Швейцария

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Швейцарская Конфедерация
нем. Schweizerische Eidgenossenschaft
фр. Confédération suisse
итал. Confederazione Svizzera
ромш. Confederaziun svizra
Флаг Герб
Девиз: «Unus pro omnibus omnes pro uno лат. Один за всех, все за одного»
Гимн: «Швейцарский псалом»
Дата независимости Провозглашена 1 августа 1291
Признана 24 октября 1648
Федерация с 1848, Конфедерация[1] (после вступления в ООН) (от Федеративной хартии)
Официальные языки немецкий, французский, итальянский, романшский (швейцарский ретороманский)
Столица отсутствует (де-юре)

Берн (де-факто)[комм 1][2][3]

Крупнейшие города Цюрих, Женева, Базель, Берн, Лозанна
Форма правления Конфедерация[1]
Федеральный совет








Федеральный канцлер
Ули Маурер,
Ги Пармелин,
Дидье Буркхальтер,
Дорис Лойтхард,
(Вице-президент)
,
Симонетта Соммаруга,
Ален Берсе,
Йоханн Шнайдер-Амманн
(Президент)

Вальтер Турнхерр (нем.)
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
133-я в мире
41 284 км²
4,2
Население
• Оценка (2013)
Плотность

7 996 026[4] чел. (95-е)
188 чел./км²
ВВП
  • Итого (2011)
  • На душу населения

636 млрд. долл. (19-й)
81 тыс. долл.
ИЧР (2015) 0,917[5] (очень высокий) (3-е место)
Названия жителей швейца́рец, швейца́рка, швейца́рцы
Валюта Швейцарский франк (CHF, код 756)
Интернет-домен .ch
Телефонный код +41
Часовой пояс CET (UTC+1, летом UTC+2)
Координаты: 46°56′00″ с. ш. 8°20′00″ в. д. / 46.93333° с. ш. 8.33333° в. д. / 46.93333; 8.33333 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=46.93333&mlon=8.33333&zoom=9 (O)] (Я)

Швейца́рия (нем. die Schweiz, фр. Suisse, итал. Svizzera, ромш. Svizra), официальное название — Швейца́рская Конфедера́ция (нем. Schweizerische Eidgenossenschaft, фр. Confédération suisse, итал. Confederazione Svizzera, ромш. Confederaziun svizra) — государство в Западной Европе. Граничит на севере с Германией, на юге — с Италией, на западе — с Францией, на востоке — с Австрией и Лихтенштейном. Название происходит от наименования одного из трёх первоначальных кантонов Швиц.

Латинское название страны Швейцарии — Confoederatio Helvetica, чьё сокращение встречается в аббревиатуре национальной валюты, автомобильных номерных знаках и названии швейцарского интернет-домена (.ch). На почтовых марках используется латинское название Helvetia, иногда употребляющееся в русском языке как название страны — Гельве́ция.

Официальными языками Швейцарии являются: немецкий, французский, итальянский и частично ретороманский (последний только для делового общения с лицами-носителями ретороманского языка)[6].

Швейцария является членом ООН с 2002 года, входит в Шенгенское соглашение с 2004 года.





Содержание

Название

Русское название страны восходит к названию кантона Швиц, который был ядром первого объединения кантонов в 1291 году. В 970 году центр этого кантона упоминается как Suuites, в 1281 году — Switz, совр. Schwyz; название происходит от др.-в.-нем. suedan «корчевать». С XIV в. по имени этого кантона начинают называть все государство. От названия страны Швейц (нем. Schweiz)[7] образовано название её жителей швейцарцы (нем. Schweizer, польск. Szwajcar), а от него русское название страны Швейцария — «страна швейцарцев»[8].

История

Политическое устройство

Швейцария — федеративная республика, состоящая из 20 кантонов и 6 полукантонов. На территории Швейцарии находятся 2 анклава: Бюзинген принадлежит Германии и Кампионе-ди-Италия — Италии. До 1848 года (кроме короткого периода Гельветической республики) Швейцария представляла собой конфедерацию. Каждый кантон имеет свою конституцию, законы, однако их полномочия ограничены федеральной конституцией. В ведении федеральных властей находятся вопросы войны и мира, внешних отношений, армии, железных дорог, связи, денежной эмиссии, утверждение федерального бюджета и т. д.

Законодательная власть — двухпалатное Федеральное собрание, состоящее из Национального совета и Совета кантонов, причём в законодательном процессе обе палаты равноправны. Национальный совет (200 депутатов) избирается населением на 4 года по системе пропорционального представительства. Федеративное устройство Швейцарии было закреплено в конституциях 1848, 1874 и 1999 годов. В Совете кантонов 46 депутатов, которые избираются населением, в большинстве кантонов[9], по мажоритарной системе относительного большинства в 20 двухмандатных и 6 одномандатных округах, то есть по 2 чел. от каждого кантона и по одному от полукантона на 4 года (в некоторых кантонах — на 3 года).

Исполнительный орган — Федеральный совет (нем. Bundesrat, фр. Conseil fédéral, ит. Consiglio federale), состоящий из 7 федеральных советников (нем. Bundesrat, фр. conseiller fédéral, ит. consigliere federale), каждый из которых возглавляет один из департаментов (министерств). Двое из советников исполняют обязанности президента конфедерации (нем. Bundespräsident, фр. président de la Confédération, ит. presidente della Confederazione) и вице-президента, соответственно. Для руководства аппаратом Федерального совета существует должность канцлера (нем. Bundeskanzler, фр. chancelier de la Confédération, ит. cancelliere della Confederazione), который имеет в Совете право совещательного голоса и формально не входит в его состав.

Члены Федерального совета и канцлер избираются на совместном заседании обеих палат парламента на срок его полномочий, то есть 4 года. Каждый год парламент назначает президента конфедерации и вице-президента из числа членов Совета, без права переназначения на следующий год. На практике федеральные советники практически всегда[10] переизбираются, так что состав Совета может оставаться неизменным в течение нескольких сроков полномочий парламента, и по обычаю пост президента занимают поочередно все члены Совета.

Все законы, принятые парламентом, могут быть утверждены или отвергнуты на (факультативном) всенародном референдуме (прямая демократия), для проведения которого после принятия закона в 100-дневный срок необходимо собрать 50 тысяч подписей. Изменения Конституции или вступления в международные организации требуют подтверждения на (обязательном) всенародном референдуме. Избирательным правом обладают все граждане, достигшие 18-летнего возраста.

Основы швейцарского государства были заложены в 1291 году. До конца XVIII века в стране не существовало центральных государственных органов, но периодически созывались общесоюзные соборы — (Tagsatzung). В 1798 году Швейцария была оккупирована Францией и была принята конституция по образцу французской. В 1803 году в рамках «Акта посредничества» Наполеон возвратил Швейцарии независимость. Принятая в 1848 году конституция предусматривала создание двухпалатного федерального парламента. В 1874 году принята конституция, предусматривавшая введение института референдумов. В 1971 году избирательное право получили женщины. В 1999 году была принята новая, основательно переработанная редакция этой конституции.

Политические партии

Правые

Правоцентристы

Центристы

Левоцентристы

Левые

Профсоюзы

Крупнейший профцентр — Объединение швейцарских профсоюзов (Schweizerischer Gewerkschaftsbund). В отраслевом плане состоит из отраслевых профсоюзов, в территориальном плане — из кантональных объединений профсоюзов (kantonalgewerkschaftsbund), кантональные объединения профсоюзов из региональных объединений профсоюзов (regionalgewerkschaftsbund), региональные объединения профсоюзов из локальных объединений профсоюзов (lokalgewerkschaftsbund). Высший орган — профсоюзный конгресс (Gewerkschaftskongress), между профсоюзными конгрессами — правление объединения профсоюзов (Gewerkschaftsbundesvorstand), молодёжная организация — профсоюзная молодёжь (gewerkschaftsjugend).

Правовая система

Высшая судебная инстанция — Федеральный Суд (Bundesgericht, Tribunal fédéral), суды апелляционной инстанции — высшие суды (Obergericht), в Женеве — Палата Правосудия (Justizhof, Cour De Justice), в Базель-Штадте — апелляционные суды (Appellationsgericht), суды первой инстанции — окружные суды (Bezirksgericht), в Люцерне — участковые суды (Amtsgericht), в Юре — суды первой инстанции (Gericht erster Instanz), в Обвальдене, Нидвальдене, Гларусе, Шафхаузене, Цуге, Аппенцелль-Ауссерродене — кантональные суды (Kantonsgericht), в Санкт-Галлене — уездные суды (Kreisgericht), низшее звено судебной системы — мировые суды (Friedensgerichte) (существуют не во всех кантонах), высшая судебная инстанция административной юстиции — Федеральный Административный Суд (Bundesverwaltungsgericht, Tribunal administratif fédéral).

Территориальное устройство

Швейцария — федеративная республика, состоящая из 26 кантонов (20 кантонов (Kanton) и 6 полукантонов (Landesteil)), кантоны могут делиться на округа (Bezirk), округа на города и общины (Gemeinde), некоторые общины на городские районы (Stadtkreis). Ниже — список кантонов (стоит заметить, что немало городов Швейцарии имеют разные названия, употребляемые на разных языках страны).

Кантон Код1 Крупнейший город Площадь,
км²

Население,[11]
чел. (2012)

Цюрих ZH Цюрих 1728,9 1 408 575
Берн BE Берн 5959,1 992 617
Люцерн LU Люцерн 1493,4 386 082
Ури UR Альтдорф 1076,4 35 693
Швиц SZ Швиц 908,1 149 830
Обвальден OW Зарнен 490,6 36 115
Нидвальден NW Штанс 276,1 41 584
Гларус GL Гларус 685,4 39 369
Цуг ZG Цуг 238,7 116 575
Фрибур FR Фрибур 1670,8 291 395
Золотурн SO Золотурн 790,5 259 283
Базель-Штадт BS Базель 37,1 187 425
Базель-Ланд BL Листаль 517,5 276 537
Шаффхаузен SH Шаффхаузен 298,5 77 955
Аппенцелль-Ауссерроден AR Херизау 242,9 53 438
Аппенцелль-Иннерроден AI Аппенцелль 172,5 15 717
Санкт-Галлен SG Санкт-Галлен 2025,5 487 060
Граубюнден GR Кур 7105,2 193 920
Аргау AG Арау 1403,8 627 340
Тургау TG Фрауэнфельд 990,9 256 213
Тичино TI Беллинцона 2812,5 341 652
Во VD Лозанна 3212,1 734 356
Вале VS Сьон 5224,4 321 732
Невшатель NE Невшатель 803,1 174 554
Женева GE Женева 282,4 463 101
Юра2 JU Делемон 838,8 70 942

1 ISO 3166-2:CH
2 Образовался в 1979 году.

Каждый кантон имеет собственную конституцию и законодательство. Законодательные органы кантонов — кантональные советы (kantonsrat), избираемые населением, исполнительные органы — правящие советы (Regierungsrat), состоящие из премьер-министров (Regierungspräsident) (или земельных амманов (Landammann)), вице-премьер-министров (Regierungsvizepräsident) (или земельных штатгальтеров (Landstatthalter)) и правительственных советников (regierungsrat), избираемые кантональными советами.

Законодательные органы романских кантонов — большие советы (фр. Grand Conseil, ит. Gran Consiglio), исполнительные органы — государственные советы (фр. Conseil d’État, ит. Consiglio di Stato), состоящие из председателей государственного совета (фр. Président du Conseil d’État, ит. Presidente del Consiglio di Stato), заместителей председателей государственного совета (фр. Vice-président du Conseil d’État, ит. Vicepresidente del Consiglio di Stato) и государственных советников (фр. Conseiller d’État, ит. Consigliere di Stato).

Особым образом государственная власть устроена в Аппенцелль-Иннерродене: законодательный орган — земельная община (Landsgemeinde), в которую входят все избиратели, исполнительный орган — кантональная комиссия (Standes-kommission), состоящий из правящего земельного аммана (Regierender Landammann), помогающий ландамман (Stillstehender Landammann) и правительнных советников (Regierungsrat).

В округах, которые возглавляются префектом (bezirksamman), назначаемым кантональным советом.

Представительные органы городов — общинные советы (Gemeinderat) избираемые населением, исполнительные — городские советы (stadtrat), состоящие из городских президентов (Stadtpräsident) и городских советников (Stadtrat), избираемые общинными советами.

Представительные органы общин — общинные собрания (gemeiendeversammlung), состоящие из всех жителей общины, исполнительные органы общин — общинные советы (gemeinderat), состоящие из общинного президента (Gemeindepräsident) и общинных советников (gemeinderat), избираемые общинными собраниями.

География

Швейцария — страна без выхода к морю, территория которой делится на три природных региона: горы Юра на севере, Швейцарское плато в центре и Альпы на юге, занимающие 61 % всей территории Швейцарии.

Северная граница частично проходит по Боденскому озеру и Рейну, который начинается в центре Швейцарских Альп и образует часть восточной границы. Западная граница проходит по горам Юра, южная — по Итальянским Альпам и Женевскому озеру. Плато лежит в низине, но большая его часть расположена выше 500 метров над уровнем моря. Состоящие из лесистых хребтов (до 1600 м) молодые складчатые горы Юра протянулись на территорию Франции и Германии. Наивысшая точка Швейцарии находится в Пеннинских Альпах — пик Дюфур (4634 м), наинизшая — озеро Лаго-Маджоре — 193 м.

В Швейцарии находится 6 % запасов пресной воды Европы. Самые крупные реки — Рона, Рейн, Лиммат, Аре. Швейцария богата и знаменита своими озёрами, наиболее привлекательные из них расположены по краям Швейцарского плато — Женевское (582,4 км²), Фирвальдштетское (113,8 км²), Тунское (48,4 км²) на юге, Цюрихское (88,4 км²) на востоке, Бильское (40 км²) и Невшательское (217,9 км²) на севере. Большинство из них имеет ледниковое происхождение: они образовались во времена, когда крупные ледники спускались с гор на Швейцарское плато. К югу от оси Альп в кантоне Тичино расположены озера Лаго-Маджоре (212,3 км²) и Лугано (48,8 км²).

Около 25 % территории Швейцарии покрыто лесами — не только в горах, но и в долинах, и на некоторых плоскогорьях. Древесина является важным сырьём и источником топлива.

Полезные ископаемые

В Швейцарии практически отсутствуют полезные ископаемые. Есть лишь небольшие запасы угля, залежи железных руд, мелкие месторождения графита и талька. Добыча каменной соли, ведущаяся в верховьях Роны и по Рейну у границы с Германией, покрывает потребности страны. Имеется сырьё для строительной промышленности: песок, глина, камень. 11,5 % энергии производится при помощи водных ресурсов, 55 % потребляемой электроэнергии — за счёт гидроэлектростанций.

Климат

В Швейцарии преобладает континентальный климат, типичный для Центральной Европы, со значительными колебаниями в зависимости от высоты над уровнем моря. На Западе страны велико влияние Атлантического океана, по мере продвижения на восток и в южных горных районах климат приобретает черты континентального. Зимы холодные, на плато и в долинах температура достигает нуля, а в горных районах −10 °C и ниже. Средняя температура летом в низинах — +18-20 °C, несколько ниже в горах. В Женеве средние температуры июля около 19 °C, января примерно 3 °C. За год выпадает около 850 мм осадков. Сильные северные и южные ветры.

Годовой уровень осадков в Цюрихе на плато составляет 1000 мм, а в Зенте — более 2000 мм. Особым качеством восточных Альп является то, что около 65 % количества годовых осадков выпадает в виде снега. Нередко даже в мае-июне, на высоте больше 1500 м выпадают осадки в виде снежной крупы. Некоторые районы постоянно находятся под слоем льда.

Климат и пейзаж варьируются в различных областях Швейцарии. Как в Арктике, в Швейцарии можно обнаружить мхи и лишайники, а также пальмы и мимозы, характерные для побережья Средиземного моря.

Рельеф

Большая часть страны расположена на территории Альп. На юге находятся Пеннинские Альпы (высота до 4634 м — пик Дюфур, высшая точка Швейцарии), Лепонтинские Альпы, Ретийские Альпы и массив Бернина.

Глубокими продольными долинами Верхней Роны и Переднего Рейна Пеннинские и Лепонтинские Альпы отделены от Бернских Альп (гора Финстераархорн, высота 4274 м) и Гларнских Альп, образующих систему хребтов, вытянутых с юго-запада на северо-восток через всю страну. Преобладают островерхие хребты, сложенные преимущественно кристаллическими породами и сильно расчленённые эрозией. Основные перевалы (Большой Сен-Бернар, Симплон, Сен-Готард, Бернина) расположены выше 2000 метров над уровнем моря.

Для ландшафта горной Швейцарии характерно большое количество ледников и ледниковых форм рельефа, общая площадь оледенения — 1950 км². Всего в Швейцарии насчитывается примерно 140 крупных долинных ледников (Алечский ледник и другие), есть также каровые и висячие ледники.

Экономика

  • Основные статьи импорта:
  • Основные статьи экспорта:


Преимущества: высококвалифицированная рабочая сила, надёжная сфера услуг. Развитые отрасли машиностроения и высокоточной механики. Транснациональные концерны химической промышленности, фармакологии и банковского сектора. Банковская тайна привлекает иностранный капитал. Банковский сектор составляет 9 % ВВП. Инновации в массовых рынках (часы Swatch, концепция автомобилей Smart).

