Ширвиндт, Александр Анатольевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Александр Ширвиндт
Имя при рождении:

Александр Анатольевич Ширвиндт

Профессия:

актёр;
театральный режиссёр;
сценарист

Годы активности:

1952 — настоящее время

Театр:

Московский академический театр сатиры

Награды:
Запись голоса А. Ширвиндта
Записано 4 сентября 2004
Помощь по воспроизведению

Алекса́ндр Анато́льевич Ши́рвиндт (род. 19 июля 1934 года, Москва) — советский и российский актёр театра и кино, театральный режиссёр и сценарист. Народный артист РСФСР (1989).





Биография

Александр Ширвиндт родился в Москве 19 июля 1934 года в семье скрипача, музыкального педагога Анатолия Густавовича (Теодора Гдальевича) Ширвиндта (1894, Одесса — 1961, Москва) и редактора Московской филармонии Раисы Самойловны Ширвиндт (урождённой Кобыливкер; 1896, Одесса — 1985, Москва)[1][2]. Отец играл в оркестре Большого театра, затем преподавал в Музыкальном техникуме имени А. А. Ярошевского; дед, Густав (Гдаль) Моисеевич Ширвиндт (выпускник Виленской 1-й гимназии 1881 года), был врачом[3][4][5].

В 1956 году окончил Театральное училище им. Б. В. Щукина (курс Веры Константиновны Львовой) и был принят в труппу Театра-студии киноактёра[6]. В том же году сыграл свою первую роль в кино — эстрадного певца Вадима Степановича Ухова в фильме «Она вас любит!» (реж. Семён Деревянский и Рафаил Суслович).

В 1957 году принят в труппу театра им. Ленинского комсомола и зачислен в штат киностудии «Мосфильм».

С 1969 года — актёр Московского драматического театра на Малой Бронной.

С 1970 года — актёр Московского академического театра Сатиры.

С 2000 года — художественный руководитель Московского академического театра Сатиры.

Семья

  • Дед — Густав (Гедаль, Гедалья) Моисеевич Ширвиндт (1861—?)[7], врач. Дед (со стороны матери) — Ицхок-Шмуэль Аронович Кобыливкер.
  • Отец — Анатолий Густавович (Теодор Гедальевич) Ширвиндт (1896—1961), скрипач, музыкальный педагог.
  • Мать — Раиса Самойловна Ширвиндт (урожд. Кобыливкер) (1896—1985), редактор Московской филармонии.
  • Жена (с 1957 года) — Наталья Николаевна Белоусова (род. 1935), архитектор, племянница химика Б. П. Белоусова, внучка архитектора В. Н. Семёнова[14].
    • Сын — Михаил Ширвиндт, телеведущий[15]
      • Внук — Андрей Ширвиндт (род. 1981), преподаватель права в МГУ
        • Правнучки — Анастасия Андреевна Ширвиндт (род. 2002), Элла Ширвиндт (род. 2011)
      • Внучка — Александра Ширвиндт (род. 1986), искусствовед

Театральные работы

Театральный институт имени Бориса Щукина

Театр им. Ленинского комсомола

  • «Семья» И. Попова; постановка С. Гиацинтовой — массовка (спектакль 1949 года, ввод)
  • «Чудесная встреча» Лидии Черкашиной; режиссёр А. А. Муатов (???) — Глашатай
  • 1957 — «Первая Конная» Вс. Вишневского; постановка Бенедикта Норда — Белый офицер (ввод)
  • 1957 — «Первая симфония» А. Гладкова; постановка А. Рубба (ввод)
  • 1957 — «Колесо счастья» Братьев Тур; постановка С. Штейна — Фазан (ввод)
  • 1957 — «Хлеб и розы» А. Салынского; постановка С. А. Майорова, А. А. Рубба, В. Р. Соловьёва — парень
  • 1957 — «Когда цветёт акация» Николая Винникова; режиссёр С. Штейн — Костя Хоменко (ввод)
  • 1957 — «Первое свидание» (ввод)
  • 1957 — «Друзья-сочинители» Н. Венкстерн; режиссёр С. Штейн (ввод)
  • 1957 — «Наш общий друг» Ч. Диккенса; режиссёр Иван Берсенёв — мистер Лэммль (ввод)
  • 1957 — «Фабричная девчонка» А. Володина; режиссёр Владимир Эуфер (ввод)
  • 1958 — «Товарищи-романтики» М. Соболя; постановка С. Майорова и С. Штейна — Юрий Лещёв
  • «Огонь твоей души» Александра Араксманяна; постановка Р. Капланяна — Рубен (ввод)
  • 1958 — «Святая Иоанна» Б. Шоу , Бертран де Пулянжи, начальник стражи, Реж. В. С. Канцель
  • 1959 — «С завязанными глазами» Иштвана Фейера; режиссёр С. Штейн (ввод)
  • 1960 — «Цветы живые» Н. Погодина; постановка Б. Толмазова — Безликий, диктор
  • 1960 — «Опасный возраст» Семён Нариньяни; режиссёр С. Штейн — Костя
  • 1961 — «Центр нападения умрёт на заре» А. Куссани; постановка Б. Толмазова — Гамлет
  • 1962 — «Чемодан с наклейками» Д. Угрюмова; постановка С. Штейна — Размышляев, человек с 5-го этажа
  • 1962 — «Вам 22, старики!» Э. Радзинского; постановка С. Штейна — Милый друг, режиссёр
  • 1963 — «О Лермонтове»; постановка О.Ремеза и Т. Чеботаревской — Мартынов
  • 1963 — «До свидания, мальчики!» Б. Балтера; режиссёр С. Штейн
  • 1964 — «В день свадьбы» В. Розова; постановка А. Эфрос, Л. Дуров — гость на свадьбе (массовка)
  • 1964 — «104 страницы про любовь» Э. Радзинского; режиссёр А. Эфрос — Феликс
  • 1965 — «Каждому своё» С. Алёшина; режиссёр А. Эфрос — Гудериан
  • 1965 — «Снимается кино» Э. Радзинского; режиссёр А. Эфрос — Нечаев
  • 1965 — «Что тот солдат, что этот» Б. Брехта; режиссёр М. Туманишвили — Джесси Махони
  • 1966 — «Чайка» А. Чехов; режиссёр А. Эфрос — Тригорин
  • 1966 — «Мольер» М. Булгакова; режиссёр А. Эфрос — Людовик

