мусихин А.К. Несколько шашечных игр // Логика или фортуна? Игры для всех. — Л.: Социально-коммерческая фирма «Человек», 1990. — С. 90—92. — 191 с.
  2. [shashki.ru/variations/draughts64/ Русские шашки // Федерация шашек России]
  3. [games21.info/chekers_draughts.php Чекерс (Английские шашки). Правила игры в чекерс]
  4. [64-100.com/around-checkers Вокруг чекерса]
  5. [www.sciencemag.org/cgi/content/abstract/1144079?ijkey=jVmVcXy2/NTnY&keytype=ref&siteid=sci Checkers Is Solved — Schaeffer et al. 317 (5844): 1518 — Science]
  6. [games21.info/spain_draughts.php Настольные игры. Испанские шашки]
  7. [nika-org.kiev.ua/shashki/shashki.html Активный отдых и спорт.]
  8. [shashki.info/pravila-igr/portugal-skie-shashki.html Португальские шашки]
  9. [fmjd64.org/wp-content/uploads/2014/02/rules-Damas-Classicas.pdf Правила игры в португальские шашки]
  10. [fmjd64.org/2013/czech-draughts-one-of-draughts-64/ Rules of the game: Czech_Dama_rules  (англ.)]
  11. Попова Е. А. 105 самых популярных настольных игр. — М.; Донецк: АСТ; Сталкер, 2004. — С. 10. — ISBN 5-1702-6572-7, ISBN 9-6669-6635-2.
  12. [intgames.ru/cat2mainin.php?raz=22&id=481 Интеллектуальные игры: Турецкие шашки].
  13. [www.gambiter.ru/checkers/item/228-kuperman.html Шашки, поддавки. Три жизни великого шашиста]
  14. [fmjd.org/downloads/td/TD_rus.pdf Иллюстрированные правила игры на сайте ФМЖД]
  15. [www.friesdammen.nl/documenten/BriefmanualFrisianDraughts-Ru.pdf Фризские шашки. Краткое руководство]
  16. [64-100.com/friesland-draughts Фрисландские (фризские) шашки. Блог Александра Георгиева.]
  17. [www.fqjr.qc.ca/dames/fr/144/histoire.html Histoire jeu de Dames Quebec]
  18. [checkersusa.com/books/Magazines/shashki/1984/245.pdf Журнал «Шашки» 1986/6 с.14//8x10? Это Интересно!]
  19. [dvahoda.ru/pravila/ Правила двухходовых шашек]
  20. Фирсова, 1990, с. 111.
  21. Фирсова, 1990, с. 109—110.
  22. Фирсова, 1990, с. 110—111.
  23. [www.krugosvet.ru/enc/sport/SHASHKI.html?page=0,2 Энциклопедия Кругосвет]

Литература

  • Голосуев В.М. Древняя и загадочная игра. Мир шашек. — СПб.: Интеграф, 1997. — 216 с.
  • Шашки // Игры и развлечения. Книга 2 / Сост. Л.М. Фирсова. — М.: Молодая гвардия, 1990. — С. 89—116. — 234 с.
Статьи
  • Валентин. [habrahabr.ru/post/219989/ История шашек (в иллюстрациях)] (24 апреля 2014). Проверено 23 мая 2016.
  • Скирюк Д.И. [skyruk.livejournal.com/259756.html История шашек ч. 12: Русские, Международные, Монреальские, 80-клеточные, Бразильские шашки] (31 марта 2012). Проверено 23 мая 2016.
  • Шашки // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Ссылки

  • [shashki.ru/ Федерация шашек России]
  • [www.fmjd.org/ Всемирная федерация шашек] (англ.) (ФМЖД)
  • [idf64.org/ru/idf/ Международная федерация шашек] (ИДФ)
  • [checkersusa.com/books/ Шашечная электронная библиотека // Checkers USA]

Отрывок, характеризующий Шашки

– Ну, графинечка – чистое дело марш, – радостно смеясь, сказал дядюшка, окончив пляску. – Ай да племянница! Вот только бы муженька тебе молодца выбрать, – чистое дело марш!