Слабые стороны: ограниченность ресурсов и маленькая площадь.

Швейцария — одна из самых развитых и богатых стран мира. Швейцария — высокоразвитая индустриальная страна с интенсивным высокопродуктивным сельским хозяйством и почти полным отсутствием каких-либо полезных ископаемых. По подсчётам западных экономистов, она входит в первую десятку стран мира по уровню конкурентоспособности экономики. Швейцарская экономика тесно связана с внешним миром, прежде всего со странами ЕС, тысячами нитей производственной кооперации и внешнеторговых сделок. 80—85 % товарооборота Швейцарии приходится на государства ЕС. Через Швейцарию транзитом проходит более 50 % всех грузов из северной части Западной Европы на юг и в обратном направлении. После заметного роста в 1998—2000 годах. экономика страны вступила в полосу спада. В 2002 году ВВП вырос на 0,5 % и составил 417 млрд шв. фр. Инфляция была на отметке 0,6 %. Уровень безработицы достиг 3,3 %. В экономике занято ок. 4 млн человек (57 % населения), из них: в промышленности — 25,8 %, в том числе в машиностроении — 2,7 %, в химической промышленности — 1,7 %, в сельском и лесном хозяйстве — 4,1 %, в сфере услуг — 70,1 %, в том числе в торговле — 16,4 %, в банковском и страховом деле— 5,5 %, в гостинично-ресторанном бизнесе — 6,0 %. Политика нейтралитета позволила избежать разрухи двух мировых войн.

Финансы

Швейцария — важный мировой финансовый центр (Цюрих — третий после Нью-Йорка и Лондона мировой валютный рынок)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 802 дня]. Несколько десятков лет Швейцарская Конфедерация входила в список офшорных зон. В стране функционирует около 4 тыс. финансовых институтов, в том числе множество филиалов иностранных банков. На швейцарские банки приходится 35-40 % мирового управления собственностью и имуществом частных и юридических лиц. Они пользуются хорошей репутацией у клиентов благодаря стабильной внутриполитической обстановке, твёрдой швейцарской валюте, соблюдению принципа «банковской тайны». Швейцария, являясь крупным экспортёром капитала, занимает четвёртое место в мире после США, Японии, ФРГ. Прямые инвестиции за границей составляют 29 % швейцарского ВВП (средний показатель в мире — ок. 8 %). 75 % всех швейцарских инвестиций направляется на развитые промышленности, среди развивающихся стран наиболее привлекают швейцарские капиталы Латинская Америка и Юго-Восточная Азия. Доля Восточной Европы в общем объёме инвестиций незначительна.

1 апреля 1998 года в Швейцарии вступил в силу федеральный закон о борьбе с «отмыванием» денег в финансовом секторе, позволивший несколько приподнять завесу банковской тайны в целях выявления «грязных» денег.

В 1815 году Венский конгресс принял гарантии нейтралитета Швейцарии. С тех пор она не участвовала ни в одной войне и её банки никогда не подвергались разграблению. Впрочем, ещё при Людовике Шестнадцатом один из швейцарских банкиров — Жак Неккер — был настолько авторитетен, что стал первым лицом финансового ведомства Франции.

Сторонники надёжности швейцарских банков утверждают, что они, по их мнению, не могут разориться, поскольку, пусть даже они и участвуют в рискованных финансовых операциях, эти банки, по мнению их сторонников, находятся в стране со стабильной правовой, экономической, финансовой, политической системой. Первые частные банки возникли именно в ШвейцарииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 802 дня]. Сегодня их в стране более 400. Конфиденциальность сведений швейцарские банки гарантируют согласно государственному закону о банковской тайне от 8 октября 1934К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 802 дня]. Тем не менее, в рамках прежде всего конфликта банка UBS с налоговыми органами США, банку пришлось выдать 4450 счетов американских граждан, подозреваемых в уклонении от налогов. Однако суть и стержень банковской тайны (отсутствие автоматической выдачи информации по счетам нерезидентов в швейцарских банках) остались в неприкосновенности.

В 2006 году банк «Кантональ» провёл ревизию невостребованных вкладов и обнаружил незакрытый счёт на имя Владимира Ульянова, на котором лежит всего 13 франков — 286 рублей.

В настоящее время идет речь о принятии закона, который сократит срок востребования вклада для владельцев «спящих» активов до 50 лет. И если по истечении данного срока никто не заявит свои права, банки ликвидируют средства, передав их в управление Министерства финансов Швейцарии[13].

Глава Швейцарской банковской ассоциации — Урс РоттК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 802 дня].

После начала всемирного кризиса Швейцарская банковская тайна оказалась под ударом. Одновременно между крупнейшим швейцарским банком UBS и американской Федеральной Налоговой службой IRS (Internal Revenue Service) возник конфликт[14]. В начале 2009 года, Швейцария была в невыгодном положении — на неё ополчился весь свет, обвиняя в нечестной конкуренции за счёт культивирования на своей территории «налоговых оазисов».

Поэтому США, не желая, кроме того, идти утомительным «правовым путем», напористо требовали выдачи им данных сначала о 300, а потом и целых 52 тысячах счетов американских граждан в банке UBS, подозреваемых в уклонении от налогов[15].

После саммита «Большой двадцатки» в Лондоне в апреле 2009 года ситуация несколько успокоилась. Швейцария переняла стандарты ОЭСР в сфере оказания правовой помощи в делах, связанных с налоговыми преступлениями. Однако, Министерство юстиции США продолжает настаивать на своих претензиях к банку UBS, поддерживая IRS в её требовании предоставить-таки налоговым властям США данные сразу о 52 тыс. счетов американцев. Суд в Майами, который занимается этим делом, уже отклонил аргументацию Швейцарии и банка, указывая, что дело это полностью соответствует праву США, которое предоставляет право получать информацию из-за рубежа, так что данного рода требования к UBS не суть «новая правовая концепция». «Банк должен нести ответственность за свои деяния», — считает суд.

UBS стремится в этой ситуации вести курс на «минимизацию ущерба», объявив о своей готовности найти «взаимоприемлемое решение». При этом банк ещё раз подчеркнул, что гражданский иск IRS является нарушением швейцарского права, в связи с чем данную проблему должны решать не суды, а правительства обеих стран в двустороннем формате. Кроме того, банк требует от американской стороны уточнить число счетов, информацию по которым требуется предоставить, поскольку на данный момент многие их владельцы добровольно передали IRS всю информацию по своим счетам в UBS. Одновременно швейцарский финансовый гигант резко ограничивает и сокращает объём так называемых «трансграничных сделок» («cross-border»).

С 1 июля 2009 года американским клиентам банка, не отреагировавшим на план UBS по выходу из такого рода сделок, отказано в доступе к собственным счетам. А план этот предлагал им либо перевести их состояния на указанный клиентом счёт в американском финансовом институте, либо получить свои деньги обратно в форме чека. На принятие решения клиентам из США отводилось 45 дней. В обоих случаях клиенты должны были исходить из того, что информация по этим транзакциям будет передана американским налоговым властям. Поскольку, как правило, речь идет о больших, ранее не задекларированных суммах, то такие клиенты рискуют в лучшем случае получить «сочный» счёт налоговой доплаты, а в худшем — судебный иск. UBS рекомендует в этом случае рискнуть и пойти на «добровольное признание». Что касается собственно IRS, то до конца сентября она предлагает всем «уклонистам» воспользоваться штрафным тарифом за уход от налогов со «скидкой».

Конфликт бросил тень и на визит в США министра экономики Швейцарии Дорис Лойтхард в июле 2009 года, с учетом того, что 13 июля в Майами должен был начаться полноценный судебный процесс «IRS против UBS». В своем выступлении перед членами Швейцарско-американской торговой палаты (SACC) 8 июля Дорис Лойтхард ещё раз подчеркнула важность торгово-промышленных контактов между США и Швейцарией. Вместе с тем «финансовый кризис, истоки которого находятся в США, в значительной степени затронул и Швейцарию». В такой ситуации необходимо «держаться вместе с тем, чтобы вновь вернуться к финансовой стабильности». Речь шла также о только что согласованном швейцарско-американском Договоре об избежании двойного налогообложения. Д. Лойтхард заявила, что отсутствие решения налогового спора между IRS и UBS может привести к тому, что шансы на положительный вотум парламентариев по этому документу могут значительно сократиться. Новым фактором является и намек Лойтхард на то, что Федеральный совет Швейцарии может, — если надо, на основе чрезвычайного указа, — просто запретить банку UBS выдавать информацию по счетам.

В середине августа 2009 года решение было найдено. США отзывают из суда в Майами свой иск против UBS и обязуются не прибегать более к таким инструментам в будущем. Формально же этот иск остаётся как бы в силе, чтобы избежать истечения установленного срока давности по налоговым делам. Однако самое позднее через 370 дней после подписания достигнутого соглашения этот иск исчезнет с лица земли раз и навсегда.

Американское налоговое ведомство IRS (Internal Revenue Service) передаст в адрес швейцарского налогового ведомства (Eidg. Steuerverwaltung), опираясь на действующий швейцарско-американский Договор об избежании двойного налогообложения, ходатайство об оказании правовой помощи.

При этом американские налоговики будут исходить из совершенно определенного набора критериев, которые позволят, находясь в рамках швейцарского права, идентифицировать факт совершения «ухода от налогов». Хозяева же счетов будут иметь возможность подать в один из швейцарских судов апелляцию.

Бывший федеральный советник, а ныне шеф UBS Каспар Филлигер (Kaspar Villiger) уверен в том, что соглашение будет работать на достижение надежного будущего для банка. «Оно работает на решение одной из сложнейших проблем, перед которой стоял банк UBS», — говорится от его имени в специальном коммюнике.[16] Он так же выразил удовлетворение тем фактом, что соглашение будет действовать в рамках швейцарского права и действующего швейцарско-американского Договора об избежании двойного налогообложения. Теперь, по мнению Филлигера, банк сможет восстановить свою репутацию в глазах клиентов — путем солидных услуг и первоклассного обслуживания.

Соответствующее соглашение, таким образом, было вечером 19 августа подписано в Вашингтоне и тут же вступило в силу.

По мнению Швейцарского банковского объединения (Die Schweizerische Bankiervereinigung — SBVg), оно может быть вполне довольно деталями соглашения.[17] Самое главное, что удалось предотвратить долгий процесс с неочевидным исходом. Теперь, получив правовую определенность, банк сможет продолжить процесс выхода из кризиса. Очень важно, что соглашение находится в рамках швейцарского права — это дополнительно укрепляет деловую репутацию Швейцарии как мирового финансового центра, так как зарубежные клиенты смогут и далее рассчитывать на предсказуемость швейцарского правового порядка.

Промышленность

В промышленности доминируют крупные объединения транснационального характера, как правило, успешно выдерживающие конкуренцию на мировом рынке и занимающие на нём ведущие позиции: концерны «Нестле» (пищевые продукты, фармацевтические и косметические изделия, детское питание), «Новартис» и «Хоффман-ла-Рош» (химико-фармацевтическая продукция), «Алюсюисс» (алюминий), шведско-швейцарский концерн АББ — «Асеа Браун Бовери» (электротехника и турбиностроение). Швейцарию часто ассоциируют с часовой фабрикой мира. В опоре на старые традиции и высокую техническую культуру здесь производят часы и ювелирные изделия самых престижных марок: Rolex, Chopard, Breguet, Patek Philippe, Vacheron Constantin и др.

Добывающая отрасль

В Швейцарии практически нет ископаемых. Промышленное значение имеют каменная соль и стройматериалы.

Энергетика

Около 42 % электроэнергии в Швейцарии вырабатывается на АЭС, 50 % на ГЭС, а остальные 8 % на ТЭС из импортируемой нефти. Большинство ГЭС находится в Альпах, где создано более 40 искусственных озёр — водохранилищ. По инициативе «зеленых» строительство новых АЭС временно прекращено, однако в перспективе Швейцария не собирается пока сворачивать программу атомной энергетики.

Транспорт

Швейцарская транспортная система «отлажена, как часы». Все 3212 км главных путей железных дорог общего пользования, принадлежащих федеральной компании SBB-CFF-FFS, полностью электрифицированы. В горах проложено более 600 туннелей, включая Симплонский (19,8 км). В горных регионах работают фуникулёры и канатные дороги. Протяжённость дорог — около 71 тыс. км. Важную роль играют дороги, проходящие через горные перевалы Сен-Готард, Большой Сен-Бернар и другие.

27 октября 2008 в Лозанне было официально открыто первое в Швейцарии подземное метро — 5,9 км, 14 станций, поезда управляются автоматически, без машиниста. До этого линии метро лишь частично проходили под землёй, напоминая больше трамвайные линии.

Основные международные аэропорты — Женева, Цюрих, Базель.

Сельское хозяйство

Сельское хозяйство имеет ярко выраженную животноводческую направленность (с упором на производство мясомолочной продукции), отличается высокой урожайностью и производительностью труда. Характерно преобладание мелких хозяйств. Швейцарский сыр уже не одно столетие хорошо известен во многих странах мира. В целом сельское хозяйство обеспечивает потребности страны в продуктах питания на 56—57 %.

Швейцария поддерживает внешнеторговые связи практически со всеми странами мира. Экономика страны в значительной степени зависит от внешней торговли — как в импорте сырья и полуфабрикатов, так и в экспорте изделий промышленности (на экспорт идет более 50 % продукции текстильной, около 70 % машиностроительной, свыше 90 % химической и фармацевтической, 98 % часовой промышленности).

На развитые индустриальные страны приходится 80 % оборота внешней торговли Швейцарии. Основными её партнерами являются страны ЕС — свыше 3/4 экспорта и импорта. Среди крупнейших внешнеторговых партнеров — Германия, Франция, США, Италия, Великобритания, страны Бенилюкса.

Туризм

Являясь традиционной страной туризма, Швейцария удерживает в этой сфере прочные позиции в Европе. Наличие развитой туристической инфраструктуры, сети железных и автомобильных дорог в сочетании с живописной природой и выгодным географическим положением обеспечивает приток в страну значительного количества туристов, прежде всего немцев, американцев, японцев, а в последние годы также русских, индийцев, китайцев. 15 % национального дохода поступает за счёт туризма.

Альпы занимают 2/3 всей территории Швейцарии и ежегодно привлекают в Швейцарию тысячи любителей активного отдыха. Наивысшая точка страны находится в Пеннинских Альпах и называется пик Дюфур (4634 м). Также в Швейцарии находятся самая высокогорная в Европе железнодорожная станция Юнгфрауйох на высоте 3454 м над уровнем моря и самая высокогорная в Европе пивоварня в Монштайне на высоте 1600 м[18].

Самыe известные горнолыжные и рекреационные курорты Швейцарии:

Образование

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Швейцария известна всему миру своими частными школами, закрытыми пансионами и университетами. Швейцария — родина реформаторской педагогики, образование здесь и поныне базируется на принципах Марии Монтессори, Жана Пиаже и Рудольфа Штайнера. Уровень образования в частном секторе довольно высокий, благодаря отличной подготовке педагогов и традициям качества. Стоит также упомянуть о таких аспектах, дополняющих идеальные условия для обучения, как стабильность, безопасность и престиж. Все вышеупомянутые факторы привлекают огромное количество студентов и учащихся со всего мира. Помимо специализированных школ гостиничного бизнеса, большой популярностью пользуются курсы иностранных языков. Программы, рассчитанные на любой срок, обычно дают отличный результат и проводятся носителями языка с использованием современных методик. Частные языковые школы обычно предлагают широкий выбор мест обучения, и различные адаптированные языковые программы для взрослых, детей и подростков. Особым престижем обладают частные общеобразовательные заведения.

Согласно международному исследованию качества среднего образования, Швейцария на протяжении 10 лет (2000—2009 годы) демонстрирует неизменно высокие показатели подготовки выпускников своих школ. Так, например, в 2000 году, по данным мониторинга оценки качества образования в школе PISA (Programme for International Student Assessment), проводимым ОЭСР (Организацией Экономического Сотрудничества и Развития), Швейцария занимала 13 место среди 32 стран, а в 2009 году — 14 среди 65. Во всех четырёх исследованиях (PISA 2000, PISA 2003, PISA 2006 и PISA-2009) уровень подготовки швейцарских школьников был существенно выше среднего по ОЭСР уровня[19].

Хорошие результаты показывает Швейцария и в отношении высшего образования. В международных рейтингах лучших вузов мира Швейцария традиционно занимает 4—9 позиции, уступая лишь США, Канаде и Великобритании.

Швейцарское образование некоторыми не слишком владеющими информацией обывателями считается дорогим даже по европейским меркам[20]. Между тем, обучение в государственных университетах Швейцарии является одним из самых дешевых в мире[21].

Население

Общая численность населения по оценкам 2008 года составляет 7 580 000 чел.

Возрастная структура населения:

  • 0—14 лет: 15,8 %
  • 15—64 года: 68,2 %
  • старше 65 лет: 16%

Средний возраст населения

  • средний: 40,7
  • мужчины: 39,6
  • женщины: 41,7

Этно-языковой состав

Исторически Швейцарская Конфедерация складывалась в условиях сосуществования различных языковых, культурных и религиозных групп. 94 % населения — швейцарцы. У них нет общего языка. Самая крупная языковая группа: германошвейцарцы (65 %), затем по численности идут франкошвейцарцы (18 %), италошвейцарцы (10 %). В стране также живут ретороманцы — романши и ладины, они составляют около 1 % населения.