Московский драматический театр на Малой Бронной

Московский академический театр сатиры

  • 1970 — «Безумный день, или Женитьба Фигаро» Бомарше; реж. Валентин Плучек — граф Альмавива
  • 1970 — «Гурий Львович Синичкин» В. Дыховичного — Родион
  • 1971 — «Обыкновенное чудо» Е. Шварца — Министр-администратор
  • 1972 — «Таблетку под язык» А. Макаенка — Ломтев, представитель министерства
  • 1973 — «Маленькие комедии большого дома»; реж. Александр Ширвиндт и Андрей Миронов — Отец
  • 1973 — «Чудак-человек» В. Азерникова — Заводское руководство
  • 1973 — «Клоп» В. Маяковского — Президент репортажа
  • 1974 — «Нам — 50»; реж. Александр Ширвиндт
  • 1975 — «Дом, где разбиваются сердца» Б. Шоу — Гектор
  • 1976 — «Клеменс» К. Сая — Рыжебородый чужеземец, Старший купец, Высокая шапка, Большой начальник
  • 1976 — «Горе от ума» А. Грибоедова — Молчалин
  • 1976 — «Клеменс» К. Саи, Реж. М. А. Микаэлян
  • 1979 — «Её превосходительство» С. Алёшина
  • 1980 — «Чудак» Н. Хикмета — Ахмет Рыза
  • 1982 — «Ревизор» Н. Гоголя — Добчинский
  • 1982 — «Трёхгрошовая опера» Б. Брехта — Роберт Пила
  • 1982 — «Концерт для театра с оркестром…»
  • 1983 — «Крамнэгел» Л. Устинова — Мервин Шпиндельман
  • 1985 — «Бремя решения» Ф. Бурлацкого — Пьер Селинджер
  • 1985 — «Молчи, грусть, молчи…» А. Ширвиндта
  • 1986 — «Рыжая кобыла с колокольчиком» И. Друцэ — Негриш
  • 1995 — «Поле битвы после победы принадлежит мародёрам» (Премьера — 28 февраля 1995) Э. Радзинского — Михалёв
  • 1997 — «Счастливцев — Несчастливцев» Г. Горина — Несчастливцев
  • 1999 — «Привет от Цюрупы» (Премьера — 11 ноября 1999) театральная фантазия по одноимённому рассказу Ф. Искандера; реж. Сергей Коковкин — Думающий о России
  • 2001 — «Андрюша» А. Арканова и А. Ширвиндта
  • 2001 — «Орнифль» Ж. Ануя; (14 сентября 2001 — премьера) реж. Сергей Арцибашев — Орнифль
  • 2010 — «Между светом и тенью» Теннесси Уильямса (5 ноября 2010 — премьера), Дэвид Катрир, Реж. Юрий Ерёмин
  • 2009 — «Мольер» («Кабала святош») М. Булгакова; (премьера — 23 января 2009), Реж. Юрий Ерёмин — Жан Батист Поклен де Мольер
  • 2014 — «Грустно, но смешно» С. Плотов, В. Жук, А. Ширвиндт (1 октября 2014 — премьера), Постановка: Александр Ширвиндт, Юрий Васильев

Режиссёрские и сценарные работы

  • 1970 — постановка спектакля «Проснись и пой!» (совместно с Марком Захаровым)
  • 1973 — «Маленькие комедии большого дома» (совместно с Андреем Мироновым)
  • 1974 — «Нам — 50»
  • 1977 — «Чао!» (фильм-спектакль)
  • 1978 — «Недоросль»
  • 1979 — «Её превосходительство»
  • 1982 — «Концерт для театра с оркестром»
  • 1985 — «Молчи, грусть, молчи…»
  • 1988 — «Страсти Черноморья»
  • 1992 — «Спартак» (Мишулин) — «Зритель» (сборная)
  • 2001 — спектакль «Андрюша», написанный совместно с А. Аркановым
  • 2003 — 19 июня (премьера) «Слишком женатый таксист» Р. Куни
  • 2004 — «Швейк, или Гимн идиотизму» по Ярославу Гашеку
  • 2006 — 4 января (премьера) — «Ни сантима меньше!!» Альдо Николаи,
  • 2007 — 22 декабря (премьера) — «Свободу за любовь?!»
  • 2007 — «Женщины без границ» Ю. Полякова
  • 2010 — «Кошмар на улице Лурсин» (PERDU Монокль) Эжена Лабиша
  • 2011 — «Здравствуйте! Это Я! Андрюше-70!»
  • 2012, 8 ноября — «Средства от наследства» Ю.Ряшенцева и Г.Полиди
  • 2013, 20 апреля — «Дураки» Нила Саймона
  • 2014, 1 октября — «Грустно, но смешно» С. Плотов, В. Жук, А. Ширвиндт, Постановка: Александр Ширвиндт, Юрий Васильев
  • 2015, 4 декабря — «Чемоданчик» Юрия Полякова, Постановка: Александр Ширвиндт

