Шитиков, Евгений Петрович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Евгений Петрович Шитиков
Дата рождения:

18 февраля 1933(1933-02-18)

Место рождения:

Снегири, Истринский район, Московская область, РСФСР, СССР

Дата смерти:

19 июля 1994(1994-07-19) (61 год)

Место смерти:

Снегири, Истринский район, Московская область, Россия

Гражданство:

СССР СССР

Учёба:

МХПУ им. М. И. Калинина
МГХПА им. Строганова

Стиль:

графика, станковая графика, офорт, линогравюра, живопись

Евгений Петрович Шитиков (19331995) — советский художник, скульптор, график, живописец, реставратор и антиквар.



Биография

Родился 18 февраля 1933 года в посёлке Снегири Московской области.

С 1948 по 1953 год учился в Московском художественно-промышленном училище им. М. И. Калинина.

В 1954 году поступил в Строгановское училище на факультет монументально-декоративной скульптуры, закончив в 1959 году. Этот год и стал началом творческой карьеры художника.

С 1966 года член Союза художников СССР.

В 1968—1980 член правления МОСХ.

Творческий путь

В 1959 году художник начинает активную творческую работу в разных жанрах. Путешествовал по Советскому Союзу; с успехом практиковал фотографию, снимая как на обычную пленку 35 мм, так и на среднеформатную.

В 1964 году совершил творческую командировку на атомном ледоколе «Ленин» по Северному ледовитому океану; сделал серию фотографических работ, посвящённых Камчатке.

С 1965 года Шитиков активно начал работать в области графики, с помощью своего друга Виктора Пензина. Со временем интерес к графике перешёл в интерес к лубку; вместе с Пензиным организовал «Банду Лубочников». Дружит с художником Эдди Давидовичем Мосиэвым (1.10.1937, Испания, с 1939 г. в России. — 28.3.2012, Москва). Работал вместе с ним в родном доме Шитикова в Снегирях. Пробует себя в стихах и в прозе.

В 1982 году написал былину «Как Святогор свой меч добывал».

В 1983 году написал монументальную живописную работу «Святогор»[1]

В 1967 году начал собирать коллекцию антиквариата. Его интересы крайне обширны: открытки, мебель, иконы, ювелирные изделия. Шитиков посещал мастерские реставраторов, центр Грабаря, интересовался реставрацией старины.

В 1968 году познакомился с Савелием Ямщиковым, работавшим в отделе реставрации иконописи при Всероссийском реставрационном центре. Под впечатлением от фильма А. Тарковского «Андрей Рублёв», консультантом которого являлся С. Ямщиков, создал серию набросков об иконописце[2].

Напишите отзыв о статье "Шитиков, Евгений Петрович"

Примечания

  1. Эта картина Шитикова находится в розыске.
  2. Спустя 30 лет дочь художника Ольга Шитикова, работая в Третьяковской галерее, будет помогать в реставрации C. Ямщикову, продолжая дело своего отца.[archive.is/20120906234158/www.lgz.ru/archives/html_arch/lg052007/Polosy/8_2.htm Литературная газета «Рождественские дары»]


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Шитиков, Евгений Петрович

Через две недели после получения письма, вечером, приехали вперед люди князя Василья, а на другой день приехал и он сам с сыном.
Старик Болконский всегда был невысокого мнения о характере князя Василья, и тем более в последнее время, когда князь Василий в новые царствования при Павле и Александре далеко пошел в чинах и почестях. Теперь же, по намекам письма и маленькой княгини, он понял, в чем дело, и невысокое мнение о князе Василье перешло в душе князя Николая Андреича в чувство недоброжелательного презрения. Он постоянно фыркал, говоря про него. В тот день, как приехать князю Василью, князь Николай Андреич был особенно недоволен и не в духе. Оттого ли он был не в духе, что приезжал князь Василий, или оттого он был особенно недоволен приездом князя Василья, что был не в духе; но он был не в духе, и Тихон еще утром отсоветывал архитектору входить с докладом к князю.
– Слышите, как ходит, – сказал Тихон, обращая внимание архитектора на звуки шагов князя. – На всю пятку ступает – уж мы знаем…
Однако, как обыкновенно, в 9 м часу князь вышел гулять в своей бархатной шубке с собольим воротником и такой же шапке. Накануне выпал снег. Дорожка, по которой хаживал князь Николай Андреич к оранжерее, была расчищена, следы метлы виднелись на разметанном снегу, и лопата была воткнута в рыхлую насыпь снега, шедшую с обеих сторон дорожки. Князь прошел по оранжереям, по дворне и постройкам, нахмуренный и молчаливый.
– А проехать в санях можно? – спросил он провожавшего его до дома почтенного, похожего лицом и манерами на хозяина, управляющего.
– Глубок снег, ваше сиятельство. Я уже по прешпекту разметать велел.
Князь наклонил голову и подошел к крыльцу. «Слава тебе, Господи, – подумал управляющий, – пронеслась туча!»
– Проехать трудно было, ваше сиятельство, – прибавил управляющий. – Как слышно было, ваше сиятельство, что министр пожалует к вашему сиятельству?
Князь повернулся к управляющему и нахмуренными глазами уставился на него.
– Что? Министр? Какой министр? Кто велел? – заговорил он своим пронзительным, жестким голосом. – Для княжны, моей дочери, не расчистили, а для министра! У меня нет министров!
– Ваше сиятельство, я полагал…
– Ты полагал! – закричал князь, всё поспешнее и несвязнее выговаривая слова. – Ты полагал… Разбойники! прохвосты! Я тебя научу полагать, – и, подняв палку, он замахнулся ею на Алпатыча и ударил бы, ежели бы управляющий невольно не отклонился от удара. – Полагал! Прохвосты! – торопливо кричал он. Но, несмотря на то, что Алпатыч, сам испугавшийся своей дерзости – отклониться от удара, приблизился к князю, опустив перед ним покорно свою плешивую голову, или, может быть, именно от этого князь, продолжая кричать: «прохвосты! закидать дорогу!» не поднял другой раз палки и вбежал в комнаты.
Перед обедом княжна и m lle Bourienne, знавшие, что князь не в духе, стояли, ожидая его: m lle Bourienne с сияющим лицом, которое говорило: «Я ничего не знаю, я такая же, как и всегда», и княжна Марья – бледная, испуганная, с опущенными глазами. Тяжелее всего для княжны Марьи было то, что она знала, что в этих случаях надо поступать, как m lle Bourime, но не могла этого сделать. Ей казалось: «сделаю я так, как будто не замечаю, он подумает, что у меня нет к нему сочувствия; сделаю я так, что я сама скучна и не в духе, он скажет (как это и бывало), что я нос повесила», и т. п.
Князь взглянул на испуганное лицо дочери и фыркнул.