Немецкий, французский, итальянский и ретороманский — национальные и официальные языки Швейцарской Конфедерации.

Взаимоотношения между «французской» и «немецкой» частями Швейцарии являются важнейшим фактором в развитии национальной истории. Однако они далеки от идеала. Отношения между основными культурно-языковыми ареалами страны с начала XIX века, когда к территории Швейцарии были присоединены густонаселенные франкоязычные области, и по сей день характеризуются наличием большого числа конфликтов и противоречий. Существует даже воображаемая граница между этими двумя культурно-языковыми общинами — Рёштиграбен. Пожалуй, наиболее острым вопросом в этих взаимоотношениях явился конфликт вокруг образования нового кантона Юра.

Религия

В эпоху Реформации Швейцария пережила церковный раскол. Религиозные разногласия будоражили страну вплоть до середины XIX в., сказавшись на формировании единого государства. Кантоны в зависимости от вероисповедания создавали альянсы и союзы, вели между собой войны. Мир воцарился окончательно в 1848 году. В настоящее время доли протестантов и католиков в населении страны примерно равны, составляя по 49 % каждая.

Конфессиональные различия в Швейцарии не всегда совпадают с лингвистическими границами. Среди протестантов можно обнаружить и франкоязычных кальвинистов, и немецкоязычных цвинглианцев.

Центры немецкоязычного протестантизма — Цюрих, Берн и Аппенцелль-Ауссенроден, протестанты также преобладают в немецкоязычных кантонах Гларус, Тургау, Шаффхауен, Базель-Ланд, Базель-Штадт, германоязычных районах Граубюндена. Большинство франкоязычных протестантов проживает в кантоне Женева и соседних кантонах Во и Невшатель. Крупнейшая протестантская религиозная организация — Союз швейцарских евангелических церквей (Schweizerischer Evangelischer Kirchenbund), состоит из следующих поместных церквей:

  • Реформатская церковь Берна-Юры-Золотурна (Reformierte Kirchen Bern-Jura-Solothurn)
  • Евангелическо-реформатская поместная церковь Кантона Цюрих (Evangelisch-reformierte Landeskirche des Kantons Zürich)
  • Евангелическо-реформатская поместная церковь Аппенцеля (Evangelisch-reformierte Landeskirche beider Appenzell)
  • Евангелическо-реформатская поместная церковь Кантона Гларус (Evangelisch-Reformierte Landeskirche des Kantons Glarus)
  • Евангелическая поместная церковь кантона Тургау (Evangelische Landeskirche des Kantons Thurgau)
  • Евангелическо-реформатская церковь кантона Шаффхаузен (Evangelisch-reformierte Kirche des Kantons Schaffhausen)
  • Евангелическо-реформатская церковь кантона Сельский Базель (Evangelisch-reformierte Kirche des Kantons Basel-Landschaft)
  • Евангелическо-реформатская церковь Городского Базеля (Evangelisch-reformierte Kirche Basel-Stadt)
  • Евангелическо-реформатская поместная церковь Граубюндена (Evangelisch-reformierte Landeskirche Graubünden)
  • Реформатская поместная церковь Ааргау (Reformierte Landeskirche Aargau)
  • Евангелическо-реформатская церковь кантона Санкт-Галлен (Evangelisch-reformierte Kirche des Kantons St. Gallen)
  • Евангелическо-реформатская церковь кантона Во (Église Évangélique Réformée du canton de Vaud)
  • Евангелическо-реформатская церковь кантона Нёвшатель (Église réformée évangélique du canton de Neuchâtel)
  • Протестантская церковь Женевы (Église Protestante de Genève)
  • Евангелическо-лютеранская церковь кантона Фрибур (нем. Evangelisch-reformierte Kirche des Kantons Freiburg, фр. Eglise Evangélique Réformée du canton de Fribourg)
  • Евангелическо-лютеранская церковь кантона Люцерн (нем. Evangelisch-Reformierte Kirche des Kantons Luzern)
  • Евангелическо-лютеранская церковь Нидвальдена (Evangelisch-Reformierte Kirche Nidwalden)
  • Ассоциация евангелическо-лютеранских церковных общин кантона Обвальден (Verband der evangelisch-reformierten Kirchgemeinden des Kantons Obwalden)
  • Евангелическо-лютеранская кантональная церковь Швица (Evangelisch-reformierte Kantonalkirche Schwyz)
  • Евангелическо-реформатская церковь в кантоне Золотурн (Evangelisch-Reformierte Kirche im Kanton Solothurn)
  • Евангелическо-реформатская поместная церковь Ури (Evangelisch-Reformierte Landeskirche Uri)
  • Евангелическо-реформатская церковь Валле (Evangelisch-Reformierte Kirche des Wallis)
  • Евангелическо-реформатские общины Кантоны Цуг (Evangelisch-reformierte Kirchgemeinde des Kantons Zug)
  • Евангелическо-реформатская церковь Тичино (Chiesa evangelica riformata nel Ticino)
  • Свободная евангелическая церковь Женева (Église Évangélique Libre de Genève)
  • Евангелическо-методистская церковь в Швейцарии (Evangelisch-methodistische Kirche in der Schweiz)

Католики преобладают в центральной Швейцарии (Люцерн, Унтервальден, Нидервальден, Цуг, Швиц, Ури, Аппенцель-Иннерроден, Золотурн), на большей части территории франкоязычных кантонов Фрибур и Вале и в италоязычном кантоне Тичино, италоязычных и ретороманских районах Граубюндена.

В кантонах Ааргау и Санкт-Галлен католики и протестанты среди населения представлены примерно в равных долях.

Среди других протестантских групп следует назвать адвентистов, баптистов, пятидесятническую Апостольскую Церковь, Швейцарскую пятидесятническую Миссию, Армию Спасения и др.

Небольшие еврейские общины имеются в Цюрихе, Базеле и Женеве.

В Швейцарии проживает около 400 000 мусульман[22][23], в основном турки и косовары. 29 ноября 2009 года на всенародном референдуме в Швейцарии была принята поправка к конституции, запрещающая строительство минаретов в стране. Кроме того, в Швейцарии запрещён кошерный и халяльный забой животных, посчитавшийся там недостаточно гуманным.

Внешняя политика

Швейцария имеет давние традиции политического и военного нейтралитета, однако принимает деятельное участие в международном сотрудничестве, на её территории располагаются штаб-квартиры многих международных организаций. Существует несколько точек зрения в отношении времени возникновения швейцарского нейтралитета. По мнению некоторых учёных, Швейцария начала придерживаться статуса нейтралитета уже после заключения мирного договора с Францией 29 ноября 1516 года, в котором был провозглашён «вечный мир». В дальнейшем швейцарские власти приняли ряд решений, продвинувших страну на пути к определению своего нейтралитета. В 1713 году нейтралитет Швейцарии был признан Францией, Испанией, Нидерландами и Англией, заключившими Утрехтский мир. Однако в 1803 году Швейцария заключила с наполеоновской Францией договор о военном союзе, в соответствии с которым страна обязывалась предоставить свою территорию для ведения военных действий, а также выставить военный контингент для французской армии. На Венском конгрессе в 1815 году был закреплён «вечный нейтралитет» Швейцарии. Окончательно нейтралитет был подтверждён и конкретизирован Гарантийным актом, подписанным в Париже 20 ноября 1815 года Австрией, Великобританией, Португалией, Пруссией, Россией и Францией. 22 января 1506 года была основана Швейцарская гвардия, призванная защищать главу римско-католической церкви и его дворец. Общая численность первого состава швейцарской гвардии составляла 150 человек (в настоящее время 110).

Внешняя политика Швейцарии согласно конституции этой страны строится с учётом международно-правового статуса постоянного нейтралитета. Начало швейцарской политики нейтралитета трудно связать с какой-либо определённой датой. Швейцарский историк Эдгар Бонжур по этому поводу сказал: «Понятие швейцарского нейтралитета возникло одновременно с понятием швейцарской нации». Небезынтересно отметить, что ещё в XIV веке в договорах отдельных кантонов, составивших впоследствии Швейцарскую конфедерацию, с их соседями употребляется немецкий термин «stillsitzen» (буквально «сидеть смирно»), что примерно соответствует позднейшему понятию нейтралитета.

Постоянный нейтралитет Швейцарии возник в результате подписания четырёх международно-правовых актов: Акта Венского Конгресса от 8 (20) марта 1815 года, Приложения к Акту Венского Конгресса № 90 от 8 (20) марта 1815 года, Декларации держав о делах Гельветического Союза и Акта относительно признания и гарантии постоянного нейтралитета Швейцарии и неприкосновенности её территории. В отличие от других стран, избравших подобный путь исключительно под воздействием внешних факторов (например, как результат поражения в войне), нейтралитет Швейцарии сформировался и по внутриполитическим причинам: нейтралитет, став объединяющей нацию идеей, способствовал эволюции её государственности от аморфной конфедерации к централизованному федеративному устройству.

За годы политики постоянного вооружённого нейтралитета альпийской республике удалось избежать участия в двух опустошительных мировых войнах и укрепить свой международный авторитет, в том числе путём осуществления многочисленных посреднических усилий. Принцип поддержания связей «между странами, а не между правительствами» позволял вести диалог со всеми, вне зависимости от политических или идеологических соображений.

Швейцария представляет третьи государства там, где у них прерваны дипломатические отношения (к примеру, интересы СССР в Ираке в 1955 году, Великобритании в Аргентине во время англо-аргентинского конфликта 1982 года; в настоящее время Швейцария представляет интересы США на Кубе и в Иране, интересы Кубы в США, интересы Российской Федерации в Грузии после разрыва дипломатических отношений между этими странами в 2008 году). Швейцария оказывает «добрые услуги», предоставляя свою территорию для прямых переговоров между участниками конфликтов (нагорно-карабахская, абхазская и южноосетинские проблемы, кипрское урегулирование и т. д.).

Из всех существующих в современном мире видов нейтралитета швейцарский — наиболее длительный и последовательный. Сегодня Швейцарская Конфедерация не входит ни в какой-либо военный альянс, ни в ЕС.

В последние годы, в связи с переменами в Европе и мире, в правительстве и общественном мнении набирает силу настрой в пользу усиления интеграции с ЕС и более гибкой трактовки принципа нейтралитета.

В мае 2004 года подписан «второй пакет» секторальных договоров ЕС — Швейцария, который, вместе с «первым пакетом» (вступил в силу 1 июня 2002 года), является своего рода альтернативой вступлению Швейцарии в ЕС.

В рамках общенациональных референдумов, прошедших в 2005 году, народом Швейцарии положительно решён вопрос о присоединении Швейцарии к Шенгенскому и Дублинскому договорам (соглашение об этом с ЕС входит во «второй пакет»), а также о распространении положений Договора о свободе перемещений между Швейцарией и ЕС (входит в «первый пакет» секторальных договоров) на новых членов ЕС, вступивших в Союз в 2004 году. Вместе с тем, принято решение считать вопрос о вступлении Швейцарии в Евросоюз не «стратегической целью», как раньше, а только «политической опцией», то есть возможностью.

В 1959 году Швейцария стала одной из стран-учредительниц ЕАСТ, в 2002 году вошла в ООН.

Достопримечательности

Природные

Швейцария в первую очередь знаменита как самая гористая страна Европы.

Женевское озеро со всех сторон окружено горами, из-за этого в его окрестностях весьма своеобразный, более тёплый климат. Его окрестности с давних времён пользуются популярностью как курорт. Вблизи озера, в Монтрё, даже растут пальмы.

Очень красива гора Пилатус, расположенная неподалёку от Люцерна, её высота составляет 2128,5 метров.

Одним из самых известных символов Швейцарии, даже запечатлённым на упаковке шоколада марки Тоблерон, является гора Маттерхорн.

Рейнский водопад в швейцарском кантоне Шаффхаузен, рядом с городком Нойхаузен-ам-Райнфалль. Рейнский водопад считается самым большим в Европе.

Знаменитости, связанные со страной

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Русская Швейцария

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

«Что тебе сказать о Швейцарии? Все виды да виды, так что мне уже от них наконец становится тошно, и если бы мне попалось теперь наше подлое и плоское русское местоположение с бревенчатою избою и сереньким небом, то я бы в состоянии им восхищаться, как новым видом». Н. В. Гоголь — летом и осенью 1836 года жил в Веве и работал над вторым томом «Мёртвых душ».

Курорты Швейцарии исторически известны в России.

Культура Швейцарии

Культура страны развивалась, с одной стороны, под влиянием немецкой, французской и итальянской культуры и, с другой стороны, на основе особенного самосознания каждого кантона. Поэтому до сих пор очень трудно точно сказать, что такое собственно «швейцарская культура». В самой Швейцарии различают «швейцарскую культуру» (как правило — фольклор) и «культуру из Швейцарии» — все имеющиеся жанры, в которых работают люди со швейцарским паспортом. Так, например, объединения музыкантов, играющих на альпенгорнах — это скорее «швейцарская культура», а рок-группы «Yello», «Gotthard», «Krokus» и «Samael» — это культура из Швейцарии.

Яркий представитель в музыке — Тило Вольфф и его группа Lacrimosa, работающая в жанре «готик рок».

В Базеле, Цюрихе, Берне, Лугано, Санкт-Галлене, Женеве, Лозанне, Фрибурге и Невшателе действуют университеты (единого общенационального университета в Швейцарии нет, его роль в какой-то мере играет Высшая техническая школа в Цюрихе). ВТШ имеется также в Лозанне, в Санкт-Галлене действует Высшая экономическая школа. Развита сеть профессиональных учебных заведений. Среди студентов значительную часть составляют иностранцы. Наряду с общеобразовательными школами, имеются привилегированные частные колледжи, высоко котирующиеся во всем мире.

Вероятно, наиболее известным произведением швейцарской литературы является рассказ Хайди[24]. Эта история девочки-сироты, живущей со своим дедушкой в Швейцарских Альпах, до сих пор остаётся одной из самых популярных детских книг, она стала одним из символов Швейцарии. Её создатель, писательница Иоганна Шпири (1827—1901), написала также ряд других книг для детей.

В Швейцарии родился, жил и работал известный скульптор Герман Галлер, который является основоположником современной швейцарской пластики.

Швейцарские живописцы:

Со Швейцарией связано множество литературных историй. Например, благодаря «Запискам о Шерлоке Холмсе» Рейхенбахский водопад знаменит не только как красивое место, но и как могила профессора Мориарти. История Шильонского замка вдохновила Байрона на сочинение «Шильонского узника». В Монтрё прибыли герои романа Хемингуэя «Прощай, оружие!» Из русской литературы известен прежде всего гражданин кантона Ури Николай Ставрогин, герой романа Достоевского «Бесы». Неудивительно, что многие герои Набокова, как и сам автор, жили в Швейцарии.

C Монтрё и Женевским озером связана знаменитая песня группы Deep Purple «Smoke on the Water» («We all came out to Montreaux, on the lake Geneva shoreline…»).

Спорт

Лыжные виды спорта и альпинизм очень популярны в Швейцарии. Такие места, как Давос, Санкт-Мориц и Церматт являются одними из лучших лыжных центров в мире. Как и в соседней Австрии, горнолыжный спорт является одним из наиболее популярных. Швейцарские горнолыжники входят в число сильнейших в мире на протяжении XX и XXI века.

Швейцарский Санкт-Мориц дважды (1928 и 1948) принимал зимние Олимпийские игры.

Швейцария является страной, в которой идеально совершать походы. Разнообразный ландшафт гарантирует, что каждый найдет себе пешеходные тропы в зависимости от его способностей и желания. Существует обширная сеть из более чем 180 маршрутов.

Швейцария является страной велосипедов. Здесь это больше, чем просто вид деятельности — это здоровый способ насладиться природой. В стране имеется 3300 километров велосипедных маршрутов, идеальных для всех уровней сложности. Проект «Veloland Schweiz», который был начат в 1998 году, представляет собой сеть из девяти национальных велосипедных маршрутов. В некоторых городах Швейцарии действует программа, по которой велосипед можно взять напрокат бесплатно под некоторый денежный залог или документ.

Ландшафт Швейцарии безупречно подходит для скалолазания.

Праздники

Национальная кухня Швейцарии

Швейцарская кухня заслуживает признания у гурманов всего мира, несмотря на достаточно сильное влияние соседних стран (Германии, Франции и Италии), у неё немало своих деликатесов. Одна из главных достопримечательностей Швейцарии — это шоколад. Швейцария известна не только культурным и национальным разнообразием, но также и богатым выбором блюд французской, итальянской, немецкой кухни. Швейцарское традиционное питание базируется на нескольких основополагающих компонентах. Наиболее распространённые компоненты швейцарской кухни: молоко, масло, сыр, картофель, кукуруза, свекла, лук, капуста, сравнительно небольшое количество мяса и умеренно подобранный букет ароматических специй и трав. Несмотря на то, что животноводство в Швейцарии несказанно развито, мясо до сих пор не частый гость на столе швейцарцев.

Характерные блюда швейцарской кухни:

Часы работы заведений

Учреждения в Швейцарии работают по будним дням с 8:00 до 12:00 и с 14:00 до 17:00. Суббота и воскресенье — выходные дни.

Швейцарские банки обычно открыты с 8:30 до 16:30, кроме выходных. Раз в неделю банки работают дольше обычного, уточнять это надо в каждом конкретном месте. Отделения почты в крупных городах открыты по будням с 8:30 до 12:00 и с 13:30 до 18:30, в субботу с 7:30 до 11:00, воскресенье — выходной день.

