Шипов, Александр Павлович (экономист)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Александр Павлович Шипов
Род деятельности:

Действительный статский советник, экономист, публицист

Место рождения:

имение Бельково, Солигаличский уезд, Костромская губерния

Отец:

Шипов, Павел Антонович (1762—1835)

Мать:

Елизавета Сергеевна Шулепникова (ум. 1808)

Алекса́ндр Па́влович Ши́пов (1800 — 12 [24] ноября 1878, Москва)[1][2] — действительный статский советник, публицист, экономист, основатель журнала «Вестник Промышленности», председатель биржевого и ярмарочного Комитетов Нижегородской ярмарки[3].





Биография

Родился в родовой усадьбе селе Бельково Солигаличского уезда Костромской губернии. Семья Шиповых дала для России немало добрых деятелей. У Александра было четыре брата и четыре сестры: Сергей (1790—1876), Иван (1793—1845), Мария (1792—1874), Надежда (1795—1877), Елизавета (1796—1883), Домна (1802—1862), Дмитрий (1805—1882) и Николай (1806—1887).

Поступил учиться в Институт корпуса инженеров путей сообщения, но вынужден был уйти до его окончания, вследствие дуэли с одним из преподавателей. После этого поступил на службу в Преображенский полк, где прослужил 10 лет.

По предложению министра Государственных имуществ, А. П. Шипов занял должность управляющего Палатой Государственных Имуществ Костромской губернии. В Костроме Шипов основал механический завод с русскими техниками, работавший из русских материалов, и несколько других промышленных предприятий.

Впоследствии, будучи председателем Московских отделений Коммерческого и Мануфактурного Советов, Шипов принимал деятельное участие в рассмотрении многих экономических вопросов. В частности, в 1857 году протестовал против «внезапного» понижения ввозного таможенного тарифа, считая, что это нанесло чувствительный удар русской промышленности и торговле, настаивая, чтобы впредь «вопросы об изменениях тарифа решались гласно».

В последнее время своей жизни Шипов состоял председателем Нижегородского ярмарочного комитета. На этой должности много содействовал благоустройству Нижегородской ярмарки и организации ярмарочной статистики. По его представлениям и ходатайствам на ярмарке были проведены водопроводы, торговцы получили право приобретения в личную собственность торговых помещений и т. д.

По инициативе А. П. Шипова в Петербурге было открыто «Общество для содействия русской промышленности и торговли», в котором он состоял вице-президентом и почётным членом. Он же основал журнал «Вестник Промышленности».

Экономические труды

А. П. Шипов написал большой ряд статей, посвящённых развитию русской фабричной промышленности и торговли, заслужив международный авторитет как одного из лучших практических знатоков России по этим вопросам (биограф отмечает соответствующую ссылку на А. П. Шипова, которую делает в своём сочинении Гакстгаузен[1]). В числе работ А. П. Шипова:

  • «Хлопчатобумажная промышленность и важность её значения в России» (в 2-х отд., М.: 1857—1858 или 1877—1878);
  • «Влияние на промышленность свободного и обязательного труда» («Вестник Промышленности», 1859, № 4);
  • «О недостатке денежных знаков в обращении народном, затрудняющем внутреннюю торговлю, и о средствах к устранению затруднения» («Биржевые Ведомости», 1861, № 140 и 141);
  • «О значении внутренней и внешней торговли вообще и особенно в России» («Вестник Промышленности», 1861, т. XIII, № 7 и 8);
  • «Опыт изложения финансовой науки»;
  • [elib.shpl.ru/ru/nodes/23803-shipov-a-p-ocherk-zhizni-i-gosudarstvennoy-deyatelnosti-grafa-kankrina-spb-1866#page/1/mode/grid/zoom/1 «Очерк жизни и государственной деятельности графа Канкрина»] — СПб., 1866. — 42 с.;
  • «Обзор оснований рационального тарифа, примененного к потребностям России» (СПб., 1868);
  • «Реформа нашей кредитной системы с установлением наибольшей правильной свободы банков или устранения давления плутократии» (СПб., 1874);
  • «О средствах к устранению наших экономических и финансовых затруднений» (СПб., 1866).

Его публицистическим и научным трудам, а также общественной деятельности были посвящены:

  • «Очерки деятельности А. П. Шипова, председателя биржевого и ярмарочного Комитета в Нижнем Новгороде» («Народная Газета», СПб., 1866 г.; прил., с портретом)
  • «Об обеде в честь Шипова» («Московские Ведомости», 1867, № 192
  • «Письмо по поводу обеда в честь Шипова» («Народный Голос», 1867, № 44

Некрологи А. П. Шипова в 1878 году опубликовали «Биржевые Ведомости» (№ 326, отдел «Хроника») и «Новое Время» (№ 976).