– Уж выбран, – сказал улыбаясь Николай.
– О? – сказал удивленно дядюшка, глядя вопросительно на Наташу. Наташа с счастливой улыбкой утвердительно кивнула головой.
– Еще какой! – сказала она. Но как только она сказала это, другой, новый строй мыслей и чувств поднялся в ней. Что значила улыбка Николая, когда он сказал: «уж выбран»? Рад он этому или не рад? Он как будто думает, что мой Болконский не одобрил бы, не понял бы этой нашей радости. Нет, он бы всё понял. Где он теперь? подумала Наташа и лицо ее вдруг стало серьезно. Но это продолжалось только одну секунду. – Не думать, не сметь думать об этом, сказала она себе и улыбаясь, подсела опять к дядюшке, прося его сыграть еще что нибудь.
Дядюшка сыграл еще песню и вальс; потом, помолчав, прокашлялся и запел свою любимую охотническую песню.
Как со вечера пороша
Выпадала хороша…
Дядюшка пел так, как поет народ, с тем полным и наивным убеждением, что в песне все значение заключается только в словах, что напев сам собой приходит и что отдельного напева не бывает, а что напев – так только, для складу. От этого то этот бессознательный напев, как бывает напев птицы, и у дядюшки был необыкновенно хорош. Наташа была в восторге от пения дядюшки. Она решила, что не будет больше учиться на арфе, а будет играть только на гитаре. Она попросила у дядюшки гитару и тотчас же подобрала аккорды к песне.
В десятом часу за Наташей и Петей приехали линейка, дрожки и трое верховых, посланных отыскивать их. Граф и графиня не знали где они и крепко беспокоились, как сказал посланный.
Петю снесли и положили как мертвое тело в линейку; Наташа с Николаем сели в дрожки. Дядюшка укутывал Наташу и прощался с ней с совершенно новой нежностью. Он пешком проводил их до моста, который надо было объехать в брод, и велел с фонарями ехать вперед охотникам.
– Прощай, племянница дорогая, – крикнул из темноты его голос, не тот, который знала прежде Наташа, а тот, который пел: «Как со вечера пороша».
В деревне, которую проезжали, были красные огоньки и весело пахло дымом.
– Что за прелесть этот дядюшка! – сказала Наташа, когда они выехали на большую дорогу.
– Да, – сказал Николай. – Тебе не холодно?
– Нет, мне отлично, отлично. Мне так хорошо, – с недоумением даже cказала Наташа. Они долго молчали.
Ночь была темная и сырая. Лошади не видны были; только слышно было, как они шлепали по невидной грязи.
Что делалось в этой детской, восприимчивой душе, так жадно ловившей и усвоивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни? Как это всё укладывалось в ней? Но она была очень счастлива. Уже подъезжая к дому, она вдруг запела мотив песни: «Как со вечера пороша», мотив, который она ловила всю дорогу и наконец поймала.
– Поймала? – сказал Николай.
– Ты об чем думал теперь, Николенька? – спросила Наташа. – Они любили это спрашивать друг у друга.
– Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
– Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
– Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
– Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
– Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
«Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.


Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.
Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.
Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву.
Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе.
В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной.
– Что ж, если бы я любил девушку без состояния, неужели вы потребовали бы, maman, чтобы я пожертвовал чувством и честью для состояния? – спросил он у матери, не понимая жестокости своего вопроса и желая только выказать свое благородство.
– Нет, ты меня не понял, – сказала мать, не зная, как оправдаться. – Ты меня не понял, Николинька. Я желаю твоего счастья, – прибавила она и почувствовала, что она говорит неправду, что она запуталась. – Она заплакала.
– Маменька, не плачьте, а только скажите мне, что вы этого хотите, и вы знаете, что я всю жизнь свою, всё отдам для того, чтобы вы были спокойны, – сказал Николай. Я всем пожертвую для вас, даже своим чувством.