Вооружённые силы

Военный бюджет 2,7 миллиарда долларов (2001).

Регулярные ВС около 5000 человек (только кадровый состав).

Резерв около 240 200 человек.

Военизированные формирования: силы гражданской обороны — 280 000 человек. По традиции швейцарцы имеют право хранить боевое оружие дома.

Комплектование: по призыву и на профессиональной основе.

Срок службы: 18-21 неделя (в возрасте 19-20 лет), затем 10 курсов переподготовки по 3 недели (20 — 42).

Моб. ресурсы 2,1 миллиона человек, в том числе годных к военной службе 1,7 миллиона.

Сухопутные войска

При отмобилизовании 320 600 человек, 9 бригад (танковые — 2, горно-пехотные (альпийские) — 3, пехотные — 4).

Вооружение сухопутных войск:

  • 370 танков «Леопард-2»,
  • 319 БРМ,
  • 435 БМП,
  • 1180 БТР,
  • 558 155-мм самоходных гаубиц,
  • 1758 минометов калибров 81 и 120 мм,
  • 3063 ПУ ПТУР (из них 303 СПУТОУ-2),
  • ПЗРК «Стингер»,
  • 12 512 гранатомётов,
  • 60 вертолётов «Алуэтт-3»,
  • 11 ПКА.

Попытка отказа от вооружённых сил

В Швейцарии дважды (в 1989 и 2001 годах) были проведены референдумы за отказ от регулярной армии: оба раза результат был отрицательным[25].

Средства массовой информации

Швейцария, несмотря на чрезвычайную ограниченность её национального рынка, обладает хорошо развитой сетью электронных и «бумажных» средств массовой информации.

Газеты

Развитие современного газетного рынка в Швейцарии начинается под влиянием Реформации. В 1610 году в Базеле выходит первая регулярная швейцарская газета «Ординари-Цайтунг». В 1620 году начинают выходить газеты в Цюрихе, одна из них, «Ординари-Вохенцайтунг», считается непосредственной предшественницей неофициальной «главной» газеты страны «Нойе Цюрхер Цайтунг». В 1827 году в Швейцарии выходило 27 газет. Когда, после революционных событий 1830 года, была отменена цензура, количество изданий стало быстро расти, и к 1857 году в Конфедерации выходило уже 180 газет. Наибольшее количество газет в Швейцарии выходило в 30-е годы XX века (более 400). Затем их количество начинает сокращаться, и этот процесс продолжается до сих пор.

Первая общешвейцарская надрегиональная газета, — «Швайцер Цайтунг», — начала выходить в 1842 году в городе Санкт-Галлен. Особенностью швейцарского пресс-ландшафта в то время являлся факт жесткого идеологического деления газет — газетам католическо-консервативного направления противостояли либерально-прогрессивные издания. В 1893 году в Цюрихе начала выходить газета ["Тагес-Анцайгер"], первая «надпартийная» (и в этом смысле «независимая») газета.

В 1850 году, с образованием газеты «Дер Бунд», в Швейцарии появилась первая газета с регулярной профессиональной редакцией. «Нойе Цюрхер Цайтунг» (в январе 2005 года она отметила свой 225-летний юбилей) была первой газетой, учредившей в рамках редакции специализированные отделы, занимавшиеся конкретными темами (политика, экономика, культура и т. д.).

Сегодня по количеству периодических печатных изданий на душу населения Швейцария занимает одно из первых мест в мире. Тем не менее, подавляющее большинство из почти 200 основных ежедневных швейцарских газет (их общий тираж — около 3,5 млн экз.) отличаются сильно выраженным «провинциализмом» и сосредоточенностью преимущественно на локальных событиях.

Из немецкоязычных ведущими на сегодняшний день в Швейцарии являются бульварная газета «Блик» (275 тыс. экз.), выходящие в Цюрихе хорошо информированная «Тагес Анцайгер» (259 тыс. экз., есть корреспондент в Москве) и «Нойе Цюрхер Цайтунг» (139 тыс. экз.). Среди франкоязычных лидируют бульварная «Матэн» (187 тыс. экз.), «Ле Тан» (97 тыс. экз.), «Ван-катр-эр» (97 тыс. экз.), «Трибюн де Женев» (65 тыс. экз.), среди италоязычных — «Коррьере дель Тичино» (24 тыс. экз.).

Относительно заметный сегмент рынка занимают бульварные бесплатные «транспортные газеты» (распространяются в основном на остановках общественного транспорта) «20 минут» (около 100 тыс. экз.) и «Метрополь» (130 тыс. экз.), а также рекламно-корпоративные издания «КООП-Цайтунг» (почти 1,5 млн экз.) и «Вир Брюккенбауэр» (1,3 млн экз.). Информационные и аналитические разделы в этих газетах отсутствуют.

Большинство крупных швейцарских газет федерального значения неуклонно сокращают свои официальные тиражи. Следует отметить сокращение тиража крупнейшей швейцарской бульварной газеты «Blick». В 2004 году её тираж составил ориентировочно 275 тыс. экземпляров. Информированная газета «Дер Бунд», выходящая в бернской агломерации и в некоторых соседних городах, продает в настоящее время в день чуть больше 60 тыс. экз. Похожим образом выглядит и ситуация на рынке воскресных газет. Тираж популярной газеты «Зоннтангсцайтунг» упал за последние три года на 8,6 % и составляет в настоящее время 202 тыс. экз., а количество экземпляров газеты «Зоннтагсблик» уменьшилось за это же время до 312 тыс. экз.

Удержать свои позиции смогли только популярная бернская газета «Бернер Цайтунг» (её тираж — 163 тыс. экз.) и пользующийся значительным спросом иллюстрированный журнал бульварного толка «Швайцер Иллюстрирте» (255,7 тыс. экз.), и это на фоне того, что главный информационный журнал Швейцарии «Фэктс» сократил свои тиражи, опустившись до уровня 80 тыс. экз. Такие тенденции связаны, прежде всего, с продолжающимся уменьшением количества публикуемых рекламных объявлений и с ростом популярности «интернет-прессы». В июле 2007 году журнал «Фэктс» прекратил свое существование.

Неблагоприятные условия для развития СМИ в Швейцарии ведут не только к сокращению тиражей, но и к необходимости вести «структурные сокращения». Так, в 2003 году закрылся московский корпункт швейцарской телекомпании «СФ-ДРС» (кроме корреспондента газеты «Тагес-Анцайгер», в Москве остался только представитель швейцарского «немецкоязычного» радио «ДРС»). Обеспечение информацией из России теперь будет вестись по примеру многих швейцарских газет, ангажирующих для написания материалов московских корреспондентов газет из других немецкоязычных стран, прежде всего ФРГ. Что касается собственно телеканала «СФ-1», то «российскую картинку» он будет теперь получать при помощи австрийского телеканала «ОРФ».

Телевидение

Телевизионный рынок Швейцарии контролируется созданным в 1931 году «Швейцарским обществом радиовещания и телевидения» (нем. Schweizerische Radio- und Fernsehgesellschaft, SRG, фр. Société suisse de radiodiffusion et télévision, SSR, ит. Socièta svizzera di radio-televisione, ШОРТ). Радио- и телевещание ведется на немецком (в действительности практически 80 % «немецкоязычного» телевидения производится на диалектах, очень сильно отличающихся от «литературного» немецкого языка), французском и итальянском (в кантоне Граубюнден — также на романшском) языках. Являясь по форме акционерным обществом, «ШОРТ», тем не менее, как и многие швейцарские акционерные образования в других отраслях экономики, по сути, является государственной структурой, получающей дотации от государства.

Такого рода дотирование официально обосновывается необходимостью поддерживать «заведомо убыточную систему „четырёхъязычного“ национального телевещания», особенно с учетом того, что на территории Швейцарии свободно принимаются телеканалы соседних с ней стран, прежде всего Германии, а также Франции и Италии. Если в 2000 году SRG SSR своими силами заработало прибыль в 24,5 млн шв. франков, то уже в 2002 году его убытки составили 4,4 млн шв. франков. К такому результату привели как неблагоприятная экономическая ситуация в стране и отсутствие рекламы, так и рост количества освобожденных от абонементной платы категорий потребителей телесигнала. В связи с этим в 2004 году государство вынуждено было выделить на поддержку SRG SSR более 30 млн шв. франков.

Швейцарские телеканалы SRF1 и SRF zwei (выпускаются входящей в SRG SSR государственной ТРК SRG) уделяют «прайм-тайм» в основном передачам спортивного и общественно-политического характера, поэтому свои «развлекательные потребности» швейцарский телезритель удовлетворяет, как правило, при помощи зарубежных телевещателей. Что касается частного телевещания, то оно, в отличие от частного радиовещания, так пока и не смогло закрепиться в Швейцарии в качестве реальной альтернативы государственному телевидению.

Частные телеканалы TV3 и Tele 24, завоевавшие было почти 3 % швейцарской телеаудитории, не сумели выйти на уровень рыночной самоокупаемости и их работа было в 2002 году прекращена. В начале ноября 2003 года в Швейцарии стартовала ещё одна попытка наладить частное телевидение. Федеральный совет (правительство страны) выдал соответствующую лицензию телеканалу U1. Лицензия выдана на 10 лет и даёт право на общенациональную трансляцию «немецкоязычных» программ. К началу 2005 года завоевать сколько-нибудь заметную нишу на рынке швейцарских электронных СМИ каналу так и не удалось.

Причина того, что Швейцария до сих пор остаётся очень сложным для частных телевещателей рынком, заключается прежде всего в неблагоприятных рамочных законодательных условиях. Другой причиной является относительно небольшой процент рекламы, размещаемой на телевидении Швейцарии. Если в Германии на ТВ размещается почти 45 % всей рекламы в стране, то в Швейцарии эта цифра составляет всего 18,1 % (на газеты приходится 43 % от всего объёма рекламы в Конфедерации).

В настоящее время швейцарский «Закон о телерадиовещании» от 21 июня 1991 года проходит стадию совершенствования, его новая версия должна дать больше возможностей для частной деятельности в сфере телевидения и радио, прежде всего в плане привлечения дополнительной рекламы.

См. также

Напишите отзыв о статье "Швейцария"

Комментарии

  1. Де-юре город федерального значения; де-факто столица. В силу исторической федералистической особенности, швейцарское законодательство не устанавливает официальную столицу; и некоторые федеральные учреждения, такие как суды находятся в других городах .

Примечания

  1. 1 2 [www.swissinfo.ch/rus/politics/%D1%88%D0%B2%D0%B5%D0%B9%D1%86%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%8F---%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%B0_-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F---%D1%8D%D1%82%D0%BE-%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D1%8B%D0%B9-%D1%81%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B0%D0%B9-%D0%B2-%D0%BF%D0%BE%D0%B7%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D1%81%D0%BC%D1%8B%D1%81%D0%BB%D0%B5-/36801004 «Конфедерация — это особый случай в позитивном смысле» - SWI swissinfo.ch]
  2. [www.hls-dhs-dss.ch/textes/d/DI10102.php Швейцария] — статья из Исторического словаря Швейцарии (нем.) (фр.) (итал.)
  3. Holenstein, André (2012). «[boris.unibe.ch/id/eprint/41280 Die Hauptstadt existiert nicht]» (German) (PDF) (Department Communication, University of Berne) (152: Sonderfall Hauptstatdtregion): 16–19. DOI:10.7892/boris.41280. Проверено 2016-09-12. “Als 1848 ein politisch-administratives Zentrum für den neuen Bundesstaat zu bestimmen war, verzichteten die Verfassungsväter darauf, eine Hauptstadt der Schweiz zu bezeichnen und formulierten stattdessen in Artikel 108: «Alles, was sich auf den Sitz der Bundesbehörden bezieht, ist Gegenstand der Bundesgesetzgebung.» Die Bundesstadt ist also nicht mehr und nicht weniger als der Sitz der Bundesbehörden.”
  4. Census.gov. [www.census.gov/population/international/data/countryrank/rank.php Country Rank. Countries and Areas Ranked by Population: 2013]. U.S. Department of Commerce (2013). Проверено 9 мая 2013. [www.webcitation.org/6GUHbJYCI Архивировано из первоисточника 9 мая 2013].
  5. [hdr.undp.org/sites/default/files/hdr14-report-en-1.pdf Human Development Report 2014] (англ.). Программа развития ООН. — Доклад о человеческом развитии (2014) на сайте Программы развития ООН. Проверено 27 октября 2015.
  6. [www.oefre.unibe.ch/law/icl/sz00000_.html Швейцарская конституция] (англ.)
  7. [www.gramota.ru/spravka/letters/?rub=deutsch Schweiz по-немецки произносится как Швайц, однако в традиционном русском произношении устоялось Швейц]
  8. Поспелов Е. М., Географические названия мира: Топонимический словарь — М.: «Русские словари», 1998.
  9. Каждый кантон имеет право самостоятельно устанавливать порядок избрания своего представителя в верхнюю палату парламента Швейцарии (Совет кантонов) — см. раздел «Выборы»
  10. См. Федеральный совет Швейцарии, разд. «Отставка».
  11. [www.media-stat.admin.ch/maps/profile/data/235/de/pdf/Regionalportraets-2014-Kantone.pdf Население Швейцарии (2012)]
  12. [www.swissinfo.ch/rus/%D0%B0%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BE-%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D1%88%D0%BE%D1%83_-%D0%B4%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D1%81%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%BA%D0%B8---%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B4%D0%B5%D1%81%D0%B5%D1%80%D1%82-%D0%B8%D0%B7-%D1%88%D0%B2%D0%B5%D0%B9%D1%86%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B8/42542374 «Двойные сливки»: идеальный десерт из Швейцарии]
  13. [www.theguardian.com/money/2013/mar/19/swiss-banks-dormant-accounts-money Why Swiss banks are finally starting to settle their forgotten accounts]
  14. [business-swiss.ch/2013/08/geschichte-des-steuerstreits Краткая ретроспектива налогового спора между Швейцарией и США. Швейцария Деловая, 21.08.2013]
  15. [newtimes.ru/articles/detail/35140 Деньги под замок. The New Times, 28.02.2011]
  16. [www.ubs.com/1/g/ubs_ch.html UBS — UBS in der Schweiz]
  17. [www.swissbanking.org/ SwissBanking — Home]
  18. [redigo.ru/geo/Europe/Switzerland Полезная информация о Швейцарии]
  19. [www.education-medelle.com/articles/monitoring-otcenki-kachestva-obrazovaniya-v-schkole-pisa.html «Система образования за рубежом»]
  20. [www.kommersant.ru/doc-y/1690727 Швейцарские уроки дорого обойдутся иностранцам]
  21. [www.education-medelle.com/articles/stoimost-obucheniya-v-universitetakh-raznikh-stran.html Система образования за рубежом]
  22. [www.milligazete.com.tr/haber/avrupa-h%C3%A2l%C3%A2-ortacagda-145237.htm Avrupa hâlâ Ortaçağ’da (Европа всё ещё в Средних Веках)] 5 декабря 2009  (тур.)
  23. [www.swissinfo.ch/eng/top_news/index/Swiss_voters_were_misled.html?cid=7794090 «Swiss voters were misled»] 30 ноября 2009  (англ.)
  24. [www.swissworld.org/ru/kultura/literatura/nemecko_shveicarskie_pisateli/ Немецко-швейцарские писатели]
  25. www.ieras.ru/pub/monografii/alp.pdf

Библиография

  • Сабельников Л. В. Швейцария. Экономика и внешняя торговля. М., 1962
  • Могутин В. Б. Швейцария: большой бизнес маленькой страны. М., 1975
  • Драгунов Г. П. Швейцария: история и современность. М., 1978
  • Драгунов Г. П. Чёртов мост. По следам Суворова в Швейцарии. «Мысль», 1995
  • Пособие по демократии: Функционирование демократического государства на примере Швейцарии. М., 1994
  • Шаффхаузер Р. Основы швейцарского общинного права на примере общинного права кантона Санкт-Галлен. СПб, 1996
  • Шишкин, Михаил: Русская Швейцария. Москва: Вагриус. ISBN 5-9697-0290-0
  • И.Петров. Очерки истории Швейцарии. Екатеринбург, 2006
  • Степанов А. И. Русские и швейцарцы. Записки дипломата. М., 2006
  • [www.ln.mid.ru/mg.nsf/ab07679503c75b73c325747f004d0dc2/b664f049fc00225ec3256c360041cfcf?OpenDocument Кружков В., Марков О. 200 лет без войн. Швейцарский нейтралитет в новом веке. «Международная жизнь», № 8, 2002]
  • Clive H. Church (2004). The Politics and Government of Switzerland. Palgrave Macmillan. ISBN 0-333-69277-2.
  • Dieter Fahrni (2003). An Outline History of Switzerland. From the Origins to the Present Day. 8th enlarged edition. Pro Helvetia, Zurich. ISBN 3-908102-61-8
  • Büchi Ch. «Röstigraben». Das Verhältnis zwischen deutscher und französischer Schweiz. Geschichte und Perspektiven. NZZ-Verlag. Zürich. 2002.
  • Швейцер В. Я., Степанов А. И. Парадоксальная Швейцария // Государства Альпийского региона и страны Бенилюкс в меняющемся мире / Ред. Швейцер В. Я. М.: Весь Мир, 2009