Фильмография

Актёрские работы

Озвучивание

мультфильмов
фильмов

Аудиоспектакли и аудиокниги

Телевизионная карьера

  • «Утренняя почта», ведущий
  • «Терем-теремок», ведущий
  • «Семь нас и джаз», ведущий
  • «Театральная гостиная», ведущий
  • «Браво, артист!», ведущий
  • «Хочу знать», соведущий

Библиография

  • Александр Ширвиндт, Борис Поюровский. Былое без дум. — М.: Центрполиграф, 1994. — 320 с. — ISBN 5-7001-0148-3.
  • Александр Ширвиндт. Schirwindt, стёртый с лица земли. Книга воспоминаний. — М.: Эксмо, 2006. — 208 с. — ISBN 5-699-15458-2.
  • Александр Ширвиндт. Проходные дворы биографии. — М.: Азбука-Аттикус, КоЛибри, 2013. — 312 с. — ISBN 978-5-389-05590-2.
  • Александр Ширвиндт. Склероз, рассеянный по жизни. — М.: КоЛибри, 2014. — 312 с. — ISBN 978-5-389-08033-1;

Признание и награды

  • Лауреат второй премии на фестивале искусств «Театральная весна-74»
  • Заслуженный артист РСФСР (16 октября 1974 года)
  • Народный артист РСФСР (1 июня 1989 года)
  • Лауреат премии «Золотой Остап» (1993, за участие в спектакле «Чествование»)
  • Орден Дружбы народов (20 июня 1994 года) — за заслуги в развитии театрального искусства и плодотворную педагогическую деятельность[17]
  • Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2 августа 2004 года) — за большой вклад в развитие театрального искусства[18]
  • Лауреат национальной премии «Россиянин года» в номинации «Звезда России» (2005 год)[19]
  • Орден «За заслуги перед Отечеством» II степени (19 июля 2009 года) — за выдающийся вклад в развитие отечественного театрального искусства и многолетнюю педагогическую деятельность[20]
  • Лауреат премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучшая импровизация» (2009)
  • Чеховская медаль (2010)[21]
  • Почётный знак «Общественное признание»
  • Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени (21 июля 2014 года) — за большие заслуги в развитие отечественнй культуры и искусства, многолетнюю плодотворную деятельность[22]
  • Орден «Ключ дружбы» (9 октября 2014, Кемеровская область) — «за выдающийся личный вклад в развитие культуры России, сохранение лучших традиций театрального искусства, уникальный талант, высочайший творческий потенциал, преданность своему профессиональному долгу, бескорыстное служение Отечеству»
  • Лауреат национальной актерской премии «Фигаро» им. Андрея Миронова (2015)
  • Неоднократно приглашался в жюри Высшей лиги КВН.
  • В честь А. А. Ширвиндта назван астероид (6767) Shirvindt, открытый астрономом Людмилой Карачкиной в Крымской Астрофизической Обсерватории 6 января 1983 г.

Интересные факты

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
  • По рассказу самого Ширвиндта, однажды в одном из маленьких городков кто-то из устроителей в шутку вывесил афиши, где они с партнёром Михаилом Державиным были обозначены под псевдонимами «Дарвин и Равенглот».
  • Ширвиндт не всегда курил трубку, с которой его так привыкли видеть зрители. В 1960-е годы его друг, правительственный телеоператор Вилий Горемыкин, привёз ему трубку из зарубежной командировки. Единожды попробовав, актёр больше с трубкой не расставался[23].
  • Любимым видом отдыха у Александра Анатольевича вот уже много десятилетий остаётся рыбалка. Ещё в стародавние времена он с друзьями Михаилом Державиным и Вилием Горемыкиным любили на несколько дней отправиться на машинах куда-нибудь в российскую глушь и половить там рыбу, совмещая это занятие с отдыхом на природе[24].
  • Является болельщиком футбольного клуба «Торпедо (Москва)».

Напишите отзыв о статье "Ширвиндт, Александр Анатольевич"