Но графиня не так хотела поставить вопрос: она не хотела жертвы от своего сына, она сама бы хотела жертвовать ему.
– Нет, ты меня не понял, не будем говорить, – сказала она, утирая слезы.
«Да, может быть, я и люблю бедную девушку, говорил сам себе Николай, что ж, мне пожертвовать чувством и честью для состояния? Удивляюсь, как маменька могла мне сказать это. Оттого что Соня бедна, то я и не могу любить ее, думал он, – не могу отвечать на ее верную, преданную любовь. А уж наверное с ней я буду счастливее, чем с какой нибудь куклой Жюли. Пожертвовать своим чувством я всегда могу для блага своих родных, говорил он сам себе, но приказывать своему чувству я не могу. Ежели я люблю Соню, то чувство мое сильнее и выше всего для меня».
Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее.
Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
В доме Ростовых было невесело.


Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
– Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
– Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
– Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
– Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
– Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
– Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
– Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
– Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
– Федор, а ты мелу мне достань.
Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
– Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.
– Настасья Ивановна, что от меня родится? – спросила она шута, который в своей куцавейке шел навстречу ей.
– От тебя блохи, стрекозы, кузнецы, – отвечал шут.
– Боже мой, Боже мой, всё одно и то же. Ах, куда бы мне деваться? Что бы мне с собой сделать? – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. У Фогеля сидели две гувернантки, на столе стояли тарелки с изюмом, грецкими и миндальными орехами. Гувернантки разговаривали о том, где дешевле жить, в Москве или в Одессе. Наташа присела, послушала их разговор с серьезным задумчивым лицом и встала. – Остров Мадагаскар, – проговорила она. – Ма да гас кар, – повторила она отчетливо каждый слог и не отвечая на вопросы m me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты. Петя, брат ее, был тоже наверху: он с своим дядькой устраивал фейерверк, который намеревался пустить ночью. – Петя! Петька! – закричала она ему, – вези меня вниз. с – Петя подбежал к ней и подставил спину. Она вскочила на него, обхватив его шею руками и он подпрыгивая побежал с ней. – Нет не надо – остров Мадагаскар, – проговорила она и, соскочив с него, пошла вниз.
Как будто обойдя свое царство, испытав свою власть и убедившись, что все покорны, но что всё таки скучно, Наташа пошла в залу, взяла гитару, села в темный угол за шкапчик и стала в басу перебирать струны, выделывая фразу, которую она запомнила из одной оперы, слышанной в Петербурге вместе с князем Андреем. Для посторонних слушателей у ней на гитаре выходило что то, не имевшее никакого смысла, но в ее воображении из за этих звуков воскресал целый ряд воспоминаний. Она сидела за шкапчиком, устремив глаза на полосу света, падавшую из буфетной двери, слушала себя и вспоминала. Она находилась в состоянии воспоминания.
Соня прошла в буфет с рюмкой через залу. Наташа взглянула на нее, на щель в буфетной двери и ей показалось, что она вспоминает то, что из буфетной двери в щель падал свет и что Соня прошла с рюмкой. «Да и это было точь в точь также», подумала Наташа. – Соня, что это? – крикнула Наташа, перебирая пальцами на толстой струне.
– Ах, ты тут! – вздрогнув, сказала Соня, подошла и прислушалась. – Не знаю. Буря? – сказала она робко, боясь ошибиться.
«Ну вот точно так же она вздрогнула, точно так же подошла и робко улыбнулась тогда, когда это уж было», подумала Наташа, «и точно так же… я подумала, что в ней чего то недостает».
– Нет, это хор из Водоноса, слышишь! – И Наташа допела мотив хора, чтобы дать его понять Соне.
– Ты куда ходила? – спросила Наташа.
– Воду в рюмке переменить. Я сейчас дорисую узор.
– Ты всегда занята, а я вот не умею, – сказала Наташа. – А Николай где?
– Спит, кажется.