Ссылки

Политика

  • [www.admin.ch Официальный сайт федеральных учреждений Швейцарии — конституция, законы, официальная информация.]
  • [www.servat.unibe.ch/icl/sz00000_.html Швейцарская конституция]  (англ.)
  • [www.bfs.admin.ch Швейцарская статистическая служба]

Информация

  • [nashagazeta.ch Швейцарские новости на русском. Каждый день.]
  • [www.business-swiss.ch/ Швейцарская интернет-газета на русском языке]
  • [www.meteoswiss.ch Погода в Швейцарии]
  • [www.tcs.ch/main/fr/home/verkehrsinfo/strassenzustand.html Текущая ситуация на автомобильных дорогах Швейцарии]
  • [www.sbb.ch/en/index.htm Официальный сайт Железных дорог Швейцарии]  (англ.)
  • [www.freeworldmaps.net/europe/switzerland/map.html Карта Швейцарии]
  • [map.search.ch/index.en.html Поиск карты любого швейцарского города с возможностью выведения любых объектов]
  • [ontheworldmap.com/switzerland/switzerland-political-map.jpg Административная карта Швейцарии]
  • [ontheworldmap.com/switzerland/large-detailed-map-of-switzerland-with-cities-and-towns.jpg Дорожная карта Швейцарии]
  • [ontheworldmap.com/switzerland/switzerland-physical-map.jpg Физическая карта Швейцарии]
  • [www.bfs.admin.ch/bfs/portal/de/index/regionen/thematische_karten/maps/raum_und_umwelt/naturraum_schweiz.parsys.0001.PhotogalleryDownloadFile1.tmp/k02.17s.pdf Карта озёр Швейцарии]
  • [www.business-swiss.ch/ Экономические новости Швейцарии]
  • [swiss-days.ru Информационный портал]

Туризм

  • [www.meine-schweiz.ru О Швейцарии с любовью] — история, архитектура, фотографии и туристические маршруты Швейцарии

Фотографии

  • [www.hengs.ru/foto/2010-12-02-18-14-57.html Красота Швейцарии] (недоступная ссылка)
  • [alps-art.ch/ Пейзажи Швейцарии. Художественные фотографии и картины]

Разное

  • [history-switzerland.geschichte-schweiz.ch/ Сайт об истории Швейцарии]  (нем.)
  • [www.geneve.ch/objets_trouves Service cantonal des objets trouvés de Genève — Кантональная служба найденных вещей Женевы]


Отрывок, характеризующий Швейцария

– А вот как, – отвечал Николай. – Вы мне сказали, что это от меня зависит; я не люблю Анну Михайловну и не люблю Бориса, но они были дружны с нами и бедны. Так вот как! – и он разорвал вексель, и этим поступком слезами радости заставил рыдать старую графиню. После этого молодой Ростов, уже не вступаясь более ни в какие дела, с страстным увлечением занялся еще новыми для него делами псовой охоты, которая в больших размерах была заведена у старого графа.


Уже были зазимки, утренние морозы заковывали смоченную осенними дождями землю, уже зелень уклочилась и ярко зелено отделялась от полос буреющего, выбитого скотом, озимого и светло желтого ярового жнивья с красными полосами гречихи. Вершины и леса, в конце августа еще бывшие зелеными островами между черными полями озимей и жнивами, стали золотистыми и ярко красными островами посреди ярко зеленых озимей. Русак уже до половины затерся (перелинял), лисьи выводки начинали разбредаться, и молодые волки были больше собаки. Было лучшее охотничье время. Собаки горячего, молодого охотника Ростова уже не только вошли в охотничье тело, но и подбились так, что в общем совете охотников решено было три дня дать отдохнуть собакам и 16 сентября итти в отъезд, начиная с дубравы, где был нетронутый волчий выводок.
В таком положении были дела 14 го сентября.
Весь этот день охота была дома; было морозно и колко, но с вечера стало замолаживать и оттеплело. 15 сентября, когда молодой Ростов утром в халате выглянул в окно, он увидал такое утро, лучше которого ничего не могло быть для охоты: как будто небо таяло и без ветра спускалось на землю. Единственное движенье, которое было в воздухе, было тихое движенье сверху вниз спускающихся микроскопических капель мги или тумана. На оголившихся ветвях сада висели прозрачные капли и падали на только что свалившиеся листья. Земля на огороде, как мак, глянцевито мокро чернела, и в недалеком расстоянии сливалась с тусклым и влажным покровом тумана. Николай вышел на мокрое с натасканной грязью крыльцо: пахло вянущим лесом и собаками. Чернопегая, широкозадая сука Милка с большими черными на выкате глазами, увидав хозяина, встала, потянулась назад и легла по русачьи, потом неожиданно вскочила и лизнула его прямо в нос и усы. Другая борзая собака, увидав хозяина с цветной дорожки, выгибая спину, стремительно бросилась к крыльцу и подняв правило (хвост), стала тереться о ноги Николая.
– О гой! – послышался в это время тот неподражаемый охотничий подклик, который соединяет в себе и самый глубокий бас, и самый тонкий тенор; и из за угла вышел доезжачий и ловчий Данило, по украински в скобку обстриженный, седой, морщинистый охотник с гнутым арапником в руке и с тем выражением самостоятельности и презрения ко всему в мире, которое бывает только у охотников. Он снял свою черкесскую шапку перед барином, и презрительно посмотрел на него. Презрение это не было оскорбительно для барина: Николай знал, что этот всё презирающий и превыше всего стоящий Данило всё таки был его человек и охотник.
– Данила! – сказал Николай, робко чувствуя, что при виде этой охотничьей погоды, этих собак и охотника, его уже обхватило то непреодолимое охотничье чувство, в котором человек забывает все прежние намерения, как человек влюбленный в присутствии своей любовницы.
– Что прикажете, ваше сиятельство? – спросил протодиаконский, охриплый от порсканья бас, и два черные блестящие глаза взглянули исподлобья на замолчавшего барина. «Что, или не выдержишь?» как будто сказали эти два глаза.
– Хорош денек, а? И гоньба, и скачка, а? – сказал Николай, чеша за ушами Милку.
Данило не отвечал и помигал глазами.
– Уварку посылал послушать на заре, – сказал его бас после минутного молчанья, – сказывал, в отрадненский заказ перевела, там выли. (Перевела значило то, что волчица, про которую они оба знали, перешла с детьми в отрадненский лес, который был за две версты от дома и который был небольшое отъемное место.)
– А ведь ехать надо? – сказал Николай. – Приди ка ко мне с Уваркой.
– Как прикажете!
– Так погоди же кормить.
– Слушаю.
Через пять минут Данило с Уваркой стояли в большом кабинете Николая. Несмотря на то, что Данило был не велик ростом, видеть его в комнате производило впечатление подобное тому, как когда видишь лошадь или медведя на полу между мебелью и условиями людской жизни. Данило сам это чувствовал и, как обыкновенно, стоял у самой двери, стараясь говорить тише, не двигаться, чтобы не поломать как нибудь господских покоев, и стараясь поскорее всё высказать и выйти на простор, из под потолка под небо.
Окончив расспросы и выпытав сознание Данилы, что собаки ничего (Даниле и самому хотелось ехать), Николай велел седлать. Но только что Данила хотел выйти, как в комнату вошла быстрыми шагами Наташа, еще не причесанная и не одетая, в большом, нянином платке. Петя вбежал вместе с ней.
– Ты едешь? – сказала Наташа, – я так и знала! Соня говорила, что не поедете. Я знала, что нынче такой день, что нельзя не ехать.
– Едем, – неохотно отвечал Николай, которому нынче, так как он намеревался предпринять серьезную охоту, не хотелось брать Наташу и Петю. – Едем, да только за волками: тебе скучно будет.
– Ты знаешь, что это самое большое мое удовольствие, – сказала Наташа.
– Это дурно, – сам едет, велел седлать, а нам ничего не сказал.
– Тщетны россам все препоны, едем! – прокричал Петя.
– Да ведь тебе и нельзя: маменька сказала, что тебе нельзя, – сказал Николай, обращаясь к Наташе.
– Нет, я поеду, непременно поеду, – сказала решительно Наташа. – Данила, вели нам седлать, и Михайла чтоб выезжал с моей сворой, – обратилась она к ловчему.
И так то быть в комнате Даниле казалось неприлично и тяжело, но иметь какое нибудь дело с барышней – для него казалось невозможным. Он опустил глаза и поспешил выйти, как будто до него это не касалось, стараясь как нибудь нечаянно не повредить барышне.


Старый граф, всегда державший огромную охоту, теперь же передавший всю охоту в ведение сына, в этот день, 15 го сентября, развеселившись, собрался сам тоже выехать.
Через час вся охота была у крыльца. Николай с строгим и серьезным видом, показывавшим, что некогда теперь заниматься пустяками, прошел мимо Наташи и Пети, которые что то рассказывали ему. Он осмотрел все части охоты, послал вперед стаю и охотников в заезд, сел на своего рыжего донца и, подсвистывая собак своей своры, тронулся через гумно в поле, ведущее к отрадненскому заказу. Лошадь старого графа, игреневого меренка, называемого Вифлянкой, вел графский стремянной; сам же он должен был прямо выехать в дрожечках на оставленный ему лаз.
Всех гончих выведено было 54 собаки, под которыми, доезжачими и выжлятниками, выехало 6 человек. Борзятников кроме господ было 8 человек, за которыми рыскало более 40 борзых, так что с господскими сворами выехало в поле около 130 ти собак и 20 ти конных охотников.
Каждая собака знала хозяина и кличку. Каждый охотник знал свое дело, место и назначение. Как только вышли за ограду, все без шуму и разговоров равномерно и спокойно растянулись по дороге и полю, ведшими к отрадненскому лесу.
Как по пушному ковру шли по полю лошади, изредка шлепая по лужам, когда переходили через дороги. Туманное небо продолжало незаметно и равномерно спускаться на землю; в воздухе было тихо, тепло, беззвучно. Изредка слышались то подсвистыванье охотника, то храп лошади, то удар арапником или взвизг собаки, не шедшей на своем месте.
Отъехав с версту, навстречу Ростовской охоте из тумана показалось еще пять всадников с собаками. Впереди ехал свежий, красивый старик с большими седыми усами.
– Здравствуйте, дядюшка, – сказал Николай, когда старик подъехал к нему.
– Чистое дело марш!… Так и знал, – заговорил дядюшка (это был дальний родственник, небогатый сосед Ростовых), – так и знал, что не вытерпишь, и хорошо, что едешь. Чистое дело марш! (Это была любимая поговорка дядюшки.) – Бери заказ сейчас, а то мой Гирчик донес, что Илагины с охотой в Корниках стоят; они у тебя – чистое дело марш! – под носом выводок возьмут.
– Туда и иду. Что же, свалить стаи? – спросил Николай, – свалить…
Гончих соединили в одну стаю, и дядюшка с Николаем поехали рядом. Наташа, закутанная платками, из под которых виднелось оживленное с блестящими глазами лицо, подскакала к ним, сопутствуемая не отстававшими от нее Петей и Михайлой охотником и берейтором, который был приставлен нянькой при ней. Петя чему то смеялся и бил, и дергал свою лошадь. Наташа ловко и уверенно сидела на своем вороном Арабчике и верной рукой, без усилия, осадила его.
Дядюшка неодобрительно оглянулся на Петю и Наташу. Он не любил соединять баловство с серьезным делом охоты.
– Здравствуйте, дядюшка, и мы едем! – прокричал Петя.
– Здравствуйте то здравствуйте, да собак не передавите, – строго сказал дядюшка.
– Николенька, какая прелестная собака, Трунила! он узнал меня, – сказала Наташа про свою любимую гончую собаку.
«Трунила, во первых, не собака, а выжлец», подумал Николай и строго взглянул на сестру, стараясь ей дать почувствовать то расстояние, которое должно было их разделять в эту минуту. Наташа поняла это.
– Вы, дядюшка, не думайте, чтобы мы помешали кому нибудь, – сказала Наташа. Мы станем на своем месте и не пошевелимся.
– И хорошее дело, графинечка, – сказал дядюшка. – Только с лошади то не упадите, – прибавил он: – а то – чистое дело марш! – не на чем держаться то.
Остров отрадненского заказа виднелся саженях во ста, и доезжачие подходили к нему. Ростов, решив окончательно с дядюшкой, откуда бросать гончих и указав Наташе место, где ей стоять и где никак ничего не могло побежать, направился в заезд над оврагом.
– Ну, племянничек, на матерого становишься, – сказал дядюшка: чур не гладить (протравить).
– Как придется, отвечал Ростов. – Карай, фюит! – крикнул он, отвечая этим призывом на слова дядюшки. Карай был старый и уродливый, бурдастый кобель, известный тем, что он в одиночку бирал матерого волка. Все стали по местам.
Старый граф, зная охотничью горячность сына, поторопился не опоздать, и еще не успели доезжачие подъехать к месту, как Илья Андреич, веселый, румяный, с трясущимися щеками, на своих вороненьких подкатил по зеленям к оставленному ему лазу и, расправив шубку и надев охотничьи снаряды, влез на свою гладкую, сытую, смирную и добрую, поседевшую как и он, Вифлянку. Лошадей с дрожками отослали. Граф Илья Андреич, хотя и не охотник по душе, но знавший твердо охотничьи законы, въехал в опушку кустов, от которых он стоял, разобрал поводья, оправился на седле и, чувствуя себя готовым, оглянулся улыбаясь.
Подле него стоял его камердинер, старинный, но отяжелевший ездок, Семен Чекмарь. Чекмарь держал на своре трех лихих, но также зажиревших, как хозяин и лошадь, – волкодавов. Две собаки, умные, старые, улеглись без свор. Шагов на сто подальше в опушке стоял другой стремянной графа, Митька, отчаянный ездок и страстный охотник. Граф по старинной привычке выпил перед охотой серебряную чарку охотничьей запеканочки, закусил и запил полубутылкой своего любимого бордо.
Илья Андреич был немножко красен от вина и езды; глаза его, подернутые влагой, особенно блестели, и он, укутанный в шубку, сидя на седле, имел вид ребенка, которого собрали гулять. Худой, со втянутыми щеками Чекмарь, устроившись с своими делами, поглядывал на барина, с которым он жил 30 лет душа в душу, и, понимая его приятное расположение духа, ждал приятного разговора. Еще третье лицо подъехало осторожно (видно, уже оно было учено) из за леса и остановилось позади графа. Лицо это был старик в седой бороде, в женском капоте и высоком колпаке. Это был шут Настасья Ивановна.
– Ну, Настасья Ивановна, – подмигивая ему, шопотом сказал граф, – ты только оттопай зверя, тебе Данило задаст.
– Я сам… с усам, – сказал Настасья Ивановна.
– Шшшш! – зашикал граф и обратился к Семену.
– Наталью Ильиничну видел? – спросил он у Семена. – Где она?
– Они с Петром Ильичем от Жаровых бурьяно встали, – отвечал Семен улыбаясь. – Тоже дамы, а охоту большую имеют.
– А ты удивляешься, Семен, как она ездит… а? – сказал граф, хоть бы мужчине в пору!
– Как не дивиться? Смело, ловко.
– А Николаша где? Над Лядовским верхом что ль? – всё шопотом спрашивал граф.
– Так точно с. Уж они знают, где стать. Так тонко езду знают, что мы с Данилой другой раз диву даемся, – говорил Семен, зная, чем угодить барину.
– Хорошо ездит, а? А на коне то каков, а?
– Картину писать! Как намеднись из Заварзинских бурьянов помкнули лису. Они перескакивать стали, от уймища, страсть – лошадь тысяча рублей, а седоку цены нет. Да уж такого молодца поискать!
– Поискать… – повторил граф, видимо сожалея, что кончилась так скоро речь Семена. – Поискать? – сказал он, отворачивая полы шубки и доставая табакерку.
– Намедни как от обедни во всей регалии вышли, так Михаил то Сидорыч… – Семен не договорил, услыхав ясно раздававшийся в тихом воздухе гон с подвыванием не более двух или трех гончих. Он, наклонив голову, прислушался и молча погрозился барину. – На выводок натекли… – прошептал он, прямо на Лядовской повели.
Граф, забыв стереть улыбку с лица, смотрел перед собой вдаль по перемычке и, не нюхая, держал в руке табакерку. Вслед за лаем собак послышался голос по волку, поданный в басистый рог Данилы; стая присоединилась к первым трем собакам и слышно было, как заревели с заливом голоса гончих, с тем особенным подвыванием, которое служило признаком гона по волку. Доезжачие уже не порскали, а улюлюкали, и из за всех голосов выступал голос Данилы, то басистый, то пронзительно тонкий. Голос Данилы, казалось, наполнял весь лес, выходил из за леса и звучал далеко в поле.
Прислушавшись несколько секунд молча, граф и его стремянной убедились, что гончие разбились на две стаи: одна большая, ревевшая особенно горячо, стала удаляться, другая часть стаи понеслась вдоль по лесу мимо графа, и при этой стае было слышно улюлюканье Данилы. Оба эти гона сливались, переливались, но оба удалялись. Семен вздохнул и нагнулся, чтоб оправить сворку, в которой запутался молодой кобель; граф тоже вздохнул и, заметив в своей руке табакерку, открыл ее и достал щепоть. «Назад!» крикнул Семен на кобеля, который выступил за опушку. Граф вздрогнул и уронил табакерку. Настасья Ивановна слез и стал поднимать ее.
Граф и Семен смотрели на него. Вдруг, как это часто бывает, звук гона мгновенно приблизился, как будто вот, вот перед ними самими были лающие рты собак и улюлюканье Данилы.
Граф оглянулся и направо увидал Митьку, который выкатывавшимися глазами смотрел на графа и, подняв шапку, указывал ему вперед, на другую сторону.
– Береги! – закричал он таким голосом, что видно было, что это слово давно уже мучительно просилось у него наружу. И поскакал, выпустив собак, по направлению к графу.
Граф и Семен выскакали из опушки и налево от себя увидали волка, который, мягко переваливаясь, тихим скоком подскакивал левее их к той самой опушке, у которой они стояли. Злобные собаки визгнули и, сорвавшись со свор, понеслись к волку мимо ног лошадей.
Волк приостановил бег, неловко, как больной жабой, повернул свою лобастую голову к собакам, и также мягко переваливаясь прыгнул раз, другой и, мотнув поленом (хвостом), скрылся в опушку. В ту же минуту из противоположной опушки с ревом, похожим на плач, растерянно выскочила одна, другая, третья гончая, и вся стая понеслась по полю, по тому самому месту, где пролез (пробежал) волк. Вслед за гончими расступились кусты орешника и показалась бурая, почерневшая от поту лошадь Данилы. На длинной спине ее комочком, валясь вперед, сидел Данила без шапки с седыми, встрепанными волосами над красным, потным лицом.
– Улюлюлю, улюлю!… – кричал он. Когда он увидал графа, в глазах его сверкнула молния.
– Ж… – крикнул он, грозясь поднятым арапником на графа.
– Про…ли волка то!… охотники! – И как бы не удостоивая сконфуженного, испуганного графа дальнейшим разговором, он со всей злобой, приготовленной на графа, ударил по ввалившимся мокрым бокам бурого мерина и понесся за гончими. Граф, как наказанный, стоял оглядываясь и стараясь улыбкой вызвать в Семене сожаление к своему положению. Но Семена уже не было: он, в объезд по кустам, заскакивал волка от засеки. С двух сторон также перескакивали зверя борзятники. Но волк пошел кустами и ни один охотник не перехватил его.