Примечания

  1. [m-necro.narod.ru/ Ширвиндт Анатолий Густавович (1894—1961)]
  2. [archive.odessa.gov.ua/files/derjarhiv/INFO/about_us/fond_359_jewish_desk_database.pdf Посемейные списки одесских мещан-евреев] ː Отец Раисы Самойловны Ширвиндт (дед актёра) — Ицхок-Шмуль Аронович Кобыливкер — в 1898 году проживал с семьёй в Одессе по улице Нежинской, № 11; в 1905 году — по улице Ришельевской, № 11.
  3. [www.apartment.ru/Article/48799600.html Скатертный переулок, дом 5]
  4. [kdkv.narod.ru/Vilna/Vilna-full.htm Выпускники Виленской гимназии (Гдаль-Густав Ширвиндт)]
  5. [www.petergen.com/history/wil1gim.shtml Окончившие курс Виленской 1-й гимназии]
  6. [dic.academic.ru/dic.nsf/russian_history/8949/ШИРВИНДТ ШИРВИНДТ]
  7. В виленской раввинской записи о рождении — Гдалья Мовшевич Ширвинт (без «д»), сын купца Мовши Лейзеровича Ширвинта (Сирвинта, 1840—?, см. JewishGen.org, database Lithuania).
  8. [www.rujen.ru/index.php/ШИРВИНДТ_Евсей_Густавович Российская Еврейская Энциклопедия (Евсей Густавович Ширвиндт)]
  9. [www.memorial.krsk.ru/images/publ/Shirvindt1.htm Автобиография Евсея Ширвиндта]
  10. [www.russian-jews-refbook.org/page41.html Русские евреи, Персоналии, т. 13: Е. Г. Ширвиндт]
  11. [r-g-d.org/SH/shirvndt.htm Ширвиндты (Российское генеалогическое древо)]
  12. [www.rujen.ru/index.php/ШИРВИНДТ_Борис_Густавович Российская Еврейская Энциклопедия (Борис Густавович Ширвиндт)]
  13. [www.russian-jews-refbook.org/page41.html Русские евреи. Персоналии, т. 13: Борис Густавович (Гдальевич) Ширвиндт]
  14. [old.dacha.tv/design_indoor_outdoor/v_gostjach/6q8c5maj3y1cbdjkwi17/str/3/ Старая дача архитектора Николая Белоусова]. Дача ТВ. Проверено 18 ноября 2013.
  15. Михаил Ширвиндт
  16. [моксяков.рф/bayadera.html Баядера на сайте Анатолия Моксякова]
  17. [archive.is/20120907232357/www.pravoteka.ru/pst/1049/524498.html Указ Президента Российской Федерации от 20 июля 1994 года № 1500 «О награждении орденом Дружбы народов Ширвиндта А. А.»]
  18. [archive.is/20120907051910/www.pravoteka.ru/pst/1048/523905.html Указ Президента Российской Федерации от 2 августа 2004 года № 997 «О награждении орденом „За заслуги перед Отечеством“ IV степени Ширвиндта А. А.»]
  19. [ex.ru/content/лауреаты-общенациональной-программы-«россиянин-года»-за-2005-год «Россиянин года» на сайте Российской Академии бизнеса и предпринимательства]
  20. [document.kremlin.ru/doc.asp?ID=53667 Указ Президента Российской Федерации от 19 июля 2009 года № 829 «О награждении орденом „За заслуги перед Отечеством“ II степени Ширвиндта А. А.»]
  21. [www.rg.ru/2010/10/28/premii.html Чайки в городе. В МХТ вручены чеховские медали] Российская газета, 28 октября 2010
  22. [pravo.gov.ru:8080/page.aspx?112582 Указ Президента Российской Федерации от 21 июля 2014 года № 511 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»]
  23. [www.cigarclan.ru/articles/2003/2/10/ Интервью А. Ширвиндта журналу «Cigar Clan»][archive.is/FEVoF Архивная копия]
  24. [rustur.ru/news/news847.html Интервью М.Державина журналу «Отдых в России»]

Ссылки

  • [www.wiw-rf.ru/memberPerson/22988 Персональная страница Александра Ширвиндта на портале «КТО ЕСТЬ КТО в России»]
  • [www.rusactors.ru/sh/shirvindt/ Подробная биография Александра Ширвиндта на портале «RUS actors.ru»]
  • [www.bagnet.org/news/fine-life/kumiry/2010-02-10/38621 Ширвиндт: «Сейчас страшное время, когда юбилей одного совпадает с 40-ка днями предыдущего»], Багнет (10 февраля 2010). Проверено 20 июня 2011.
  • [www.echo.msk.ru/programs/dithyramb/639925-echo/ Александр Ширвиндт в программе «Дифирамб» на радио «Эхо Москвы»] (13.12.2009)
  • [echo.msk.ru/programs/dithyramb/505345-echo/ Александр Ширвиндт в программе «Дифмрамб» на радио «Эхо Москвы»] (06.04.2008)
  • [www.youtube.com/watch?v=CB-2bwIsuQE Беседа Е. Понасенкова] и А. Ширвиндта
  • [www.krestianin.ru/articles/9981.php «Ирония судьбы» и другие приключения Шурика. Александр Ширвиндт отмечает 75-летие. Отнеситесь к этому серьёзно.]
  • [www.animator.ru/db/?p=show_person&pid=3825 Ширвиндт в мультипликации]
  • [russiancinema.ru/names/name1071/ Александр Ширвиндт — Энциклопедия отечественного кино]