– Соня, ты поди разбуди его, – сказала Наташа. – Скажи, что я его зову петь. – Она посидела, подумала о том, что это значит, что всё это было, и, не разрешив этого вопроса и нисколько не сожалея о том, опять в воображении своем перенеслась к тому времени, когда она была с ним вместе, и он влюбленными глазами смотрел на нее.
«Ах, поскорее бы он приехал. Я так боюсь, что этого не будет! А главное: я стареюсь, вот что! Уже не будет того, что теперь есть во мне. А может быть, он нынче приедет, сейчас приедет. Может быть приехал и сидит там в гостиной. Может быть, он вчера еще приехал и я забыла». Она встала, положила гитару и пошла в гостиную. Все домашние, учителя, гувернантки и гости сидели уж за чайным столом. Люди стояли вокруг стола, – а князя Андрея не было, и была всё прежняя жизнь.
– А, вот она, – сказал Илья Андреич, увидав вошедшую Наташу. – Ну, садись ко мне. – Но Наташа остановилась подле матери, оглядываясь кругом, как будто она искала чего то.
– Мама! – проговорила она. – Дайте мне его , дайте, мама, скорее, скорее, – и опять она с трудом удержала рыдания.
Она присела к столу и послушала разговоры старших и Николая, который тоже пришел к столу. «Боже мой, Боже мой, те же лица, те же разговоры, так же папа держит чашку и дует точно так же!» думала Наташа, с ужасом чувствуя отвращение, подымавшееся в ней против всех домашних за то, что они были всё те же.
После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.


– Бывает с тобой, – сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, – бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет – ничего; что всё, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…
– Арап, – докончил Николай с радостной улыбкой, – как же не помнить? Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.
– Он серый был, помнишь, и белые зубы – стоит и смотрит на нас…
– Вы помните, Соня? – спросил Николай…
– Да, да я тоже помню что то, – робко отвечала Соня…
– Я ведь спрашивала про этого арапа у папа и у мама, – сказала Наташа. – Они говорят, что никакого арапа не было. А ведь вот ты помнишь!
– Как же, как теперь помню его зубы.
– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.
Соня, как и всегда, отстала от них, хотя воспоминания их были общие.
Соня не помнила многого из того, что они вспоминали, а и то, что она помнила, не возбуждало в ней того поэтического чувства, которое они испытывали. Она только наслаждалась их радостью, стараясь подделаться под нее.
Она приняла участие только в том, когда они вспоминали первый приезд Сони. Соня рассказала, как она боялась Николая, потому что у него на курточке были снурки, и ей няня сказала, что и ее в снурки зашьют.
– А я помню: мне сказали, что ты под капустою родилась, – сказала Наташа, – и помню, что я тогда не смела не поверить, но знала, что это не правда, и так мне неловко было.
Во время этого разговора из задней двери диванной высунулась голова горничной. – Барышня, петуха принесли, – шопотом сказала девушка.
– Не надо, Поля, вели отнести, – сказала Наташа.
В середине разговоров, шедших в диванной, Диммлер вошел в комнату и подошел к арфе, стоявшей в углу. Он снял сукно, и арфа издала фальшивый звук.
– Эдуард Карлыч, сыграйте пожалуста мой любимый Nocturiene мосье Фильда, – сказал голос старой графини из гостиной.
Диммлер взял аккорд и, обратясь к Наташе, Николаю и Соне, сказал: – Молодежь, как смирно сидит!
– Да мы философствуем, – сказала Наташа, на минуту оглянувшись, и продолжала разговор. Разговор шел теперь о сновидениях.
Диммлер начал играть. Наташа неслышно, на цыпочках, подошла к столу, взяла свечу, вынесла ее и, вернувшись, тихо села на свое место. В комнате, особенно на диване, на котором они сидели, было темно, но в большие окна падал на пол серебряный свет полного месяца.