Николай Ростов между тем стоял на своем месте, ожидая зверя. По приближению и отдалению гона, по звукам голосов известных ему собак, по приближению, отдалению и возвышению голосов доезжачих, он чувствовал то, что совершалось в острове. Он знал, что в острове были прибылые (молодые) и матерые (старые) волки; он знал, что гончие разбились на две стаи, что где нибудь травили, и что что нибудь случилось неблагополучное. Он всякую секунду на свою сторону ждал зверя. Он делал тысячи различных предположений о том, как и с какой стороны побежит зверь и как он будет травить его. Надежда сменялась отчаянием. Несколько раз он обращался к Богу с мольбою о том, чтобы волк вышел на него; он молился с тем страстным и совестливым чувством, с которым молятся люди в минуты сильного волнения, зависящего от ничтожной причины. «Ну, что Тебе стоит, говорил он Богу, – сделать это для меня! Знаю, что Ты велик, и что грех Тебя просить об этом; но ради Бога сделай, чтобы на меня вылез матерый, и чтобы Карай, на глазах „дядюшки“, который вон оттуда смотрит, влепился ему мертвой хваткой в горло». Тысячу раз в эти полчаса упорным, напряженным и беспокойным взглядом окидывал Ростов опушку лесов с двумя редкими дубами над осиновым подседом, и овраг с измытым краем, и шапку дядюшки, чуть видневшегося из за куста направо.
«Нет, не будет этого счастья, думал Ростов, а что бы стоило! Не будет! Мне всегда, и в картах, и на войне, во всем несчастье». Аустерлиц и Долохов ярко, но быстро сменяясь, мелькали в его воображении. «Только один раз бы в жизни затравить матерого волка, больше я не желаю!» думал он, напрягая слух и зрение, оглядываясь налево и опять направо и прислушиваясь к малейшим оттенкам звуков гона. Он взглянул опять направо и увидал, что по пустынному полю навстречу к нему бежало что то. «Нет, это не может быть!» подумал Ростов, тяжело вздыхая, как вздыхает человек при совершении того, что было долго ожидаемо им. Совершилось величайшее счастье – и так просто, без шума, без блеска, без ознаменования. Ростов не верил своим глазам и сомнение это продолжалось более секунды. Волк бежал вперед и перепрыгнул тяжело рытвину, которая была на его дороге. Это был старый зверь, с седою спиной и с наеденным красноватым брюхом. Он бежал не торопливо, очевидно убежденный, что никто не видит его. Ростов не дыша оглянулся на собак. Они лежали, стояли, не видя волка и ничего не понимая. Старый Карай, завернув голову и оскалив желтые зубы, сердито отыскивая блоху, щелкал ими на задних ляжках.
– Улюлюлю! – шопотом, оттопыривая губы, проговорил Ростов. Собаки, дрогнув железками, вскочили, насторожив уши. Карай почесал свою ляжку и встал, насторожив уши и слегка мотнул хвостом, на котором висели войлоки шерсти.
– Пускать – не пускать? – говорил сам себе Николай в то время как волк подвигался к нему, отделяясь от леса. Вдруг вся физиономия волка изменилась; он вздрогнул, увидав еще вероятно никогда не виданные им человеческие глаза, устремленные на него, и слегка поворотив к охотнику голову, остановился – назад или вперед? Э! всё равно, вперед!… видно, – как будто сказал он сам себе, и пустился вперед, уже не оглядываясь, мягким, редким, вольным, но решительным скоком.
– Улюлю!… – не своим голосом закричал Николай, и сама собою стремглав понеслась его добрая лошадь под гору, перескакивая через водомоины в поперечь волку; и еще быстрее, обогнав ее, понеслись собаки. Николай не слыхал своего крика, не чувствовал того, что он скачет, не видал ни собак, ни места, по которому он скачет; он видел только волка, который, усилив свой бег, скакал, не переменяя направления, по лощине. Первая показалась вблизи зверя чернопегая, широкозадая Милка и стала приближаться к зверю. Ближе, ближе… вот она приспела к нему. Но волк чуть покосился на нее, и вместо того, чтобы наддать, как она это всегда делала, Милка вдруг, подняв хвост, стала упираться на передние ноги.
– Улюлюлюлю! – кричал Николай.
Красный Любим выскочил из за Милки, стремительно бросился на волка и схватил его за гачи (ляжки задних ног), но в ту ж секунду испуганно перескочил на другую сторону. Волк присел, щелкнул зубами и опять поднялся и поскакал вперед, провожаемый на аршин расстояния всеми собаками, не приближавшимися к нему.
– Уйдет! Нет, это невозможно! – думал Николай, продолжая кричать охрипнувшим голосом.
– Карай! Улюлю!… – кричал он, отыскивая глазами старого кобеля, единственную свою надежду. Карай из всех своих старых сил, вытянувшись сколько мог, глядя на волка, тяжело скакал в сторону от зверя, наперерез ему. Но по быстроте скока волка и медленности скока собаки было видно, что расчет Карая был ошибочен. Николай уже не далеко впереди себя видел тот лес, до которого добежав, волк уйдет наверное. Впереди показались собаки и охотник, скакавший почти на встречу. Еще была надежда. Незнакомый Николаю, муругий молодой, длинный кобель чужой своры стремительно подлетел спереди к волку и почти опрокинул его. Волк быстро, как нельзя было ожидать от него, приподнялся и бросился к муругому кобелю, щелкнул зубами – и окровавленный, с распоротым боком кобель, пронзительно завизжав, ткнулся головой в землю.
– Караюшка! Отец!.. – плакал Николай…
Старый кобель, с своими мотавшимися на ляжках клоками, благодаря происшедшей остановке, перерезывая дорогу волку, был уже в пяти шагах от него. Как будто почувствовав опасность, волк покосился на Карая, еще дальше спрятав полено (хвост) между ног и наддал скоку. Но тут – Николай видел только, что что то сделалось с Караем – он мгновенно очутился на волке и с ним вместе повалился кубарем в водомоину, которая была перед ними.
Та минута, когда Николай увидал в водомоине копошащихся с волком собак, из под которых виднелась седая шерсть волка, его вытянувшаяся задняя нога, и с прижатыми ушами испуганная и задыхающаяся голова (Карай держал его за горло), минута, когда увидал это Николай, была счастливейшею минутою его жизни. Он взялся уже за луку седла, чтобы слезть и колоть волка, как вдруг из этой массы собак высунулась вверх голова зверя, потом передние ноги стали на край водомоины. Волк ляскнул зубами (Карай уже не держал его за горло), выпрыгнул задними ногами из водомоины и, поджав хвост, опять отделившись от собак, двинулся вперед. Карай с ощетинившейся шерстью, вероятно ушибленный или раненый, с трудом вылезал из водомоины.
– Боже мой! За что?… – с отчаянием закричал Николай.
Охотник дядюшки с другой стороны скакал на перерез волку, и собаки его опять остановили зверя. Опять его окружили.
Николай, его стремянной, дядюшка и его охотник вертелись над зверем, улюлюкая, крича, всякую минуту собираясь слезть, когда волк садился на зад и всякий раз пускаясь вперед, когда волк встряхивался и подвигался к засеке, которая должна была спасти его. Еще в начале этой травли, Данила, услыхав улюлюканье, выскочил на опушку леса. Он видел, как Карай взял волка и остановил лошадь, полагая, что дело было кончено. Но когда охотники не слезли, волк встряхнулся и опять пошел на утек. Данила выпустил своего бурого не к волку, а прямой линией к засеке так же, как Карай, – на перерез зверю. Благодаря этому направлению, он подскакивал к волку в то время, как во второй раз его остановили дядюшкины собаки.
Данила скакал молча, держа вынутый кинжал в левой руке и как цепом молоча своим арапником по подтянутым бокам бурого.
Николай не видал и не слыхал Данилы до тех пор, пока мимо самого его не пропыхтел тяжело дыша бурый, и он услыхал звук паденья тела и увидал, что Данила уже лежит в середине собак на заду волка, стараясь поймать его за уши. Очевидно было и для собак, и для охотников, и для волка, что теперь всё кончено. Зверь, испуганно прижав уши, старался подняться, но собаки облепили его. Данила, привстав, сделал падающий шаг и всей тяжестью, как будто ложась отдыхать, повалился на волка, хватая его за уши. Николай хотел колоть, но Данила прошептал: «Не надо, соструним», – и переменив положение, наступил ногою на шею волку. В пасть волку заложили палку, завязали, как бы взнуздав его сворой, связали ноги, и Данила раза два с одного бока на другой перевалил волка.
С счастливыми, измученными лицами, живого, матерого волка взвалили на шарахающую и фыркающую лошадь и, сопутствуемые визжавшими на него собаками, повезли к тому месту, где должны были все собраться. Молодых двух взяли гончие и трех борзые. Охотники съезжались с своими добычами и рассказами, и все подходили смотреть матёрого волка, который свесив свою лобастую голову с закушенною палкой во рту, большими, стеклянными глазами смотрел на всю эту толпу собак и людей, окружавших его. Когда его трогали, он, вздрагивая завязанными ногами, дико и вместе с тем просто смотрел на всех. Граф Илья Андреич тоже подъехал и потрогал волка.
– О, материщий какой, – сказал он. – Матёрый, а? – спросил он у Данилы, стоявшего подле него.
– Матёрый, ваше сиятельство, – отвечал Данила, поспешно снимая шапку.
Граф вспомнил своего прозеванного волка и свое столкновение с Данилой.
– Однако, брат, ты сердит, – сказал граф. – Данила ничего не сказал и только застенчиво улыбнулся детски кроткой и приятной улыбкой.