Отрывок, характеризующий Ширвиндт, Александр Анатольевич

Князь Андрей, точно так же как и все люди полка, нахмуренный и бледный, ходил взад и вперед по лугу подле овсяного поля от одной межи до другой, заложив назад руки и опустив голову. Делать и приказывать ему нечего было. Все делалось само собою. Убитых оттаскивали за фронт, раненых относили, ряды смыкались. Ежели отбегали солдаты, то они тотчас же поспешно возвращались. Сначала князь Андрей, считая своею обязанностью возбуждать мужество солдат и показывать им пример, прохаживался по рядам; но потом он убедился, что ему нечему и нечем учить их. Все силы его души, точно так же как и каждого солдата, были бессознательно направлены на то, чтобы удержаться только от созерцания ужаса того положения, в котором они были. Он ходил по лугу, волоча ноги, шаршавя траву и наблюдая пыль, которая покрывала его сапоги; то он шагал большими шагами, стараясь попадать в следы, оставленные косцами по лугу, то он, считая свои шаги, делал расчеты, сколько раз он должен пройти от межи до межи, чтобы сделать версту, то ошмурыгывал цветки полыни, растущие на меже, и растирал эти цветки в ладонях и принюхивался к душисто горькому, крепкому запаху. Изо всей вчерашней работы мысли не оставалось ничего. Он ни о чем не думал. Он прислушивался усталым слухом все к тем же звукам, различая свистенье полетов от гула выстрелов, посматривал на приглядевшиеся лица людей 1 го батальона и ждал. «Вот она… эта опять к нам! – думал он, прислушиваясь к приближавшемуся свисту чего то из закрытой области дыма. – Одна, другая! Еще! Попало… Он остановился и поглядел на ряды. „Нет, перенесло. А вот это попало“. И он опять принимался ходить, стараясь делать большие шаги, чтобы в шестнадцать шагов дойти до межи.
Свист и удар! В пяти шагах от него взрыло сухую землю и скрылось ядро. Невольный холод пробежал по его спине. Он опять поглядел на ряды. Вероятно, вырвало многих; большая толпа собралась у 2 го батальона.
– Господин адъютант, – прокричал он, – прикажите, чтобы не толпились. – Адъютант, исполнив приказание, подходил к князю Андрею. С другой стороны подъехал верхом командир батальона.
– Берегись! – послышался испуганный крик солдата, и, как свистящая на быстром полете, приседающая на землю птичка, в двух шагах от князя Андрея, подле лошади батальонного командира, негромко шлепнулась граната. Лошадь первая, не спрашивая того, хорошо или дурно было высказывать страх, фыркнула, взвилась, чуть не сронив майора, и отскакала в сторону. Ужас лошади сообщился людям.
– Ложись! – крикнул голос адъютанта, прилегшего к земле. Князь Андрей стоял в нерешительности. Граната, как волчок, дымясь, вертелась между ним и лежащим адъютантом, на краю пашни и луга, подле куста полыни.
«Неужели это смерть? – думал князь Андрей, совершенно новым, завистливым взглядом глядя на траву, на полынь и на струйку дыма, вьющуюся от вертящегося черного мячика. – Я не могу, я не хочу умереть, я люблю жизнь, люблю эту траву, землю, воздух… – Он думал это и вместе с тем помнил о том, что на него смотрят.
– Стыдно, господин офицер! – сказал он адъютанту. – Какой… – он не договорил. В одно и то же время послышался взрыв, свист осколков как бы разбитой рамы, душный запах пороха – и князь Андрей рванулся в сторону и, подняв кверху руку, упал на грудь.
Несколько офицеров подбежало к нему. С правой стороны живота расходилось по траве большое пятно крови.
Вызванные ополченцы с носилками остановились позади офицеров. Князь Андрей лежал на груди, опустившись лицом до травы, и, тяжело, всхрапывая, дышал.
– Ну что стали, подходи!
Мужики подошли и взяли его за плечи и ноги, но он жалобно застонал, и мужики, переглянувшись, опять отпустили его.
– Берись, клади, всё одно! – крикнул чей то голос. Его другой раз взяли за плечи и положили на носилки.
– Ах боже мой! Боже мой! Что ж это?.. Живот! Это конец! Ах боже мой! – слышались голоса между офицерами. – На волосок мимо уха прожужжала, – говорил адъютант. Мужики, приладивши носилки на плечах, поспешно тронулись по протоптанной ими дорожке к перевязочному пункту.
– В ногу идите… Э!.. мужичье! – крикнул офицер, за плечи останавливая неровно шедших и трясущих носилки мужиков.
– Подлаживай, что ль, Хведор, а Хведор, – говорил передний мужик.
– Вот так, важно, – радостно сказал задний, попав в ногу.
– Ваше сиятельство? А? Князь? – дрожащим голосом сказал подбежавший Тимохин, заглядывая в носилки.
Князь Андрей открыл глаза и посмотрел из за носилок, в которые глубоко ушла его голова, на того, кто говорил, и опять опустил веки.
Ополченцы принесли князя Андрея к лесу, где стояли фуры и где был перевязочный пункт. Перевязочный пункт состоял из трех раскинутых, с завороченными полами, палаток на краю березника. В березнике стояла фуры и лошади. Лошади в хребтугах ели овес, и воробьи слетали к ним и подбирали просыпанные зерна. Воронья, чуя кровь, нетерпеливо каркая, перелетали на березах. Вокруг палаток, больше чем на две десятины места, лежали, сидели, стояли окровавленные люди в различных одеждах. Вокруг раненых, с унылыми и внимательными лицами, стояли толпы солдат носильщиков, которых тщетно отгоняли от этого места распоряжавшиеся порядком офицеры. Не слушая офицеров, солдаты стояли, опираясь на носилки, и пристально, как будто пытаясь понять трудное значение зрелища, смотрели на то, что делалось перед ними. Из палаток слышались то громкие, злые вопли, то жалобные стенания. Изредка выбегали оттуда фельдшера за водой и указывали на тех, который надо было вносить. Раненые, ожидая у палатки своей очереди, хрипели, стонали, плакали, кричали, ругались, просили водки. Некоторые бредили. Князя Андрея, как полкового командира, шагая через неперевязанных раненых, пронесли ближе к одной из палаток и остановились, ожидая приказания. Князь Андрей открыл глаза и долго не мог понять того, что делалось вокруг него. Луг, полынь, пашня, черный крутящийся мячик и его страстный порыв любви к жизни вспомнились ему. В двух шагах от него, громко говоря и обращая на себя общее внимание, стоял, опершись на сук и с обвязанной головой, высокий, красивый, черноволосый унтер офицер. Он был ранен в голову и ногу пулями. Вокруг него, жадно слушая его речь, собралась толпа раненых и носильщиков.
– Мы его оттеда как долбанули, так все побросал, самого короля забрали! – блестя черными разгоряченными глазами и оглядываясь вокруг себя, кричал солдат. – Подойди только в тот самый раз лезервы, его б, братец ты мой, звания не осталось, потому верно тебе говорю…
Князь Андрей, так же как и все окружавшие рассказчика, блестящим взглядом смотрел на него и испытывал утешительное чувство. «Но разве не все равно теперь, – подумал он. – А что будет там и что такое было здесь? Отчего мне так жалко было расставаться с жизнью? Что то было в этой жизни, чего я не понимал и не понимаю».