– Знаешь, я думаю, – сказала Наташа шопотом, придвигаясь к Николаю и Соне, когда уже Диммлер кончил и всё сидел, слабо перебирая струны, видимо в нерешительности оставить, или начать что нибудь новое, – что когда так вспоминаешь, вспоминаешь, всё вспоминаешь, до того довоспоминаешься, что помнишь то, что было еще прежде, чем я была на свете…
– Это метампсикова, – сказала Соня, которая всегда хорошо училась и все помнила. – Египтяне верили, что наши души были в животных и опять пойдут в животных.
– Нет, знаешь, я не верю этому, чтобы мы были в животных, – сказала Наташа тем же шопотом, хотя музыка и кончилась, – а я знаю наверное, что мы были ангелами там где то и здесь были, и от этого всё помним…
– Можно мне присоединиться к вам? – сказал тихо подошедший Диммлер и подсел к ним.
– Ежели бы мы были ангелами, так за что же мы попали ниже? – сказал Николай. – Нет, это не может быть!
– Не ниже, кто тебе сказал, что ниже?… Почему я знаю, чем я была прежде, – с убеждением возразила Наташа. – Ведь душа бессмертна… стало быть, ежели я буду жить всегда, так я и прежде жила, целую вечность жила.
– Да, но трудно нам представить вечность, – сказал Диммлер, который подошел к молодым людям с кроткой презрительной улыбкой, но теперь говорил так же тихо и серьезно, как и они.
– Отчего же трудно представить вечность? – сказала Наташа. – Нынче будет, завтра будет, всегда будет и вчера было и третьего дня было…
– Наташа! теперь твой черед. Спой мне что нибудь, – послышался голос графини. – Что вы уселись, точно заговорщики.
– Мама! мне так не хочется, – сказала Наташа, но вместе с тем встала.
Всем им, даже и немолодому Диммлеру, не хотелось прерывать разговор и уходить из уголка диванного, но Наташа встала, и Николай сел за клавикорды. Как всегда, став на средину залы и выбрав выгоднейшее место для резонанса, Наташа начала петь любимую пьесу своей матери.
Она сказала, что ей не хотелось петь, но она давно прежде, и долго после не пела так, как она пела в этот вечер. Граф Илья Андреич из кабинета, где он беседовал с Митинькой, слышал ее пенье, и как ученик, торопящийся итти играть, доканчивая урок, путался в словах, отдавая приказания управляющему и наконец замолчал, и Митинька, тоже слушая, молча с улыбкой, стоял перед графом. Николай не спускал глаз с сестры, и вместе с нею переводил дыхание. Соня, слушая, думала о том, какая громадная разница была между ей и ее другом и как невозможно было ей хоть на сколько нибудь быть столь обворожительной, как ее кузина. Старая графиня сидела с счастливо грустной улыбкой и слезами на глазах, изредка покачивая головой. Она думала и о Наташе, и о своей молодости, и о том, как что то неестественное и страшное есть в этом предстоящем браке Наташи с князем Андреем.
Диммлер, подсев к графине и закрыв глаза, слушал.
– Нет, графиня, – сказал он наконец, – это талант европейский, ей учиться нечего, этой мягкости, нежности, силы…
– Ах! как я боюсь за нее, как я боюсь, – сказала графиня, не помня, с кем она говорит. Ее материнское чутье говорило ей, что чего то слишком много в Наташе, и что от этого она не будет счастлива. Наташа не кончила еще петь, как в комнату вбежал восторженный четырнадцатилетний Петя с известием, что пришли ряженые.
Наташа вдруг остановилась.
– Дурак! – закричала она на брата, подбежала к стулу, упала на него и зарыдала так, что долго потом не могла остановиться.
– Ничего, маменька, право ничего, так: Петя испугал меня, – говорила она, стараясь улыбаться, но слезы всё текли и всхлипывания сдавливали горло.
Наряженные дворовые, медведи, турки, трактирщики, барыни, страшные и смешные, принеся с собою холод и веселье, сначала робко жались в передней; потом, прячась один за другого, вытеснялись в залу; и сначала застенчиво, а потом всё веселее и дружнее начались песни, пляски, хоровые и святочные игры. Графиня, узнав лица и посмеявшись на наряженных, ушла в гостиную. Граф Илья Андреич с сияющей улыбкой сидел в зале, одобряя играющих. Молодежь исчезла куда то.