Старый граф поехал домой; Наташа с Петей обещались сейчас же приехать. Охота пошла дальше, так как было еще рано. В середине дня гончих пустили в поросший молодым частым лесом овраг. Николай, стоя на жнивье, видел всех своих охотников.
Насупротив от Николая были зеленя и там стоял его охотник, один в яме за выдавшимся кустом орешника. Только что завели гончих, Николай услыхал редкий гон известной ему собаки – Волторна; другие собаки присоединились к нему, то замолкая, то опять принимаясь гнать. Через минуту подали из острова голос по лисе, и вся стая, свалившись, погнала по отвершку, по направлению к зеленям, прочь от Николая.
Он видел скачущих выжлятников в красных шапках по краям поросшего оврага, видел даже собак, и всякую секунду ждал того, что на той стороне, на зеленях, покажется лисица.
Охотник, стоявший в яме, тронулся и выпустил собак, и Николай увидал красную, низкую, странную лисицу, которая, распушив трубу, торопливо неслась по зеленям. Собаки стали спеть к ней. Вот приблизились, вот кругами стала вилять лисица между ними, всё чаще и чаще делая эти круги и обводя вокруг себя пушистой трубой (хвостом); и вот налетела чья то белая собака, и вслед за ней черная, и всё смешалось, и звездой, врозь расставив зады, чуть колеблясь, стали собаки. К собакам подскакали два охотника: один в красной шапке, другой, чужой, в зеленом кафтане.
«Что это такое? подумал Николай. Откуда взялся этот охотник? Это не дядюшкин».
Охотники отбили лисицу и долго, не тороча, стояли пешие. Около них на чумбурах стояли лошади с своими выступами седел и лежали собаки. Охотники махали руками и что то делали с лисицей. Оттуда же раздался звук рога – условленный сигнал драки.
– Это Илагинский охотник что то с нашим Иваном бунтует, – сказал стремянный Николая.
Николай послал стремяного подозвать к себе сестру и Петю и шагом поехал к тому месту, где доезжачие собирали гончих. Несколько охотников поскакало к месту драки.
Николай слез с лошади, остановился подле гончих с подъехавшими Наташей и Петей, ожидая сведений о том, чем кончится дело. Из за опушки выехал дравшийся охотник с лисицей в тороках и подъехал к молодому барину. Он издалека снял шапку и старался говорить почтительно; но он был бледен, задыхался, и лицо его было злобно. Один глаз был у него подбит, но он вероятно и не знал этого.
– Что у вас там было? – спросил Николай.
– Как же, из под наших гончих он травить будет! Да и сука то моя мышастая поймала. Поди, судись! За лисицу хватает! Я его лисицей ну катать. Вот она, в тороках. А этого хочешь?… – говорил охотник, указывая на кинжал и вероятно воображая, что он всё еще говорит с своим врагом.
Николай, не разговаривая с охотником, попросил сестру и Петю подождать его и поехал на то место, где была эта враждебная, Илагинская охота.
Охотник победитель въехал в толпу охотников и там, окруженный сочувствующими любопытными, рассказывал свой подвиг.
Дело было в том, что Илагин, с которым Ростовы были в ссоре и процессе, охотился в местах, по обычаю принадлежавших Ростовым, и теперь как будто нарочно велел подъехать к острову, где охотились Ростовы, и позволил травить своему охотнику из под чужих гончих.
Николай никогда не видал Илагина, но как и всегда в своих суждениях и чувствах не зная середины, по слухам о буйстве и своевольстве этого помещика, всей душой ненавидел его и считал своим злейшим врагом. Он озлобленно взволнованный ехал теперь к нему, крепко сжимая арапник в руке, в полной готовности на самые решительные и опасные действия против своего врага.
Едва он выехал за уступ леса, как он увидал подвигающегося ему навстречу толстого барина в бобровом картузе на прекрасной вороной лошади, сопутствуемого двумя стремянными.
Вместо врага Николай нашел в Илагине представительного, учтивого барина, особенно желавшего познакомиться с молодым графом. Подъехав к Ростову, Илагин приподнял бобровый картуз и сказал, что очень жалеет о том, что случилось; что велит наказать охотника, позволившего себе травить из под чужих собак, просит графа быть знакомым и предлагает ему свои места для охоты.
Наташа, боявшаяся, что брат ее наделает что нибудь ужасное, в волнении ехала недалеко за ним. Увидав, что враги дружелюбно раскланиваются, она подъехала к ним. Илагин еще выше приподнял свой бобровый картуз перед Наташей и приятно улыбнувшись, сказал, что графиня представляет Диану и по страсти к охоте и по красоте своей, про которую он много слышал.
Илагин, чтобы загладить вину своего охотника, настоятельно просил Ростова пройти в его угорь, который был в версте, который он берег для себя и в котором было, по его словам, насыпано зайцев. Николай согласился, и охота, еще вдвое увеличившаяся, тронулась дальше.
Итти до Илагинского угоря надо было полями. Охотники разровнялись. Господа ехали вместе. Дядюшка, Ростов, Илагин поглядывали тайком на чужих собак, стараясь, чтобы другие этого не замечали, и с беспокойством отыскивали между этими собаками соперниц своим собакам.
Ростова особенно поразила своей красотой небольшая чистопсовая, узенькая, но с стальными мышцами, тоненьким щипцом (мордой) и на выкате черными глазами, краснопегая сучка в своре Илагина. Он слыхал про резвость Илагинских собак, и в этой красавице сучке видел соперницу своей Милке.
В середине степенного разговора об урожае нынешнего года, который завел Илагин, Николай указал ему на его краснопегую суку.
– Хороша у вас эта сучка! – сказал он небрежным тоном. – Резва?
– Эта? Да, эта – добрая собака, ловит, – равнодушным голосом сказал Илагин про свою краснопегую Ерзу, за которую он год тому назад отдал соседу три семьи дворовых. – Так и у вас, граф, умолотом не хвалятся? – продолжал он начатый разговор. И считая учтивым отплатить молодому графу тем же, Илагин осмотрел его собак и выбрал Милку, бросившуюся ему в глаза своей шириной.
– Хороша у вас эта чернопегая – ладна! – сказал он.
– Да, ничего, скачет, – отвечал Николай. «Вот только бы побежал в поле матёрый русак, я бы тебе показал, какая эта собака!» подумал он, и обернувшись к стремянному сказал, что он дает рубль тому, кто подозрит, т. е. найдет лежачего зайца.
– Я не понимаю, – продолжал Илагин, – как другие охотники завистливы на зверя и на собак. Я вам скажу про себя, граф. Меня веселит, знаете, проехаться; вот съедешься с такой компанией… уже чего же лучше (он снял опять свой бобровый картуз перед Наташей); а это, чтобы шкуры считать, сколько привез – мне всё равно!
– Ну да.
– Или чтоб мне обидно было, что чужая собака поймает, а не моя – мне только бы полюбоваться на травлю, не так ли, граф? Потом я сужу…
– Ату – его, – послышался в это время протяжный крик одного из остановившихся борзятников. Он стоял на полубугре жнивья, подняв арапник, и еще раз повторил протяжно: – А – ту – его! (Звук этот и поднятый арапник означали то, что он видит перед собой лежащего зайца.)
– А, подозрил, кажется, – сказал небрежно Илагин. – Что же, потравим, граф!
– Да, подъехать надо… да – что ж, вместе? – отвечал Николай, вглядываясь в Ерзу и в красного Ругая дядюшки, в двух своих соперников, с которыми еще ни разу ему не удалось поровнять своих собак. «Ну что как с ушей оборвут мою Милку!» думал он, рядом с дядюшкой и Илагиным подвигаясь к зайцу.
– Матёрый? – спрашивал Илагин, подвигаясь к подозрившему охотнику, и не без волнения оглядываясь и подсвистывая Ерзу…
– А вы, Михаил Никанорыч? – обратился он к дядюшке.
Дядюшка ехал насупившись.
– Что мне соваться, ведь ваши – чистое дело марш! – по деревне за собаку плачены, ваши тысячные. Вы померяйте своих, а я посмотрю!
– Ругай! На, на, – крикнул он. – Ругаюшка! – прибавил он, невольно этим уменьшительным выражая свою нежность и надежду, возлагаемую на этого красного кобеля. Наташа видела и чувствовала скрываемое этими двумя стариками и ее братом волнение и сама волновалась.
Охотник на полугорке стоял с поднятым арапником, господа шагом подъезжали к нему; гончие, шедшие на самом горизонте, заворачивали прочь от зайца; охотники, не господа, тоже отъезжали. Всё двигалось медленно и степенно.
– Куда головой лежит? – спросил Николай, подъезжая шагов на сто к подозрившему охотнику. Но не успел еще охотник отвечать, как русак, чуя мороз к завтрашнему утру, не вылежал и вскочил. Стая гончих на смычках, с ревом, понеслась под гору за зайцем; со всех сторон борзые, не бывшие на сворах, бросились на гончих и к зайцу. Все эти медленно двигавшиеся охотники выжлятники с криком: стой! сбивая собак, борзятники с криком: ату! направляя собак – поскакали по полю. Спокойный Илагин, Николай, Наташа и дядюшка летели, сами не зная как и куда, видя только собак и зайца, и боясь только потерять хоть на мгновение из вида ход травли. Заяц попался матёрый и резвый. Вскочив, он не тотчас же поскакал, а повел ушами, прислушиваясь к крику и топоту, раздавшемуся вдруг со всех сторон. Он прыгнул раз десять не быстро, подпуская к себе собак, и наконец, выбрав направление и поняв опасность, приложил уши и понесся во все ноги. Он лежал на жнивьях, но впереди были зеленя, по которым было топко. Две собаки подозрившего охотника, бывшие ближе всех, первые воззрились и заложились за зайцем; но еще далеко не подвинулись к нему, как из за них вылетела Илагинская краснопегая Ерза, приблизилась на собаку расстояния, с страшной быстротой наддала, нацелившись на хвост зайца и думая, что она схватила его, покатилась кубарем. Заяц выгнул спину и наддал еще шибче. Из за Ерзы вынеслась широкозадая, чернопегая Милка и быстро стала спеть к зайцу.
– Милушка! матушка! – послышался торжествующий крик Николая. Казалось, сейчас ударит Милка и подхватит зайца, но она догнала и пронеслась. Русак отсел. Опять насела красавица Ерза и над самым хвостом русака повисла, как будто примеряясь как бы не ошибиться теперь, схватить за заднюю ляжку.
– Ерзанька! сестрица! – послышался плачущий, не свой голос Илагина. Ерза не вняла его мольбам. В тот самый момент, как надо было ждать, что она схватит русака, он вихнул и выкатил на рубеж между зеленями и жнивьем. Опять Ерза и Милка, как дышловая пара, выровнялись и стали спеть к зайцу; на рубеже русаку было легче, собаки не так быстро приближались к нему.
– Ругай! Ругаюшка! Чистое дело марш! – закричал в это время еще новый голос, и Ругай, красный, горбатый кобель дядюшки, вытягиваясь и выгибая спину, сравнялся с первыми двумя собаками, выдвинулся из за них, наддал с страшным самоотвержением уже над самым зайцем, сбил его с рубежа на зеленя, еще злей наддал другой раз по грязным зеленям, утопая по колена, и только видно было, как он кубарем, пачкая спину в грязь, покатился с зайцем. Звезда собак окружила его. Через минуту все стояли около столпившихся собак. Один счастливый дядюшка слез и отпазанчил. Потряхивая зайца, чтобы стекала кровь, он тревожно оглядывался, бегая глазами, не находя положения рукам и ногам, и говорил, сам не зная с кем и что.
«Вот это дело марш… вот собака… вот вытянул всех, и тысячных и рублевых – чистое дело марш!» говорил он, задыхаясь и злобно оглядываясь, как будто ругая кого то, как будто все были его враги, все его обижали, и только теперь наконец ему удалось оправдаться. «Вот вам и тысячные – чистое дело марш!»
– Ругай, на пазанку! – говорил он, кидая отрезанную лапку с налипшей землей; – заслужил – чистое дело марш!
– Она вымахалась, три угонки дала одна, – говорил Николай, тоже не слушая никого, и не заботясь о том, слушают ли его, или нет.
– Да это что же в поперечь! – говорил Илагинский стремянный.
– Да, как осеклась, так с угонки всякая дворняшка поймает, – говорил в то же время Илагин, красный, насилу переводивший дух от скачки и волнения. В то же время Наташа, не переводя духа, радостно и восторженно визжала так пронзительно, что в ушах звенело. Она этим визгом выражала всё то, что выражали и другие охотники своим единовременным разговором. И визг этот был так странен, что она сама должна бы была стыдиться этого дикого визга и все бы должны были удивиться ему, ежели бы это было в другое время.
Дядюшка сам второчил русака, ловко и бойко перекинул его через зад лошади, как бы упрекая всех этим перекидыванием, и с таким видом, что он и говорить ни с кем не хочет, сел на своего каураго и поехал прочь. Все, кроме его, грустные и оскорбленные, разъехались и только долго после могли притти в прежнее притворство равнодушия. Долго еще они поглядывали на красного Ругая, который с испачканной грязью, горбатой спиной, побрякивая железкой, с спокойным видом победителя шел за ногами лошади дядюшки.
«Что ж я такой же, как и все, когда дело не коснется до травли. Ну, а уж тут держись!» казалось Николаю, что говорил вид этой собаки.
Когда, долго после, дядюшка подъехал к Николаю и заговорил с ним, Николай был польщен тем, что дядюшка после всего, что было, еще удостоивает говорить с ним.


Когда ввечеру Илагин распростился с Николаем, Николай оказался на таком далеком расстоянии от дома, что он принял предложение дядюшки оставить охоту ночевать у него (у дядюшки), в его деревеньке Михайловке.
– И если бы заехали ко мне – чистое дело марш! – сказал дядюшка, еще бы того лучше; видите, погода мокрая, говорил дядюшка, отдохнули бы, графинечку бы отвезли в дрожках. – Предложение дядюшки было принято, за дрожками послали охотника в Отрадное; а Николай с Наташей и Петей поехали к дядюшке.
Человек пять, больших и малых, дворовых мужчин выбежало на парадное крыльцо встречать барина. Десятки женщин, старых, больших и малых, высунулись с заднего крыльца смотреть на подъезжавших охотников. Присутствие Наташи, женщины, барыни верхом, довело любопытство дворовых дядюшки до тех пределов, что многие, не стесняясь ее присутствием, подходили к ней, заглядывали ей в глаза и при ней делали о ней свои замечания, как о показываемом чуде, которое не человек, и не может слышать и понимать, что говорят о нем.
– Аринка, глянь ка, на бочькю сидит! Сама сидит, а подол болтается… Вишь рожок!
– Батюшки светы, ножик то…
– Вишь татарка!
– Как же ты не перекувыркнулась то? – говорила самая смелая, прямо уж обращаясь к Наташе.
Дядюшка слез с лошади у крыльца своего деревянного заросшего садом домика и оглянув своих домочадцев, крикнул повелительно, чтобы лишние отошли и чтобы было сделано всё нужное для приема гостей и охоты.
Всё разбежалось. Дядюшка снял Наташу с лошади и за руку провел ее по шатким досчатым ступеням крыльца. В доме, не отштукатуренном, с бревенчатыми стенами, было не очень чисто, – не видно было, чтобы цель живших людей состояла в том, чтобы не было пятен, но не было заметно запущенности.
В сенях пахло свежими яблоками, и висели волчьи и лисьи шкуры. Через переднюю дядюшка провел своих гостей в маленькую залу с складным столом и красными стульями, потом в гостиную с березовым круглым столом и диваном, потом в кабинет с оборванным диваном, истасканным ковром и с портретами Суворова, отца и матери хозяина и его самого в военном мундире. В кабинете слышался сильный запах табаку и собак. В кабинете дядюшка попросил гостей сесть и расположиться как дома, а сам вышел. Ругай с невычистившейся спиной вошел в кабинет и лег на диван, обчищая себя языком и зубами. Из кабинета шел коридор, в котором виднелись ширмы с прорванными занавесками. Из за ширм слышался женский смех и шопот. Наташа, Николай и Петя разделись и сели на диван. Петя облокотился на руку и тотчас же заснул; Наташа и Николай сидели молча. Лица их горели, они были очень голодны и очень веселы. Они поглядели друг на друга (после охоты, в комнате, Николай уже не считал нужным выказывать свое мужское превосходство перед своей сестрой); Наташа подмигнула брату и оба удерживались недолго и звонко расхохотались, не успев еще придумать предлога для своего смеха.
Немного погодя, дядюшка вошел в казакине, синих панталонах и маленьких сапогах. И Наташа почувствовала, что этот самый костюм, в котором она с удивлением и насмешкой видала дядюшку в Отрадном – был настоящий костюм, который был ничем не хуже сюртуков и фраков. Дядюшка был тоже весел; он не только не обиделся смеху брата и сестры (ему в голову не могло притти, чтобы могли смеяться над его жизнию), а сам присоединился к их беспричинному смеху.
– Вот так графиня молодая – чистое дело марш – другой такой не видывал! – сказал он, подавая одну трубку с длинным чубуком Ростову, а другой короткий, обрезанный чубук закладывая привычным жестом между трех пальцев.
– День отъездила, хоть мужчине в пору и как ни в чем не бывало!
Скоро после дядюшки отворила дверь, по звуку ног очевидно босая девка, и в дверь с большим уставленным подносом в руках вошла толстая, румяная, красивая женщина лет 40, с двойным подбородком, и полными, румяными губами. Она, с гостеприимной представительностью и привлекательностью в глазах и каждом движеньи, оглянула гостей и с ласковой улыбкой почтительно поклонилась им. Несмотря на толщину больше чем обыкновенную, заставлявшую ее выставлять вперед грудь и живот и назад держать голову, женщина эта (экономка дядюшки) ступала чрезвычайно легко. Она подошла к столу, поставила поднос и ловко своими белыми, пухлыми руками сняла и расставила по столу бутылки, закуски и угощенья. Окончив это она отошла и с улыбкой на лице стала у двери. – «Вот она и я! Теперь понимаешь дядюшку?» сказало Ростову ее появление. Как не понимать: не только Ростов, но и Наташа поняла дядюшку и значение нахмуренных бровей, и счастливой, самодовольной улыбки, которая чуть морщила его губы в то время, как входила Анисья Федоровна. На подносе были травник, наливки, грибки, лепешечки черной муки на юраге, сотовой мед, мед вареный и шипучий, яблоки, орехи сырые и каленые и орехи в меду. Потом принесено было Анисьей Федоровной и варенье на меду и на сахаре, и ветчина, и курица, только что зажаренная.
Всё это было хозяйства, сбора и варенья Анисьи Федоровны. Всё это и пахло и отзывалось и имело вкус Анисьи Федоровны. Всё отзывалось сочностью, чистотой, белизной и приятной улыбкой.
– Покушайте, барышня графинюшка, – приговаривала она, подавая Наташе то то, то другое. Наташа ела все, и ей показалось, что подобных лепешек на юраге, с таким букетом варений, на меду орехов и такой курицы никогда она нигде не видала и не едала. Анисья Федоровна вышла. Ростов с дядюшкой, запивая ужин вишневой наливкой, разговаривали о прошедшей и о будущей охоте, о Ругае и Илагинских собаках. Наташа с блестящими глазами прямо сидела на диване, слушая их. Несколько раз она пыталась разбудить Петю, чтобы дать ему поесть чего нибудь, но он говорил что то непонятное, очевидно не просыпаясь. Наташе так весело было на душе, так хорошо в этой новой для нее обстановке, что она только боялась, что слишком скоро за ней приедут дрожки. После наступившего случайно молчания, как это почти всегда бывает у людей в первый раз принимающих в своем доме своих знакомых, дядюшка сказал, отвечая на мысль, которая была у его гостей:
– Так то вот и доживаю свой век… Умрешь, – чистое дело марш – ничего не останется. Что ж и грешить то!
Лицо дядюшки было очень значительно и даже красиво, когда он говорил это. Ростов невольно вспомнил при этом всё, что он хорошего слыхал от отца и соседей о дядюшке. Дядюшка во всем околотке губернии имел репутацию благороднейшего и бескорыстнейшего чудака. Его призывали судить семейные дела, его делали душеприказчиком, ему поверяли тайны, его выбирали в судьи и другие должности, но от общественной службы он упорно отказывался, осень и весну проводя в полях на своем кауром мерине, зиму сидя дома, летом лежа в своем заросшем саду.
– Что же вы не служите, дядюшка?
– Служил, да бросил. Не гожусь, чистое дело марш, я ничего не разберу. Это ваше дело, а у меня ума не хватит. Вот насчет охоты другое дело, это чистое дело марш! Отворите ка дверь то, – крикнул он. – Что ж затворили! – Дверь в конце коридора (который дядюшка называл колидор) вела в холостую охотническую: так называлась людская для охотников. Босые ноги быстро зашлепали и невидимая рука отворила дверь в охотническую. Из коридора ясно стали слышны звуки балалайки, на которой играл очевидно какой нибудь мастер этого дела. Наташа уже давно прислушивалась к этим звукам и теперь вышла в коридор, чтобы слышать их яснее.
– Это у меня мой Митька кучер… Я ему купил хорошую балалайку, люблю, – сказал дядюшка. – У дядюшки было заведено, чтобы, когда он приезжает с охоты, в холостой охотнической Митька играл на балалайке. Дядюшка любил слушать эту музыку.
– Как хорошо, право отлично, – сказал Николай с некоторым невольным пренебрежением, как будто ему совестно было признаться в том, что ему очень были приятны эти звуки.
– Как отлично? – с упреком сказала Наташа, чувствуя тон, которым сказал это брат. – Не отлично, а это прелесть, что такое! – Ей так же как и грибки, мед и наливки дядюшки казались лучшими в мире, так и эта песня казалась ей в эту минуту верхом музыкальной прелести.
– Еще, пожалуйста, еще, – сказала Наташа в дверь, как только замолкла балалайка. Митька настроил и опять молодецки задребезжал Барыню с переборами и перехватами. Дядюшка сидел и слушал, склонив голову на бок с чуть заметной улыбкой. Мотив Барыни повторился раз сто. Несколько раз балалайку настраивали и опять дребезжали те же звуки, и слушателям не наскучивало, а только хотелось еще и еще слышать эту игру. Анисья Федоровна вошла и прислонилась своим тучным телом к притолке.
– Изволите слушать, – сказала она Наташе, с улыбкой чрезвычайно похожей на улыбку дядюшки. – Он у нас славно играет, – сказала она.
– Вот в этом колене не то делает, – вдруг с энергическим жестом сказал дядюшка. – Тут рассыпать надо – чистое дело марш – рассыпать…
– А вы разве умеете? – спросила Наташа. – Дядюшка не отвечая улыбнулся.
– Посмотри ка, Анисьюшка, что струны то целы что ль, на гитаре то? Давно уж в руки не брал, – чистое дело марш! забросил.
Анисья Федоровна охотно пошла своей легкой поступью исполнить поручение своего господина и принесла гитару.
Дядюшка ни на кого не глядя сдунул пыль, костлявыми пальцами стукнул по крышке гитары, настроил и поправился на кресле. Он взял (несколько театральным жестом, отставив локоть левой руки) гитару повыше шейки и подмигнув Анисье Федоровне, начал не Барыню, а взял один звучный, чистый аккорд, и мерно, спокойно, но твердо начал весьма тихим темпом отделывать известную песню: По у ли и ице мостовой. В раз, в такт с тем степенным весельем (тем самым, которым дышало всё существо Анисьи Федоровны), запел в душе у Николая и Наташи мотив песни. Анисья Федоровна закраснелась и закрывшись платочком, смеясь вышла из комнаты. Дядюшка продолжал чисто, старательно и энергически твердо отделывать песню, изменившимся вдохновенным взглядом глядя на то место, с которого ушла Анисья Федоровна. Чуть чуть что то смеялось в его лице с одной стороны под седым усом, особенно смеялось тогда, когда дальше расходилась песня, ускорялся такт и в местах переборов отрывалось что то.
– Прелесть, прелесть, дядюшка; еще, еще, – закричала Наташа, как только он кончил. Она, вскочивши с места, обняла дядюшку и поцеловала его. – Николенька, Николенька! – говорила она, оглядываясь на брата и как бы спрашивая его: что же это такое?
Николаю тоже очень нравилась игра дядюшки. Дядюшка второй раз заиграл песню. Улыбающееся лицо Анисьи Федоровны явилось опять в дверях и из за ней еще другие лица… «За холодной ключевой, кричит: девица постой!» играл дядюшка, сделал опять ловкий перебор, оторвал и шевельнул плечами.
– Ну, ну, голубчик, дядюшка, – таким умоляющим голосом застонала Наташа, как будто жизнь ее зависела от этого. Дядюшка встал и как будто в нем было два человека, – один из них серьезно улыбнулся над весельчаком, а весельчак сделал наивную и аккуратную выходку перед пляской.
– Ну, племянница! – крикнул дядюшка взмахнув к Наташе рукой, оторвавшей аккорд.
Наташа сбросила с себя платок, который был накинут на ней, забежала вперед дядюшки и, подперши руки в боки, сделала движение плечами и стала.
Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала – эта графинечка, воспитанная эмигранткой француженкой, этот дух, откуда взяла она эти приемы, которые pas de chale давно бы должны были вытеснить? Но дух и приемы эти были те самые, неподражаемые, не изучаемые, русские, которых и ждал от нее дядюшка. Как только она стала, улыбнулась торжественно, гордо и хитро весело, первый страх, который охватил было Николая и всех присутствующих, страх, что она не то сделает, прошел и они уже любовались ею.
Она сделала то самое и так точно, так вполне точно это сделала, что Анисья Федоровна, которая тотчас подала ей необходимый для ее дела платок, сквозь смех прослезилась, глядя на эту тоненькую, грациозную, такую чужую ей, в шелку и в бархате воспитанную графиню, которая умела понять всё то, что было и в Анисье, и в отце Анисьи, и в тетке, и в матери, и во всяком русском человеке.
– Ну, графинечка – чистое дело марш, – радостно смеясь, сказал дядюшка, окончив пляску. – Ай да племянница! Вот только бы муженька тебе молодца выбрать, – чистое дело марш!
– Уж выбран, – сказал улыбаясь Николай.
– О? – сказал удивленно дядюшка, глядя вопросительно на Наташу. Наташа с счастливой улыбкой утвердительно кивнула головой.
– Еще какой! – сказала она. Но как только она сказала это, другой, новый строй мыслей и чувств поднялся в ней. Что значила улыбка Николая, когда он сказал: «уж выбран»? Рад он этому или не рад? Он как будто думает, что мой Болконский не одобрил бы, не понял бы этой нашей радости. Нет, он бы всё понял. Где он теперь? подумала Наташа и лицо ее вдруг стало серьезно. Но это продолжалось только одну секунду. – Не думать, не сметь думать об этом, сказала она себе и улыбаясь, подсела опять к дядюшке, прося его сыграть еще что нибудь.
Дядюшка сыграл еще песню и вальс; потом, помолчав, прокашлялся и запел свою любимую охотническую песню.
Как со вечера пороша
Выпадала хороша…
Дядюшка пел так, как поет народ, с тем полным и наивным убеждением, что в песне все значение заключается только в словах, что напев сам собой приходит и что отдельного напева не бывает, а что напев – так только, для складу. От этого то этот бессознательный напев, как бывает напев птицы, и у дядюшки был необыкновенно хорош. Наташа была в восторге от пения дядюшки. Она решила, что не будет больше учиться на арфе, а будет играть только на гитаре. Она попросила у дядюшки гитару и тотчас же подобрала аккорды к песне.
В десятом часу за Наташей и Петей приехали линейка, дрожки и трое верховых, посланных отыскивать их. Граф и графиня не знали где они и крепко беспокоились, как сказал посланный.
Петю снесли и положили как мертвое тело в линейку; Наташа с Николаем сели в дрожки. Дядюшка укутывал Наташу и прощался с ней с совершенно новой нежностью. Он пешком проводил их до моста, который надо было объехать в брод, и велел с фонарями ехать вперед охотникам.
– Прощай, племянница дорогая, – крикнул из темноты его голос, не тот, который знала прежде Наташа, а тот, который пел: «Как со вечера пороша».
В деревне, которую проезжали, были красные огоньки и весело пахло дымом.
– Что за прелесть этот дядюшка! – сказала Наташа, когда они выехали на большую дорогу.
– Да, – сказал Николай. – Тебе не холодно?
– Нет, мне отлично, отлично. Мне так хорошо, – с недоумением даже cказала Наташа. Они долго молчали.
Ночь была темная и сырая. Лошади не видны были; только слышно было, как они шлепали по невидной грязи.
Что делалось в этой детской, восприимчивой душе, так жадно ловившей и усвоивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни? Как это всё укладывалось в ней? Но она была очень счастлива. Уже подъезжая к дому, она вдруг запела мотив песни: «Как со вечера пороша», мотив, который она ловила всю дорогу и наконец поймала.
– Поймала? – сказал Николай.
– Ты об чем думал теперь, Николенька? – спросила Наташа. – Они любили это спрашивать друг у друга.
– Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
– Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
– Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
– Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
– Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
«Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.


Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.
Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.
Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву.
Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе.
В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной.
– Что ж, если бы я любил девушку без состояния, неужели вы потребовали бы, maman, чтобы я пожертвовал чувством и честью для состояния? – спросил он у матери, не понимая жестокости своего вопроса и желая только выказать свое благородство.
– Нет, ты меня не понял, – сказала мать, не зная, как оправдаться. – Ты меня не понял, Николинька. Я желаю твоего счастья, – прибавила она и почувствовала, что она говорит неправду, что она запуталась. – Она заплакала.
– Маменька, не плачьте, а только скажите мне, что вы этого хотите, и вы знаете, что я всю жизнь свою, всё отдам для того, чтобы вы были спокойны, – сказал Николай. Я всем пожертвую для вас, даже своим чувством.
Но графиня не так хотела поставить вопрос: она не хотела жертвы от своего сына, она сама бы хотела жертвовать ему.
– Нет, ты меня не понял, не будем говорить, – сказала она, утирая слезы.
«Да, может быть, я и люблю бедную девушку, говорил сам себе Николай, что ж, мне пожертвовать чувством и честью для состояния? Удивляюсь, как маменька могла мне сказать это. Оттого что Соня бедна, то я и не могу любить ее, думал он, – не могу отвечать на ее верную, преданную любовь. А уж наверное с ней я буду счастливее, чем с какой нибудь куклой Жюли. Пожертвовать своим чувством я всегда могу для блага своих родных, говорил он сам себе, но приказывать своему чувству я не могу. Ежели я люблю Соню, то чувство мое сильнее и выше всего для меня».
Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее.
Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
В доме Ростовых было невесело.


Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
– Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
– Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
– Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
– Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
– Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
– Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
– Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
– Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
– Федор, а ты мелу мне достань.
Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
– Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.
– Настасья Ивановна, что от меня родится? – спросила она шута, который в своей куцавейке шел навстречу ей.
– От тебя блохи, стрекозы, кузнецы, – отвечал шут.
– Боже мой, Боже мой, всё одно и то же. Ах, куда бы мне деваться? Что бы мне с собой сделать? – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. У Фогеля сидели две гувернантки, на столе стояли тарелки с изюмом, грецкими и миндальными орехами. Гувернантки разговаривали о том, где дешевле жить, в Москве или в Одессе. Наташа присела, послушала их разговор с серьезным задумчивым лицом и встала. – Остров Мадагаскар, – проговорила она. – Ма да гас кар, – повторила она отчетливо каждый слог и не отвечая на вопросы m me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты. Петя, брат ее, был тоже наверху: он с своим дядькой устраивал фейерверк, который намеревался пустить ночью. – Петя! Петька! – закричала она ему, – вези меня вниз. с – Петя подбежал к ней и подставил спину. Она вскочила на него, обхватив его шею руками и он подпрыгивая побежал с ней. – Нет не надо – остров Мадагаскар, – проговорила она и, соскочив с него, пошла вниз.
Как будто обойдя свое царство, испытав свою власть и убедившись, что все покорны, но что всё таки скучно, Наташа пошла в залу, взяла гитару, села в темный угол за шкапчик и стала в басу перебирать струны, выделывая фразу, которую она запомнила из одной оперы, слышанной в Петербурге вместе с князем Андреем. Для посторонних слушателей у ней на гитаре выходило что то, не имевшее никакого смысла, но в ее воображении из за этих звуков воскресал целый ряд воспоминаний. Она сидела за шкапчиком, устремив глаза на полосу света, падавшую из буфетной двери, слушала себя и вспоминала. Она находилась в состоянии воспоминания.
Соня прошла в буфет с рюмкой через залу. Наташа взглянула на нее, на щель в буфетной двери и ей показалось, что она вспоминает то, что из буфетной двери в щель падал свет и что Соня прошла с рюмкой. «Да и это было точь в точь также», подумала Наташа. – Соня, что это? – крикнула Наташа, перебирая пальцами на толстой струне.
– Ах, ты тут! – вздрогнув, сказала Соня, подошла и прислушалась. – Не знаю. Буря? – сказала она робко, боясь ошибиться.
«Ну вот точно так же она вздрогнула, точно так же подошла и робко улыбнулась тогда, когда это уж было», подумала Наташа, «и точно так же… я подумала, что в ней чего то недостает».
– Нет, это хор из Водоноса, слышишь! – И Наташа допела мотив хора, чтобы дать его понять Соне.
– Ты куда ходила? – спросила Наташа.
– Воду в рюмке переменить. Я сейчас дорисую узор.
– Ты всегда занята, а я вот не умею, – сказала Наташа. – А Николай где?
– Спит, кажется.
– Соня, ты поди разбуди его, – сказала Наташа. – Скажи, что я его зову петь. – Она посидела, подумала о том, что это значит, что всё это было, и, не разрешив этого вопроса и нисколько не сожалея о том, опять в воображении своем перенеслась к тому времени, когда она была с ним вместе, и он влюбленными глазами смотрел на нее.
«Ах, поскорее бы он приехал. Я так боюсь, что этого не будет! А главное: я стареюсь, вот что! Уже не будет того, что теперь есть во мне. А может быть, он нынче приедет, сейчас приедет. Может быть приехал и сидит там в гостиной. Может быть, он вчера еще приехал и я забыла». Она встала, положила гитару и пошла в гостиную. Все домашние, учителя, гувернантки и гости сидели уж за чайным столом. Люди стояли вокруг стола, – а князя Андрея не было, и была всё прежняя жизнь.
– А, вот она, – сказал Илья Андреич, увидав вошедшую Наташу. – Ну, садись ко мне. – Но Наташа остановилась подле матери, оглядываясь кругом, как будто она искала чего то.
– Мама! – проговорила она. – Дайте мне его , дайте, мама, скорее, скорее, – и опять она с трудом удержала рыдания.
Она присела к столу и послушала разговоры старших и Николая, который тоже пришел к столу. «Боже мой, Боже мой, те же лица, те же разговоры, так же папа держит чашку и дует точно так же!» думала Наташа, с ужасом чувствуя отвращение, подымавшееся в ней против всех домашних за то, что они были всё те же.
После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.


– Бывает с тобой, – сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, – бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет – ничего; что всё, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…
– Арап, – докончил Николай с радостной улыбкой, – как же не помнить? Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.
– Он серый был, помнишь, и белые зубы – стоит и смотрит на нас…
– Вы помните, Соня? – спросил Николай…
– Да, да я тоже помню что то, – робко отвечала Соня…
– Я ведь спрашивала про этого арапа у папа и у мама, – сказала Наташа. – Они говорят, что никакого арапа не было. А ведь вот ты помнишь!
– Как же, как теперь помню его зубы.
– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.
Соня, как и всегда, отстала от них, хотя воспоминания их были общие.
Соня не помнила многого из того, что они вспоминали, а и то, что она помнила, не возбуждало в ней того поэтического чувства, которое они испытывали. Она только наслаждалась их радостью, стараясь подделаться под нее.
Она приняла участие только в том, когда они вспоминали первый приезд Сони. Соня рассказала, как она боялась Николая, потому что у него на курточке были снурки, и ей няня сказала, что и ее в снурки зашьют.
– А я помню: мне сказали, что ты под капустою родилась, – сказала Наташа, – и помню, что я тогда не смела не поверить, но знала, что это не правда, и так мне неловко было.
Во время этого разговора из задней двери диванной высунулась голова горничной. – Барышня, петуха принесли, – шопотом сказала девушка.
– Не надо, Поля, вели отнести, – сказала Наташа.
В середине разговоров, шедших в диванной, Диммлер вошел в комнату и подошел к арфе, стоявшей в углу. Он снял сукно, и арфа издала фальшивый звук.
– Эдуард Карлыч, сыграйте пожалуста мой любимый Nocturiene мосье Фильда, – сказал голос старой графини из гостиной.
Диммлер взял аккорд и, обратясь к Наташе, Николаю и Соне, сказал: – Молодежь, как смирно сидит!
– Да мы философствуем, – сказала Наташа, на минуту оглянувшись, и продолжала разговор. Разговор шел теперь о сновидениях.
Диммлер начал играть. Наташа неслышно, на цыпочках, подошла к столу, взяла свечу, вынесла ее и, вернувшись, тихо села на свое место. В комнате, особенно на диване, на котором они сидели, было темно, но в большие окна падал на пол серебряный свет полного месяца.
– Знаешь, я думаю, – сказала Наташа шопотом, придвигаясь к Николаю и Соне, когда уже Диммлер кончил и всё сидел, слабо перебирая струны, видимо в нерешительности оставить, или начать что нибудь новое, – что когда так вспоминаешь, вспоминаешь, всё вспоминаешь, до того довоспоминаешься, что помнишь то, что было еще прежде, чем я была на свете…
– Это метампсикова, – сказала Соня, которая всегда хорошо училась и все помнила. – Египтяне верили, что наши души были в животных и опять пойдут в животных.
– Нет, знаешь, я не верю этому, чтобы мы были в животных, – сказала Наташа тем же шопотом, хотя музыка и кончилась, – а я знаю наверное, что мы были ангелами там где то и здесь были, и от этого всё помним…
– Можно мне присоединиться к вам? – сказал тихо подошедший Диммлер и подсел к ним.
– Ежели бы мы были ангелами, так за что же мы попали ниже? – сказал Николай. – Нет, это не может быть!
– Не ниже, кто тебе сказал, что ниже?… Почему я знаю, чем я была прежде, – с убеждением возразила Наташа. – Ведь душа бессмертна… стало быть, ежели я буду жить всегда, так я и прежде жила, целую вечность жила.
– Да, но трудно нам представить вечность, – сказал Диммлер, который подошел к молодым людям с кроткой презрительной улыбкой, но теперь говорил так же тихо и серьезно, как и они.
– Отчего же трудно представить вечность? – сказала Наташа. – Нынче будет, завтра будет, всегда будет и вчера было и третьего дня было…
– Наташа! теперь твой черед. Спой мне что нибудь, – послышался голос графини. – Что вы уселись, точно заговорщики.
– Мама! мне так не хочется, – сказала Наташа, но вместе с тем встала.
Всем им, даже и немолодому Диммлеру, не хотелось прерывать разговор и уходить из уголка диванного, но Наташа встала, и Николай сел за клавикорды. Как всегда, став на средину залы и выбрав выгоднейшее место для резонанса, Наташа начала петь любимую пьесу своей матери.
Она сказала, что ей не хотелось петь, но она давно прежде, и долго после не пела так, как она пела в этот вечер. Граф Илья Андреич из кабинета, где он беседовал с Митинькой, слышал ее пенье, и как ученик, торопящийся итти играть, доканчивая урок, путался в словах, отдавая приказания управляющему и наконец замолчал, и Митинька, тоже слушая, молча с улыбкой, стоял перед графом. Николай не спускал глаз с сестры, и вместе с нею переводил дыхание. Соня, слушая, думала о том, какая громадная разница была между ей и ее другом и как невозможно было ей хоть на сколько нибудь быть столь обворожительной, как ее кузина. Старая графиня сидела с счастливо грустной улыбкой и слезами на глазах, изредка покачивая головой. Она думала и о Наташе, и о своей молодости, и о том, как что то неестественное и страшное есть в этом предстоящем браке Наташи с князем Андреем.