Напишите отзыв о статье "Шипов, Александр Павлович (экономист)"

Примечания

  1. 1 2 П. Греков. Шипов, Александр Павлович // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб., 1911. — Т. 23: Шебанов — Шютц. — С. 293.
  2. [www.biografija.ru/show_bio.aspx?id=137116 Шипов Александр Павлович//Biografija.ru].
  3. [ru.rodovid.org/wk/%D0%97%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C:311192 Шипов, Александр Павлович — Биография]

Литература

Отрывок, характеризующий Шипов, Александр Павлович (экономист)

– Пг'авда, чог'т возьми! – закричал, вскакивая, Денисов. – Ну, Г'остов! Ну!
Ростов, краснея и бледнея, смотрел то на одного, то на другого офицера.
– Нет, господа, нет… вы не думайте… я очень понимаю, вы напрасно обо мне думаете так… я… для меня… я за честь полка.да что? это на деле я покажу, и для меня честь знамени…ну, всё равно, правда, я виноват!.. – Слезы стояли у него в глазах. – Я виноват, кругом виноват!… Ну, что вам еще?…
– Вот это так, граф, – поворачиваясь, крикнул штаб ротмистр, ударяя его большою рукою по плечу.
– Я тебе говог'ю, – закричал Денисов, – он малый славный.
– Так то лучше, граф, – повторил штаб ротмистр, как будто за его признание начиная величать его титулом. – Подите и извинитесь, ваше сиятельство, да с.
– Господа, всё сделаю, никто от меня слова не услышит, – умоляющим голосом проговорил Ростов, – но извиняться не могу, ей Богу, не могу, как хотите! Как я буду извиняться, точно маленький, прощенья просить?
Денисов засмеялся.
– Вам же хуже. Богданыч злопамятен, поплатитесь за упрямство, – сказал Кирстен.
– Ей Богу, не упрямство! Я не могу вам описать, какое чувство, не могу…
– Ну, ваша воля, – сказал штаб ротмистр. – Что ж, мерзавец то этот куда делся? – спросил он у Денисова.
– Сказался больным, завтг'а велено пг'иказом исключить, – проговорил Денисов.
– Это болезнь, иначе нельзя объяснить, – сказал штаб ротмистр.
– Уж там болезнь не болезнь, а не попадайся он мне на глаза – убью! – кровожадно прокричал Денисов.
В комнату вошел Жерков.
– Ты как? – обратились вдруг офицеры к вошедшему.
– Поход, господа. Мак в плен сдался и с армией, совсем.
– Врешь!
– Сам видел.
– Как? Мака живого видел? с руками, с ногами?
– Поход! Поход! Дать ему бутылку за такую новость. Ты как же сюда попал?
– Опять в полк выслали, за чорта, за Мака. Австрийской генерал пожаловался. Я его поздравил с приездом Мака…Ты что, Ростов, точно из бани?
– Тут, брат, у нас, такая каша второй день.
Вошел полковой адъютант и подтвердил известие, привезенное Жерковым. На завтра велено было выступать.
– Поход, господа!
– Ну, и слава Богу, засиделись.


Кутузов отступил к Вене, уничтожая за собой мосты на реках Инне (в Браунау) и Трауне (в Линце). 23 го октября .русские войска переходили реку Энс. Русские обозы, артиллерия и колонны войск в середине дня тянулись через город Энс, по сю и по ту сторону моста.
День был теплый, осенний и дождливый. Пространная перспектива, раскрывавшаяся с возвышения, где стояли русские батареи, защищавшие мост, то вдруг затягивалась кисейным занавесом косого дождя, то вдруг расширялась, и при свете солнца далеко и ясно становились видны предметы, точно покрытые лаком. Виднелся городок под ногами с своими белыми домами и красными крышами, собором и мостом, по обеим сторонам которого, толпясь, лилися массы русских войск. Виднелись на повороте Дуная суда, и остров, и замок с парком, окруженный водами впадения Энса в Дунай, виднелся левый скалистый и покрытый сосновым лесом берег Дуная с таинственною далью зеленых вершин и голубеющими ущельями. Виднелись башни монастыря, выдававшегося из за соснового, казавшегося нетронутым, дикого леса; далеко впереди на горе, по ту сторону Энса, виднелись разъезды неприятеля.
Между орудиями, на высоте, стояли спереди начальник ариергарда генерал с свитским офицером, рассматривая в трубу местность. Несколько позади сидел на хоботе орудия Несвицкий, посланный от главнокомандующего к ариергарду.
Казак, сопутствовавший Несвицкому, подал сумочку и фляжку, и Несвицкий угощал офицеров пирожками и настоящим доппелькюмелем. Офицеры радостно окружали его, кто на коленах, кто сидя по турецки на мокрой траве.
– Да, не дурак был этот австрийский князь, что тут замок выстроил. Славное место. Что же вы не едите, господа? – говорил Несвицкий.
– Покорно благодарю, князь, – отвечал один из офицеров, с удовольствием разговаривая с таким важным штабным чиновником. – Прекрасное место. Мы мимо самого парка проходили, двух оленей видели, и дом какой чудесный!
– Посмотрите, князь, – сказал другой, которому очень хотелось взять еще пирожок, но совестно было, и который поэтому притворялся, что он оглядывает местность, – посмотрите ка, уж забрались туда наши пехотные. Вон там, на лужку, за деревней, трое тащут что то. .Они проберут этот дворец, – сказал он с видимым одобрением.
– И то, и то, – сказал Несвицкий. – Нет, а чего бы я желал, – прибавил он, прожевывая пирожок в своем красивом влажном рте, – так это вон туда забраться.
Он указывал на монастырь с башнями, видневшийся на горе. Он улыбнулся, глаза его сузились и засветились.
– А ведь хорошо бы, господа!
Офицеры засмеялись.
– Хоть бы попугать этих монашенок. Итальянки, говорят, есть молоденькие. Право, пять лет жизни отдал бы!
– Им ведь и скучно, – смеясь, сказал офицер, который был посмелее.
Между тем свитский офицер, стоявший впереди, указывал что то генералу; генерал смотрел в зрительную трубку.
– Ну, так и есть, так и есть, – сердито сказал генерал, опуская трубку от глаз и пожимая плечами, – так и есть, станут бить по переправе. И что они там мешкают?