Через полчаса в зале между другими ряжеными появилась еще старая барыня в фижмах – это был Николай. Турчанка был Петя. Паяс – это был Диммлер, гусар – Наташа и черкес – Соня, с нарисованными пробочными усами и бровями.
После снисходительного удивления, неузнавания и похвал со стороны не наряженных, молодые люди нашли, что костюмы так хороши, что надо было их показать еще кому нибудь.
Николай, которому хотелось по отличной дороге прокатить всех на своей тройке, предложил, взяв с собой из дворовых человек десять наряженных, ехать к дядюшке.
– Нет, ну что вы его, старика, расстроите! – сказала графиня, – да и негде повернуться у него. Уж ехать, так к Мелюковым.
Мелюкова была вдова с детьми разнообразного возраста, также с гувернантками и гувернерами, жившая в четырех верстах от Ростовых.
– Вот, ma chere, умно, – подхватил расшевелившийся старый граф. – Давай сейчас наряжусь и поеду с вами. Уж я Пашету расшевелю.
Но графиня не согласилась отпустить графа: у него все эти дни болела нога. Решили, что Илье Андреевичу ехать нельзя, а что ежели Луиза Ивановна (m me Schoss) поедет, то барышням можно ехать к Мелюковой. Соня, всегда робкая и застенчивая, настоятельнее всех стала упрашивать Луизу Ивановну не отказать им.
Наряд Сони был лучше всех. Ее усы и брови необыкновенно шли к ней. Все говорили ей, что она очень хороша, и она находилась в несвойственном ей оживленно энергическом настроении. Какой то внутренний голос говорил ей, что нынче или никогда решится ее судьба, и она в своем мужском платье казалась совсем другим человеком. Луиза Ивановна согласилась, и через полчаса четыре тройки с колокольчиками и бубенчиками, визжа и свистя подрезами по морозному снегу, подъехали к крыльцу.
Наташа первая дала тон святочного веселья, и это веселье, отражаясь от одного к другому, всё более и более усиливалось и дошло до высшей степени в то время, когда все вышли на мороз, и переговариваясь, перекликаясь, смеясь и крича, расселись в сани.
Две тройки были разгонные, третья тройка старого графа с орловским рысаком в корню; четвертая собственная Николая с его низеньким, вороным, косматым коренником. Николай в своем старушечьем наряде, на который он надел гусарский, подпоясанный плащ, стоял в середине своих саней, подобрав вожжи.
Было так светло, что он видел отблескивающие на месячном свете бляхи и глаза лошадей, испуганно оглядывавшихся на седоков, шумевших под темным навесом подъезда.
В сани Николая сели Наташа, Соня, m me Schoss и две девушки. В сани старого графа сели Диммлер с женой и Петя; в остальные расселись наряженные дворовые.
– Пошел вперед, Захар! – крикнул Николай кучеру отца, чтобы иметь случай перегнать его на дороге.
Тройка старого графа, в которую сел Диммлер и другие ряженые, визжа полозьями, как будто примерзая к снегу, и побрякивая густым колокольцом, тронулась вперед. Пристяжные жались на оглобли и увязали, выворачивая как сахар крепкий и блестящий снег.
Николай тронулся за первой тройкой; сзади зашумели и завизжали остальные. Сначала ехали маленькой рысью по узкой дороге. Пока ехали мимо сада, тени от оголенных деревьев ложились часто поперек дороги и скрывали яркий свет луны, но как только выехали за ограду, алмазно блестящая, с сизым отблеском, снежная равнина, вся облитая месячным сиянием и неподвижная, открылась со всех сторон. Раз, раз, толконул ухаб в передних санях; точно так же толконуло следующие сани и следующие и, дерзко нарушая закованную тишину, одни за другими стали растягиваться сани.
– След заячий, много следов! – прозвучал в морозном скованном воздухе голос Наташи.