Один из докторов, в окровавленном фартуке и с окровавленными небольшими руками, в одной из которых он между мизинцем и большим пальцем (чтобы не запачкать ее) держал сигару, вышел из палатки. Доктор этот поднял голову и стал смотреть по сторонам, но выше раненых. Он, очевидно, хотел отдохнуть немного. Поводив несколько времени головой вправо и влево, он вздохнул и опустил глаза.
– Ну, сейчас, – сказал он на слова фельдшера, указывавшего ему на князя Андрея, и велел нести его в палатку.
В толпе ожидавших раненых поднялся ропот.
– Видно, и на том свете господам одним жить, – проговорил один.
Князя Андрея внесли и положили на только что очистившийся стол, с которого фельдшер споласкивал что то. Князь Андрей не мог разобрать в отдельности того, что было в палатке. Жалобные стоны с разных сторон, мучительная боль бедра, живота и спины развлекали его. Все, что он видел вокруг себя, слилось для него в одно общее впечатление обнаженного, окровавленного человеческого тела, которое, казалось, наполняло всю низкую палатку, как несколько недель тому назад в этот жаркий, августовский день это же тело наполняло грязный пруд по Смоленской дороге. Да, это было то самое тело, та самая chair a canon [мясо для пушек], вид которой еще тогда, как бы предсказывая теперешнее, возбудил в нем ужас.
В палатке было три стола. Два были заняты, на третий положили князя Андрея. Несколько времени его оставили одного, и он невольно увидал то, что делалось на других двух столах. На ближнем столе сидел татарин, вероятно, казак – по мундиру, брошенному подле. Четверо солдат держали его. Доктор в очках что то резал в его коричневой, мускулистой спине.
– Ух, ух, ух!.. – как будто хрюкал татарин, и вдруг, подняв кверху свое скуластое черное курносое лицо, оскалив белые зубы, начинал рваться, дергаться и визжат ь пронзительно звенящим, протяжным визгом. На другом столе, около которого толпилось много народа, на спине лежал большой, полный человек с закинутой назад головой (вьющиеся волоса, их цвет и форма головы показались странно знакомы князю Андрею). Несколько человек фельдшеров навалились на грудь этому человеку и держали его. Белая большая полная нога быстро и часто, не переставая, дергалась лихорадочными трепетаниями. Человек этот судорожно рыдал и захлебывался. Два доктора молча – один был бледен и дрожал – что то делали над другой, красной ногой этого человека. Управившись с татарином, на которого накинули шинель, доктор в очках, обтирая руки, подошел к князю Андрею. Он взглянул в лицо князя Андрея и поспешно отвернулся.
– Раздеть! Что стоите? – крикнул он сердито на фельдшеров.
Самое первое далекое детство вспомнилось князю Андрею, когда фельдшер торопившимися засученными руками расстегивал ему пуговицы и снимал с него платье. Доктор низко нагнулся над раной, ощупал ее и тяжело вздохнул. Потом он сделал знак кому то. И мучительная боль внутри живота заставила князя Андрея потерять сознание. Когда он очнулся, разбитые кости бедра были вынуты, клоки мяса отрезаны, и рана перевязана. Ему прыскали в лицо водою. Как только князь Андрей открыл глаза, доктор нагнулся над ним, молча поцеловал его в губы и поспешно отошел.
После перенесенного страдания князь Андрей чувствовал блаженство, давно не испытанное им. Все лучшие, счастливейшие минуты в его жизни, в особенности самое дальнее детство, когда его раздевали и клали в кроватку, когда няня, убаюкивая, пела над ним, когда, зарывшись головой в подушки, он чувствовал себя счастливым одним сознанием жизни, – представлялись его воображению даже не как прошедшее, а как действительность.
Около того раненого, очертания головы которого казались знакомыми князю Андрею, суетились доктора; его поднимали и успокоивали.
– Покажите мне… Ооооо! о! ооооо! – слышался его прерываемый рыданиями, испуганный и покорившийся страданию стон. Слушая эти стоны, князь Андрей хотел плакать. Оттого ли, что он без славы умирал, оттого ли, что жалко ему было расставаться с жизнью, от этих ли невозвратимых детских воспоминаний, оттого ли, что он страдал, что другие страдали и так жалостно перед ним стонал этот человек, но ему хотелось плакать детскими, добрыми, почти радостными слезами.
Раненому показали в сапоге с запекшейся кровью отрезанную ногу.
– О! Ооооо! – зарыдал он, как женщина. Доктор, стоявший перед раненым, загораживая его лицо, отошел.
– Боже мой! Что это? Зачем он здесь? – сказал себе князь Андрей.
В несчастном, рыдающем, обессилевшем человеке, которому только что отняли ногу, он узнал Анатоля Курагина. Анатоля держали на руках и предлагали ему воду в стакане, края которого он не мог поймать дрожащими, распухшими губами. Анатоль тяжело всхлипывал. «Да, это он; да, этот человек чем то близко и тяжело связан со мною, – думал князь Андрей, не понимая еще ясно того, что было перед ним. – В чем состоит связь этого человека с моим детством, с моею жизнью? – спрашивал он себя, не находя ответа. И вдруг новое, неожиданное воспоминание из мира детского, чистого и любовного, представилось князю Андрею. Он вспомнил Наташу такою, какою он видел ее в первый раз на бале 1810 года, с тонкой шеей и тонкими рукамис готовым на восторг, испуганным, счастливым лицом, и любовь и нежность к ней, еще живее и сильнее, чем когда либо, проснулись в его душе. Он вспомнил теперь ту связь, которая существовала между им и этим человеком, сквозь слезы, наполнявшие распухшие глаза, мутно смотревшим на него. Князь Андрей вспомнил все, и восторженная жалость и любовь к этому человеку наполнили его счастливое сердце.
Князь Андрей не мог удерживаться более и заплакал нежными, любовными слезами над людьми, над собой и над их и своими заблуждениями.
«Сострадание, любовь к братьям, к любящим, любовь к ненавидящим нас, любовь к врагам – да, та любовь, которую проповедовал бог на земле, которой меня учила княжна Марья и которой я не понимал; вот отчего мне жалко было жизни, вот оно то, что еще оставалось мне, ежели бы я был жив. Но теперь уже поздно. Я знаю это!»


Страшный вид поля сражения, покрытого трупами и ранеными, в соединении с тяжестью головы и с известиями об убитых и раненых двадцати знакомых генералах и с сознанием бессильности своей прежде сильной руки произвели неожиданное впечатление на Наполеона, который обыкновенно любил рассматривать убитых и раненых, испытывая тем свою душевную силу (как он думал). В этот день ужасный вид поля сражения победил ту душевную силу, в которой он полагал свою заслугу и величие. Он поспешно уехал с поля сражения и возвратился к Шевардинскому кургану. Желтый, опухлый, тяжелый, с мутными глазами, красным носом и охриплым голосом, он сидел на складном стуле, невольно прислушиваясь к звукам пальбы и не поднимая глаз. Он с болезненной тоской ожидал конца того дела, которого он считал себя причиной, но которого он не мог остановить. Личное человеческое чувство на короткое мгновение взяло верх над тем искусственным призраком жизни, которому он служил так долго. Он на себя переносил те страдания и ту смерть, которые он видел на поле сражения. Тяжесть головы и груди напоминала ему о возможности и для себя страданий и смерти. Он в эту минуту не хотел для себя ни Москвы, ни победы, ни славы. (Какой нужно было ему еще славы?) Одно, чего он желал теперь, – отдыха, спокойствия и свободы. Но когда он был на Семеновской высоте, начальник артиллерии предложил ему выставить несколько батарей на эти высоты, для того чтобы усилить огонь по столпившимся перед Князьковым русским войскам. Наполеон согласился и приказал привезти ему известие о том, какое действие произведут эти батареи.
Адъютант приехал сказать, что по приказанию императора двести орудий направлены на русских, но что русские все так же стоят.
– Наш огонь рядами вырывает их, а они стоят, – сказал адъютант.
– Ils en veulent encore!.. [Им еще хочется!..] – сказал Наполеон охриплым голосом.
– Sire? [Государь?] – повторил не расслушавший адъютант.
– Ils en veulent encore, – нахмурившись, прохрипел Наполеон осиплым голосом, – donnez leur en. [Еще хочется, ну и задайте им.]
И без его приказания делалось то, чего он хотел, и он распорядился только потому, что думал, что от него ждали приказания. И он опять перенесся в свой прежний искусственный мир призраков какого то величия, и опять (как та лошадь, ходящая на покатом колесе привода, воображает себе, что она что то делает для себя) он покорно стал исполнять ту жестокую, печальную и тяжелую, нечеловеческую роль, которая ему была предназначена.
И не на один только этот час и день были помрачены ум и совесть этого человека, тяжеле всех других участников этого дела носившего на себе всю тяжесть совершавшегося; но и никогда, до конца жизни, не мог понимать он ни добра, ни красоты, ни истины, ни значения своих поступков, которые были слишком противоположны добру и правде, слишком далеки от всего человеческого, для того чтобы он мог понимать их значение. Он не мог отречься от своих поступков, восхваляемых половиной света, и потому должен был отречься от правды и добра и всего человеческого.
Не в один только этот день, объезжая поле сражения, уложенное мертвыми и изувеченными людьми (как он думал, по его воле), он, глядя на этих людей, считал, сколько приходится русских на одного француза, и, обманывая себя, находил причины радоваться, что на одного француза приходилось пять русских. Не в один только этот день он писал в письме в Париж, что le champ de bataille a ete superbe [поле сражения было великолепно], потому что на нем было пятьдесят тысяч трупов; но и на острове Св. Елены, в тиши уединения, где он говорил, что он намерен был посвятить свои досуги изложению великих дел, которые он сделал, он писал:
«La guerre de Russie eut du etre la plus populaire des temps modernes: c'etait celle du bon sens et des vrais interets, celle du repos et de la securite de tous; elle etait purement pacifique et conservatrice.
C'etait pour la grande cause, la fin des hasards elle commencement de la securite. Un nouvel horizon, de nouveaux travaux allaient se derouler, tout plein du bien etre et de la prosperite de tous. Le systeme europeen se trouvait fonde; il n'etait plus question que de l'organiser.
Satisfait sur ces grands points et tranquille partout, j'aurais eu aussi mon congres et ma sainte alliance. Ce sont des idees qu'on m'a volees. Dans cette reunion de grands souverains, nous eussions traites de nos interets en famille et compte de clerc a maitre avec les peuples.
L'Europe n'eut bientot fait de la sorte veritablement qu'un meme peuple, et chacun, en voyageant partout, se fut trouve toujours dans la patrie commune. Il eut demande toutes les rivieres navigables pour tous, la communaute des mers, et que les grandes armees permanentes fussent reduites desormais a la seule garde des souverains.
De retour en France, au sein de la patrie, grande, forte, magnifique, tranquille, glorieuse, j'eusse proclame ses limites immuables; toute guerre future, purement defensive; tout agrandissement nouveau antinational. J'eusse associe mon fils a l'Empire; ma dictature eut fini, et son regne constitutionnel eut commence…
Paris eut ete la capitale du monde, et les Francais l'envie des nations!..