– Как видно, Nicolas! – сказал голос Сони. – Николай оглянулся на Соню и пригнулся, чтоб ближе рассмотреть ее лицо. Какое то совсем новое, милое, лицо, с черными бровями и усами, в лунном свете, близко и далеко, выглядывало из соболей.
«Это прежде была Соня», подумал Николай. Он ближе вгляделся в нее и улыбнулся.
– Вы что, Nicolas?
– Ничего, – сказал он и повернулся опять к лошадям.
Выехав на торную, большую дорогу, примасленную полозьями и всю иссеченную следами шипов, видными в свете месяца, лошади сами собой стали натягивать вожжи и прибавлять ходу. Левая пристяжная, загнув голову, прыжками подергивала свои постромки. Коренной раскачивался, поводя ушами, как будто спрашивая: «начинать или рано еще?» – Впереди, уже далеко отделившись и звеня удаляющимся густым колокольцом, ясно виднелась на белом снегу черная тройка Захара. Слышны были из его саней покрикиванье и хохот и голоса наряженных.
– Ну ли вы, разлюбезные, – крикнул Николай, с одной стороны подергивая вожжу и отводя с кнутом pуку. И только по усилившемуся как будто на встречу ветру, и по подергиванью натягивающих и всё прибавляющих скоку пристяжных, заметно было, как шибко полетела тройка. Николай оглянулся назад. С криком и визгом, махая кнутами и заставляя скакать коренных, поспевали другие тройки. Коренной стойко поколыхивался под дугой, не думая сбивать и обещая еще и еще наддать, когда понадобится.
Николай догнал первую тройку. Они съехали с какой то горы, выехали на широко разъезженную дорогу по лугу около реки.
«Где это мы едем?» подумал Николай. – «По косому лугу должно быть. Но нет, это что то новое, чего я никогда не видал. Это не косой луг и не Дёмкина гора, а это Бог знает что такое! Это что то новое и волшебное. Ну, что бы там ни было!» И он, крикнув на лошадей, стал объезжать первую тройку.
Захар сдержал лошадей и обернул свое уже объиндевевшее до бровей лицо.
Николай пустил своих лошадей; Захар, вытянув вперед руки, чмокнул и пустил своих.
– Ну держись, барин, – проговорил он. – Еще быстрее рядом полетели тройки, и быстро переменялись ноги скачущих лошадей. Николай стал забирать вперед. Захар, не переменяя положения вытянутых рук, приподнял одну руку с вожжами.
– Врешь, барин, – прокричал он Николаю. Николай в скок пустил всех лошадей и перегнал Захара. Лошади засыпали мелким, сухим снегом лица седоков, рядом с ними звучали частые переборы и путались быстро движущиеся ноги, и тени перегоняемой тройки. Свист полозьев по снегу и женские взвизги слышались с разных сторон.
Опять остановив лошадей, Николай оглянулся кругом себя. Кругом была всё та же пропитанная насквозь лунным светом волшебная равнина с рассыпанными по ней звездами.
«Захар кричит, чтобы я взял налево; а зачем налево? думал Николай. Разве мы к Мелюковым едем, разве это Мелюковка? Мы Бог знает где едем, и Бог знает, что с нами делается – и очень странно и хорошо то, что с нами делается». Он оглянулся в сани.
– Посмотри, у него и усы и ресницы, всё белое, – сказал один из сидевших странных, хорошеньких и чужих людей с тонкими усами и бровями.
«Этот, кажется, была Наташа, подумал Николай, а эта m me Schoss; а может быть и нет, а это черкес с усами не знаю кто, но я люблю ее».
– Не холодно ли вам? – спросил он. Они не отвечали и засмеялись. Диммлер из задних саней что то кричал, вероятно смешное, но нельзя было расслышать, что он кричал.
– Да, да, – смеясь отвечали голоса.