Mes loisirs ensuite et mes vieux jours eussent ete consacres, en compagnie de l'imperatrice et durant l'apprentissage royal de mon fils, a visiter lentement et en vrai couple campagnard, avec nos propres chevaux, tous les recoins de l'Empire, recevant les plaintes, redressant les torts, semant de toutes parts et partout les monuments et les bienfaits.
Русская война должна бы была быть самая популярная в новейшие времена: это была война здравого смысла и настоящих выгод, война спокойствия и безопасности всех; она была чисто миролюбивая и консервативная.
Это было для великой цели, для конца случайностей и для начала спокойствия. Новый горизонт, новые труды открывались бы, полные благосостояния и благоденствия всех. Система европейская была бы основана, вопрос заключался бы уже только в ее учреждении.
Удовлетворенный в этих великих вопросах и везде спокойный, я бы тоже имел свой конгресс и свой священный союз. Это мысли, которые у меня украли. В этом собрании великих государей мы обсуживали бы наши интересы семейно и считались бы с народами, как писец с хозяином.
Европа действительно скоро составила бы таким образом один и тот же народ, и всякий, путешествуя где бы то ни было, находился бы всегда в общей родине.
Я бы выговорил, чтобы все реки были судоходны для всех, чтобы море было общее, чтобы постоянные, большие армии были уменьшены единственно до гвардии государей и т.д.
Возвратясь во Францию, на родину, великую, сильную, великолепную, спокойную, славную, я провозгласил бы границы ее неизменными; всякую будущую войну защитительной; всякое новое распространение – антинациональным; я присоединил бы своего сына к правлению империей; мое диктаторство кончилось бы, в началось бы его конституционное правление…
Париж был бы столицей мира и французы предметом зависти всех наций!..
Потом мои досуги и последние дни были бы посвящены, с помощью императрицы и во время царственного воспитывания моего сына, на то, чтобы мало помалу посещать, как настоящая деревенская чета, на собственных лошадях, все уголки государства, принимая жалобы, устраняя несправедливости, рассевая во все стороны и везде здания и благодеяния.]
Он, предназначенный провидением на печальную, несвободную роль палача народов, уверял себя, что цель его поступков была благо народов и что он мог руководить судьбами миллионов и путем власти делать благодеяния!
«Des 400000 hommes qui passerent la Vistule, – писал он дальше о русской войне, – la moitie etait Autrichiens, Prussiens, Saxons, Polonais, Bavarois, Wurtembergeois, Mecklembourgeois, Espagnols, Italiens, Napolitains. L'armee imperiale, proprement dite, etait pour un tiers composee de Hollandais, Belges, habitants des bords du Rhin, Piemontais, Suisses, Genevois, Toscans, Romains, habitants de la 32 e division militaire, Breme, Hambourg, etc.; elle comptait a peine 140000 hommes parlant francais. L'expedition do Russie couta moins de 50000 hommes a la France actuelle; l'armee russe dans la retraite de Wilna a Moscou, dans les differentes batailles, a perdu quatre fois plus que l'armee francaise; l'incendie de Moscou a coute la vie a 100000 Russes, morts de froid et de misere dans les bois; enfin dans sa marche de Moscou a l'Oder, l'armee russe fut aussi atteinte par, l'intemperie de la saison; elle ne comptait a son arrivee a Wilna que 50000 hommes, et a Kalisch moins de 18000».
[Из 400000 человек, которые перешли Вислу, половина была австрийцы, пруссаки, саксонцы, поляки, баварцы, виртембергцы, мекленбургцы, испанцы, итальянцы и неаполитанцы. Императорская армия, собственно сказать, была на треть составлена из голландцев, бельгийцев, жителей берегов Рейна, пьемонтцев, швейцарцев, женевцев, тосканцев, римлян, жителей 32 й военной дивизии, Бремена, Гамбурга и т.д.; в ней едва ли было 140000 человек, говорящих по французски. Русская экспедиция стоила собственно Франции менее 50000 человек; русская армия в отступлении из Вильны в Москву в различных сражениях потеряла в четыре раза более, чем французская армия; пожар Москвы стоил жизни 100000 русских, умерших от холода и нищеты в лесах; наконец во время своего перехода от Москвы к Одеру русская армия тоже пострадала от суровости времени года; по приходе в Вильну она состояла только из 50000 людей, а в Калише менее 18000.]
Он воображал себе, что по его воле произошла война с Россией, и ужас совершившегося не поражал его душу. Он смело принимал на себя всю ответственность события, и его помраченный ум видел оправдание в том, что в числе сотен тысяч погибших людей было меньше французов, чем гессенцев и баварцев.


Несколько десятков тысяч человек лежало мертвыми в разных положениях и мундирах на полях и лугах, принадлежавших господам Давыдовым и казенным крестьянам, на тех полях и лугах, на которых сотни лет одновременно сбирали урожаи и пасли скот крестьяне деревень Бородина, Горок, Шевардина и Семеновского. На перевязочных пунктах на десятину места трава и земля были пропитаны кровью. Толпы раненых и нераненых разных команд людей, с испуганными лицами, с одной стороны брели назад к Можайску, с другой стороны – назад к Валуеву. Другие толпы, измученные и голодные, ведомые начальниками, шли вперед. Третьи стояли на местах и продолжали стрелять.