– Однако вот какой то волшебный лес с переливающимися черными тенями и блестками алмазов и с какой то анфиладой мраморных ступеней, и какие то серебряные крыши волшебных зданий, и пронзительный визг каких то зверей. «А ежели и в самом деле это Мелюковка, то еще страннее то, что мы ехали Бог знает где, и приехали в Мелюковку», думал Николай.
Действительно это была Мелюковка, и на подъезд выбежали девки и лакеи со свечами и радостными лицами.
– Кто такой? – спрашивали с подъезда.
– Графские наряженные, по лошадям вижу, – отвечали голоса.


Пелагея Даниловна Мелюкова, широкая, энергическая женщина, в очках и распашном капоте, сидела в гостиной, окруженная дочерьми, которым она старалась не дать скучать. Они тихо лили воск и смотрели на тени выходивших фигур, когда зашумели в передней шаги и голоса приезжих.
Гусары, барыни, ведьмы, паясы, медведи, прокашливаясь и обтирая заиндевевшие от мороза лица в передней, вошли в залу, где поспешно зажигали свечи. Паяц – Диммлер с барыней – Николаем открыли пляску. Окруженные кричавшими детьми, ряженые, закрывая лица и меняя голоса, раскланивались перед хозяйкой и расстанавливались по комнате.
– Ах, узнать нельзя! А Наташа то! Посмотрите, на кого она похожа! Право, напоминает кого то. Эдуард то Карлыч как хорош! Я не узнала. Да как танцует! Ах, батюшки, и черкес какой то; право, как идет Сонюшке. Это еще кто? Ну, утешили! Столы то примите, Никита, Ваня. А мы так тихо сидели!
– Ха ха ха!… Гусар то, гусар то! Точно мальчик, и ноги!… Я видеть не могу… – слышались голоса.
Наташа, любимица молодых Мелюковых, с ними вместе исчезла в задние комнаты, куда была потребована пробка и разные халаты и мужские платья, которые в растворенную дверь принимали от лакея оголенные девичьи руки. Через десять минут вся молодежь семейства Мелюковых присоединилась к ряженым.
Пелагея Даниловна, распорядившись очисткой места для гостей и угощениями для господ и дворовых, не снимая очков, с сдерживаемой улыбкой, ходила между ряжеными, близко глядя им в лица и никого не узнавая. Она не узнавала не только Ростовых и Диммлера, но и никак не могла узнать ни своих дочерей, ни тех мужниных халатов и мундиров, которые были на них.
– А это чья такая? – говорила она, обращаясь к своей гувернантке и глядя в лицо своей дочери, представлявшей казанского татарина. – Кажется, из Ростовых кто то. Ну и вы, господин гусар, в каком полку служите? – спрашивала она Наташу. – Турке то, турке пастилы подай, – говорила она обносившему буфетчику: – это их законом не запрещено.
Иногда, глядя на странные, но смешные па, которые выделывали танцующие, решившие раз навсегда, что они наряженные, что никто их не узнает и потому не конфузившиеся, – Пелагея Даниловна закрывалась платком, и всё тучное тело ее тряслось от неудержимого доброго, старушечьего смеха. – Сашинет то моя, Сашинет то! – говорила она.
После русских плясок и хороводов Пелагея Даниловна соединила всех дворовых и господ вместе, в один большой круг; принесли кольцо, веревочку и рублик, и устроились общие игры.
Через час все костюмы измялись и расстроились. Пробочные усы и брови размазались по вспотевшим, разгоревшимся и веселым лицам. Пелагея Даниловна стала узнавать ряженых, восхищалась тем, как хорошо были сделаны костюмы, как шли они особенно к барышням, и благодарила всех за то, что так повеселили ее. Гостей позвали ужинать в гостиную, а в зале распорядились угощением дворовых.
– Нет, в бане гадать, вот это страшно! – говорила за ужином старая девушка, жившая у Мелюковых.
– Отчего же? – спросила старшая дочь Мелюковых.
– Да не пойдете, тут надо храбрость…
– Я пойду, – сказала Соня.
– Расскажите, как это было с барышней? – сказала вторая Мелюкова.